А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В руках он держал золотой епископский посох, камни переливались на свету.
– Я хочу попрощаться с вами, синьор Николсон, – сказал падре.
Он казался еще старше, чем вчера, его морщинистое лицо посерело.
– Жаль, – ответил Фрэнк и поставил стакан обратно на стол. – Мне так хотелось поговорить с вами о таинственных явлениях прошлой ночи. Падре Себастьян, после вашего вчерашнего стремительного бегства мне не представилась такая возможность.
– Боюсь, что и теперь ничем не смогу вам помочь, – возразил падре. – Мне надо успеть к утренней мессе.
– Синьор Лопец уже спустился вниз? – удивился Фрэнк. – Я еще его не видел.
– Меня отвезет не синьор Лопец, – ответил священник. – Вы человек со здравым смыслом, синьор Николсон, поэтому я хочу попросить вас о двух одолжениях.
– А конкретнее?
– В любом случае старайтесь избегать монастырь Сан-Эстебан и его округу, – настойчиво сказал падре. – Вы подвергнете себя смертельной опасности. Я вижу, что вы уже пытались рассмотреть развалины при помощи бинокля.
– Вы все замечаете, – произнес Фрэнк также коротко и сухо. – А вторая просьба?
– Пожалуйста, не рассказывайте никому про вчерашние огни, и в первую очередь синьору Лопецу и его жене. Я не могу вам сейчас объяснить почему. Мне надо торопиться.
– Хорошо, – заверил его Фрэнк, прикуривая сигарету, – я обещаю вам и то, и другое с условием, что вы позволите мне навестить вас в монастыре Сант-Джоан-де-Каселлес. Я задержусь здесь еще на некоторое время.
Священник с испугом воззрился на англичанина.
– Договорились, – поспешно согласился он. – Историю монастыря вам сможет рассказать любой местный житель, но...
Падре замялся.
– Но вы – наиболее полный источник информации, я угадал? – удовлетворенно улыбнулся Николсон. – Хорошо, мы условились. Я молчу про блуждающие огни, как могила. Только вы забыли, что я не единственный свидетель.
– Знаю. Я уже побеседовал с двумя господами из Америки за завтраком и узнал, что они на несколько дней отбывают по делам в Барселону. Они предложили по пути завезти меня в приход. Я с удовольствием согласился. Таким образом я убиваю двух зайцев: не навязываю новобрачным свое общество и заодно прослежу, чтобы американские туристы благополучно отбыли.
– Очень интересно, падре, – сказал Фрэнк, наморщив лоб. – Позвольте теперь мне предупредить вас. Я считаю этих людей бессовестными, беспардонными и крайне опасными, смею также сообщить вам, что вчера совершенно случайно стал свидетелем разговора этих двух господ о золотом посохе, который вы держали в руках. Ведь камни настоящие?
Фрэнк показал рукой на скипетр.
Священник испуганно посмотрел на него.
– Разумеется, они настоящие, – медленно произнес он. – Вы серьезно думаете? Эти американские господа не похожи на грабителей с большой дороги, синьор, я, конечно, благодарен вам за предостережение, но...
– Я этого и не утверждаю, – пробурчал Фрэнк и налил себе новую чашку кофе. – Я не думаю о разбойном нападении, это слишком глупо. Просто возможна кража из сокровищницы вашей церкви. Тихо и незаметно.
Падре с облегчением перевел дух.
– Тут вы можете не беспокоиться, синьор Николсон. Посох хранится за витриной из пуленепробиваемого стекла, это надежнее сейфа. Кроме того, только часть посоха состоит из литого золота, все остальное – позолоченная медь.
– Тогда я спокоен. На всякий случай имейте в виду, я попрошу проследить за скипетром, на расстоянии разумеется.
– Я не очень хорошо вас понимаю, синьор, но приму все сказанное к сведению.
На стоянке машин появились две фигуры и засуетились около «бьюика» с барселонскими номерами.
– Доброе утро, мистер Николсон, – небрежно бросил англичанину Гэрри Коулд. – Вы готовы, падре?
