А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ну, Райэнна…
— Чертовски, — повторила она с той же горячностью. — Он думает, что я не вижу, но я вижу. Я сама по уши увязла в работе! Я занималась отчетами об охотниках и программе, которую не закончила, когда невольничий корабль мехаров захватил меня. У меня такое ощущение, что, если я увижу еще одну тетрадь для записей или услышу очередной запрос об информации, я взорвусь! Я жду не дождусь, как бы вырваться снова на волю.
— Это в самом деле так?
— Так, — подтвердила Райэнна. — Аратак, хочешь чем-нибудь освежиться?
— Я бы выпил, — признался он. — Эта планета неприятно сухая, и у меня нарушен обмен веществ.
Она подошла к панели, за которой в отдельном отсеке лежали тубы с пневматически запечатанными продуктами питания, и с помощью компьютера стала составлять напиток, приятный для вкуса ящера.
— Дэйн? Вино или чай?
Он подошел и помог ей разобраться с напитками; размеры Аратака не позволяли им свободно перемещаться по комнате, не переворачивая мебель, поэтому они просто стащили на пол диванные подушки, сели на них и оказались как раз на уровне глаз ящера.
— Итак, ты намерена вырваться на свободу, Райэнна? И скажи мне, с чего бы ты хотела начать? Или у Дэйна, может быть, есть какое-нибудь сокровенное желание?
Райэнна сказала:
— Я бы хотела организовать экспедицию на спутник планеты охотников, на тот, что мы называли Красной Луной, и заняться изучением руин, которые мы там обнаружили, и выяснить, какие существа там обитали.
Во время охоты Райэнна как-то пропадала целый день и всю ночь, и друзья уже сочли ее погибшей, но она вернулась и рассказала невероятную историю о том, как оказалась в подземелье и как ее спасли существа, обитающие во мраке, потомки древней, неизвестной цивилизации.
— Я умираю от любопытства, но надеюсь, что на этот раз отчеты об экспедиции будет писать кто-нибудь другой!
Дэйн хихикнул. Аратак спросил:
— А разве ты уже не сделала столько работы, чтобы можно было заняться чем-нибудь другим или отложить ее?
— Честно говоря, до конца еще далеко, — признался Дэйн. — Я уже знаю, где нанять космический корабль и опытного пилота, но у нас все упирается в окончание работы Райэнны! И не говори, что ты тоже страстно хочешь полететь!
— А если я тебе скажу это, ты не впадешь в ярость? — спросил Аратак, и Марш засмеялся — он и забыл, насколько буквально переводит диск. Ни ирония, ни сарказм, ни преувеличение прибор не передавал.
Он сказал:
— Если ты мне скажешь такое, Аратак, поверь, мы оба просто обалдеем от радости. Не так ли, дорогая? — добавил он, многозначительно взглянув на Райэнну.
— Ну разумеется, — подтвердила она. — К тому же совсем не сложно найти корабль с необходимым для тебя пространством и соответствующие твоим вкусам запасы пищи. Аратак, ты всерьез подумываешь отправиться с нами?
Даже в сухом переводе диска отразились нотки сожаления, прозвучавшие в ответе Аратака.
— Боюсь, это невозможно, — сказал он. — Но если вы не слишком далеко зашли в подготовке этого проекта, может быть, я смогу предложить другой вариант, а свой вы отложите на время?
Дэйн почти физически ощутил укол любопытства. Интуиция? Можно было бы догадаться, что друг заявился сюда не просто так!
Аратак неторопливо отхлебывал свое «вино», созданное компьютером, — хотя, по мнению Марша, напиток отдавал сильным запахом давно прокисшего и забродившего пива, ящер его просто смаковал.
— У меня недавно был разговор с одним из членов Совета Протекторов, — сообщил он им. — Похоже, у них возникли проблемы, и они полагают, что мы в состоянии помочь им.
Дэйн никогда не слышал о Совете Протекторов. Это его не удивило — в Содружестве широкой сетью раскинулись различные административные учреждения, организации и ассоциации, охватывая собою всю огромную Звездную Федерацию. Так что человеку не под силу все их упомнить.
Поначалу такое положение вещей его тревожило, но вскоре он выяснил, что и Райэнна помнит названия только тех агентств, с которыми имеет дело. Разумеется, Содружество не являлось само по себе правительством как таковым, а скорее уж разумной организацией, способствующей сохранению мира и развитию торговых отношений между цивилизациями различных звездных систем.
