А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Брэдли Мэрион Зиммер

Тигр, светло горящий


 

На этой странице выложена электронная книга Тигр, светло горящий автора, которого зовут Брэдли Мэрион Зиммер. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Тигр, светло горящий или читать онлайн книгу Брэдли Мэрион Зиммер - Тигр, светло горящий без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Тигр, светло горящий равен 361.61 KB

Тигр, светло горящий - Брэдли Мэрион Зиммер => скачать бесплатно электронную книгу




«Андрэ Нортон (в соавт. с М. Лэки и М. Брэдли). Тигр, светло горящий»: ЭКСМО-Пресс; М.; 2001
ISBN 5-04-006926-X
Оригинал: Andre Norton, “Tiger Burning Bright”, 1995
Аннотация
Полчища наемников императора Бальтазара атакуют богатый торговый горой Мерину. Но не золото, а Сердце Света, неиссякаемый источник волшебной силы, и служители Хрома, обладающие магическим Даром, – вот истинные его сокровища. Советник императора, маг-некромант Аполон, заключивший сделку с тьмой, готов любой ценой захватить их. Но сдавшийся было на милость победителей, город начинает тайную войну, находя союзников там, где их просто не может быть...

Андрэ НОРТОН, Мерседес ЛЭКИ и Мэрион БРЭДЛИ
ТИГР, СВЕТЛО ГОРЯЩИЙ
Глава 1
АДЕЛЬ
Сестра Эльфрида стояла на коленях на холодном каменном полу на своем обычном месте в Храме, в кругу сестер и братьев по Ордену. Устремив взоры на Сердце, олицетворение Светлой Богини и предмет поклонения, они возносили ей хвалу. Великий Храм Мерины был для Богини домом, как и любое место на земле, и Эльфрида, преклонив колена, с легкостью погрузилась в молитвенный транс.
Говорили, что сверкающее под потолком в центре Храма Сердце было на самом деле упавшим с небес осколком солнца – тела Богини. Оно, пылая, упало именно здесь, и Храм был построен как дом для Сердца. За много столетий храмовые ремесленники пышно украсили эту реликвию. Согласно преданию, поначалу Сердце представляло собой странный светящийся камень, но с тех пор, как оно упало на землю, его покрыли золотом и украсили таким количеством крупных рубинов, что золота уже почти не было видно.
Сердце висело под куполом, единственным украшением которого были ребра свода, неизбежно приводившие взгляд к Сердцу, куда бы ты ни смотрел. Оно сверкало даже в самом слабом свете – даже в пламени маленькой свечи первой из ночных молитв, увлекая сердца молящихся к небесам, обители Богини. Большинство молящихся здесь были из четырех монашеских Орденов – сестры, братья и послушники, однако и миряне приходили сюда за утешением и получали его.
Поскольку большинство из братии, независимо от цвета своих ряс, знали посвященные Богине хоралы наизусть, то здесь чаще смотрели не в молитвенник, а на Сердце. Всегда можно было оценить степень благочестивости прихожанина по тому, насколько глубоко он утыкался носом в свой молитвенник.
Внезапно сестра Эльфрида очнулась от всегдашнего своего молитвенного полутранса и осознала, что кто-то смотрит на нее. Это было слабое ощущение присутствия, ощущение зова...
«Кто это может быть в такой час? Или.., может, это не кто, а что?»
С трудом сосредоточив свой усталый взгляд – это было не так легко, ведь глаза ее были уже не так молоды, как прежде – она узрела ангела, одного из самых низших, тех, что служили Богине вестниками. По телу Эльфриды прошла мгновенная дрожь восторга, всегда охватывавшего ее в тот миг, когда ей выпадало счастье узреть небесного вестника. Она уже и забыла, сколько раз встречалась в жизни с ангелом, но каждый раз чувствовала безмерную радость.
«Сколько же раз это было, я уж и счет потеряла... Моя непрочная смертная память подводит меня, да и слабеет она с годами».
