Даррелл Джеральд - Рози - моя родня (с иллюстрациями) 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этой странице выложена электронная книга Зеркало автора, которого зовут Якименко Константин Николаевич. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Зеркало или читать онлайн книгу Якименко Константин Николаевич - Зеркало без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Зеркало равен 21.43 KB

Зеркало - Якименко Константин Николаевич => скачать бесплатно электронную книгу



Рассказы –

Константин ЯКИМЕНКО
ЗЕРКАЛО
Эту странную сказочную историю я посвящаю Лене Навроцкой
– Смотри, Аркен! – сказал падший Уртах длинноволосому парню, которого крепко держал левой рукой чуть ниже плеча. – Ты должен все видеть.
Последние красные лучи солнца, медленно уходящего за Южный хребет, пробивались сквозь остроконечные верхушки эйвов, но света было еще достаточно, чтобы четко видеть происходящее. Погода стояла на удивление ясная – это был один из редчайших дней в году, когда на небе нет ни облачка, а темно-зеленая листва застыла в абсолютной неподвижности. Наверное, сама природа вдруг заинтересовалась, что происходит в этом забытом Гимоном уголке и решила не отвлекаться на всякие мелкие пакости, а как следует все посмотреть.
На фоне стройного жизнерадостного леса мрачно выделялась зловещая громада Скругла – обиталища падших и посвященных. Тому, кто не знал, что должно сейчас произойти, меньше всего хотелось бы задерживать взгляд на этом здании. Но все присутствующие были в курсе событий, и поэтому их глаза были обращены на задние ворота Скругла, из которых вот-вот должен был появиться человек.
– Я не хочу смотреть! – нервно ответствовал Аркен. При этом он склонил голову, созерцая потрескавшуюся почву у себя под ногами.
– Ты должен смотреть, – еще раз повторил Уртах. – Помни, что тебе предстоит то же самое через два дня.
– Я не хочу, – упрямо стоял на своем парень.
– Не кажись слабее, чем ты есть, – сказал Уртах, еще сильнее сжав руку на его плече. – Подними голову!
В этот момент задние ворота резко распахнулись и, повинуясь рефлексу, все присутствующие задержали взгляды на них.
Из здания вышел человек и медленно двинулся вперед по дороге. По мере приближения зрители все лучше могли рассмотреть его. Внешне он ничем не отличался от людей, наблюдавших сейчас за ним со стороны; нельзя было назвать даже каких-то особых примет, чтобы согласно им посчитать его избранным или даже исключительным. Впрочем, он и не был ни избранным, ни исключительным. Только одно отделяло его от собравшейся поглазеть толпы, но этого одного было более чем достаточно: несколько часов назад он прошел Зеркало.
Известно, что после встречи с Зеркалом возможны три исхода. Если человек слаб – он сгорит, будет заживо испепелен очищающим огнем, который не оставит от него и следа. Если человек достаточно силен, чтобы сопротивляться, но чересчур грешен – он станет падшим, обреченным весь остаток жизни провести во внутренних пределах, на земле отверженных. Если же претендент окажется чист перед Зеркалом, а значит, и перед Гимоном – он, устремленный, получит право уйти во Внешние Просторы.
Уйти навсегда.
И сейчас группа падших, посвященных и прочих любопытствующих имела счастье наблюдать исход устремленного.
На глаза Аркена наворачивались слезы, с которыми он безуспешно боролся. Наверное, он был единственным, кто, несмотря на отличную видимость, с трудом различал, что происходит вокруг. На какой-то миг он поднял голову, и увидел фигуру идущего. В этот момент слезы как раз отступили, и избранный смог зафиксировать в своем сознании его неестественно ровную походку, размеренные взмахи руками, и самое главное – его пустые глаза и совершенно отрешенный, отсутствующий взгляд. Казалось, что парень, не старше самого Аркена, уже мысленно покинул это место и блуждает сейчас где-то во Внешних Просторах, в которых, впрочем, он и так скоро окажется.
