А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Розалин вздрогнула.
Неужели Джок тонко намекает, будто он знает о моей реакции на него?
– Я обещала поужинать с вами, и я сдержу свое слово, – неохотно проговорила она, – я не привыкла разбрасываться пустыми обещаниями.
– Я тоже.
Розалин повернулась и посмотрела на Джока. Невозможно было понять, о чем он думает.
– Значит, у меня все-таки есть шанс вас переубедить?
– Да, такой шанс есть.
Ей хотелось добиться своего как можно быстрей, но она не знала, стоит ли сейчас продолжать разговор с Джоком.
– Вы легко меняете свое мнение?
– Хм… Можно сказать и так. Гибкость мышления иногда приносит больший доход, нежели упрямство и упертость. – Он помрачнел. – А еще так легче достичь желаемого.
– Благодарю за откровенность. – Розалин решила действовать. – Я хотела бы добавить один пункт в наш договор.
Джок приподнял бровь.
– Мне кажется или вы собираетесь немедленно приступить к переговорам? – спросил он. – Обожаю вести переговоры! Какое у вас предложение?
– Ужинать мы будем у меня. Джок понимающе кивнул.
– На своей территории вы чувствуете себя спокойней… Что ж, хороший ход. Мне все равно, где мы встретимся, у вас или у меня. Я не люблю ходить вокруг да около, Рыжик. Один неверный шаг, и вы можете оказаться в дерьме.
Какое-то мгновение Розалин переваривала его слова, потом поспешно отступила на два шага назад.
Что происходит? Мне хочется поцеловать мужчину, который собирается отобрать у меня мою собственность, мою землю!
– Зачем вы мне это говорите?
– Мне кажется, вы не очень хорошо представляете, на чьем пути встали.
Розалин не знала, разозлиться ей или рассмеяться.
– Вы решили таким образом расставить точки над «и», показать, кто здесь главный?
– Вовсе нет. Я всего лишь хотел сказать: засуньте свою гордость куда подальше и примите все как есть, – усмехнулся Джок.
– С этой минуты только от вас зависит, получите вы желаемое или нет.
Розалин не нашла в себе сил спорить.
Однако, возможно, мне все-таки удастся нащупать его слабые места и понять тайные желания.
Внезапно ей в голову пришла мысль, которая заставила ее улыбнуться.
А что, если Джок захочет стать моим любовником?
ГЛАВА ВТОРАЯ
Обычно Джок ездил на автомобиле с личным водителем, однако сегодня он решил изменить своему правилу и сел за руль сам. Он подъехал к ранчо Лонгхорн вовремя, не опоздав ни на минуту.
На пороге дома Джока встретила пожилая женщина. Она даже не попыталась скрыть недовольство. Выражение ее лица было откровенно кислым. Женщина оглядела Джока с ног до головы, затем спросила:
– Вы, должно быть, Арно?
– Джок Арно. – Он протянул ей руку. Женщина ответила крепким рукопожатием.
– Розалин на кухне. Она занимается ужином. Сегодня она сочла необходимым самой приготовить еду. Кстати, меня зовут Клэр, я домработница в семье Оукли.
Джок протянул ей бутылку вина.
– Это моя доля.
Домработница посмотрела на бутылку с подозрением.
– Вино, наверно, дорогущее. Пойдемте, я покажу вам дорогу.
Пока они шли к кухне, Джок с интересом оглядывался по сторонам. Дом оказался очень красивым: начищенные до блеска деревянные полы, светлые потолки и большие комнаты. Кухня впечатлила Джока больше всего. Огромная кирпичная плита с чугунной духовкой, сделанная несколько столетий назад, соседствовала с современной бытовой техникой.
Розалин стояла у разделочного стола и резала овощи. Ее движения казались легкими и непринужденными.
– Я закончу! – тоном, не терпящим возражений, сказала Клэр. Она явно была возмущена тем, что Розалин вторглась на ее территорию.
– Подам обед через тридцать минут.
