Панасюк Владимир - История Зарубежной философии - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Браунинг Дикси

Такой знакомый незнакомец


 

На этой странице выложена электронная книга Такой знакомый незнакомец автора, которого зовут Браунинг Дикси. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Такой знакомый незнакомец или читать онлайн книгу Браунинг Дикси - Такой знакомый незнакомец без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Такой знакомый незнакомец равен 88.13 KB

Такой знакомый незнакомец - Браунинг Дикси => скачать бесплатно электронную книгу




Аннотация
Четырнадцатилетней девочкой Синтия Дэнбери осталась сиротой. Жила в богатом доме своей тетки фактически на положении прислуги. Но однажды перед этим домом резко завизжали тормоза роскошного «кадиллака»…
Дикси Браунинг
Такой знакомый незнакомец
ПРОЛОГ
«Это мой первый в жизни дневник, и я не очень представляю, с чего начать. Моя мама всегда вела дневник, но она хотела, чтобы я прочла его после ее смерти, тогда мне многое станет понятно. Но ее личные вещи были убраны, и я долго не могла до них добраться.
Меня зовут Синтия Дэнбери. Мне четырнадцать с половиной лет».
Четырнадцать с половиной. Десять лет назад. Какой же юной я тогда была!
«Все зовут меня Синди, хотя правильней было бы Сенди , потому что все кому не лень посылают меня по разным поручениям. Мой папа был изобретателем, но умер, не успев изобрести что-либо значительное, стоящее денег, хотя всю жизнь экспериментировал. Мама же работала на автостоянке, чтобы заработать деньги на папины прожекты и повседневную жизнь, а вовсе не была никчемной бродяжкой из городских трущоб, которая сломала жизнь моему отцу — отличному парню, как заявила дяде Генри моя тетя Стивенсон. И это одна из причин, по которой я пишу эти строки. Хочу, чтобы восторжествовала справедливость».
Синди так отчетливо помнила день, когда впервые увидела свою тетку Лорну Стивенсон, сестру отца, словно это было вчера. Они только что переехали в Моксвилл, и отец повел ее знакомиться в громадный белый дом с широким крыльцом и витражами по обеим сторонам парадной двери.
Они вошли в холл, и отец представил Синди дородной женщине в черном шелковом платье тете Лорне.
— Можешь называть меня миссис Стивенсон, холодно поправила она.
Отец пришел в такую ярость, что Синди спряталась за его спину и вцепилась в его руку.
Однако с годами они с теткой достигли компромисса: Синди называла ее тетя Си.
Снова вернувшись к дневнику, она пропустила несколько страниц и стала читать дальше.
«Мама никогда не ходила в тот дом вместе с нами. Я долго не понимала, почему, пока через много лет после трагедии не прочитала ее дневник.
Трагедия произошла, когда папа и я отвозили маму на работу. У встречного бензовоза лопнула шина, и он столкнул нас в кювет. Папа погиб на месте, а у меня было повреждено бедро. Сначала сказали, что перелом, но потом выяснилось, что сильный ушиб, и бедро просто подлечили, но плохо.
Мама тоже пострадала, и мы не смогли присутствовать на папиных похоронах — еще лежали в больнице. Тетя Си взяла на себя все хлопоты.
Конечно, мне следовало быть благодарной, но я обиделась. Не люблю вспоминать те дни».
Бедро у Синди так и не восстановилось полностью, и она прихрамывала, особенно когда уставала, но шрам был почти не виден. Ей было тогда почти одиннадцать. Все это случилось в ноябре, а когда весной следующего года наступили ее первые критические дни, она решила, что это как-то связано с бедром, и переживала до тех пор, пока мама не объяснила ей, что она стала взрослой.
«Мама была удивлена, что я не поняла происходящего, ведь нам говорили об этом в школе, но с тобой лично всегда все происходит по-другому.
Конечно, я смутилась, но потом уже была горда, что стала девушкой, предвкушая будущую жизнь, которая рисовалась мне чем-то очень романтическим…»
Синди и сейчас еще не избавилась от своих романтических грез, но тогда, десять лет назад, была воплощенная наивность.
«Теперь о себе. Я часто думаю, что, если у меня будут дети, они, возможно, захотят узнать свою радо… родословную, которую я не очень хорошо знаю. Кроме того факта, что мамины родные, Скарборо, жили где-то на побережье, но там почти никого не осталось.