Падре Себастьян кивнул. Он обратил внимание на жадные взгляды, направленные на золотой посох.
– Возможно, вы правы, – тихо пробормотал падре, крепко пожал Фрэнку руку и исчез с террасы.
– Я слышал, вы уезжаете? – обратился Фрэнк Николсон к Коулду.
– Небольшое дело в Барселоне, – ответил Гэрри Коулд. – Через несколько дней мы опять объявимся, хотя, должен признаться, вчерашнее происшествие несколько охладило мою любовь к этим местам. Особенно пронзительный вой.
– Да уж, ничего приятного, – с содроганием вспомнил Фрэнк. – А прекрасная Дайана разве не едет с вами?
– Ее мы вверяем вашим заботам, – ухмыльнулся американец. – Окружите ее вниманием, она милая девчонка.
Николсон скривил губы в улыбке.
На стоянке появился падре. Общими усилиями скипетр был водворен в «бьюик», падре же несколько замешкался и обменялся репликами с Десмондом Першингом.
– Духовный отец тоже возражает против того, что мы оставляем Дайану одну, – прокричал черноволосый Фрэнку. Он, кажется, раскрывал рот лишь при крайней необходимости. – Я заверил его, что она под вашей защитой. Сэр, не разочаровывайте нашего бедного падре!
– Я не обману ваши надежды, падре Себастьян, – серьезно сказал Фрэнк, и успокоенный священник сел в машину.
Компаньоны еще раз коротко кивнули Фрэнку Николсону, и автомобиль тронулся.
Англичанин загасил сигарету о край пепельницы.
Он дождался, пока машина скроется за многочисленными поворотами серпантина дороги и вышел в холл отеля.
Ресторан был пуст, нетронутый завтрак стоял на столах. Гости отеля не имели обыкновения появляться до девяти часов.
Телефонистка болтала с портье. Фрэнк прервал это содержательное описание вчерашнего торжества и попросил со единить его с Тулузой.
Трубку немедленно поднял комиссар Ле Клерк.
– Привет, парень, – поприветствовал его Фрэнк, – как спалось? Да, спасибо, мне надо кое-что сообщить. Но сначала один вопрос: сколько пограничных кордонов в Испанию открыто в данный момент?
– До начала мая только Сант-Джулия-де-Лория, через который мы и переправились, Фрэнк, – прозвучал четкий ответ.
– Прекрасно, Пусть там возьмут на заметку «бьюик» с испанским номером В-24-474. По моим подсчетам, эта машина пересечет границу еще до обеда. Возможно, она принадлежит одной из фирм в Барселоне. Водитель – рыжеволосый американец нашего возраста по имени Гэрри Коулд.
IV
Ослепительная голубизна простиралась над лыжным раем Энвалиры. Высоко в небо уходил белый купол Пика Бланко. На севере открывался вид на долину Солде, заканчивавшуюся трехтысячеметровыми великанами Касаманья и д'Эстаньо.
Ровно в девять ноль-ноль заработали подъемники, и Фрэнк Николсон отправился на лыжную прогулку. Цветные досточки-лыжи были натыканы в снег перед входом в отель. Снежных бурь пока не ожидалось, поэтому подобный способ хранения считался самым целесообразным.
Фрэнк Николсон осторожно подъехал к выходу с плато, он напряженно вглядывался в лица первых фанатиков горнолыжного спорта в надежде увидеть между ними Дайану Меркъюри. Во-первых, ему надо было выполнить обещание, данное падре по поводу таинственных огней и звуков. А во-вторых, ему просто хотелось еще раз увидеть ее небудничные глаза и стройную фигурку. Фрэнку Николсону не терпелось узнать, в каких отношениях состоит эта девушка с американцами. Возможно она всего лишь дорогая игрушка, не покидающая своих апартаментов ради удовольствия прокатиться с крутого склона и ощутить ледяное дыхание риска. Нежный женский голос прервал его раздумья:
– Доброе утро, синьор Николсон.
Кандиа Лопец в белом лыжном костюме и дерзкой красной шапочке выглядела умопомрачительно. Она уже застегнула крепления, и тут появился Антонио.