Розалин изумленно посмотрела на Джока, потом подошла к мойке и вымыла руки.
– Спасибо за помощь, Клэр, – произнесла она.
– Мне кажется, твоя домработница не любит кормить врагов, – проговорил Джок, как только они с Розалин вышли из кухни.
– Ей просто не нравится, когда кто-то делает за нее ее работу. – Розалин открыла дверь в светлую, просторную комнату.
Джоку сразу же бросился в глаза большой камин и мягкий удобный диван. Рядом с диваном стоял стеклянный столик, на котором располагалась целая батарея бутылок со всевозможными напитками.
– Однако Клэр в самом деле считает нашу встречу неуместной, – добавила Розалин.
– Может быть, она права, – тихо произнес Джок.
Он не зря так сказал. В первую их с Розалин встречу ему было легче сохранять дистанцию между ними, этому способствовала сама обстановка – офис его компании. Однако теперь, находясь в доме Розалин, он чувствовал: все барьеры между ними рушатся.
Джок сразу же отметил: сегодня густые рыжие волосы Розалин распущены по плечам. Она надела облегающие желто-коричневые брюки и простую свободную блузку цвета слоновой кости. Скромная золотая цепочка привлекала внимание к шее и декольте девушки. Ее синие глаза искусно подведены, а слегка накрашенные губы кажутся полнее, мягче и соблазнительнее.
Брови Розалин удивленно приподнялись.
– Если ты считаешь это ошибкой, тогда зачем предлагал мне поужинать с тобой?
Джок заставил себя собраться с мыслями. Он пришел сюда исключительно ради своего бизнеса, следует постоянно об этом помнить.
– Я надеялся, что в более приятной обстановке нам быстрее удастся прийти к соглашению.
– То есть… – Она махнула рукой в сторону столика. – Хочешь выпить?
– Я бы выпил виски, если оно у тебя есть.
– Оно у меня есть.
Что-то в тоне Розалин насторожило Джока.
– Ты не употребляешь алкоголь?
– Почему же? Употребляю, правда, очень редко. – Она наполнила два бокала, потом присела на мягкий диван, стоящий напротив камина, на который минутой раньше сел Джок.
К удивлению Джока, Розалин сразу же отодвинулась от него как можно дальше. Казалось, она всеми силами старается сохранить дистанцию.
– И по какому же случаю ты обычно употребляешь спиртное? – спросил он с искренней заинтересованностью в голосе.
– Например, по случаю годовщины… – Она вздрогнула, вспомнив о чем-то своем, ее лицо исказила гримаса боли и отчаянья. – Или когда я просматриваю счета ранчо.
Джок задумался.
О каких годовщинах она говорит? Судя по выражению ее лица, эти годовщины никак не назовешь радостными. Мне следовало перепроверить все сведения о ней и выяснить, что причиняет ей такую душевную боль.
– Я так понимаю, ты не слишком любишь бухгалтерию, – нарочито беспечно произнес он.
– Если ты не в курсе, ранчо требует серьезного подхода. – Взгляд Розалин стал жестким. – Относись я к делам иначе, ты бы сейчас здесь не сидел.
– Хм… Ладно, вернемся к нашим баранам. Я знаю многих людей, которые с удовольствием продали бы мне свои ранчо.
– Хм… А кто заставляет выпивать тебя, Джок? – Она откинулась на подушки и немного придвинулась к нему. – Неужели тебя донимает кто-то вроде меня?
– Э-э-э… – Он решил перевести разговор на другую тему. – Моя сестра. Она в чем-то похожа на тебя.
– Это ты о Маккензи? Джок покачал головой.
– Маккензи – моя единокровная сестра по отцу. После общения с ней меня, конечно, тянет выпить, и на то есть свои причины, но… Мою родную сестру зовут Ана, она замужем за принцем Лендером Монтгомери из Вердонии.
Он отпил виски. Розалин тоже поднесла бокал к губам.