Аркен слишком хорошо помнил этого человека. Еще бы не помнить того, с кем провел большую часть детства, с кем участвовал почти во всех их незатейливых играх – будь то "наперегонки" на хрутах или карабканье на синюю скалу Эйгара. Он еще раз наткнулся на пугающие, ничего не выражающие глаза – и снова демонстративно отвернулся.
– Не буду смотреть, – пробормотал он.
– Но почему же, Аркен? – вопрошал все тот же Уртах.
– Падший Уртах, я… я не хочу запомнить Берта… ТАКИМ.
– Этот человек – уже не Берт, пойми! Он – устремленный.
Это была правда. Идущий по грунтовой дороге утратил свое старое имя, но еще не успел получить взамен новое.
Он – устремленный. Этого достаточно.
– Все равно. Хотя бы внешне он по-прежнему тот же Берт, которого я знал.
– Так неужели ты не хочешь, чтобы Берт был счастлив?
– Я же совсем не об этом! Просто… я ведь никогда уже не увижу его!
– Это не так уж важно, Аркен! Но разве ты не рад за него? Разве не рад, что твой друг покидает нашу проклятую землю, чтобы насладиться настоящей жизнью, а не тем жалким существованием, которое дают ему здешние убогие края?
– Я рад! – зло выкрикнул Аркен. Выкрикнул, давая понять, что не желает больше ничего слышать на эту тему.
– Зря ты так, – негромко сказал Уртах. Видимо, ему уже тоже надоел их малоприятный спор.
Тем временем устремленный остановился. Перед ним была Стена – огромная стена из серого камня, тянущаяся вверх на множество ростов. Говорят, не существует средства, чтобы отковырнуть от нее хотя бы маленький, ничтожный камешек. Так говорят – впрочем, никому в голову и не приходило проверить это, потому что такое действие считалось кощунством, которое не могли позволить себе даже падшие. Там, где в Стену упиралась дорога, в ней отчетливо проступали две створки достаточной ширины, чтобы в них мог проехать целый нагруженный фургон, запряженный не хрутами, но гандерами.
Это были Врата.
– Смотрите все! – провозгласил тут же падший Хэлмун, стоявший на возвышении и таким образом имевший право если и не непосредственно руководить церемонией, то по крайней мере изображать свою главенствующую роль. – Устремленный достиг Врат! Сейчас произойдет исход! Пусть видит каждый!
– Аркен! – прикрикнул падший Уртах.
Длинноволосый парень снова склонил голову, упорно не желая быть свидетелем грядущего события.
– Эх ты, недоумок! – обозлился Уртах. – Ведь для твоего же блага!..
Он перехватил Аркена за шею и насильно поднял ему голову, чтобы тот не отлынивал от созерцания уникального в своем роде зрелища.
В следующий миг с громким хлопком Врата распахнулись.
Как по команде, шеи зрителей вытянулись – каждый стремился разглядеть: а что же там, по ту сторону? Но тут тьма, проникшая извне, выплеснулась и ослепила их. Казалось странным: как человек может быть ослеплен тьмой? И все же случилось именно так. Мрак больно ударил в глаза Аркену, и тот отшатнулся, успев заметить только, как устремленный, некогда бывший Бертом, перенес правую ногу через границу, на территорию Внешних Просторов.
Потом ему вдруг стало тошно и противно, и Аркен почувствовал, что не может и не хочет больше ничего видеть и слышать. Он рванулся прочь, и на этот раз Уртах не смог удержать его. Всего лишь несколько мгновений – и парня уже можно было видеть на дороге к Скруглу.
– Проклятый мальчишка, Курунтагово отродье! – процедил сквозь зубы Уртах.
Затем он окинул взглядом плато, где стояли падшие, убеждаясь, что его отсутствие на окончании церемонии вряд ли кого-то обеспокоит, и быстрым шагом поспешил вдогонку Аркену.
