Андерсон Натали - Цветы судьбы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Соловьев Антон

Восставший против Неба


 

На этой странице выложена электронная книга Восставший против Неба автора, которого зовут Соловьев Антон. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Восставший против Неба или читать онлайн книгу Соловьев Антон - Восставший против Неба без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Восставший против Неба равен 262.61 KB

Восставший против Неба - Соловьев Антон => скачать бесплатно электронную книгу




«Воставший против Неба»: Эксмо; Москва; 2006
ISBN 5-699-16052-3
Аннотация
В этом мире все вывернуто наизнанку. Стоит произнести слово «солнце», и тебя сожгут на костре как еретика. Здесь выражение «попадёшь на небо» равносильно пожеланию адских мук. По дорогам этого странного мира бредёт нищий певец, обладающий необычным даром — с помощью своих песен он может видеть истинное небо и его светила. Он живёт одним днём и пока не знает, что его жизнь скоро изменится. Его враги станут друзьями, а дорогу к спасению укажет слепая девушка. Но на этом пути его ожидают смертельные опасности, встречи с разбойниками и столкновения со слугами Бездны…
Антон СОЛОВЬЕВ
ВОССТАВШИЙ ПРОТИВ НЕБА
О небо! К подлецам щедра твоя рука:
Им — бани, мельницы и влага родника;
А кто душою чист, тому лишь корка хлеба.
Такое небо — тьфу! Не стоит и плевка.
Омар Хайям (Перевод О. Румбера)
На каменной стене заплясал солнечный зайчик. Сидящий за столом человек улыбнулся. В этом странном месте всё было не так, как в нормальном мире. Над одиноко стоящей башней днём светило солнце, а вечером появлялась луна в окружении звёзд. Здесь всё было не так, как под Небом. При мысли о Небе улыбка пропала с лица человека. Он тряхнул гривой пепельных волос и поплотнее закутался в темно-зелёный плащ.
Солнечный зайчик продолжал плясать на стене. В окно влетел ворон и уселся перед человеком. Птица стала важно прохаживаться по столу.
— Поди прочь! — сказал человек и взмахом прогнал птицу.
Презрительно каркнув, ворон вылетел в окно башни.
Человек с пепельными волосами продолжал наблюдать за солнечным зайчиком. Зайчик то на время исчезал, то снова появлялся. Затем он увеличился в размерах и стал при обретать очертания человека.
— Помоги мне! — в комнате еле слышно прозвучал голос.
— Я и так стараюсь! — вздохнул человек.
Его кулаки сжались, он весь напрягся. Губы зашептали что-то на странном певучем и одновременно шипящем языке. Солнечный зайчик, похожий очертаниями на человека, на секунду пропал, а затем… Затем на стуле появилось странное существо. Внешне оно было похоже на человека. Только кожа его светилась неярким белым светом, а за его спиной были огромные белые крылья.
— Еле прорвался!
— Я ждал тебя, вестник. Долго. — Человек с пепельными волосами вздохнул.
— Ты знал, что тебя не оставят без помощи.
— Я верил.
— Помощь близка.
— Чтобы снаружи прорвать завесу Неба, не хватит и целой армии бессмертных, — человек с пепельными волосами усмехнулся.
— Иногда все может изменить один человек. — Голос вестника был похож на звон стекла.
— Человек?
— И да и нет.
— Что это значит?
— Ты поймёшь, когда увидишь его. Он уже родился под Небом. Когда он вырастет, то должен прийти к тебе.
— Но как он найдёт меня?
— Найди человека, который долго не уходит с одного места, и перепоручи родившегося его заботам. Он и укажет дорогу к тебе.
— Ты же знаешь, что я не могу покинуть башню. Я сдерживаю здесь Небо.
— Я думаю, что ничего страшного не случится, если ты покинешь башню на несколько часов.
— Может, и не случится. А может…
— Дело того стоит. Я сообщу тебе приметы, по которым его можно будет в будущем узнать.
Голос вестника ещё долго звенел в башне. Человек с пепельными волосами молча слушал. Затем вестник исчез, а на стене ещё несколько мгновений играл солнечный зайчик.