— Совет Протекторов изучает культуру Закрытого Мира, недавно открытой планеты, — сказал Аратак, и Дэйн, естественно, тут же понял, что термин «недавно» применяется в масштабах Содружества и может означать не одну сотню лет. — Цивилизация на этой планете находится пока на варварском уровне развития. И, как обычно, Совет пытается получить подробное представление об их обществе и его культурной структуре, прежде чем объявить им о нашем существовании и попытаться привлечь их в Содружество. Место это по-настоящему любопытное — с особенностями, которые должны заинтересовать тебя, Райэнна. Например, там существуют на одинаковой ступени развития разума два вида существ. Один — раса похожих на меня ящеров, а другой — разумные обезьяноподобные…
— Что? — взволнованно спросила Райэнна. — Уж не о Бельсаре ли Четвертом ты говоришь, Аратак?
— Ну да. А ты знаешь о нем, Райэнна? Это значительно упрощает мою задачу.
— Я слежу за дискуссией вокруг теории Дельма Велока о Пропавшем Корабле. В комментариях Анадриго, мне кажется, мало смысла; параллельная эволюция могла бы…
— Подожди, подожди, — сказал Дэйн. — Да подожди же! То есть я хочу сказать, остановись на минутку и поясни хоть немного, пока я вконец не запутался!
Райэнна рассмеялась:
— Я расскажу тебе, что знаю, а затем Аратак продолжит объяснения для нас обоих. Бельсар-4 является загадкой для ученых моей области науки. Дело в том, что, как правило, раса соответствует окружающей ее среде. Большинство рас ящерообразных обитают на тех планетах, где ни за что не смогли бы развиться млекопитающие или, в крайнем случае, они были бы мелкими и незначительными. Если ящерообразные разумны, они бы уничтожили всех млекопитающих конкурентов еще на ранней стадии развития; хотя в других условиях… Я помню, Дэйн, как ты рассказывал мне о ваших протозаврах, которые не были разумными, имея крошечные мозги, и, не умея приспособиться к изменению климата и планетарной экологии, вымерли. Правильно?
— Совершенно верно. Какой-нибудь динозавр… э… ящер размером с Аратака имел мозгов не больше, чем уместилось бы на ногте моего большого пальца, не говоря уж об отсутствии коры головного мозга, что никак не способствовало превращению данного вида в разумный. Один из наших ученых — Джон Лилли — доказал, что разум неизбежно связан с определенным критическим размером коры головного мозга.
— Это же элементарно, — сказала Райэнна. — Мы называем это аксиомой Мэтвика, и это первое, что узнает биолог, специализирующийся в области сапиентологии. Но как бы там ни было, — продолжала она, — на Бельсаре-4 успешно развивалась раса ящерообразных, и это произошло в среде, прекрасно подходящей млекопитающим, в которой не могла выжить никакая другая раса рептилий или ящеров, за исключением одной-единственной определенного размера и строения. Гипотеза Дельма Велока предполагает, что эти ящеры Бельсара являются потомками экипажа пропавшего космического корабля, потерпевшего аварию, вероятно из Конфедерации Швефедж — это одна из старейших рас в Содружестве, издавна занимающаяся астронавигацией. И протозавры Бельсара-4 весьма похожи на базовый тип особи Швефеджа.
— Однако среди разумных ящерообразных есть и различия, — проворчал Аратак, — хоть и не такие основательные, как у различных этнических типов обезьяноподобных. Гравитация отдельно взятой планеты определяет наши размеры — некоторые из нас не больше, чем обезьяноподобные, а есть один или два вида и того меньше, хотя свой небольшой размер они компенсируют какой-нибудь способностью, например телепатией, но в основном мои братья ящерообразные не намного отличаются от меня самого. При небольших косметических манипуляциях я запросто сошел бы за обитателя планеты потомков Швефеджа, а их женские особи нашли бы меня даже привлекательным.
— Однако есть и еще один ученый, Анадриго, — сказала Райэнна, — который составил длиннющий список физических отличий, — хотя он и допускает, что эти отличия могли явиться следствием мутаций или акклиматизации, — и провел лингвистический анализ с целью доказать отсутствие какого-либо следа языка Швефеджа — грамматического или лексического — во всех уже изученных языках Бельсара-4. К тому же он ссылается на записи аборигенов и их поэмы, в которых указывается, что раса протозавров существует здесь с таких давних времен, что корабль из Швефеджа просто не мог тогда еще добраться к ним; и по его теории эта раса развилась в разумную, избегая гибели после крушения — по неведомым причинам — их изначальной окружающей среды. Но доказательств у него маловато. Пока. Эта планета открыта недавно, ну, не на моем, правда, веку, а при жизни дедушек и бабушек. И проведены только самые основные исследования. Поэтому у нас пока есть только теории, не подкрепленные вескими доказательствами.