* * *
Аркен сидел на полу, едва не уткнувшись головой в угол, не желая замечать, что происходит вокруг. Уртах все вышагивал вдоль стены крохотной кельи, служившей обиталищем парня с тех пор, как он был посвящен. Падший, похоже, не знал, как лучше начать разговор, чтобы не испортить все окончательно. Он давно уже почувствовал, что с этим своенравным мальчишкой будет много мороки, и теперь понял, что не ошибался. Конечно, случаи, когда людям было непросто смириться с предстоящим прохождением Зеркала, нередки – и все же он чувствовал, что с Аркеном будет гораздо сложнее: если другие обычно протестовали молча, то в этом парне крылся дух бунтаря, который нелегко будет сломить.
К тому же, сосредоточиться Уртаху мешала парочка жутенов, которые, увлекшись своими брачными играми, так и норовили укусить непредвиденного гостя в самые неподходящие места. Наконец после очередной попытки ему удалось-таки прихлопнуть одного из них, и Уртах извлек из своего несуразного мешковатого одеяния курительную трубку, наполненную зельем, которое могли себе позволить только падшие. Он затянулся, и лишь тогда заговорил:
– Аркен, за что ты так не любишь Зеркало?
– А за что мне его любить? – в тон ответил парень.
– Но ты же сам все прекрасно знаешь! Давным-давно наш народ встал на греховный путь коварного Курунтага, за что и был навсегда изгнан Гимоном и заперт в этом отрезанном от мира краю. Но честный Гимон любит своих детей, какими бы они ни были, и поэтому оставил нам шанс на возвращение. Не всем, конечно, а только тем, кто окажется чист перед ним – а доказательством чистоты служит успешное прохождение Зеркала. Не будь Зеркала – никто из нас и мечтать не мог бы о выходе во Внешние Просторы! Но Гимон добр, вечная ему благодарность!
– Красивая сказка, – буркнул Аркен, даже не повернувшись.
– Как ты смеешь! – лицо Уртаха вздулось от негодования. – Это… это кощунство! Ты… сам… понимаешь, что сказал?
– Падший Уртах, я теперь могу говорить, что хочу. После того, как я войду в Зеркало, мне уже будет все равно.
– Вот как?! Ты думаешь, что уже завоевал себе право грешить, как тебе вздумается? Ты кем себя считаешь, ничтожество?!
– Ты не понял меня, Уртах! Я не хочу проходить Зеркало.
Лоб падшего покрылся потом, но он все же совладал с собой, и на этот раз заговорил спокойнее:
– Это я как раз понял, Аркен. Ты не хочешь проходить – но ты не понимаешь, от чего пытаешься отказаться. Ты привык жить в нашем скромном уголке, испытывать какие-то маленькие повседневные радости, и даже не хочешь понять, что по ту сторону можешь испытать радости во много раз большие! Разве Гимон не говорил, что жизнь дается человеку для того, чтобы прожить ее как можно более интересно и насыщенно? И разве здесь ты сможешь прожить такую жизнь? Нет! Ты даже не представляешь, сколько разнообразия можно встретить во Внешних Просторах по сравнению с этой жалкой задницей мироздания! На самом деле никто из нас не представляет, но ты даже не хочешь попытаться представить, хотя у тебя, более чем у кого-то другого, есть такая возможность! Вот послушай, например, что говорят древние сказания о малой доле чудес, встречающихся в изобилии во Внешних Просторах…
– Я слушаю, – без всякого энтузиазма произнес Аркен.
– Представь себе, например, дом без крыши, на который сверху поставлен другой дом, а на тот еще один – и так восемь раз, а то и два раза по восемь. Но только к тому же пусть этот дом будет восьмерной ширины. Но и это еще не все, потому что такие дома стоят целыми рядами, друг за другом, их там просто видимо-невидимо, и все это вместе называется город. И городов во Внешних Просторах полным-полно, и везде в них живут люди.
– И что же тут хорошего? В таком количестве они просто передавят друг друга!
Уртах поморщился.
– Ну, ладно тебе… А еще в этих городах есть быстроходы, которые обходят наши в четыре раза. И ходят они не на ногах, а на специальных кругах, называемых колесами.
