А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Каттнер Генри

Пчхи-Хологическая Война


 

На этой странице выложена электронная книга Пчхи-Хологическая Война автора, которого зовут Каттнер Генри. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Пчхи-Хологическая Война или читать онлайн книгу Каттнер Генри - Пчхи-Хологическая Война без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Пчхи-Хологическая Война равен 14.88 KB

Пчхи-Хологическая Война - Каттнер Генри => скачать бесплатно электронную книгу


Кэтрин Л. МУР
ПЧХИ-ХОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА


В жизни не видывал никого уродливее младшего Пу. Вот уж действительно
неприятный малый, чтоб мне провалиться! Жирное лицо и глаза, сидящие так
близко, что оба можно выбить одним пальцем. Его па, однако мнил о нем
невесть что. Еще бы, крошка младший - вылитый папуля.
- Последний из Пу, - говаривал старик, раздувая грудь и расплываясь в
улыбке. - Наираспрекраснейший парень из всех, ступавших по этой земле.
У меня, бывало, кровь в жилах стыла, когда я глядел на эту парочку.
Мы, Хогбены, люди маленькие. Живем себе тише воды и ниже травы в
укромной долине; соседи из деревни к нам уже привыкли.
Если па насосется, как на прошлой неделе, и начнет летать в своей
красной майке над Мейн стрит, они делают вид, будто ничего не замечают,
чтобы не смущать ма. Ведь когда он трезв, благочестивее христианина не
сыщешь.
Сейчас па набрался из-за крошки Сэма, нашего младшенького, которого
мы держим в цистерне в подвале. У него снова режутся зубы. Впервые после
войны между штатами.