Человек с пепельными волосами вздохнул, поднялся со стула, прошёл несколько шагов по комнате и исчез.
ГЛАВА I
Тильво спустился с холма и побрёл к хутору. Хуторяне народ зажиточный, не то что деревенские. На ночлег пустить скорее всего пустят, но ведь петь до упаду запросто могут заставить. Хотя кто их под Небом разберёт, этих хозяев? Каждый волен пускать или нет по своему усмотрению, и нет никакой поблажки для бродячего люда.
Тильво прошёл вдоль забора и постучался в калитку.
— Кто здесь? — спросил женский голос.
— Я Тильво, странствующий рыцарь и певец.
— И что же вам здесь надо, сударь?
— Я ищу ночлег.
— Моя родня ещё не вернулась, а без них я не могу решать.
Тильво ударил по струнам. По округе разнёсся призывный звон дайлы. Затем зазвучал пронзительный голос певца.
— Я вас пушу, сударь. Только успокою собак.
Певец продолжал играть.
— А вот и я, — снова раздался женский голосок. — Сейчас отодвину щеколду.
Девушка впустила незнакомца внутрь.
— Вы можете завести своего коня.
— У меня нет коня, я путешествую пешком.
— Но вы же рыцарь.
— Да, я рыцарь, но коня у меня нет. Только дайла и меч. Хотя это тоже немало.
— О сударь, как бы мне хотелось на вас взглянуть. На меч, на дайлу, заглянуть в ваше лицо.
— Так кто же вам мешает?
— Я от рождения слепа.
Небо давно уже покрылось вечерними багрово-фиолетовыми разводами и начало темнеть, когда Гильен вместе с тремя своими сыновьями вернулся домой с дальнего покоса… Дома что-то было не так. Дочка обычно со всех ног кидалась, чтобы отпереть дверной засов. А нынче она даже не торопится. Может, прикорнула за своей пряжей? Гильен постучал ещё раз. Скрипнула дверь, раздались лёгкие шаги, и он услышал самые необычные в его доме звуки — весёлый смех дочери и треньканье струн дайлы.
По дому разносились слова старой как Небо песни: «Служанку рыцарь полюбил».
— Папа, у нас дома певец, — радостно улыбалась Лайла, дочь Гильена.
— Дочка, я же тебя неоднократно предупреждал, чтобы ты не открывала дверь кому попало. По округе то и дело шатаются всякие разгильдяи и оборванцы, которым дай только срок…
— Ах, папочка, это не просто обычный певец, а странствующий рыцарь. Тем более меня могли защитить собаки.
— Он рыцарь? — Гильен не выдержал и заглянул из сеней в гостиную. — Если этот оборванец рыцарь, то я сам Сын Неба.
В углу гостиной сидел худощавый длинноволосый парень и наигрывал нехитрый мотив на дайле. На певце были латаные-перелатаные штаны и рубаха, застиранная до того, что было трудно определить, какого она была первоначально цвета. На ногах он носил сбитые, давно потерявшие первозданный блеск сапоги.
— Тильво Лаэрн к вашим услугам, — сказал певец, привстав со скамейки и тряхнув гривой нечёсаных волос.
— Рыцарь, говоришь. По мне, так ты больше похож на бродячего музыканта, чем на благородного господина.
Тильво демонстративно взял с лавки свою перевязь с мечом.
— И можешь не трясти здесь своим клинком. Оружие носят не только господа, но и всякий сброд с большой дороги. И у меня нет уверенности, что ты…
— Папа, прекрати! — Лицо Лайлы стала пунцовым, она моргала своими не видящими с самого рождения глазами, губы превратились в тоненькую ниточку. Лайла была готова расплакаться. — Не обижай певца. Он и так уже охрип от песен, пытаясь меня хоть чуть-чуть развеселить.
— Ладно, дочка, будь по-твоему. Эй, как там тебя, есть будешь?
— Ваша дочка была так щедра, что угостила меня краюхой хлеба.
— Да, не скажешь, что тебе всегда удаётся досыта поесть. Мы люди простые, И еда у нас простая. Бобы да кусок солонины. Но ты, наверное, и этому будешь рад.