Ангел стоял сбоку от алтаря, ближе к рядам коленопреклоненных фигур, чем к самому алтарю. Его можно было бы принять за послушника, разве что вид у него был совершенно необычный. Как и у всех ангелов, лицо его было нечеловечески прекрасным и могло принадлежать как мужчине, так и женщине. И такая сила была в нем! Сияние окутывало его голову и плечи, и казалось, что за спиной у него трепещут широкие крылья, а нимб, окружавший голову, еще более усиливал впечатление. Невозможно было ошибиться – это был ангел, и Эльфрида на мгновение пожалела своих дочь и внучку, которые не могли узреть посланника во всей его грозной красоте.
Как только ангел увидел, что она заметила его, он жестом, столь же прекрасным, как и его лицо, воздел руку и указал на королевский дворец.
Сестра Эльфрида подавила вздох и покорно склонила голову. Прочие сочтут этот жест свидетельством благочестия или усталости. Она была уверена, что более никто не видит этого ангела, хотя некоторым служителям Храма и было это дано. Этот ангел был послан к ней и только к ней с повелением снова принять мирское обличье и занять свое место во дворце вместо того, чтобы по окончании бдения пойти в келью в Храме и забыться сном. Некто будет ждать ее во дворце нынешней ночью.
«Ангелы – не молоденькие пажи, чтобы вот так бегать к кому-то с вестями. Наверняка случилась какая-то беда».
Эльфрида почти была уверена, что это так – император Бальтазар и его армия уже давно угрожали Мерине, но в последние несколько недель ситуация обострилась. Несколько дней назад еще оставалась слабая надежда, что он бросится на более жирную добычу – на земли Сарсена, например, богатые жемчугом и шелками. Но нынешней ночью рухнули все планы и надежды, и угроза стала реальностью.
А это значит, что Бальтазар во главе самой огромной армии, которую только видел этот мир, идет на их маленькую гавань.
«А нам против армии никак не выстоять».
К счастью, на вечерней молитве сестры не разговаривают друг с другом, и никто не заметит ее отсутствия, если она успеет вернуться к следующей молитве. Но даже если ее не будет, никто не станет искать ее до утра. Сестрам случалось проспать одну-другую молитву в ночные часы, со всеми так порой бывало. Никто не в силах исполнять свое послушание полностью, когда тебе за тридцать пять, а многие из сестер были стары, и Эльфрида по себе знала, что старшим сестрам нужно отдыхать больше, чем молодым и полным сил.
«А мои годы с каждым днем все тяжелее».
По окончании службы сестра Эльфрида вместо того, чтобы вернуться в келью, тихонько свернула в боковой коридор, спустилась на самый нижний этаж Храма и вошла в потайной ход, известный только ей и первосвященнице Верит.
Ход связывал Храм и дворец. Несколько тщательно замаскированных ответвлений вели к другим местам в столице и за ее пределами. Каменный коридор был темным, холодным и сыроватым. Построен он был так, что звук шагов в нем гас, и услышать, что кто-то идет, можно было только на очень близком расстоянии.
Неподалеку от входа во дворец был альков, в котором находились сундук, табурет, маленький столик с зеркальцем и лампа, висевшая на вбитом в стену крюке. Сестра Эльфрида зажгла лампу, открыла сундук, достала вышитое ночное парчовое одеяние и ящичек с косметикой, сняла бесформенную серую хламиду, надела парчу и занялась лицом. Ночное одеяние было теплее, чем хламида, но и куда тяжелее – обязанности его носителя тяготили ее куда больше, чем само одеяние.
Когда все было закончено, никто не узнал бы сестру Эльфриду, что последние два года провела в молитвах в Храме. Но любой в городе узнал бы Адель, вдовствующую королеву Мерины, преподобную, мирскую главу храмовых Орденов, духовной главой которых была благочинная Верит.