— И дело идет к тому, дитя мое, что мы можем вообще не получить таковых доказательств, — мрачно сказал Аратак. — Около десяти стандартных единиц назад (в стандартных единицах измерялось время в Содружестве, и эта единица являлась некой средней величиной от тех единиц времени, которыми пользовались различные цивилизации; Дэйн не до конца понимал, как же она выводилась, но по его подсчетам, она равнялась приблизительно пяти неделям) база Содружества на Бельсаре перестала выходить на связь, а последнее сообщение оттуда было странным и незаконченным, словно… — он на минуту задумался, — …словно передающий его оператор внезапно оказался захваченным. В послании сообщалось о появлении на территории базы аборигенов.
Райэнна спросила:
— И никто не знает, что там произошло?
— Разумеется, на Бельсар-4 была сразу же отправлена изыскательская экспедиция. Сообщения их личных коммуникаторов гласили, что база обнаружена совершенно пустой, но с включенным на полную мощность защитным полем и другими средствами обороны. Но нет ни тел, ни признаков борьбы. А предпоследнее сообщение гласило, что изыскатели отправляются к ближайшему городу государства, собираясь попытаться выяснить что-либо там. — Он помолчал и продолжил печально: — И в самом последнем сообщении говорилось, что они попали в засаду аборигенов; в живых остался только один член экспедиции, и с тех пор от него — никаких известий.
Он с глубоким вздохом посмотрел на них:
— Как вы оба прекрасно знаете, очень немногие агенты Содружества владеют приемами боевых искусств или умеют обращаться с примитивным оружием. Насколько нам известно, лишь один или двое с базы на Бельсаре прошли такую подготовку. Все находились на базе, когда с ними произошло то, что произошло. И может быть, сейчас кто-нибудь из них находится вне базы, бродит вокруг, не имея возможности связаться с Содружеством.
Дэйн посмотрел на огромного протозавра в замешательстве. Только тут до него дошел смысл последних слов Аратака. Значит, они требуются как опытные бойцы, владеющие искусством рукопашного боя? Следующее заявление ящера подтвердило его догадку.
— И потому Совет Протекторов пытается отыскать экспертов по такого рода оружию. И они, очевидно, полагают, что те, кто выжил в охоте… — Его чешуйчатая физиономия была непроницаема, но по едва заметным движениям Дэйн понял, как ему неловко. — …Могут быть такими экспертами. Они не сомневаются, что я, например, при некоторой маскировке сошел бы за одного из представителей бельсарийской расы, аборигена; а вы — за представителей расы обезьяноподобных. Однако, если жизнь богатых людей удовлетворяет вас… — Он замолчал.
— Так они хотят, чтобы мы поехали? — Дэйн издал крик восхищения, затем нахмурился. — Но подожди-ка минутку, это похоже на работу для космических морских пехотинцев, если у вас имеются таковые, или для исследователей-психологов. Мы же не знаем ни языков, ни обычаев бельсарийцев, да и вряд ли на этой варварской планете аборигены носят с собой диски-переводчики, не так ли? А варварские племена — на моей планете есть такие — очень трепетно относятся к соблюдению своих обычаев. Это вам не в Содружестве, где может происходить что угодно и как угодно долго, не мешая уличному движению.
— В Совете уверены, что смогут обучить нас обычаям и привычкам аборигенов и говорить по крайней мере на одном из их языков, — сказал Аратак, — и я не вижу причин сомневаться в их уверенности. И, кстати, им неизвестно, отвечает ли существо или явление, напавшее на базу на Бельсаре, и за нападение на последнюю экспедицию. Видите ли, на этой планете опасно. Широко распространен бандитизм, встречаются свирепые дикие животные; так что все, что требуется, — это достаточно долго выжить в таких условиях и собрать необходимую информацию. А в Совете даже не знают, какая информация необходима. Мы к тому же не знаем, виноваты ли в случившемся аборигены Бельсара.
Райэнна отреагировала незамедлительно:
— Но ведь существует возможность того, что людей с базы захватило невольничье судно мехаров?
— Вполне возможно, — согласился Аратак. — В этом секторе были замечены корабли и Мехара, и Киргона, хотя, естественно, у нас нет донесений о несанкционированных посадках подобных кораблей на планету.
— Но если защитное поле на базе было включено на полную мощность, то как же аборигены проникли внутрь? — спросил Дэйн. — Через защитное поле такого типа смог бы пробиться только корабль мехаров.
— И это возможно, — сказал Аратак, — но, разумеется, мы не знаем. Аборигены же могли бы попасть на базу в момент, когда поле было отключено, или посредством ключей, отобранных у кого-нибудь из попавших вне стен базы в засаду наших людей. Но также возможно, что на Бельсаре оказался некто, кому там быть не положено. В этом и состоит функция Совета Протекторов — не допускать исследований не привлеченных в Содружество планет представителями Мехара или Киргона.
