Филатов Никита - Свидетель, который любил кровь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Рубин Дмитрий

Менты -. Свадебный подарок


 

На этой странице выложена электронная книга Менты -. Свадебный подарок автора, которого зовут Рубин Дмитрий. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Менты -. Свадебный подарок или читать онлайн книгу Рубин Дмитрий - Менты -. Свадебный подарок без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Менты -. Свадебный подарок равен 78.74 KB

Менты -. Свадебный подарок - Рубин Дмитрий => скачать бесплатно электронную книгу



Менты –

OCR: Олег-FIXX ( fixx10x@yandex.ru )
«Менты. Черный король»: АСТ, Фолио; Москва, Харьков; 2002
ISBN 5-17-011493-1, 966-03-1620-8
Андрей Иванов, Дмитрий Рубин
Свадебный подарок
1
Ранняя осень мягкими шагами вошла в город, окрасив его желто-рыжей пастелью. В воздухе стояла легкая грусть. Казавшееся еще совсем близким лето превратилось в прошлое.
В среду вечером, закончив работу, старший лейтенант Анатолий Дукалис возвращался домой. Печаль закралась в милицейское сердце, когда оперативник увидел краски осени на городских бульварах. Неожиданно на ум пришли строчки из какой-то старой песни.
– Осень, осень, весна любви моей… – пропел старший лейтенант, входя в парадную.
Из лирического настроения Дукалиса вывело найденное им в почтовом ящике уведомление о заказном письме. Почта находилась на ближайшем углу и работала до восьми часов. Оперативник ни от кого не ждал писем, тем более заказных. Милиционеру захотелось поскорее узнать, от кого это послание. Он взглянул на часы, было семь сорок.
– Успею, – сказал себе Дукалис.
Почтовое отделение располагалось на втором этаже бывшего доходного дома. Старший лейтенант вошел в него без десяти восемь. Запах клея и сургуча наполнял душное помещение. В отделе заказных писем трудилась пожилая женщина в голубом рабочем халате и очках. Оперативник протянул ей уведомление и паспорт и получил большой конверт с иностранными марками и надписью на английском языке. Вид конверта усилил любопытство Дукалиса, он вскрыл его прямо в помещении почты. Когда-то в школе оперативник изучал английский и даже имел по нему твердую четверку. Теперь, держа в руках письмо, написанное на языке Шекспира, он силился вспомнить что-нибудь из знаний, полученных в детстве.
– Деар сир… – прочитал старший лейтенант. – Дорогой сэр! – догадался он.
Далее следовали более труднопереводимые слова и предложения. Пока Дукалис водил глазами по строчкам, пытаясь понять, о чем идет речь, наступило время закрытия почты.
– Может быть, вы дома дочитаете? – обратилась к оперативнику женщина в голубом халате.
– Да, да… – отреагировал милиционер.
Дукалис вышел на улицу и побрел домой, думая, как справиться с неожиданно возникшей проблемой. Оперативник вспомнил, что в его квартире имеется русско-английский словарь. Перспектива провести вечер за письменным столом, переводя неожиданное зарубежное послание, не радовала старшего лейтенанта. Он тяжело вздохнул, взгляд его остановился на уличном ларьке, торговавшем пивом и сигаретами. Он купил бутылку и, глотая на ходу пенный напиток, тронулся дальше.
Стоял безоблачный вечер. Дукалис шел мимо витрин и окон, в которых отражалось северное сентябрьское предзакатное солнце. Бабье лето окутывало город золотистой дымкой.
От пива в голове оперативника просветлело. Он вспомнил, что когда-то в сквере возле дома разговорился с выгуливавшим собаку соседом по лестничной клетке. Сосед сказал милиционеру, что занимается сидячей работой.
«А вдруг он переводчик?» – подумал Дукалис.
Эта мысль заставила старшего лейтенанта ускорить шаг. Вскоре оперативник оказался в своем доме, возле соседской двери. Он нажал на кнопку звонка. Ответ последовал не сразу. Прошло больше минуты, прежде чем за дверью послышалось шевеление.
– Кто там? – услышал милиционер.
