Теккерей Уильям Мейкпис - Дени Дюваль - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

О'Доннел Питер

Модести Блейз - 6. Серебряная воительница


 

На этой странице выложена электронная книга Модести Блейз - 6. Серебряная воительница автора, которого зовут О'Доннел Питер. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Модести Блейз - 6. Серебряная воительница или читать онлайн книгу О'Доннел Питер - Модести Блейз - 6. Серебряная воительница без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Модести Блейз - 6. Серебряная воительница равен 205.97 KB

Модести Блейз - 6. Серебряная воительница - О'Доннел Питер => скачать бесплатно электронную книгу



Модести Блейз - 6

Денис
Оригинал: “The Silver Mistress”
Аннотация
Питер О`Доннел (р. 1920) — современный английский писатель, признанный мастер остросюжетного романа. Большим успехом у читателей разных стран пользуется его сериал о приключениях бывшей главы международной организации контрабандистов Модести Блез и ее верного друга Вилли Гарвина. В романе «Серебряная воительница», в которых герои вновь включаются в рискованную игру, выиграть в которой им позволяют неистощимая изобретательность, выдержка и благородство.
Питер О`Доннел
Серебряная воительница
(Модести Блейз — 6)
Глава 1
Квинн задал себе прямой вопрос: не собирается ли он умереть по той простой причине, что ему надоело жить. Эта неожиданная мысль заставила заработать его сильно атрофировавшиеся мозги, и он буркнул:
— Жалкий трус.
Он кое-как уселся на карнизе, что образовывала в этом месте скала, и здоровой рукой откинул со лба спутанные волосы.
Голова сильно болела. Квинн знал, что получил сотрясение мозга. Период прояснения сознания вот-вот закончится. Вскоре реальность снова начнет тускнеть, расплываться, как происходило уже не раз после падения, и он будет лежать в ступоре, предаваясь грезам, а также воспоминаниям, от которых его не раз уже бросало в пот.
Примерно в шестистах футах под ним шумно заявляли о себе воды реки Тарн, устремлявшиеся по ущелью, чтобы рано или поздно влиться в Гаронну. Чуть выше над ним начиналась относительно ровная площадка. Именно там он стоял под бледным мартовским солнцем, любуясь стеной каньона напротив, глядя на темную воду реки, которая потратила миллионы лет, чтобы проделать дорогу во французских известняках. Квинн пытался ощутить нечто большее, нежели мрачное отчаяние, но даже старинная величественность ландшафта была бессильна помочь ему.
Он вспомнил, как повернулся, вскинул на спину рюкзак и хотел было двинуться дальше, но нога поехала по покрытому мхом камню. Он не помнил самого падения, только медленное выплывание из забытья, ощущение тошноты и удары молота, которым кто-то безжалостно орудовал в его голове. Это было три часа тому назад. Он следил за временем, поглядывая на наручные часы — когда в голове появлялась ясность. При падении он повредил левое запястье. Теперь оно распухло. Собственно, распухла вся рука — от локтя до кончиков пальцев. А может, это был перелом? Так или иначе, он снял часы из-за отека.
Квинн посмотрел на стрелки часов и понял, что уже половина четвертого. Не без труда он поднялся на колени и глянул вверх, на почти отвесные скалы, нависавшие над ним. Восемнадцать футов. Потом шли уступы, впадины, углубления. Жаль, что он не может забраться туда. Рука не подчинялась ему, а стоило подняться на ноги и попробовать двигаться, начинала кружиться голова, заставляя его садиться на место, чтобы не упасть еще раз.
Квинн огляделся. Карниз был в форме полумесяца. В том месте, где находился Квинн, его ширина достигала шести футов. И еще двадцать шагов в длину. Потом ничего. Двигаться можно только вверх. Но как преодолеть эти преграды, когда у тебя нарушена координация движений, а кроме того, нормально работает лишь одна рука?
Тут он подумал, не обманывает ли он себя, — может быть, у него просто отсутствует желание выбраться отсюда, ведь ему было сейчас странным образом все равно, что с ним станется.