Мама очень переживала, когда папа умер, и в результате заболела лейкемией. Пока она лежала в больнице, я жила у соседки, а когда навещала маму, она старалась сделать вид, что все будет хорошо. Мы обе притворялись и смотрели какие-то дурацкие мультики по телевизору, а иногда просто сидели и держались за руки. Стараясь отвлечь меня от черных мыслей, мама даже посмеивалась над моим вкусом, который я, однако, унаследовала от нее: мы обе обожали огромные кричащие шляпы с тоннами искусственных цветов».
Синди протянула руку к стоящей на ночном столике фотографии в рамке. Это был не слишком четкий снимок улыбающейся молодой женщины в расклешенных брюках, топе, завязывающемся на шее, и мягкой шляпе с подсолнухами.
Мама в девятнадцать лет с неизменной гитарой в руках.
«Я до сих пор не могу спокойно говорить о маме, это слишком больно, но я хочу, чтобы тот, кто когда-нибудь будет читать мой дневник, знал, что Аурелия Скарборо Дэнбери была самой ласковой и мужественной женщиной на свете.
Когда мама умерла, я переехала жить к тете Стивенсон, дяде Генри и моим сводным сестрам Мойре и Стефани. В нашем городке все знают друг друга с незапамятных времен — и те, кто, как тетя Си, живут в огромных шикарных домах, и те, кто, как мы, в жилых автоприцепах. Знают и кто кому приходится родней. Когда сотрудница социальной службы заявила, что, если Стивенсоны не заберут меня к себе, ей придется найти мне приемных родителей, у них не было выбора.
Разумеется, они бы нашли себе оправдание, но людям не закроешь рот, а порядочные люди не дают повода говорить о себе, утверждала тетя Си.
Дядя Генри проявлял ко мне гораздо больше родственных чувств, чем тетя Си, хотя, если разобраться, никто из них не был моей настоящей родней. Он звал меня Рыжиком за цвет волос, на каждое Рождество дарил коробку шоколадных конфет и двадцать долларов, половину я откладывала на будущее, а другую половину тратила на подарки. Конфет никогда не хватало на все праздничные дни, так как Стефф и Мойра были сластенами.
На самом деле мне совсем не хотелось жить здесь, но что я могла поделать? К тому же, когда тебе только двенадцать с половиной лет, люди не особенно прислушиваются к тебе. Мойра и Стефф мне даже нравятся. Мойра на два года старше меня, Стефф — на три с половиной, но общего у нас никогда не было. Есть и положительные стороны: мне никогда не приходилось беспокоиться об одежде. Например, Мойра всегда покупает себе джинсы на размер меньше, и тетя заставляет отдавать их мне. То же самое и с футболками. По мнению тети, Мойра носит слишком обтягивающие, но ей нравится демонстрировать свой бюст, а у меня его пока нет. Джинсы я не слишком люблю, в них жарко летом и холодно зимой, но это практичная вещь.
Стефф никогда не носит джинсы, но она отдает мне свои надоевшие платья, обычно такие, которые нуждаются в сухой чистке, что, конечно, страшно непрактично! К счастью, я умею чинить вещи и выводить пятна.
Вы, верно, уже заметили, что мне свойственно перескакивать с одной мысли на другую? Мама обычно говорила, что мои мозги напоминают ей отцветающую клумбу, где всегда можно найти что-нибудь стоящее, если хорошенько поискать под сорняками.
На самом деле я искренне благодарна тете Си за доброту, именно поэтому я не могу уйти и жить самостоятельной жизнью, как бы мне этого ни хотелось».
Хотя ей этого очень хотелось. Но теперь уже скоро… очень скоро она будет готова к этому.
«А теперь, мой дневник, о самом тяжелом.
Это касается того, что было известно тете Си с самого начала и о чем я не подозревала, пока, собравшись с духом, не прочитала мамин дневник.
Я хочу рассказать правду, чтобы мои дети и внуки, если они будут, знали, что я никакая не Дэнбери. Мой биологический отец, пилот морской авиации, разбился во время тренировочного полета еще до моего рождения. Его звали Билл Джонс, и он был родом откуда-то из Виргинии.
Женившись на маме, папа дал мне свою фамилию, что стало одной из причин, по которым тетя и дядя взяли меня к себе жить. Теперь о дяде Генри. Он носит костюмы-тройки, каждое утро уходит на работу, а днем приходит домой выкурить сигару, выпить рюмочку и подремать.
Мойра на него очень похожа, но не такая добрая».
Вздохнув, Синди отложила дневник в сторону и устремила взгляд в окно, на соседний дом.
Она вспомнила Джона Хейла Хитчкока, героя ее девичьих грез в те давние дни, из-за которого она и решила перечитать дневник.