– Уверена, твоя сестра нисколько на меня не похожа.
Джок вытянул ноги к огню и улыбнулся. Его сестра обладает такими же огненно-рыжими волосами. Лендер оказался человеком чести, он предложил Ане руку и сердце с целью спасти ее репутацию.
– Моя сестра и ее муж очень похожи на тебя. Они откровенны, реалистичны, умеют постоять за себя и разносят меня в пух и прах, когда я того заслуживаю. У нас с ними частенько происходят довольно занятные стычки.
– Ха! Мне кажется, ты слишком толстокож, чтобы кто-то мог тебя задеть.
Розалин повернулась и посмотрела на Джока. Прядь волос упала ей на глаза. Она откинула волосы и бросила на Джока такой взгляд, что ему внезапно захотелось немедленно ее обнять и заняться с ней любовью.
– Возможно, мне следует разузнать у них, каковы твои слабые места?
– Я думаю, ты сама с этим прекрасно справишься.
На лицо Розалин снова упала прядь волос. Джок, будто против воли, протянул руку и отвел волосы подальше от глаз девушки. Он всего лишь едва прикоснулся к ее щеке кончиками пальцев, но его тело прореагировало мгновенно. Джока охватило сильнейшее желание. Ему показалось, будто он бухнулся головой в зажженный камин.
Розалин прерывисто вздохнула, и Джок понял: она не осталась равнодушной к его прикосновению. Теперь она удивленно смотрела на него.
Джок сильно взволновал Розалин. Никогда прежде она не испытывала ничего подобного. Ее синие глаза потемнели и стали темно-фиолетовыми, почти черными. Роскошные, полные, соблазнительные губы Розалин подрагивали, словно она мечтала о поцелуе.
Джок пристально смотрел на нее.
И это всего лишь из-за одного прикосновения! Какое-то случайное, ненамеренное касание! Ничего не произошло бы, если бы не ее роскошные рыжие волосы и потрясающие глаза.
В то самое мгновение, когда Джок прикоснулся к бледной бархатной коже Розалин, он потерял покой. Окажись они в другом месте, он повалил бы Розалин на пол и немедленно овладел ею, не задумываясь о последствиях.
Кто же на самом деле эта женщина, пробудившая во мне древние, как мир, и совершенно незнакомые мне ранее инстинкты: скромная владелица ранчо или роскошная соблазнительница и умелая интриганка?
Джок всегда гордился своей выдержкой и самоконтролем, врожденной интеллигентностью и способностью предвидеть трудности. Он всегда добивался поставленной цели. Почему же он забыл обо всем на свете, едва прикоснувшись к Розалин? Ни разу в своей жизни Джок не встречал женщину, способную вызвать в нем такие чувства.
Он допил виски, потом сурово посмотрел на нее.
– Ты понимаешь, что мы зашли слишком далеко?
Розалин вздрогнула.
Проклятье! Джок прав. Мы зашли слишком далеко. Она быстро вскочила на ноги и несколько раз глубоко вдохнула, затем одним глотком допила свое виски и серьезно взглянула на Джока.
– Это больше не повторится.
– И как же ты собираешься мне противостоять? – удивленно спросил он.
– Для начала нам нужно держать дистанцию.
Откровенность Розалин заставила Джока улыбнуться. Он поднялся на ноги и, ставя бокал на столик, проговорил:
– Теперь, когда я отошел в сторону, тебе стало легче?
– Да. – Она провела рукой по волосам. – Нет.
– Я согласен с тобой.
Розалин внимательно наблюдала за ним.
– И что мы теперь будем делать?
В дверь постучали, потом раздался голос Клэр:
– Обед готов! А ну, поторапливайтесь!
Джок подошел к Розалин. Она с трудом сдерживала свои эмоции. Ей становилось все труднее себя обманывать. Розалин очень хотелось почувствовать прикосновение Джока. Это желание было невероятно сильным и ярким.