– Пока круговорот событий еще не засосал нас, мы можем провести друг с другом еще часок, – сказал он со смехом. – Это очень помогает после свадебного застолья. Я выбрал средний спуск с Пика Бланко, вы с нами, синьор Николсон?
– С удовольствием, – согласился Фрэнк, – если юные супруги не возражают против присутствия постороннего лица.
– Мы были наедине целую ночь, – сказала Кандиа, – да разве можно побыть друг с другом при таком скоплении народа? Во всем отеле не найти местечка, где я могла бы подарить господину владельцу отеля тайный поцелуй.
Они поднялись на фуникулере на Пик Бланко.
Кандиа оказалась права. Им пока еще не пришлось стоять в очереди, но вагончики наполнялись с исключительной быстротой.
Так называемая «трасса средней сложности» изобиловала всякими мелкими препятствиями. Хорошо, что здесь не было дорожных указателей, как в Альпах.
Кандиа начала спуск первой, Антонио за ней. Фрэнк дал им фору, но потом тщеславие задело его за живое. Он вырос в горных районах Шотландии, но настоящую школу горнолыжного спорта прошел в Швейцарии и Австрии.
Было очень трудно обогнать этих двоих, так как они сразу же разгадали намерения Фрэнка Николсона и были далеко не новичками в этом виде спорта. Но затея тем не менее удалась, Фрэнк элегантно затормозил в конце лыжни.
Спуск кончался несколько ниже отеля «Энвалира», его можно было бы и продолжить, если бы не таблица, призывающая остановиться. ESQULAR PROHIBIDO/ PELIGRO DE MUERTE!
Надпись была сделана по-испански, по-французски и по-английски.
«Спуск запрещен. Опасно для жизни».
«Поставившие здесь подобный указатель должны были иметь на то веские причины», – подумал Фрэнк Николсон.
Тут рядом с ним зашуршал снег, и молодые супруги замерли, словно отлитые из металла.
– Наши поздравления, синьор Николсон, – изумленно пробормотал владелец отеля. – Вы участвовали в скоростном спуске?
– Только на военной службе, – ответил Фрэнк. – Впрочем, я был бы рад, если бы мы перешли на имена, а то – синьор Николсон да синьор Николсон!
Кандиа немедленно согласилась, сняла с руки перчатку, протянула ее англичанину.
– Надеюсь, ты не будешь ревновать, а, Антонио? – улыбнулась она своему мужу.
Тот в свою очередь пожал руку Фрэнку.
– Наверняка все дело в марке лыж, – начала подзуживать Кандиа. – Мы могли бы повторить соревнование, если бы самый прекрасный маршрут не был бы загорожен перед самым нашим носом.
Антонио задумчиво посмотрел на огромную таблицу и осиротевший подъемник, ржавые ручки которого безжизненно повисли в воздухе.
– Так надо, Кандиа, – тихо и серьезно произнес он.
– Но мне очень хочется, – внезапно заныла новобрачная. – Фрэнк, вы можете ехать по целине?
– Нет ничего более приятного.
– Ну ладно. Только я поеду вперед, с вашего разрешения. Надо ехать с этого края, тогда нам удастся обогнуть монастырь как можно дальше.
На лбу Антонио пролегли глубокие морщины.
– Мне это не нравится, Кандиа, – попытался он возразить.
– Ерунда, – ее голос стал неприятно резким. – Я прекрасно знаю, где мне ехать. Или ты хочешь испортить мне первый день нашей совместной жизни?
Ее темные глаза наполнились слезами.
– Хорошо, – наконец согласился Антонио. – Держись от старого трека как можно дальше.
– Спасибо, – лицо Кандиа снова засияло счастьем. – Вперед! И чтобы обязательно осталось три следа, иначе нечестно!
Белый лыжный комбинезон, увенчанный красной шапочкой, обогнул указатель и ринулся вниз. Оба мужчины некоторое время смотрели ей вслед, но быстро успокоились, обнаружив, что Кандиа придерживается подсказанного Антонио маршрута.