Тем временем младший из трех сыновей уже вовсю гремел горшками на кухне. Певец отложил в сторону дайлу и стал внимательно разглядывать своих новых знакомых.
Гильен был коренаст и широкоплеч. Длинная окладистая борода мешала определить его возраст. Однако, судя по закравшейся в бороду седине, было ему никак не меньше пятидесяти. Сыновья были под стать отцу, коренастые и широкоплечие. Старший носил небольшую бородку, а у среднего был юношеский пушок. Самый младший из сыновей, тот самый, что отправился на кухню, и вовсе был безбород.
Когда хуторяне сели за стол в гостиной, певец решил тоже устроиться на скамье, однако с опаской поглядел на главу семьи.
— Садись, садись, Тильво, мы люди небогатые, зато не жадные. Раздели с нами трапезу.
Перед тем как усесться за стол, все, включая Тильво и даже слепую Лайлу, проделали нехитрый ритуал: подняли раскрытые ладони на уровень лица и трижды нестройным хором провозгласили: «Хвала Небу!» — после чего все принялись за еду.
Если бы Лайла могла видеть, как ест Тильво, то она поразилась бы его отнюдь не рыцарским манерам. Тем временем Гильен задавал певцу вопросы.
— Расскажи нам, Тильво, где ты бывал и что видал.
— Бывал я в разных местах, гостил во многих городах. По дороге голодал, иногда и бит бывал. Что заработал песней, сразу проедал.
— Складно врёшь, — усмехнулся Гильен.
— А куда же ты теперь? — совершенно серьёзным тоном спросила Лайла.
— Известно куда, в Терик. Самое хлебное место наша столица.
— И тебе не страшно путешествовать в одиночку? — не унималась Лайла.
— Со мной мой верный меч, — Тильво погладил рукоять лежащего рядом на лавке меча.
— А ты хоть обращаться с ним умеешь? — спросил средний сын.
— Ясное дело, — гордо ответил Тильво. — Я же рыцарь.
— Тебя небось по пьяни какой-нибудь господин посвятил в рыцари, ты теперь и хвалишься всем, — усмехнулся старший сын.
— Дело было не совсем так, — начал запинаться Тильво. — Меня посвятили в рыцари за песню.
— Эх, Тильво, Тильво, — покачал головой Гильен. — Иной раз без меча безопасней путешествовать, да тебе виднее. Лучше спой.
Тильво взял в руки дайлу, и полилась музыка, то спокойная, как маленький ручеёк, то резвая, как горный поток. Тильво знал наизусть десятки песен, которые с успехом мог распевать как в таверне, так и в замке благородного господина. Хозяин слушал, чуть посмеиваясь, сыновья больше с вниманием, а Лайла улыбалась.
Наконец Гильен жестом остановил музыканта и сказал, что пора спать. Завтра снова придётся ни свет ни заря вставать.
— Хозяйки в доме нет, — сокрушался Гильен. — Умерла моя жёнушка, когда по округе мор ходил. А девчушка моя, вишь, слепая уродилась. Я на Небо не ропщу, как оно рассудило, так и есть. А посему давай спать. Ты уж не обижайся, дом у меня небольшой, в сарае положу. Но там сено, не замёрзнешь, поди. Пошли, что ли.
И Гильен повёл Тильво в сарай.
— А всё-таки ты молодец, что дочку отвлёк, она хоть заулыбалась чуть-чуть. А то сидит одна-одинёшенька целый день со своей пряжей. Так что спасибо тебе, певец.
Разбудили Тильво, когда Небо едва начало светлеть.
С трудом продрав глаза, он обнаружил, что спит в сухом и относительно теплом месте, и это сразу прибавило сил.
— Вот что. Мы на работу идём, а ты ступай своей дорогой. Вот тебе краюха хлеба, вот тебе яблок.
— И ещё заглянешь к нам? — спросила Лайла.
— Непременно, — соврал певец.
Тильво стоял на пороге дома вместе с хозяином. Небо сегодня было явно не в духе. Оно светилось то темно-фиолетовым, то темно-зелёным, и по нему, словно в омуте пруда от лёгкого ветерка, пробегала рябь. В некоторых местах оно вздыбливалось, а потом расходилось и вновь становилось гладким.