– Давай поедим, – сказал Джок в ответ на вопрос, который задала Розалин. Впрочем, она уже забыла, о чем спрашивала. – Все, что произойдет потом, зависит только от тебя.
– Не произойдет ничего, – ни минуты не колеблясь, ответила она. – После ужина ты усядешься в свой распрекрасный автомобиль и уедешь в Даллас.
– Тогда нам обоим не о чем беспокоиться. – Джок кивнул в сторону двери. – Пойдем?
Розалин медлила.
А ведь я уже не смогу относиться к нему как раньше. Но нельзя забывать, зачем я пригласила его на ужин.
– Ты обещал внимательно меня выслушать, говорил, можешь даже передумать покупать мое ранчо!
– Я дал слово и сдержу его.
Странно, но облегчения Розалин не почувствовала.
Они прошли в обеденный зал. По дороге Розалин, не переставая, прокручивала в голове свой план. Она надеялась убедить Джока отказаться от покупки ее ранчо. Розалин не собиралась идти ни на какие уступки.
Итак, мне следует объяснить ему, почему я отказываюсь продавать ранчо. Кроме того, я должна нащупать его уязвимые места, это потом можно будет использовать в своих целях. Необходимо спасти ранчо! Мне придется вести себя довольно жестко. Помимо всего прочего, нельзя позволить ему обольстить меня и затащить в постель.
– Мило! – произнес Джок, входя в обеденный зал.
Розалин попыталась посмотреть на свой дом глазами Джока.
Этот человек привык к более роскошной обстановке, он владеет несметными богатствами. Мое ранчо могло показаться ему слишком примитивным. Она невольно вздрогнула. Неприятные мысли!
Деревянный стол в обеденном зале был застелен лучшей льняной скатертью, доставшейся Розалин от бабушки. На столе стоял старинный фарфоровый сервиз с розами, тоже перешедший к ней по наследству. Розалин занервничала, подумав о том, что приготовленное мясо и выращенные собственными руками овощи не понравятся привыкшему питаться в роскошных ресторанах Джоку.
– Не вижу ничего милого, – произнесла она.
Джок явно заметил в ее голосе агрессивные нотки и повернулся к ней.
– Ты таким образом извиняешься передо мной за тот образ жизни, который ведешь? Если он тебе не нравится, я всегда готов помочь.
Розалин поняла, что совершила ошибку, и сжала кулаки. Ей не за что извиняться.
– Не нужно. Мне нравится то, как я живу.
Он улыбнулся, и она немного оттаяла.
– Я уж было подумал, сейчас ты согласишься продать ранчо.
– Не надейся.
Розалин уселась во главе стола, Джок – по правую руку от нее. Поедая салат, оба молчали. Розалин решила повременить с разговором о ранчо, однако, когда было покончено с мясным блюдом, Джок напомнил ей, ради чего они встретились.
– Итак, мы начнем переговоры или перенесем их на более позднее время? – спросил он.
– Раз уж мне предстоит переубедить тебя, я думаю, пора начать. – Она отодвинула тарелку. – Давай обсудим самое простое: зачем тебе понадобилось мое ранчо?
– Твое ранчо расположено в самом центре территории, которой я владею, – быстро ответил Джок.
– Эту землю ты купил в прошлом году, так, кажется?
– Ну да. В прошлом году у меня появилась возможность ее купить.
Он удивленно приподнял бровь.
– Какое имеет значение время покупки земли?
Розалин покачала головой.
– Никакого. Просто ты зря теряешь время и деньги, у тебя нет ни единого шанса купить мое ранчо.
Джок только пожал плечами.
– Поживем – увидим.
Вошла Клэр, она принесла десерт.
Розалин начинала злиться на спокойную уверенность Джока в том, что рано или поздно она ему уступит. Не сдержавшись, она спросила:
– Объясни мне, Джок, зачем ты скупаешь именно эту часть штата Техас и зачем тебе моя земля, если ты можешь купить участок в любой точке мира?