Адель задула лампу, посмотрела в глазок в стене, чтобы удостовериться, что ее опочивальня пуста, и сдвинула потайную панель за кроватью. Панель была тяжелее, чем казалась с виду, ходя сдвигалась куда легче, чем можно было бы предположить. Кто бы ни сделал этот потайной вход, он учел, что пользоваться им, возможно, будет человек не первой молодости. Со стороны опочивальни панель была обшита резным деревом, подогнанным так, чтобы не было заметно щелей проема, а с камнем дерево соприкасалось так плотно, что никто не обнаружил бы по звуку пустоты – если бы, конечно, догадался простучать стены. Большинство дверей в потайных ходах делалось именно так. Панель проворачивалась на центральной оси, что позволяло старой женщине с усталыми мускулами и утратившими гибкость суставами легко открывать и закрывать ее. Слуг в опочивальне не было, хотя ей по ее рангу полагался самое малое камердинер. Но под предлогом благочестивой скромности она отказалась от слуг, как только начала жить своей двойной жизнью, зная, что слуги сразу заметят, спала ли она в своей постели или нет.
Закрыв потайную дверь и заперев ее, она устало легла в постель, решив хотя бы немного поспать перед встречей с неизбежным. В предстоящие дни ей потребуются все силы.
Некоторое время, однако, сон бежал от нее. Она подавила желание немедленно позвать слугу и послать его выяснить, что же все-таки случилось. Терпение – это добродетель, а нетерпеливость в подобном случае вряд ли уместна. Скорее всего никто, кроме принцессы Шелиры, ныне заведующей корпусом разведки, не знает, что именно случилось. Ангел был послан поведать ей, что она будет нужна, а не то, что она нужна прямо сейчас. И как только она показала ему, что поняла, он, конечно же, удалился.
Посланцев горнего мира всегда трудно понять – они никогда ничего не объясняют до конца.
Согрев телом холодные простыни, Адель расслабилась. Когда ей придется по-настоящему стать Эльфридой, она лишится и этих мирских благ. Постели в кельях Храма не особенно уютны, поскольку сестры должны заботиться о Богине, а не о своих телах...
«Хотя если бы кости не ныли, легче было бы устремиться мыслями к Богине. Я понимаю, что о благах и соблазнах мира нужно забыть, но уж если мы ставим скамьи для тех, кто не в силах преклонить колена, то почему бы нам не сделать послаблений для тех, у кого по ночам ноют кости?»
Возможно, когда настанет ее черед сменить благочинную Верит, она введет это маленькое новшество.
Если, конечно, они переживут то, что готовит для Мерины император Бальтазар.
И с этой мыслью она погрузилась наконец в долгожданный сон.
Глава 2
ЛИДАНА
Женщина в огромной постели с балдахином проснулась, но не пошевелилась и не открыла глаз, хотя была в полной готовности действовать в любой момент – как вышколенный имперский разведчик. За долгие годы все пять ее чувств были отточены до остроты кинжала – а с ними и медленно пробуждавшееся шестое чувство, наследство ее крови и воспитания. И сейчас она полагалась на него – так паук готовит свою паутину.
Да, в комнате кто-то был. Ее рука под тяжелым одеялом медленно двинулась. Она чуть-чуть приоткрыла веки. Было темно, но она видела в темноте.
Ее рука уже была у нее под головой, под большой подушкой, она уже коснулась того, что искала – рукояти узкого, но смертельно-острого кинжала, сделанного специально, чтобы прятать его днем в складках платья, а ночью – в постели. Оружие дважды за прошедшие годы оправдало себя и было готово к новым испытаниям в любой момент.
Ее левая рука бесшумно, как водяная змея, заскользила к другому краю постели, пока не коснулась теплой крепкой плоти. Прежде чем заговорить, она дважды постучала пальцем. Обоняние пришло ей на помощь – она ощутила слабый запах ароматного мыла.
– Итак, Шелира, ты снова ходишь тайными путями, надеясь меня удивить?