Тильво быстро зашагал по дороге, и хутор, плавно отдаляясь, вскоре превратился в маленькую точку. Тильво спешил не потому, что ему хотелось поскорее покинуть это место, просто впереди лежала долгая дорога в никуда. Ближайшая цель у него, конечно, была. Он хотел добраться до Терика и, если повезёт, немного подзаработать. Город большой, и богатых людей с их многочисленными пирами там немало.
Тильво шагал вперёд. Дорога вилась вдоль холмов, заросших негустым подлеском. Погода с утра была тёплой, певец скоро снял плащ и, аккуратно сложив, убрал в заплечный мешок. Было очень тихо, только где-то в подлеске робко щебетали птицы. Дорога впереди и позади выглядела абсолютно пустой. Но Тильво постоянно чувствовал чьё-то незримое присутствие. И он уже давно догадывался, кто за ним наблюдал. Небо страшное и безмолвное чудовище — всегда было с ним, куда бы он ни шёл, и что бы ни делал. Оно внимательно приглядывало за ним, думало, строило какие-то непостижимые для человеческого ума планы. Яркие, кричащие цвета над головой, иногда странным образом складывающиеся в зловещие образы, затмевали собой красоту природы. Но помимо Неба за Тильво следил кое-кто ещё. На пороге своего дома стояла девушка и смотрела своими незрячими глазами вслед певцу.
Тильво остановился и погрозил Небу кулаком, но оно пока осталось равнодушным к этому жесту.
Следующую ночь Тильво встретил у маленького костерка, кутаясь в плащ. Огонь не столько согревал, сколько давал свет и какое-то подобие уюта. С рассветом пришёл туман, И плащ Тильво отяжелел от сырости. Всё вокруг было серым: серый туман, серо-чёрные очертания деревьев и серое с красными проблесками Небо.
К тому времени как Небо в очередной раз стало темнеть, Тильво добрался до какой-то небольшой деревушки. Постучавшись в два-три дома, здесь можно было найти себе приют на ночь. Но недалеко от деревушки возвышались стены замка. А это, если повезёт, означало не только еду и ночлег, но ещё и какую-нибудь плату.
Мост был опущен, но дверь караулки заперта. Тильво постучал в смотровое окно. Ему тут же открыл стражник.
— Тебе чего, оборванец?
— Я певец, — несколько обиженным тоном сказал Тильво.
— Певец — другое дело, — ухмыльнулся стражник. — Наш хозяин страсть как любит всяких бродячих циркачей и певцов. Но чем ты докажешь, что певец?
Тильво устало сбросил с плеча упрятанную в чехол дайлу. А дайла у Тильво была просто замечательная. Её сделали из чёрного дерева, а таких деревьев, говорят, уже больше не осталось в мире. Может быть, даже эта дайла была сделана из последнего чёрного дерева. Когда Тильво увидел её в руках старого мастера, то он полюбил её с первого взгляда. Инструмент выглядел явно ему не по карману. Тогда он взял дайлу и решил хоть один раз в жизни сыграть на ней. Но старика так восхитила игра Тильво, что он просто подарил её певцу. А свою первую дайлу, которая была у него до этого, Тильво подарил бедному мальчишке в том же городе. «Пусть на этой земле будет на одного певца больше», решил тогда он.
Тильво заиграл незамысловатую мелодию, и тут же лязгнул железный засов на калитке.
— Проходи, певец, — сказал седоусый стражник Тильво. — А ты, — обратился к молодому напарнику, сбегай доложи. Присядь пока, отдохни, — старый стражник изобразил подобие доброй улыбки. — Сыграл бы ещё что-нибудь. Я тоже страсть как люблю песни.
— Что сыграть то?
— «Служанку рыцарь полюбил».
— Ох, — вздохнул Тильво, коснувшись пальцами струн.
Не успел он допеть последний куплет песни, как вернулся второй стражник и жестом пригласил певца следовать за ним.