Дукалис вдруг понял, что забыл, как зовут соседа.
– Добрый вечер, – сказал оперативник. – Я ваш сосед… У меня к вам дело.
– Какой сосед?
– Из тридцать восьмой квартиры. Работаю в Уголовном розыске. Помните, мы разговаривали во дворе, когда вы с собакой гуляли…
Дверь на цепочке отворилась. На пороге стоял мужчина лет пятидесяти пяти в длинном сером халате. Седые волосы и борода его были неаккуратно пострижены, лицо бороздили морщины, а из-под халата выглядывали худые бледные ноги.
– Здравствуйте, – сказал Дукалис.
– Здравствуйте, – ответил мужчина.
– Вы меня не припоминаете?
– Конечно, припоминаю. Анатолий, если не ошибаюсь…
– Совершенно верно. А я, извините, забыл, как вас зовут.
– Игорь.
Седой мужчина снял цепочку и шире открыл дверь. Соседи обменялись рукопожатиями.
– Чем обязан, Анатолий? – спросил Игорь.
– Видите ли, вы в прошлый раз сказали, что занимаетесь сидячей работой…
– Да. Я председатель Комитета драматургов.
– А нет ли, случайно, в вашем комитете переводчиков?
– Случайно есть.
– Скажите, могу я заказать кому-нибудь из них перевод одного документа?
– Конечно.
– А сколько это будет стоить? – осторожно спросил Дукалис.
– Гонорар зависит от объема работы.
Оперативник достал и протянул соседу послание из-за границы. Открыв конверт, Игорь пробежался глазами по письму.
– Зайдите, Анатолий, – улыбнулся он. – Я вам переведу, это займет пару минут.
Дукалис зашел в квартиру. В глаза оперативнику бросились затхлость и захламленность помещения. Коридор был заставлен коробками, вдоль стен тянулись полки, набитые книгами и газетами, на вешалке висели зимние вещи. Навстречу старшему лейтенанту, виляя хвостом, выбежала собака неопределенной породы, шерсть которой была клочковатой, как борода хозяина. Животное радостно подошло к милиционеру.
– Нюра, поздоровайся с гостем, – обратился к собаке Игорь.
Дукалис наклонился и потрепал Нюру по загривку. В ответ собака лизнула ему руку.
– Пойдемте в комнату, – сказал хозяин квартиры.
Собеседники прошли в комнату, обстановка которой была такой же беспорядочной, как и в прихожей.
– Присядьте. – Игорь показал рукой на диван, покрытый заштопанным покрывалом.
Дукалис сел на диван, а хозяин за рабочий стол, на котором стоял старый компьютер и лежали стопки использованной бумаги. Он положил перед глазами письмо оперативника и застучал пальцами по клавиатуре. Окинув взглядом комнату, милиционер взял лежавший на диване журнал «Литератор» и стал неторопливо листать страницы.
– Как ваша работа, Анатолий? – спросил Игорь, не отрываясь от компьютера.
– Работа… Работа кипит, – уклончиво ответил Дукалис.
– У вас какие-то проблемы?
Оперативник усмехнулся:
– Главная проблема – зарплата. Ее всегда не хватает.
Игорь закончил переводить и заправил бумагу в принтер.
– Скоро ваша главная проблема навсегда останется в прошлом, – произнес хозяин квартиры,
– Что вы имеете в виду?
– Вот, полюбуйтесь. – Игорь протянул отпечатанный принтером перевод.
Дукалис прочитал:
«Мистеру Анатолию Дукалису. Дорогой сэр, с прискорбием сообщаю Вам, что Ваш двоюродный дедушка Вольдемар Дукалис скончался в Нью-Йорке 16 августа 2001 года. Так как он не оставил завещания, Вы стали единственным наследником имущества покойного. Вольдемар Дукалис владел домами № 472 и № 481 по 24-й авеню и закусочной в доме № 83 по 18-й стрит. На банковском счету его находится 534 000 долларов. Как только будут улажены формальности, я свяжусь с Вами, чтобы заняться оформлением наследства. С уважением, мэтр Джозеф Голдфарб. 24 августа 2001 года, Нью-Йорк».