Прохвессор, живущий у нас в бутылке, как то сказал, будто крошка Сэм
испускает какие-то инфразвуки. Ерунда. Просто нервы у вас начинают
дергаться. Па не может этого выносить. На этот раз проснулся даже деда, а
он ведь с рождества не шелохнулся. Продрал он глаза и сразу набросился на
па.
- Я вижу тебя, нечестивец! - ревел он. - Снова летаешь, олух
небесный? О, позор на мои седины! Ужель не приземлю тебя я?
Послышался отдаленный удар.
- Я падал добрых десять футов! - завопил па. - Так нечестно! Запросто
мог что-нибудь себе раздолбать!
- Ты нас всех раздолбаешь, пьяный губошлеп, - оборвал деда. - Летать
среди бела дня! В мое время сжигали за меньшее... А теперь замолкни и дай
мне успокоить крошку.
Деда завсегда находил общий язык с крошкой. Сейчас он пропел ему
маленькую песенку на санскрите, и вскорости уже оба мирно похрапывали.
Я мастерил для ма одну штуковину, чтоб молоко для пирогов скорей
скисало. У меня ничего не было, кроме старых саней и двух проволочек, да
мне немного надо. Только я пристроил один конец проволочки на
северо-северо-восток, как заметил промелькнувшие в зарослях клетчатые
штаны.
Это был дядюшка Лем. Я слышал, как он думал: "Это вовсе не я, -
твердил он, по настоящему громко, прямо у меня в голове. - Между нами миля
с гаком. Твой дядя Лем славный парень и не станет врать. Думаешь, я обману
тебя, Сонки, мальчик?"
- Ясное дело! - сдумал я ему. - Если б только мог. Я дал ма честное
слово, что никуда тебя от себя не отпущу, после того случая, когда ты...
- Ладно, ладно, мальчуган, - быстро отозвался дядюшка Лем. - Кто
старое помянет, тому глаз вон.
- Ты ж никому не можешь отказать, дядя Лем, - напомнил я, закручивая
проволочку. - Сейчас, вот только заскисаю молоко, и пойдем вместе, куда ты
там намылился.
Клетчатые штаны в последний раз мелькнули в зарослях, и, виновато
улыбаясь, дядюшка Лем появился собственной персоной. Наш дядюшка Лем и
мухи не обидит - до того он безвольный. Каждый может вертеть им, как
хочет, вот нам и приходится за ним хорошенько присматривать.
- Как это ты сварганишь? - поинтересовался он, глядя на молоко. -
Заставишь этих крошек работать быстрее?
- Дядя Лем! - возмутился я. - Стыдись! Представляешь, как они
вкалывают, скисая молоко?! Вот эта штука, - гордо объяснил я, - отправляет
молоко в следующую неделю. При нынешних жарких деньках этого за глаза
хватит. Потом назад - хлоп! - готово, скисло.
- Ну и хитрюга! - восхитился дядюшка Лем, загибая крестом одну
проволочку. - Только здесь надо поправить, а не то помешает гроза в
следующий вторник. Ну, давай.
Я и дал. А вернул - будь спок! - все скисло, что хоть мышь бегай. В
крынке копошился шершень из той недели, и я его щелкнул.
Эх, опростоволосился. Все штучки дядюшки Лема!
Он юркнул назад в заросли, от удовольствия притаптывая ногой.
- Надул я тебя, зеленый паршивец! - закричал он. - Посмотрим, как ты
вытащишь палец из середины следующей недели!
Ни про какую грозу он и не думал, подворачивая ту проволочку. Минут
десять я угробил на то, чтобы освободиться, - и все из-за одного малого по
имени инерция, который вечно ошивается где ни попадя. Я так завозился, что
не успел переодеться в городское платье. А вот дядюшка Лем чего-то
выфрантился, что твой индюк.
А уж волновался он!... Я бежал по следу его вертлявых мыслей. Толком
в них было не разобраться, но что-то он там натворил. Это всякий бы понял.
Вот какие были мысли:
"Ох, ох, зачем я это сделал? Да помогут мне небеса, если проведает
деда, ох, эти гнусные Пу, какой я болван! Такой бедняга, хороший парень,
чистая душа, никого пальцем не тронул, а посмотрите на меня сейчас! Этот
Сонк, молокосос, ха-ха, как я его проучил. Ох, ох, ничего, держи хвост
рулем, ты отличный парень, господь тебе поможет, Лемуэль."
Его клетчатые штаны то и дело мелькали среди веток, потом выскочили
на поле. Тянувшееся до края города, и вскоре он уже стучал в билетное
окошко испанским дублоном, стянутым из дедулиного сундука.
То, что он попросил билет до столицы штата, меня совсем не удивило. О
чем-то он заспорил с молодым человеком за окошком, наконец обшарил свои
штаны и выудил серебряный доллар, на чем они и порешили.
Когда подскочил дядюшка Лем, паровоз уже вовсю пускал дым. Я еле-еле
поспел. Последнюю дюжину ярдов пришлось пролететь, но, по-моему никто
этого не заметил.

Однажды, когда у меня еще молоко на губах не обсохло, случилась в
Лондоне, где мы в ту пору жили, великая чума, и всем нам, Хогбенам,
пришлось выметаться. Я помню тогдашний гвалт, но где ему до того, что
стоял в столице штата, куда пришел наш поезд.
Времена меняются, я полагаю. Свистки свистят, машины ревут, радио
орет что-то кошмарное - похоже, последние две сотни лет каждое новое
изобретение шумнее предыдущего.
Дядя Лем чесал во все лопатки. Я едва не летел, поспевая за ним.
Хотел связаться со своими на всякий случай, но ничего не вышло. Ма
оказалась на церковном собрании, она еще в прошлый раз дала мне взбучку за
то, что я заговорил с ней как бы с небес прямо перед преподобным отцом
Джонсом. Тот все еще никак не может к нам, Хогбенам, привыкнуть. Па был
мертвецки пьян. Его буди не буди... А окликнуть дедулю я боялся, мог
разбудить малыша.
Вскоре я увидел большую толпу, забившую всю улицу, грузовик и
человека на нем, размахивающего какими-то бутылками в обеих руках.
По-моему, он держал речь про головную боль. Я слышал его из-за угла. С
двух сторон грузовик украшали плакаты: "Средства Пу от головной боли".