Тильво в сопровождении стражника прошёл по внутреннему двору, поднялся по ступенькам и прошёл длинным коридором-галереей, стены которого покрывали выцветшие от времени знамёна и гобелены. Чем ближе они приближались к пиршественному залу, тем громче становились смех и голоса. Стражник остановился у входа в зал и сказал:
— Ну, входи, чего стоишь.
Зал был освещён множеством факелов. Отблески пламени переливались на развешанных по стенам доспехах и оружии. Когда певец вошёл в круг света, пирующие немного поутихли.
Тильво сразу распознал хозяина замка. Он сидел в конце длинного стола, заставленного огромным количеством блюд и кувшинов. Увидев такое обилие еды, певец сглотнул голодную слюну и обратился взором к хозяину. Не разрешит ли он при соединиться к трапезе? Но хозяин, который своим круглым лицом больше походил на булочника, лишь небрежно махнул рукой:
— Можешь начинать, певец.
И Тильво заиграл. Он сразу почувствовал, что хотят услышать собравшиеся в зале. Сначала он спел несколько известных везде кабацких песен. Затем затянул длинную и очень нудную, как ему самому казалось, балладу «Рыцарь Освольд и волшебный кубок». Пирующие хорошо знали её и слушали вполуха, переговариваясь друг с другом. Наконец хозяин жестом остановил певца и, подозвав слугу, велел подать певцу чашу вина.
Тильво ничего не ел с самого утра, когда дожевал остатки краюхи хлеба и последнее яблоко, поэтому вино мгновенно ударило ему в голову. Осушив внушительных размеров серебряную чашу, он поклонился и по обычаю произнёс: «Спасибо хозяину за вино, за кров над головой и что не выгнал меня долой». Хозяин улыбнулся, что тоже было частью ритуала. А затем Тильво совершенно не к месту сказал: «И за чашу спасибо». Улыбка мгновенно пропала с лица хозяина, потому как после таких слов чашу он больше не увидит. Зал окутала тишина; пока чей-то пьяный голос не произнёс: «За щедрость хозяина пьём!»
Пирующие ответили восторженными возгласами, и лишь хозяин улыбался через силу, жалея о чаше.
Тильво счёл за лучшее убраться из замка. Господа такие шутки редко забывают. Так что пока не отняли подарок, нужно было искать ночлег в другом месте.
Уже почти стемнело, когда Тильво вышел из ворот замка и побрёл вдоль опушки леса куда глаза глядят. Неожиданно среди деревьев певец заметил отблески костра. Кто-то, так же как и он, не нашёл себе приюта в эту ночь.
У костра мог сидеть кто угодно, начиная от таких же, как Тильво, бродяг, циркачей или певцов и кончая разбойниками. Поэтому Тильво решил не идти к костру напрямик, а зайти со стороны и посмотреть на тех, кто сидит у огня. Он забрал влево, немного углубился в лес и, прячась среди деревьев, стал тихо подкрадываться к костру. У костра сидело двое. «Что ж, даже если это разбойники, то двое — это не так страшно», — подумал Тильво. Свет от костра освещал силуэты людей, и, судя по всему, между ними шла оживлённая дискуссия. Но до певца долетали лишь обрывки слов, и он решил подобраться совсем близко. Затаившись невдалеке, он разглядел двоих не молодых мужчин в просторных балахонах. При первом же взгляде Тильво стало ясно, что это посвящённые. Тут ему стало совсем интересно: никто, кроме самих посвящённых, не знал, о чём они говорят между собой. Тильво выпала поистине уникальная возможность. Он затаился за толстым стволом и стал слушать.
— …А ночь была тогда очень тёплая, не то что сегодня. И мы, прижимаясь к друг другу в страстных объятиях, пошли с ней на сеновал. Если бы ты знал, какие у неё… — Посвящённый от удовольствия пригладил свою роскошную бороду.
— Ну, продолжай, чего замолчал, — раздался нетерпеливый голос второго посвящённого.
Тильво зажал ладонью рот, едва сдерживаясь от смеха. «Так вот, оказывается, на какие философские темы беседуют самые мудрые этого мира».

Восставший против Неба - Соловьев Антон => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Восставший против Неба на этом сайте нельзя.