Снова на него накатила волна полузабытья, а с ней какие-то галлюцинации из прошлого. В сотый раз он увидел, как по проходу самолета катится граната, чуть подпрыгивая, словно шарик рулетки, выбирающий себе номер-ячейку. Он услышал крики перепуганных пассажиров, отпрянувших от этого страшного предмета, старавшихся вжаться в кресла, исчезнуть. Он увидел, как человек с белым как мел лицом, рядом с которым сидели жена и маленькая дочка, прыгнул вперед в отчаянной попытке накрыть этот шар своим телом. Но граната, словно живая, увернулась, прыгнула под кресло и, прокатившись еще немного, издала свой душераздирающий клич смерти.
Квинн вздрогнул, очнулся и заметил, что он непроизвольно зажал руками уши. С подбородка стекали капли пота — но он дрожал от холода, словно осиновый лист. Квинн снова посмотрел на часы. Четыре часа. Вскоре начнет темнеть, а кроме того, холодать. В его рюкзаке были непромокаемое пальто, плитка шоколада, а также термос с кофе, но от удара он треснул, и кофе вытек. Да, для выживания маловато, мрачно подумал Квинн. Ну, скажем, эту ночь он выдержит, но, похоже, вторая ночевка на холоде сделает свое черное дело.
До Квинна вдруг дошло, что бессмысленно и пытаться вскарабкаться наверх, даже если бы это ему и удалось, потому как он сейчас не на той стороне ущелья. Тут нет дороги, только извилистая узкая тропка, которая, то поднимаясь, то уходя вниз, проходила через ущелья и лощины, выходившие к каньону. На противоположной стороне этой тропинки шла каменная россыпь, потом полоса елей, через которую он проходил. За деревьями начиналась безлюдная и засушливая территория — Косс-де-Межан, и там было так плохо с водой, что те немногие овцы, что паслись в тех краях, выработали привычку обходиться без воды очень подолгу, почти как верблюды в пустыне. Можно было пройти десять миль и не встретить ни души, кроме старика пастуха с женой, единственных жителей заброшенной деревеньки, где когда-то жило несколько десятков крестьян.
Шоссе на северной стороне ущелья, по дну которого бежал Тарн, было примерно в тысяче ярдов от того места, где сейчас находился Квинн. Он даже видел отсюда небольшой отрезок дороги — крутой поворот ярдов в сто. Дважды до этого Квинн начинал махать платком, увидев в одном случае легковушку, а в другом грузовик, но за те десять секунд, что он их видел, и с такого расстояния было просто нелепо надеяться, что на него обратят внимание.
Сел ты в лужу, дружище Квинн, мрачно пошутил он про себя. В лужу из дерьма. Так что лучше не барахтаться. А скушать шоколадку. Очень полезно, как и шпинат. Заряжает энергией. Он начал рыться в рюкзаке и вдруг увидел, как небольшой фургончик, вроде бы «дормобил», начал подъем по излучине шоссе, но затем вдруг остановился. Из него выбрались два пингвина. Квинн обдумал увиденное, потом кивнул головой. Все правильно. Это монахини. Сестры во Христе. Благослови их Господь. Всевышний не оставляет старого доброго Квинна. Ну, сестрички, посмотрите на меня, а я вам помашу платочком.
Он начал размахивать платком — три коротких, три длинных взмаха, глядя на белые овалы лиц в черном обрамлении апостольников. «Пингвины» медленно двинулись по шоссе, потом остановились, похоже, обменявшись какими-то репликами, после чего один из них показал рукой на шоссе. Они двинулись дальше, остановились, потом повернулись и засеменили назад к машине. Там они застыли в каком-то непонятном ожидании, не глядя в сторону Квинна.
У Квинна заломило руку, а голова снова затуманилась. Он уронил руку с платком и подумал без горечи, что чудо сегодня, видать, не состоится. Потом возвел очи горе и, пожав плечами, тихо произнес: «Как вам будет угодно, ваше небесное величество».
Он откусил кусок шоколада и посмотрел на фигурки в черном. В горле пересохло, во рту был привкус желчи. Затем перед глазами Квинна поплыли круги, после чего он впал в забытье.