– Быстроход на кругах? Та еще глупость!
– Да что же ты за странный человек, Аркен! Ну, а как тебе такое: люди носят с собой особые бумажки, и эти бумажки они могут менять на еду или всякие разные нужные вещи. У кого больше бумажек – тот может взять больше вещей. Вот такие чудеса. Но и это еще не все! У тамошних людей есть потрясающе увлекательная забава, которую они называют "война". Представь: собирается вместе много народа, гораздо больше, чем ты можешь себе представить, выстраиваются в линии, идут рядами, и у каждого из них в руках оружие… Ну, например, меч – это как нож, только намного больше. Или луки со стрелами – это вроде удона, из которого ты любишь сбивать крэнов, хотя, говорят, и не очень похоже, но все равно. И, представь, две таких огромных толпы стройными рядами идут друг против друга, и это, наверное, уже само по себе выглядит потрясающе. А потом они встречаются, и тогда-то начинается самое интересное… Аркен, ты слушаешь?
– …? Слушаю.
– Ничего ты не слушаешь! Неужели ты хочешь от всего этого отказаться? И не только от этого, но еще и от многого-многого другого, такого, что мы, находясь здесь, даже представить себе не можем!
– Но ведь наслаждаться всем этим уже буду не я!
Падший Уртах на миг призадумался:
– Конечно, во многом тем человеком будешь не ты. Не тот ты, какой ты есть сейчас. Но это будешь ты, знающий свое истинное предназначение в мире. Ты – устремленный. Ты – гораздо лучший, чем тот, что сидит передо мной.
– Значит, я не хочу быть лучше. Не хочу быть таким, каким был сегодня Берт.
Уртах всплеснул руками:
– Но ты же знаешь, что это только временно! Зеркало отбирает у человека многое, но тем самым и очищает его от грешной сущности, как завещал нам мудрый Гимон. Зато Врата дарят этому же человеку гораздо больше нового, и не просто нового, но лучшего! Да, Аркен, я повторяюсь, но я хочу, чтобы ты понял, наконец! Подумай как следует: неужели ты не хочешь стать лучше и сделать лучшей свою жизнь?
– Если это можно сделать только ТАК – значит, не хочу!
– Но, во имя святой Молнии, Аркен – почему?!
Только тут парень отвернулся от стены и посмотрел Уртаху прямо в глаза – да так, что тот вздрогнул:
– Потому что я люблю Ихту. И не хочу ее потерять.
Падший притопнул ногой и несколько раз ускоренно прошелся по келье из стороны в сторону. По пути он попытался добить оставшегося жутена, но промахнулся.
– Да кто она такая, эта Ихта? – заговорил он. – Обычная девчонка, не хуже и не лучше других! Да что ты в ней нашел? Неужели ты готов разрушить свое будущее счастье, лишь бы остаться в этой дыре вместе с ней?
– Но ты же живешь в этой дыре, и не жалуешься! – парировал Аркен.
– Я – другое, – Уртах сразу нашелся, что ответить. – Зеркало отвергло меня, и я стал падшим. У меня больше нет выбора, Аркен. И ты себе не представляешь, как первое время мне было тяжело – сознавать, что я неполноценен и никогда не смогу уйти в лучший мир. Но я смирился со своей участью, ибо понял, что Гимон возложил на меня миссию: принять на себя грехи тех, кто лучше меня и еще имеет шансы на настоящую жизнь, а не на это жалкое существование. И я здесь не в силах ничего изменить. Но ты – ты-то в силах! Сейчас тебе кажется, что эта девчонка для тебя – все, но пройдет пару лет, и ты будешь со смехом вспоминать о своих нынешних чувствах к ней! Поверь мне, Аркен, что так и будет… Впрочем, что я говорю? Когда ты пройдешь Зеркало, ты уже вообще не будешь об этом вспоминать, потому что…
– Пошел вон! – негромко, но веско сказал парень, приподнимаясь.