Дукалис поднял глаза и посмотрел на Игоря. Тот улыбался.
– Поздравляю вас, Анатолий, – сказал он, – с вас магарыч.
Оперативник вновь обратился к письму, окончательный смысл которого стал понятен ему только после повторного чтения. Милиционер вспомнил рассказы родителей о родственниках, живущих в Америке, с которыми его семья почти не поддерживала отношений. Они уехали за океан из Риги в начале сороковых годов.
– Да… – протянул Дукалис. – Да… магарыч… Конечно!
В квартире оперативника, в холодильнике, имелась полупустая бутылка водки.
– Я сейчас, – сказал старший лейтенант.
Он рванулся с дивана, выбежал на лестничную клетку, открыл дверь в квартиру, прошел на кухню, взял водку из холодильника и вернулся в кабинет Игоря.
– Спасибо, Анатолий, – сказал тот, – я пошутил. У меня, извините, много работы.
Игорь кивнул на кипу бумаг на столе.
– Одну рюмку, – стал уговаривать Дукалис, – чисто символически.
Уговорить хозяина квартиры оказалось легко.
– Разве что одну… – произнес он. – Пойдемте на кухню.
На кухне царил все тот же беспорядок. Игорь поставил на стол две стопки, достал колбасу из холодильника и булку из хлебницы. Затем он приготовил пару бутербродов. Оперативник в это время разлил водку. Милиционер все еще не мог прийти в себя после чтения письма.
– Сколько я вам должен, Игорь? – спросил он.
Игорь махнул рукой:
– Прекратите, Анатолий. Мы же соседи.
– Тогда за вас!
Соседи чокнулись и выпили.
– Закусывайте, Анатолий. – Игорь показал на бутерброд с колбасой.
– Спасибо. – Дукалис откусил кусок бутерброда.
– Вы давно ждали этого письма? – спросил председатель Комитета драматургов.
Дукалис вновь наполнил стопки.
– В том-то и дело, – сказал оперативник, – что никакого письма я не ждал.
– Как же вы поддерживали контакты с родственниками?
– Какие там контакты… Отец когда-то писал в Америку, но делал это не чаще чем раз в полгода.
Игорь пожал плечами.
– Значит, вам повезло, – сказал он. – Выпьем за вас…
Через десять минут бутылка опустела. Водка успокаивающе подействовала на милиционера. Ему хотелось продолжения банкета.
– Игорь, может, я сбегаю в магазин? – предложил Дукалис.
На сей раз сосед не поддался искушению.
– Извините, Анатолий, мне надо работать, – вздохнул он…
В состоянии эйфории оперативник вышел из соседской квартиры и зашагал по вечерней улице. Ему захотелось как можно скорее поделиться с кем-нибудь возникшими у него мыслями.
Дукалис огляделся. Метрах в пятидесяти от него красовалась надпись: «Рюмочная». Решив опрокинуть еще стопку-другую, оперативник направился к питейному заведению, возле которого курили два изрядно помятых человека.
В помещении было тесно и накурено. Публика стояла вокруг высоких круглых столов, пахло алкоголем и табаком, буфетчица спорила о чем-то с одним из завсегдатаев. В другой день Дукалис побрезговал бы сюда зайти, но сегодня лица посетителей показались оперативнику приветливыми, толстая буфетчица – симпатичной, а обстановку питейного заведения милиционер нашел уютной и дружелюбной.
Взяв сто граммов водки и пару долек лимона, Дукалис устроился за одним из высоких столов. Рядом с ним стояли два человека неопределенного возраста, споря о преимуществах и недостатках светлого и темного пива. Оперативнику вдруг неудержимо захотелось прервать их спор и рассказать о полученном наследстве. Захотелось обсудить внезапно возникшие планы на свалившееся с неба состояние. Возникло даже желание угостить незнакомых ему людей. Однако Дукалис сдержал нахлынувшие эмоции и, выпив водку под лимон, вышел на улицу.
– Эх, хорошо, – сказал старший лейтенант и неспеша побрел по вечерней улице, любуясь городским пейзажем.