Дэйн никак не мог успокоиться. «Вот это приключение! Я хочу поехать!» Но он старался не поддаваться эмоциям, тщательно вникая во всю эту историю.
— А мне казалось — если брать в рамках всей галактики, то в ней найдется достаточно опытных фехтовальщиков, которые могли бы подойти Совету.
— В этом секторе таких мало , — резко сказала Райэнна. — И большинство из них — дилетанты, которые погибнут, оказавшись в первой серьезной переделке! Хотя, может быть, некоторые и уцелеют, но не проверять же их таким способом?! Содружеству это не понравилось бы! А о нас уже известно , что мы можем уцелеть.
— Кроме того, — добавил Аратак, — вид должен быть выбран правильно. Протофелины иногда достаточно свирепы, но Мехар не принадлежит к Содружеству, да и в любом случае протофелин на Бельсаре смотрелся бы настолько необычно, что аборигены сразу убили бы его либо обращались с ним как с божеством. И уж тихого расследования наверняка не получилось бы. Так что очень существенно, что нашлись ящер и двое человекообразных, готовых работать вместе.
Двое? Дэйн резко вскинул голову, собираясь протестовать, но Райэнна опередила его:
— Это не похоже на увеселительную прогулку. Но чертовски заманчиво! Хоть я и подозреваю, что после его окончания я опять влипну в историю с отчетами! Тем не менее я давно хотела взглянуть на Бельсар-Четыре, но понимала, что и за всю жизнь могу не получить разрешения на посещение этой планеты!
— Уж больно опасное предприятие, — сказал Дэйн, втайне наслаждаясь чувством облегчения от того, что она не так уж и рвется открывать свои руины и отыскивать древних… как их там… Сам же он, к собственному удивлению, обнаружил, что хотел бы немного подольше подумать над ее предложением.
Райэнна уставилась на него удивленными глазами:
— Опасное? И это ты говоришь, Дэйн? А не от тебя ли я только и слышала последние дни, что ты, как в болоте, тонешь в этом суперцивилизованном мире?
— От меня, — с достоинством сказал Марш. — И я всерьез отношусь к этому предложению. Разве мы не должны учесть все факторы? Это ведь опасная планета, если верить Аратаку, и она была опасной даже до того, как люди там стали исчезать из-под защитного поля. — Слишком опасная для женщин, хотел он сказать. Но не стал. А заявил следующее: — Это не то место, где может трудиться мирный археолог и ученый.
— Мой дорогой Дэйн, фактически любая планета, на которую отправляются ученые Содружества, является опасным миром! — Глаза Райэнны засверкали. У этой женщины был темперамент, присущий всем рыжим, — так называли это в том мире, откуда прибыл Дэйн, — но надо отдать ей должное: такого грозного проявления он не видел уже давно. — Еще задолго до охоты я не раз бывала на опасных планетах, и мне не доводилось заниматься в секциях фехтования и планировать в небесах, чтобы ощутить вкус опасности! Почти любая стоящая планета, на которую прибывает антрополог, настолько опасна, что ты и представить не можешь! Или ты полагаешь, что сам отправишься с Аратаком, а меня оставишь уповать на нежное милосердие звукозаписывающих аппаратов? — Она вскочила на ноги, яростно глядя на него. — Да будет так, Аратак! Я отправляюсь с тобой, и не важно, хочет того этот переросток, лесной барсук, или нет!
Лесной барсук? Дэйн открыл рот, чтобы потребовать объяснений, и тут же понял, что это диск-переводчик сыграл с ним шутку. Интересно, как Райэнна понимала данное им ей прозвище Крольчонок? Очевидно, и она обозвала его, сравнивая с животным из ее мира, животным, на которое Марш в данный момент, по ее мнению, походил. Интересно, что же это за существо?..
— Райэнна, — мягко сказал он, собираясь предпринять еще одну попытку, — ведь одно дело отправиться в такое путешествие варвару из глуши, подобно мне. Но ведь ты-то цивилизованное существо…
— И помешала мне моя цивилизованность на Красной Луне?
И перед его мысленным взором предстала картина: полумрак, планета охотников, застывшая в небе неоновой горой, темные фигуры спящих товарищей.
«Даллит, любимая, Даллит, погибшая из-за того, что он, Дэйн, впал в неистовство и забыл долг свой перед соратниками по охоте, Даллит, живая, спящая последним уготованным ей в этой жизни безмятежным сном, пока он и Райэнна стоят на посту;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29