В темноте послышался возглас досады.
– Да ты никак ночью видишь как днем, дорогая тетушка? – Голос был мягким, но для женщины звучал низковато.
– Уж какая есть. А вот ты не так искусно подкрадываешься, как думаешь, милая племянница. Когда-нибудь ты со своими шуточками нарвешься, и Ските придется латать дыры на той части твоего тела, где они тебе вовсе не нужны, что будет весьма печально для всех нас.
Лидана из дома Тигра, правительница огромного порта Мерина, города-государства, села в постели. Лампа безо всякого с ее стороны приказа вспыхнула.
Та, что держала ее, Скита, ростом была совсем дитя. Однако ее гибкое, хрупкое тело с белой как слоновая кость кожей было телом вполне созревшей женщины, да и таких сузившихся глаз не бывает у детей.
Гостья вошла в круг света. Это тоже была женщина, то есть, скорее, девушка, еще не достигшая полного расцвета женственности. У нее были столь же царственные черты лица, как и у тетки, хотя пока еще смягченные юностью. Темные волосы были заплетены в косы и охвачены тонким металлическим обручем. Рядом с державшей лампу женщиной принцесса Шелира казалась очень высокой. Она была в черной обтягивающей одежде, перехваченной поясом, на котором висели нож и длинный охотничий кинжал. Загорелая, она могла бы сойти за юношу, если бы не маленькая грудь. Она состроила рожицу женщине, державшей лампу, и без приглашения села в ногах кровати.
Усевшись, повернулась к королеве и протянула руку. На ладони лежала коробочка величиной с конский каштан, покрытая черной тусклой эмалью и оттого похожая на камень, которых полным-полно валяется на улице.
Лидана несколько мгновений смотрела на нее. В ее обычно нарочито бесстрастном лице ничего не изменилось, хотя такая коробочка, здесь и сейчас, повергла ее в шок.
– Кто? – коротко спросила она.
– Думаю... – замялась Шелира, рот ее скривился, как будто она проглотила что-то горькое, – Ростен.
– Ты так думаешь...
Девушка пошевелилась, и на ее юном лице промелькнул смешанный с отвращением страх.
– На него наткнулись разведчики. Он лежал у четвертых врат. Между лопаток торчал арбалетный болт. За ним тянулся кровавый след. Он умер не там, где лежал. – Она старалась говорить бесстрастно, как отметила Лидана, несмотря на то, что явно была потрясена. Да, это была истинная дочь Тигра.
Королева быстро наклонилась вперед и схватила коробочку. Ногтем указательного пальца подцепила потайной зажим, и коробочка открылась, правда, с некоторым усилием. Понятно – ее сжимали так, что это наверняка повредило крохотные шарнирчики.
Без всякого приказа Скита поднесла лампу поближе, чтобы свет падал на листок, который вынула из коробочки Лидана, Она прочла вслух первые строчки, и впервые ее голос дрогнул.
– К преподобной, – сказала она, поднеся листочек поближе к глазам и вынырнув из постели.
Скита пошла впереди с лампой в руке, Лидана и Шелира следовали за ней. Младшая отодвинула в сторону роскошно украшенную драгоценными камнями панель и отступила, дав Лидане нажать на маленький замок. В этой, старинной части дворца было много потайных ходов, и члены Дома Тигра с детства учились ходить по ним, тщательно изучая странные замки и рычажки, углы и повороты узких, скрытых от чужих глаз лестниц и коридоров.
Им недалеко было идти. Скита пропустила королеву вперед. Та четыре раза постучала в гладкую панель, вделанную в стену. Через некоторое время та открылась.
Перед ними стояла мать Лиданы, бабка Шелиры, вдовствующая королева Адель, постепенно уходившая из мирской придворной жизни в сумрак внутреннего духовного существования Храма Сердца.