Младшая и более миловидная из двух монахинь подошла к когда-то белым камням, окаймлявшим внешнюю часть дороги, за которой начинался почти отвесный обрыв, спускавшийся к реке. Ее спутница стояла у машины. Ей было лет тридцать пять. У нее был свежий цвет лица, но черты отличались грубоватостью и резко выделялся большой нос с горбинкой. Младшая монахиня посмотрела на уходящую вверх дорогу, потом на каменную стену с внутренней стороны шоссе. Она фыркнула и сказала:
— Пора бы им дать о себе знать. Надоело околачиваться тут целый день. Черт бы их всех побрал!
Она говорила с чуть гнусавыми интонациями жительницы Ливерпуля, усиленными носовым американским выговором.
Вторая монахиня недовольно посмотрела на нее.
— Я больше не буду повторять тебе одно и то же, Ангел. — В ее выговоре чувствовался шотландский акцент. — Когда мы монахини, то должны изъясняться как монахини, даже друг с другом. И молодой особе не к лицу такие грубые выражения.
Первая монахиня злобно усмехнулась:
— Ну а пристало ли молодой особе содержать бордель в Новом Орлеане?
— Какой у тебя сегодня злой язычок, Ангел. Если мне и приходилось оказывать определенные услуги местным джентльменам, то, поверь, это была лишь профессиональная необходимость. Не я создала этот мир таким, каков он есть, и мы все должны делать то, что в наших силах.
— Жаль, уважаемая мадам не оказывала лично некоторые из услуг, о которых просили джентльмены.
— Сейчас не время обсуждать это, милочка, — сухо возразила старшая монахиня. — Тогда ты, кстати, счастлива была получить работу, да к тому же это дело далекого прошлого. Скажи спасибо, что там я выбрала именно тебя, когда мне предложили столь интересное новое занятие…
— Просто только у меня одной хватило смелости, — не сдавалась младшая монахиня. — Разве Мейзи или Жаклин или кто-то еще смогли бы так поработать бритвой или фортепьянной струной? А кроме того, есть у меня подозрение, что ты у нас с фокусами и возжелаешь маленького Ангелочка… — Младшая монахиня улыбнулась, словно шкодливый ребенок.
Губы старшей монахини вытянулись в тонкую линию.
— У тебя на уме одни гадости, Ангелина, — сухо произнесла она. — Полагаю, об этом следует поставить в известность мистера Секстона.
Это произвело отрезвляющее воздействие на хорошенькую монахиню. Она поняла, что зашла слишком далеко. Клару трудно вывести из себя, подумала она, но когда старая стерва начинает называть тебя Ангелиной, это верный знак того, что она недовольна. А когда Клара недовольна, от нее можно ожидать чего угодно. В глазах младшей монахини погасли злобные огоньки и, напротив, появилось нечто похожее на раскаяние.
— Ну что ты, Клара, я пошутила, честное слово. Просто, когда начинается дело, я возбуждаюсь и несу сама не знаю что. Ты же прекрасно все понимаешь. Не говори ничего мистеру Секстону. А то в прошлый раз это было что-то кошмарное…
Она осеклась, и они обе обернулись, услышав слабый звук. На шоссе с высокого скалистого обрыва спрыгнул человек. На нем были темные брюки и блейзер, желтая рубашка и черный галстук. На груди болтался бинокль. Он был широкоплеч, высок — почти шесть футов — и двигался быстро и энергично. Казалось, ноги его едва касаются земли. Его квадратное лицо со светло-голубыми глазами было обрамлено золотистым ореолом волос и бороды. Он прямо-таки излучал энергию и казался человеком из какого-то иного, ушедшего в прошлое мира. Если бы его нарядить в латы и вооружить мечом, в нем бы признали Ричарда Львиное Сердце.
— А вот и мистер Секстон, — сказала Клара.
Любопытно, что все, даже его начальство, величали этого человека не иначе как мистер Секстон. Человек улыбнулся и кивнул. Он только что прошел милю по камням, преодолевая подъемы и спускаясь в лощины, но дыхание у него оставалось нормальным.