Уртах почувствовал себя неуверенно, но все же продолжил:
– А еще подумай вот о чем. Примерно через два года Ихте тоже подойдет срок пройти Зеркало. И она его пройдет и, я уверен, у нее будет не меньше шансов, чем у тебя, уйти во Внешние Просторы. И она этот шанс не упустит, уж поверь мне! И есть вероятность – да, очень маленькая, просто ничтожная, но есть! – что вы с ней однажды встретитесь в том мире. Хотя я почти уверен, что, если даже такое произойдет, вы поймете, что больше совершенно друг другу не нужны, но, если тебе так уж этого хочется…
– Падший Уртах, при всем моем уважении к тебе – еще слово, и я впечатаю твою морду в стену!
Уртах попятился к двери:
– Аркен, ты совершенно напрасно не хочешь меня послушать! Ты еще потом поймешь, что…
– Я тебя предупреждал, – парень встал во весь рост и шагнул вдогонку падшему.
Однако Уртах, несмотря на заметную дородность, еще не утратил свою природную ловкость: предвидя движение Аркена, он стремглав рванулся к выходу из кельи и показал удивительную прыть, покидая крыло Скругла, где обитали посвященные. Аркен не стал его преследовать. Он снова опустился на пол в углу комнаты, и вдруг обнаружил на своих глазах слезы.
Он мог сколько угодно рассуждать о том, что не хочет проходить Зеркало, но никто не имел права освободить его от этой процедуры. Только сам Гимон – но разве снизойдет высшее существо до того, чтобы разговаривать с одним из отверженных, будь тот даже лучшим?
* * *
Хруты, устав от гонки, повалились на землю и принялись играть в какие-то свои беззаботные игры, не обращая внимание на сидящих по соседству хозяев. У Докена временами подергивались рожки – признак того, что он получал от этой игры удовольствие, граничащее с блаженством. Впрочем, Аркену не было до них никакого дела. Он смотрел только на Ихту, сидящую в тени таумина и задумчиво перебирающую в руках свои длинные светлые волосы.
– Нам, наверное, пора, – сказала она, поднимая глаза на парня.
– А я бы никуда отсюда не уходил. Сидел бы так целую вечность и смотрел на тебя.
– Но даже вечность когда-нибудь заканчивается.
– А я не хочу этого! Не хочу! – выкрикнул Аркен, и в его глазах появилась тень злобы.
– Милый, но я же хочу, чтобы ты был счастлив! – Ихта глядела на него умоляюще.
– Зеркало и счастье – несовместимы! – решительно заявил он в ответ.
– Неправда! В это просто нужно поверить. Ну хоть немножко поверить! А ты не хочешь поверить. Ну почему ты такой упрямый?
– Зеркало пожирает душу, – сказал парень резко.
– Аркен, как ты… Ты же знаешь, что это говорил…
– Знаю. Хэур, падший из падших. Которого потом повесили вниз головой на скале Тренака, и несколько дней крэны ели его тело. Вот он это и говорил.
Ихта откинула голову назад, обратив взгляд в небо.
– Ну что мне с тобой делать? Как объяснить тебе, что ты ошибаешься, и прОклятый Хэур тоже ошибался? Ты же знаешь, что Зеркало очищает человека от всего дурного, избавляя его от следов проклятия Курунтага! И еще оно указывает человеку его истинное предназначение. Разве ты не хочешь узнать свое предназначение?
– Ихта, ради Гимона, мне тошно от этих слов! Так говорят падшие, и ты уже успела заразиться от них! Тебе, выходит, все равно, что я уйду, а ты больше никогда меня не увидишь?
– Аркен, милый, конечно, мне не все равно! Но я же только хочу, чтобы тебе было лучше. А ТАМ тебе будет лучше! Ты просто этого не знаешь, не хочешь понять, потому что прожил всю жизнь здесь и даже не представляешь, что такое Внешние Просторы. И я тоже не представляю, но я верю, что там тебе будет хорошо, иначе ведь и быть не может!

Зеркало - Якименко Константин Николаевич => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Зеркало на этом сайте нельзя.