– Давай позволим ей выиграть на этот раз, – предложил Фрэнк.
– Разумеется. Если бы падре Себастьян не отбыл с утра пораньше, у нас вообще не было бы такой возможности. Первоначально мы договорились, что я отвезу его обратно. Вам удалось поговорить с ним вчера?
– Нет, – пожаловался Фрэнк. – Меня атаковали американцы. Я знаю, что он поехал с ними, мы попрощались за завтраком.
Антонио пожал плечами.
– Ради Бога. Все к лучшему, кроме того, вы всегда можете нанести ему визит в монастыре, Фрэнк. А теперь спускаемся!
Он двинулся вперед, оставляя лыжню, параллельную лыжне его жены. В этот раз Фрэнк последовал прямо за ним. Спуск по глубокому снегу доставлял ему большее удовольствие, чем по плотно обкатанной трассе.
Кандиа уже оторвалась метров на двести, было приятно видеть, как маневрирует, изгибаясь то вправо, то влево, ее стройное, тренированное тело. Иногда Фрэнк мог различить только красную шапочку, ибо Антонио, шедший рядом с ним, поднимал целый фонтан снежных брызг.
Справа появились серые стены старого монастыря. Они были щедро освещены утренним солнцем, даже страшная отвесная скала за ними сияла золотом.
Вдруг – что это было внизу?..
Сквозь скрип снега до Фрэнка донесся протяжный, леденящий душу вопль. И тут он увидел, как Кандиа, словно притягиваемая магнитом, изменила направление движения и ринулась к развалинам.
– Кандиа! – дико вскрикнул Антонио и остановился. Наконец Фрэнк понял в чем дело: это Кандиа звала на помощь. Но почему, черт побери, она не останавливается?
Он промчался мимо Антонио и устремился по лыжне Кандии в надежде догнать ее.
– Это бессмысленно, Фрэнк! – понеслось ему в спину.
Но Фрэнк не оглянулся. Он наблюдал, как девушка упиралась в снег палками, чтобы затормозить. «Почему она просто не падает?» – удивился Фрэнк.
– Кандиа, садись, падай на землю! – крикнул он.
В ответ донеслись отчаянные крики.
Фрэнк приблизился на пятьдесят метров, но тут белый комбинезон бесследно пропал в снегу.
Через десять секунд Фрэнку удалось прервать скольжение.
Перед ним зияла бездонная пропасть, заполнявшаяся ниспадающей, как валы бушующего моря, снежной лавиной.
Фрэнк не мог поверить собственным глазам. Пять секунд – и склон был по-прежнему ровным, лишь Кандии больше не было...
Он похолодел от ужаса.
V
Несколько мгновений Николсон боролся с желанием отстегнуть лыжи и нырнуть в эту снежную массу. Его взгляд упал на развалины монастыря, холодные и угрюмые, словно созданные сатанинской силой. За пустыми глазницами окон притаилась чернота, и это в ясный солнечный день!
Вдруг в дверном проеме что-то схематически обозначилось, мелькнули белые кости.
Фрэнк Николсон отвернулся от тягостного зрелища и начал лесенкой подниматься к тому месту, где стоял Антонио.
Лопец смотрел на Фрэнка пустыми, мертвыми глазами.
– Я не должен был отпускать ее, – произнес он ровным, безжизненным голосом.
Фрэнк снял спортивные очки и вытер с лица пот.
– Мне понятны ваши чувства, Лопец, – выдавил он нарочито грубым голосом. – Это и моя вина. Но словами здесь уже не помочь. Меня послали сюда, чтобы напасть на след ужасной тайны. Я достаточно опытен в таких делах. Вы слышите меня, Антонио?
Андоррец кивнул. Слезы ручьями лились по его мужественному лицу.
– Ясно, что здесь не просто пропасть, и не ледниковая трещина, – торопливо продолжил Фрэнк. – С нами вступили в борьбу сверхъестественные силы, в которые так не хотели верить ни мои коллеги из Тулузского Крипо, ни я сам.