- Ох, ох, - думал дядюшка Лем. - О горе, горе! Что делать мне,
несчастному? Я и вообразить не мог, что кто-нибудь женится на Лили Лу
Матц. Ох, ох!
Ну, скажу я вам, мы все были порядком удивлены, когда Лили Лу Матц
выскочила замуж, - да с той поры еще десяти годков не минуло. Но при чем
тут дядюшка Лем, не могу взять в толк.
Безобразнее Лили Лу нигде не сыскать, страшна как смертный грех.
Уродлива - не то слово для нее, бедняжки. Дедуля сказал как-то, что она
напоминает ему одну семейку по фамилии Горгоны, которую он знавал. Жила
Лили одна, на отшибе, и ей, почитай, уж сорок стукнуло, когда вдруг
откуда-то с той стороны гор явился один малый и, представьте, предложил
выйти за него замуж. Чтоб мне провалиться! Сам-то я не видал этого друга,
но, говорят, и он не писаный красавец.
А если припомнить, думал я, глядя на грузовик, если припомнить,
фамилия его была Пу.

Дядюшка Лем заметил кого-то на краю толпы и засеменил туда. Казалось,
две гориллы, большая и маленькая, стояли рядышком и глазели на приятеля,
размахивающего бутылками.
- Идите же, - взвыл тот, - подходите, получайте свою бутыль
"Надежного средства Пу от головной боли"!
- Ну, Пу, вот и я, - произнес дядюшка Лем, обращаясь к большой
горилле. - Привет, младший, - добавил он.
Я заметил, потом поежился.
Нельзя его винить. Более мерзких представителей рода человеческого я
не видал со дня своего рождения. Старший был одет в воскресный сюртук с
золотой цепочкой на пузе, а уж важничал и задавался!..
- Привет, Лем, - бросил он. - Младший, поздоровайся с мистером
Хогбеном. Ты многим ему обязан, сынуля. - И он гнусно рассмеялся.
Младший и ухом не повел. Его маленькие глазки-бусинки вперились в
толпу по ту сторону улицы. Было ему лет семь.
- Сделать мне сейчас, па? - спросил он скрипучим голосом. - Дай я им
сделаю, па. А, па? - Судя по его тону, будь у него под рукой пулемет, он
бы всех укокошил.
- Чудный парень, не правда ли, Лем? - ухмыляясь, спросил Пу-старший.
- Если бы его видел дедушка! Вообще, замечательная семья - мы, Пу.
Подобных нам нет. Беда лишь в том, что младший - последний. Дошло, зачем я
связался с вами?
Дядюшка Лем снова содрогнулся.
- Да, - сказал он, - дошло. Но вы зря сотрясаете воздух. Я не
собираюсь ничего делать.
Юному Пу не терпелось.
- Дай я им устрою, - проскрипел он. - Сейчас, па, а?
- Заткнись, сынок, - ответил старший и съездил своему отпрыску по
лбу. А уж ручищи у него - будь спок!
- Па, я предупреждал тебя! - закричал младший дурным голосом. - Когда
ты стукнул меня в последний раз, я предупреждал тебя! Теперь ты у меня
получишь!
Он набрал полную грудь воздуха, и его крошечные глазки вдруг
засверкали и так раздулись, что чуть не сошлись у переносицы.
- Хорошо, - быстро отозвался Пу-старший. - Толпа готова - не стоит
тратить силы на меня, сынок.
Тут кто-то вцепился в мой локоть, и тоненький голос произнес очень
вежливо:
- Простите за беспокойство, могу я задать вам вопрос?
Это оказался худенький типчик с блокнотом в руке.
- Что ж, - ответил я столь же вежливо, - валяйте, мистер.
- Меня интересует, как вы себя чувствуете, вот и все.
- О, прекрасно, - произнес я. - Как это любезно с вашей стороны.
Надеюсь, что вы тоже в добром здравии, мистер.
Он с недоумением кивнул. - В том-то и дело. Просто не могу понять. Я