– Беда? – спросила Адель еле слышно, и Лидана испугалась, что ее подозрения оправдываются – Адель была стара и последние два года перехода к другой жизни измотали ее. Лидана знала, что Адель проводит много времени в Храме, и часто спрашивала себя, почему ее мать до сих пор еще не покинула двор. Глядя на маленькую фигурку, опиравшуюся на дверной косяк, чтобы не упасть, освещенную сзади тусклым светом, Лидана видела свое собственное будущее. Те, кто не понимал ничего, называли таких людей благословенными, но ей казалось, что это, скорее, не благословение, а проклятье. Хотя Адель воспринимала свой переход с тихой радостью, она все еще цеплялась за жизнь и двор, и ее двойное существование иссушало ее.
До начала первых месячных дочери Тигра были обыкновенными женщинами. О, да, они обладали небольшими способностями, которые, если им хватало ума, они совершенствовали. Но после первых месячных начинались быстрые изменения – спавшие до того способности пробуждались и заставляли владелицу совершенствовать их. Потому та, кто правила Домом и Мериной, была вынуждена оставлять власть преходящую ради власти духовной и, как говорили, принимать на себя бремя еще более тяжкое – повелевать силами надмирными для защиты всех своих подданных.
«И эти силы всем им в такой час очень понадобятся», – мрачно подумала Лидана, понимая, что сейчас против них восстало во всей мощи своей страшнейшее в мире зло. Это заставило ее вспомнить о послании.
– Шелира нашла... Ростен... Тонкая рука ее матери поднялась в знаке благословения мертвых.
– Несмотря на смертельную рану, он сумел доползти до четвертых врат. Он нес вот это, – она протянула листок.
– Ростен был первым среди наших Ушей и Глаз, – сказала Адель. – Прочти то, ради чего он отдал свою жизнь, дабы спасти наши.
– Бальтазар наступает. Его силам противопоставить нечего. За ним стоит Аполон – высший слуга Тьмы. Аполон хочет завладеть Сердцем и всем, чем оно повелевает.
Адель глубоко вздохнула. Вновь воздела руки в благословляющем жесте.
Казалось, время тянется бесконечно долго.
– Да будет так, – наконец сказала Адель. – Погибнет или выстоит Мерина – это зависит от нашего решения. Подумаем же над тем, что нам должно сделать, и вновь соберемся в третьем часу.
Лидана склонила голову, отметив, что мать непроизвольно обратилась к распорядку Храма. Храм разбивал день на часы, начиная с рассвета. Встретиться в третьем часу означало, что перед принятием трудного решения они успеют позавтракать. Шелира хотела было что-то сказать, но ее тетка нахмурилась, и та промолчала. Они вернулись тем же ходом, что и пришли.
– Мы должны поднять гвардию.., гильдии... – выпалила девушка, как только панель за ними встала на место. Лидана покачала головой.
– Император Бальтазар безжалостен. А нынче почти весь наш мир в его железном кулаке. Девочка, ты никогда не видела города, отданного на разграбление. Кровь – даже кровь детей – ручьями течет по улицам, мучения, смерть настигают тысячи людей. Ты хочешь, чтобы такое случилось и в Мерине? Я видела – там, за морем – захваченный город... – королева на мгновение закрыла глаза, сжала губы. – От такого зрелища можно утратить веру. Думаешь, наши отряды, которые патрулируют улицы города, наши необученные члены гильдий могут выстоять против армии, которая никогда не знала поражений?
– Но... – начала было Шелира. Лидана безжалостно продолжала. Пусть девочка узнает всю правду, без прикрас.
– Бальтазар жаждал захватить Мерину с ее богатой торговлей уже много лет. Его не подкупить, потому что он хочет быть первым везде, куда только упадет его тень, уж такова его натура. Ростен – да перенесут его ангелы Воинств в Чертог Мира – принес нам самую худшую весть. Я кое-что слышала об этом Аполоне, хотя и очень немного.

Тигр, светло горящий - Брэдли Мэрион Зиммер => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Тигр, светло горящий на этом сайте нельзя.