— А вот и вы, дорогие дамы, — весело отозвался мистер Секстон. — Машина направляется сюда и будет на месте минут через пять… Вы готовы?
— Конечно, мистер Секстон, — сказала Клара. — Никаких изменений в плане?
— Нет, миссис Мактурк. Вам с Ангелом поручена начальная стадия. Я же буду оставаться в тени, пока не настанет мой черед.
— Отлично, мистер Секстон. Но я полагаю, мы прекрасно справимся вдвоем. Наша барышня хорошо владеет струной…
— Я не сомневаюсь в вас обеих, — сказал человек и улыбнулся. — Но если вы позволите Ангелу пустить в ход струну, то я буду вами очень недоволен. А вы вряд ли получите удовольствие от наказания, которое не заставит себя ждать.
Ангел хихикнула. Щеки Клары несколько утратили свою приятную свежесть.
— Вы напрасно говорите о наказании, мистер Секстон, пока что я никому не давала повода к недовольству. Это просто предложение…
— В таком случае поскорее забудьте его, миссис Мактурк. Это серьезная операция, и у нас есть четкие инструкции.
Он подошел к каменной стене, ухватился за край выступа в восьми футах от земли, подтянулся без видимых усилий и исчез из поля зрения монахинь.
Ангел вернулась к «дормобилу», вытащила из машины домкрат, прислонила его к колесу и сказала:
— Ненавижу этого мерзавца. От него прямо хочется сдохнуть на месте.
Вдалеке, за десятком поворотов горного серпантина, серый «Пежо-504» уверенно продвигался вперед. Сэр Джеральд Таррант, сидевший на заднем сиденье, зевнул. Он был усталым, но довольным. Он устал, потому что провел трудную неделю в Брюсселе, председательствуя на сессии координационного комитета по разведке при НАТО, а теперь уже восемь часов ехал по французским дорогам. Он был доволен, потому что через двадцать минут должен был оказаться в «Оберж дю Тарн», в маленькой гостинице над рекой неподалеку от Ла-Мален, где его ждала Модести Блейз.
В течение четырех дней он будет только гулять, ловить рыбу, а вечерами, возможно, проигрывать ей небольшие суммы в безик. Он давно уже ничего так сильно не ждал, как этих каникул с Модести. Ее общество оказывало на него поистине благотворное и умиротворяющее воздействие. Это, впрочем, было парадоксом. Те, кто знал Модести исключительно по ее делам, и не подумали бы применить эпитет «умиротворяющее» к чему бы то ни было, связанному с ней. Таррант подумал, что если ему очень повезет, то, глядишь, он сумеет разговорить ее и услышит пару историй из ее прошлого. Впрочем, на успех тут надеяться не приходилось.
Ни Модести Блейз, ни ее друг и соратник Вилли Гарвин не горели желанием делиться воспоминаниями о прошлом. Ни о том прошлом, когда они возглавляли международную преступную организацию Сеть, ни о событиях, случившихся после того, как они отошли от прежних дел и время от времени помогали Тарранту, поскольку опасное существование стало для них чем-то вроде наркотика.
Таррант вдруг загрустил. Рано или поздно они отправятся на очередное дело и не вернутся. Это казалось ему чем-то неизбежным, и за последнее время они дважды лишь чудом брали верх в ситуациях, когда победа казалась просто невозможна. Его мало утешало то обстоятельство, что их последняя роковая операция не будет задумана им, Таррантом, ибо вот уже довольно долго он наотрез отказывался вовлекать их в какие-либо активные действия. Но он понимал, что скорее всего это случится даже не по их инициативе. Просто они и беда были неразрывно связаны. Неприятности сами находили эту пару.
Таррант потеребил свой седеющий ус и вздохнул. Он постарался отогнать грустные мысли и стал смотреть на водителя, плечи которого ритмично покачивались, когда он крутил руль то вправо, то влево на многочисленных поворотах.
— Вам ясно, что вы будете делать, Рейли, когда довезете меня? — спросил он.