чувствую себя превосходно.
- Почему бы и нет? - удивился я. - Чудесный день.
- Здесь все чувствуют себя хорошо, - продолжал он, будто не слышал. -
Не считая естественных отклонений, народ здесь собрался вполне здоровый.
Но, думаю, не пройдет и пары минут...
И тут кто-то гвозданул меня молотком прямо по макушке.
Нас, Хогбенов, хоть целый день по башке молоти - уж будь спок.
Попробуйте, убедитесь. Коленки, правда, дрогнули, но через секунду я уже
был в порядке и обернулся, чтобы посмотреть, кто же меня стукнул.
И... некому было. Но боже, как мычала и стонала толпа? Обхватив
головы руками все они, отпихивая друг друга, рвались к грузовику, где тот
приятель раздавал бутылки с такой скоростью, с какой он только мог
принимать долларовые билеты.
Глаза у худенького полезли на лоб, что у селезня в грозу.
- О моя голова! - стонал он. - Ну, что я вам говорил?!
И он заковылял прочь роясь в карманах.
У нас в семье я считаюсь тупоголовым, но провалиться мне на этом
месте, если я тут же не сообразил, что дело не чисто! Я не простофиля, что
бы там ма ни говорила.
- Колдовство, - подумал я совершенно спокойно. - Никогда бы не
поверил, но это настоящее заклятье.
Тут я вспомнил Лили Лу Матц. И мысли дядюшки Лема. И передо мной -
как это говорят? - задребезжал свет. Проталкиваясь к дядюшке Лему, я
решил, что это последний раз я ему помогаю; уж слишком мягкое у него
сердце... и мозги тоже.
- Нет-нет, - твердил он. - Ни за что!
- Дядя Лем! - окликнул я.
- Сонк!
Он покраснел, и позеленел, и вообще всячески выражал свое
негодование, но я-то чувствовал, что ему полегчало.
- Что здесь происходит, дядя Лем?
- Ах, Сонк, все идет совершенно не так! - запричитал дядюшка Лем. -
Взгляни на меня - вот стою я с сердцем из чистого золота...
- Рад познакомиться с вами, молодой человек, - вмешался Эд Пу. - Еще
один Хогбен, я полагаю. Может быть, вы могли бы уговорить вашего дядю?
- Простите, что перебиваю, мистер Пу, - сказал я по-настоящему
вежливо, - но лучше вы объясните по порядку.
Он прокашлялся и важно выпятил грудь. Видно, приятно ему было об этом
поговорить. Чувствовал себя большой шишкой.
- Не знаю, были ль вы знакомы с моей незабвенной покойной женой, ах,
Лили Лу Матц. Вот наше дитя, младший. Прекрасный малый. Как жаль, что не
было у нас еще восьмерых или десятерых таких же. - Он глубоко вздохнул. -
Что ж жизнь есть жизнь. Мечтал я рано жениться и украсить старость
заботами детей... А младший - последний из славной линии. - Па, - квакнул
вдруг младший, - они стихают, па. Дай, я им двойную закачу, а, па? Спорим,
что смогу уложить парочку.
Эд Пу собрался снова погладить своего шалопая, но вовремя передумал.
- Не перебивай старших, сынок, - сказал он. - Папочка занят.
Занимайся своим делом и умолкни. - Он оглядел стонущую толпу. - Добавь-ка
там, у грузовика, чтоб поживее покупали. Но береги силы, малыш. У тебя
растущий организм... Одаренный парень, сам видишь. Унаследовал это от
дорогой нашей мамочки, Лили Лу. Да, так вот, хотел я жениться молодым, но
как-то все дело до женитьбы не доходило, и довелось уже в расцвете сил.
Никак не мог найти женщину, которая посмотрела бы... то есть никак не мог
найти подходящую пару.
- Понимаю.
Действительно, я понимал. Немало, должно быть, исколесил он в поисках