На глаза Розалин снова упали волосы, и она заправила прядь за ухо, понимая: Джок следит за каждым ее движением.
– С моим ранчо связана какая-то легенда? Ты хочешь стать наследником чего-то, неведомого мне? Расскажи мне, зачем тебе мое ранчо?
Она задала явно неверные вопросы. Взгляд Джока стал холодным и отстраненным.
– Не говори глупостей!
– Только не надо разыгрывать передо мной спектакль и делать вид, будто ты сам ничего не знаешь! – Розалин с трудом сдерживала ярость. – Ты понимаешь, о чем я спрашиваю. Сейчас для тебя самое главное – приобрести эту землю. Я помню: ты всегда получаешь то, что хочешь. Пойми, для меня вопрос продажи ранчо – глубоко личный. – Она наклонилась вперед, ее голос стал прерывистым. – Ранчо – часть меня, мое наследие, земля моих предков, если хочешь!
Джок решительно посмотрел ей в глаза.
– Да уж, видимо, эту сказку семейка Оукли передает из поколения в поколение! Вы просто живете на своей земле, а потом умираете. Завтра о вас никто и не вспомнит, а вот земля останется.
Он надолго умолк, потом язвительно прибавил:
– Это всего лишь несколько акров глины, Рыжик.
– Ты в самом деле так считаешь?
– Я обещал говорить тебе правду, чем и занимаюсь. Полагаю, тебе известно: я – незаконнорожденный. Ты решила, будто меня заинтересует семейная легенда, связанная с твоим ранчо?
– Разве нет? – с сомнением спросила Розалин.
– Представь себе! Сколько лет твоя семья владеет этой землей? Сто, двести? Если бы я хотел возвыситься, то уехал бы в Европу и женился на влиятельной и знатной особе. Это несложно сделать. Когда я ездил в гости к своей сестре в Вердонию, у меня было много возможностей заключить подобный брак. У присутствовавших там дам есть все: прекрасная родословная, громадные состояния, положение в обществе… – В голосе Джока слышалось презрение и горечь. – Однако я не польстился на все это.
– Но ты должен признать: даже если подобные вещи не важны для тебя, они важны для других людей, – заспорила Розалин. – К тому же ты же купил особняк своего отца? Я слышала, как ты обсуждал это с Маккензи. Если ты приобрел Холлистер, а теперь отказываешься его продавать, значит, особняк для тебя значит довольно много?
– Я никогда там не жил и жить не стану!
Какое-то время она ошеломленно молчала.
– Ты не хочешь там жить, но и продавать не желаешь. Почему?
– У меня есть на то причины.
В глазах Джока промелькнула боль, и Розалин поняла: вот оно – запретная информация, его уязвимое место!
– Я понимаю, некоторые люди отождествляют свою собственность с самими собой, – продолжил он. – Однако это не более чем иллюзия. Ты последняя из рода Оукли, Рыжик. Выйдя замуж и нарожав детей, ты сменишь фамилию. Твои дети будут носить фамилию отца. Что изменится, если ты продашь ранчо? Разве, уехав отсюда, ты перестанешь быть самой собой?
– Эта земля – моя. Ты не можешь заставить меня продать ее! – выпалила она.
– Правильно, однако, однажды я найду к тебе подход, как в случае с Мередит Холлистер, и тогда ты сама продашь мне ранчо.
– Я не продам его. – Розалин была непреклонна. – Ты совершил весьма недальновидный поступок, скупив земли вокруг моего ранчо и полагая, что я уступлю тебе. Великий карьерист Джок Арно впервые в своей жизни совершил грубую ошибку.
К ее удивлению, Джок кивнул в знак согласия.
– Когда земля вокруг твоего ранчо стала доступна для покупки, я поторопился ее приобрести. Мне говорили, ты жаждешь как можно скорей продать свою собственность. Знаешь, в противном случае я не стал бы заключать с тобой сделок.
До Розалин наконец дошло.
– Так значит, те два твоих работника посмели тебе солгать?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11