Вдруг рядом с ним притормозила дорогая иномарка, из которой выглянул знакомый бизнесмен Герман Столяров, полный жизнерадостный человек с глубокими залысинами и очками в дорогой оправе. Несколько лет назад Дукалис с коллегами помог Столярову разобраться с рэкетирами, наезжавшими на его мебельный салон. С тех пор бизнесмен время от времени потчевал милиционеров коньяком под дорогую закуску.
– Привет, Толя, – сказал Столяров.
– О, Герман! Здорово! – ответил Дукалис.
Владелец мебельного салона вышел из машины и
пожал руку оперативнику.
– Как дела? – спросил Столяров. – Как преступники?
– Преступники ловятся, – улыбнулся Дукалис.
– Может, заскочим ко мне? Пропустим по стаканчику. Покажу свою новую мебель.
– Ну… разве.что ненадолго.
– Как скажешь. Садись в машину.
Столяров жил на соседней улице в просторной квартире с изысканной обстановкой. Через двадцать минут бизнесмен с милиционером уже сидели в креслах напротив друг друга, держа в руках рюмки с коньяком.
– За тебя, Толя, – сказал Герман.
Хозяин и гость выпили. Дукалиса подмывало рассказать Столярову о письме, пришедшем из Нью-Йорка, однако оперативник решил пока не придавать делу широкой огласки.
– Расскажи, что у тебя нового, – сказал бизнесмен.
Милиционер пожал плечами:
– Что у меня может быть нового…
Владелец салона понизил голос:
– Толя, если у тебя возникнут финансовые трудности, сразу обращайся ко мне. Я всегда помогу, – произнес он.
– С этим все в порядке, – ответил старший лейтенант.
Вдруг Дукалис вспомнил, что позавчера у него сломался телевизор. Мастер, пришедший по вызову, сказал, что чинить технику бесполезно, она давно отработала свой срок. Дукалис уже присмотрел в соседнем магазине импортный телевизор с плоским экраном, но скромная зарплата не позволяла оперативнику сделать желанную покупку.
В конце концов, – подумал милиционер, – через пару недель я получу пол-лимона баксов. Что же мне теперь, без телевизора сидеть?»
Столяров наполнил рюмки.
– Так что ты не стесняйся, – закончил мысль бизсмен.
– Знаешь что, – сказал старший лейтенант. – Я бы одолжил у тебя немного денег. Мне в конце месяца должны премию дать, а у меня позавчера телик накрылся. Без окна в мир, сам понимаешь, скучно.
– Нет проблем, – отреагировал Герман.
– Ну, давай за тебя!
Собеседники выпили.
– Сколько тебе нужно? – спросил Столяров.
– Точно не знаю… Так, чтобы на телевизор хватило, – замялся Дукалис.
Владелец мебельного салона вышел в другую комнату и, вернувшись, положил перед оперативником пятьсот долларов.
– Этого хватит? – спросил бизнесмен.
– Вполне, – ответил милиционер. – В конце месяца верну.
2
Людмила Ивановна Лебедева, пенсионерка семидесяти восьми лет, сухая невысокая старушка в поношенном платье и стареньких туфлях, любила прогуляться по скверу, тянущемуся вдоль Большого проспекта Васильевского острова. Седые волосы Людмилы Ивановны были аккуратно уложены, в руках она держала длинный зонт. Старушка шагала по скверу неторопливой уверенной походкой.
Стоял полдень. Бабье лето ласкало город мягким солнечным светом. По дорожкам бегали собаки в сопровождении обсуждающих их проблемы хозяев.
Жители Санкт-Петербурга трепетно относятся к домашним «братьям нашим меньшим» и ставят свои отношения с ними выше любых предрассудков. Часто можно наблюдать, как в самом сердце культурной столицы хозяин с умилением смотрит на опорожняющего желудок четырехлапого друга. По установившейся традиции владельцам «друзей человека» даже в голову не приходит убрать за своим питомцем, а замечания прохожих принимаются ими в штыки. Таким образом, скверы и бульвары города во все времена года покрыты «минами», случайно наступая на которые прохожие чертыхаются и тщательно трут подошвами асфальт, пытаясь стереть налипшую на обувь субстанцию.