той, которая согласилась бы взглянуть на него второй раз. Даже Лили Лу,
несчастная душа, небось, долго думала, прежде чем сказала "да".
- Вот тут-то, - продолжал Эд Пу, - и замешан ваш дядюшка. Вроде бы он
наделил Лили Лу колдовством.
- Никогда! - завопил дядюшка Лем. - А если и так, откуда я знал, что
она выйдет замуж и родит ребенка?! Кто мог подумать?
- Он наделил ее колдовством, - повысил голос Эд Пу, - да только она
мне в этом призналась на смертном одре, год назад. Держала меня в
неведении все это время!
- Я хотел лишь защитить ее, - быстро вставил дядюшка Лем. - Ты же
знаешь, что я не вру, Сонки, мальчик. Бедняжка Лили Лу была так страшна,
что люди подчас кидали в нее чем попало, прежде чем успевали взять себя в
руки. Мне было так ее жаль! Ты никогда не узнаешь, Сонки, как долго я
сдерживал добрые намерения! Но из-за своего золотого сердца я вечно
попадаю в передряги. Однажды я так растрогался, что наделил ее
способностью накладывать заклятья. На моем месте так поступил бы каждый,
Сонк!
- Как ты это сделал?
Действительно, интересно. Кто знает, все может иной раз пригодиться.
Он объяснял страшно туманно, но я сразу усек, что все устроил один
его приятель по имени ген хромосом. А все эти альфа-волны, про которые
дядюшка распространялся, так кто ж про них не знает? Небось каждый видел
ма-ахонькие волночки, мельтешащие туда-сюда. У деды порой по шести сотен
разных мыслей бегают - по узеньким таким извилинам, где мозги находятся. У
меня аж в глазах рябит, когда он размыслится.
- Вот так, Сонк, - закруглился дядюшка Лем. - А этот змееныш получил
все в наследство.
- А что б тебе не попросить этого друга, хромосома, перекроить
младшего на обычный лад? - спросил я. - Это же очень просто. Смотри,
дядюшка.
Я сфокусировал на младшем глаза, по-настоящему резко, и сделал
этак... Ну, знаете, чтобы заглянуть в кого-нибудь.
Ясное дело, я сообразил, что имел в виду дядюшка Лем.
Крохотулечки-махотулечки, Лемовы приятели, цепочкой держащиеся друг за
дружку, и тоненькие палочки, шныряющие в клетках, из которых сделаны все,
кроме, может быть, крошки Сэма...
- Дядя Лем, - сказал я, - ты тогда засунул вон те палочки в цепочку
вот так. Почему бы сейчас не сделать наоборот?
Дядюшка Лем укоризненно покачал головой.
- Дубина ты стоеросовая, Сонк. Ведь я же при этом убью его, а мы
обещали деду - больше никаких убийств!
- Но, дядюшка Лем! - Не выдержал я. - Кошмар! Этот змееныш будет всю
жизнь околдовывать людей!
- Хуже, Сонк, - проговорил бедный дядюшка, чуть не плача. - Эту
способность он передаст своим детям!
- Успокойся, дядя Лем. Не стоит волноваться. Взгляни на эту жабу. Ни
одна женщина к нему на версту не подойдет. Чтоб он женился?! Да ни в
жизть! - подумав, сказал я.
- А вот тут ты ошибаешься, - оборвал Эд Пу по-настоящему громко. Он
весь прямо кипел. - Я все слышал и не забуду, как вы отзывались о моем
ребеночке. Мы с ним далеко пойдем. Я уже олдермен, и я предупреждаю тебя,
юный Хогбен, ты и вся твоя семья будете отвечать за оскорбления! Я в
лепешку разобьюсь, но не позволю исчезнуть фамильной линии, слышите,
Лемуэль?

Пчхи-Хологическая Война - Каттнер Генри => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Пчхи-Хологическая Война на этом сайте нельзя.