– Падре благословил нас епископским посохом, – еле слышно простонал Антонио. – Вы сами видели. Но это не помогло против черных сил. День моей свадьбы – самый печальный день в моей жизни, Фрэнк. Я продам этот отель, уеду в отдаленную местность, где смогу... Кандиа! Боже мой, Кандиа...
Антонио Лопец зарыдал в голос, как ребенок.
Фрэнк некоторое время бездействовал, ибо сам готов был потерять самообладание при мысли о прекрасной испанке, провалившейся под землю прямо на его глазах.
Но потом он крепко схватил владельца отеля за плечо.
– Вы не сделаете этого, Антонио, – сказал он. – Вы будете сильным, как подобает настоящему мужчине. Раз я сказал, что пропасть, поглотившая Кандию, не естественного происхождения, значит, ваша жена еще жива, просто она находится во власти темных сил, и ключ к ее спасению в этих руинах. Я никогда не верил в нечистую силу, но вчера в мою душу закрались подозрения, а сегодня я убедился в ее существовании на собственном опыте. Я внимательно осмотрю руины и...
– Не делайте этого ни в коем случае, Фрэнк, – взмолился Антонио. – С вами произойдет то же, что и с Кандией и с другими до нее. Никто не в состоянии снять древнее проклятие, лучше закрыть отель, пусть придет запустение, как пример в назидание последующим поколениям.
Фрэнку ничего не оставалось, как изобразить на своем лице презрительную усмешку. Антонио оказался прототипом обыкновенного суеверного андоррца.
– Не болтайте ерунду и будьте мужчиной, мне понадобится ваша помощь, – хрипло и твердо сказал он.
Антонио испуганно поднял на англичанина глаза. Потом андоррец достал носовой платок и вытер слезы.
– Простите, Фрэнк, – тихо промолвил он. – Я был действительно жалок. Но Кандиа, поймите, была для меня всем.
– Она еще жива, – заверил его Фрэнк. – Во всяком случае, я в это верю. Пойдемте, Антонио. Здесь больше незачем оставаться. Так мы не спасем Кандию.
– Хорошо, – решительно отозвался Лопец. – Простите мне мои слезы, Фрэнк. Боль еще не ушла, но она зависла холодным камнем у меня в сердце. Я попрошу от моего имени уведомить гостей, что дальнейшие торжества отменяются. Что скажут мои родители и родители Кандии, когда придут на обед? – я даже не осмеливаюсь думать об этом. Я вообще не хочу их видеть... Когда мы обыщем монастырь, Фрэнк?
– Вот так-то лучше, – облегченно вздохнул Фрэнк. – Распорядитесь насчет праздника, а потом мы сядем в вашу машину и отправимся в Сант-Джоан-де-Каселлес. Я не хочу входить в стены Сан-Эстебан, не поговорив с падре.
Антонио Лопец уперся лыжными палками в снег и мельком взглянул на развалины.
– Да, – согласился он. – Я сделаю все, что вы захотите. Я больше не доверяю старому Себастьяну с тех пор, как его епископский жезл не смог уберечь мою жену. Но если мы пойдем в развалины, я войду первым. Я не могу допустить, чтобы вы стали второй жертвой Сатаны. Меня же больше ничто не привязывает к жизни, и я попробую выяснить, не отпустит ли костлявая рука Дона Жеронимо мою Кандию, если получит взамен меня.
Фрэнк Николсон не стал спрашивать, что за тайна окружает церемонию бракосочетания, причем здесь епископский посох. Он не спросил также, кто такой Дон Жеронимо. Все это ему подробно объяснит пожилой падре в Сант-Джоан-де-Каселлес.
Да у Фрэнка и не было возможности задавать вопросы, Антонио Лопец оттолкнулся и помчался вниз с горы.
Гэрри Коулд, залихватски закусив сигарету, вел «бьюик» по идеально расчищенной дороге в Солде. Падре Себастьян восседал рядом с ним, указывая дорогу, так как Сант-Джоан-де-Каселлес лежал несколько в стороне от главной магистрали Андорра-ла-Велья, пронизывающей всю страну.
1 2 3 4 5 6 7 8 9