Впрочем, в час, когда Людмила Ивановна прогуливалась вдоль Большого проспекта, собак рядом с ней было не много. Старушка всю жизнь прожила в этом районе, знала, как выглядит каждый дом, и помнила, какие магазины находились когда-то на месте нынешних. Пенсионерке нравилось жить на Васильевском острове, ни за что она не согласилась бы переехать отсюда в другой район.
Неспешно ступая, Лебедева шла в сторону Гавани. Воспоминания молодости волнами накатывали на пожилую женщину, настроение ее было лирическим и печальным. Машины проносились по широкой городской магистрали, неохотно пропуская пешеходов на перекрестках.
Вдруг Лебедева почувствовала покалывание в левой стороне груди. У пенсионерки было больное сердце, и она всегда носила с собой пилюли. Почувствовав боль, Людмила Ивановна открыла старомодную сумочку и достала упаковку с таблетками. Неожиданно в глазах у пожилой женщины потемнело, она с трудом дошла до ближайшей скамейки и, сев, почувствовала, что теряет сознание…

* * *
Старшим врачом бригады «скорой помощи» был Григорий Гуницкий, мужчина лет сорока двух с вьющимися рыжими волосами, седыми усами и очками на крупном веснушчатом носу. Судьба не баловала Гуницкого, напротив, она словно издевалась над медиком, заставляя считать себя неудачником. Когда-то он неплохо учился в институте, однако его однокашники давно стали состоятельными людьми, уверенными в себе членами общества, а Гуницкий существовал на врачебную зарплату, каждое повышение которой безжалостно пожирала инфляция. Личная жизнь доктора тоже не сложилась. Шесть лет назад Гуницкий развелся с женой, его пятилетнюю дочь воспитывал другой человек. Семейная лодка разбилась о быт. Постоянная нехватка денег и бытовая неустроенность довели раздраженных супругов до разрыва.
Впрочем, природное чувство юмора заставляло Гуницкого не падать духом и даже подшучивать над своей сучковатой судьбой.
Другим членом бригады «скорой помощи» был санитар Вадим Трифонов, молодой человек лет двадцати восьми. Жизнерадостный и энергичный, Трифонов нравился женщинам и пользовался этим при каждом удобном случае. В отличие от шефа санитар никогда не был женат и не спешил что-либо менять в личной жизни. Одной из его многочисленных подруг была третий член бригады медсестра Ирина Авдеева. Девушка лет двадцати шести, Авдеева имела каштановые волосы, курносый нос и губы, сложенные бантиком. Три года назад она вышла замуж за прораба одной не слишком преуспевающей строительной фирмы. Медсестра любила мужа, но позволяла себе время от времени «отдыхать от семейной жизни». Когда Авдеева попала в одну бригаду с санитаром Трифоновым, тот сразу стал ходить кругами вокруг симпатичной девушки и вскоре добился взаимности, Любовники скрывали свои отношения, но, несмотря на это, о служебном романе знала вся больница.
Шофером машины «скорой помощи» был Александр Лукичев. Мужчина лет сорока восьми, Лукичев обладал внешностью стареющего ковбоя. Сухая фигура, лицо, изборожденное морщинами, седые волосы и борода придавали Лукичеву мужественность и загадочность. Будучи трезвым, водитель «скорой помощи» казался молчаливым и хмурым, но стоило ему выпить пару рюмок, как морщины на лице разглаживались, на губах появлялась улыбка и стареющий работник здравоохранения становился душой компании.
Сегодняшний вызов стал для бригады четвертым. Медики уже успели побывать на Косой линии, на набережной Смоленки и на улице Кораблестроителей. Рабочий день шел как обычно. В половине первого машина с бригадой Гуницкого подъехала на Большой проспект Васильевского острова, к длинному серому зданию возле пересекавшей проспект Одиннадцатой линии.

Менты -. Свадебный подарок - Рубин Дмитрий => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Менты -. Свадебный подарок на этом сайте нельзя.