— Да, сэр, — кивнул рыжеволосый водитель. — Я доезжаю до Миллау, останавливаюсь в «Содерне» и жду два дня, пока со мной не вступит в контакт мистер Клейтон. Если он не появится, то я связываюсь с конторой и жду указаний. Код «март», вариация номер шесть.
— Отлично. — Таррант снова откинулся на спинку сиденья. Рейли был его шофером уже два года и проявил себя хорошим курьером. Ему показалось, что за их долгую поездку Рейли что-то необычно много молчал. Не то чтобы шофер отличался болтливостью, но он всегда был готов включиться минут на пять и поговорить о разных пустяках. Рейли обладал удивительным чутьем и знал, когда шеф хочет помолчать. — Что-то не так? — спросил его Таррант.
Рейли чуть вздрогнул, потом покачал головой.
— Нет, со мной все в порядке. А почему вы спросили?
— Просто вы сегодня все больше помалкиваете.
— Я решил, что после той недели в Брюсселе вам есть о чем поразмыслить, сэр. Не хочется вас попусту беспокоить.
Тут Таррант сообразил, что его затянувшееся молчание от самого Невера, возможно, дало понять Рейли, что шеф не желает, чтобы его развлекали разговорами. Но думал он не о Брюсселе, а о предстоящих каникулах.
Идею провести вместе несколько дней Тарранту и Модести предложил Вилли Гарвин. Это случилось две недели назад, когда Модести пригласила Тарранта на обед в свой пентхауз, который выходил на Гайд-парк. Она тогда сказала, что у Тарранта очень усталый вид.
— Вот что я скажу, Принцесса, — произнес Вилли, наливая вина Тарранту. — Ты же решила побыть пару недель на Тарне. Почему бы не уговорить сэра Джи завернуть туда на пару деньков. Ему это пойдет на пользу.
Таррант помнил, какие приятные надежды затеплились в нем, когда Модести чуть подняла брови и улыбнулась.
Тогда на ней было длинное синее шелковое платье в тон ее глазам. Оно, правда, закрывало великолепные плечи, но отлично подчеркивало ее изящную шею. Ее черные волосы были собраны в шиньон «по-взрослому», как отмечал про себя Таррант. Когда же она распускала их, закрепляя на затылке или над ушами, она делалась похожей на подростка.
— Неплохая идея, Вилли, — сказала она. — Но сэр Джеральд у нас — Очень Важное Лицо и вряд ли может отправиться на уик-энд в обществе женщины столь сомнительной репутации.
— Вы будете там одни? — спросил Таррант Модести. — Или с кем-то еще?
— Ну, Вилли отправляется на ферму своей титулованной знакомой — в Бэкингемшире.
— Леди Джанет?
— Да, это его большая подруга. Очень симпатичная. Он такой и не заслуживает. Ну, так что же, сэр Джеральд? я хочу пожить в маленькой гостинице на Тарне. Готовы рискнуть вашей репутацией?
— Скорее возникает вопрос, готовы ли вы рискнуть вашей репутацией в глазах хозяина отеля?
— Хозяйки. Если что и удивит мадам Мартин, так это отдельные номера для нас с вами. Она весьма романтическая особа.
— Я полагаю, она примет во внимание мои немолодые годы.
— Солидный поклонник — это давняя французская традиция, сэр Джеральд.
— Я лучше притворюсь вашим дядюшкой, — усмехнулся Таррант.
— Вы действительно хотите меня навестить? Но там ничего интересного не предвидится. Я буду просто тихо гулять, бездельничать, смотреть на реку…
— Осторожнее, сэр Джи, — хмыкнул Вилли. — Когда Принцесса собирается тихо гулять, это означает бродить по горам и долам, без еды и питья, без обуви, без одеяла, словно кочевник в пустыне, который сбился с пути.

Модести Блейз - 6. Серебряная воительница - О'Доннел Питер => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Модести Блейз - 6. Серебряная воительница на этом сайте нельзя.
 Кукушонок, принц с нашего двора http://litkafe.ru/writer/11393/books/46012/sharov_aleksandr/kukushonok_prints_s_nashego_dvora