Когда Мак сказал ей, что Хитч согласился быть шафером на его свадьбе, она опять принялась фантазировать, но умерла бы от смущения, если бы ему стало известно об этом. Вряд ли Хитч узнал бы Синди сейчас и вряд ли замечал ее в те давние дни. Синди, однако, даже через десять лет помнила его так, словно это было вчера.
Разумеется, он изменился, возможно, женился, хотя Мак не упоминал о том, что у него есть жена. Она и сама изменилась с тех пор, когда считала его центром вселенной, и уже не была плоской, как гладильная доска.
Быстро пролистав середину потрепанного дневника, Синди нашла те страницы, которые заполняла, когда ей исполнилось восемнадцать.
«Дядя Генри подарил мне машину! Не могу поверить! Теперь, вместо того чтобы носиться по всему городу, выполняя разные поручения, на велосипеде, я могу ездить на машине. Может, мне стоит написать на ней сбоку призыв „Пользуйтесь услугами Синди. Быстро, надежно и недорого“?
«Вот бы тетя Си расшипелась».
Дядя вскоре умер, и она до сих пор скучает по нему.
«Мне кажется, тетя Си уже все знает. Причина, по которой она ничего не говорит, заключается в том, что тогда ей пришлось бы разрешать мне покупать то, что мне кажется необходимым.
Я стараюсь заработать на свое существование, но вот что я скажу тебе, мой дневник: лучше закончить свои дни старой девой, чем позволить еще раз Мойре или Стефф знакомить меня со всяким сбродом. Один из них едва не сорвал с меня платье, другой грязно шутил и смеялся, когда я краснела, третий, скучнейший тип, рассказывал мне, когда и кем работал. Я чуть не уснула. Да, я не богата, не знатного происхождения, не красавица, но заслуживаю лучшего, чем эти кандидаты».
Да, все в жизни по-старому, вздохнула Синди, откладывая дневник в сторону. Значит, она заслужила эту жизнь. Как только Стефф выйдет замуж, ей придется подыскать себе квартирку по карману. И работать не только по понедельникам, а ежедневно, пока она не накопит достаточно денег, чтобы заняться тем, о чем мечтает. В один прекрасный день женщины снова захотят носить романтичные шляпы, а когда это произойдет, она будет к этому готова.
Если у нее останется достаточно сил после этой проклятой свадьбы!
Глава 1
Джон Хейл Хитчкок повесил трубку и выругался. Да, он согласился, но вполне может отказаться. Он давно уже старался держаться подальше от свадеб, особенно от тех, где требовалось его активное участие. Как там это называется? Инстинкт самосохранения?
Ему всегда казалось, что его родители ненавидят друг друга до глубины души, но они умели себя держать и не показывали этого. Мать время от времени пыталась познакомить его с одной из своих коллег, поэтому нет ничего удивительного, что он и мысли не допускал о женитьбе.
Постепенно Джон научился терпимо относиться к таким вещам. Несмотря на опасения родителей, когда он предпочел инженерную профессию юридической, технический колледж Джорджии Йельскому университету, он остался воспитанным человеком. Во всяком случае, хорошие манеры не позволяли ему открыто заявлять о своем непреодолимом отвращении к полосатым брюкам, ирландскому акценту и ограниченному уму — описание, под которое подходили более молодые коллеги его матери, федерального судьи Джанет Хейл Хитчкок, для которых она служила эталоном.
Поняв, что из попытки сватовства ничего не выйдет, она оставила сына в покое, однако его женатые друзья неустанно пытались найти ему пару.
Свое нежелание знакомиться Хитч прикрывал теорией, что только несчастные люди нуждаются в компании. Его метод самообороны был одновременно тактичным и действенным: вежливо улыбайся и спасайся бегством. Проведя годы становления характера под башмаком своих властных родителей в холодной атмосфере дома, он не позволил заманить себя в ловушку брака.
Звонок Мака застал его в минуту слабости. Он только что вернулся с панихиды по старому школьному другу, который в тридцать три года скончался от сердечного приступа. Жизнь — опасная штука. Налив себе стаканчик, Хитч погрузился в философскую ностальгию, и в это время Мак Макколм сообщил о своей предстоящей женитьбе и попросил его быть шафером на свадьбе.
— Нет уж, спасибо, друг мой. Напоминаю, если ты забыл, у меня аллергия на свадебные церемонии.
— Да ладно тебе, Хитч. Ты — мой самый близкий приятель. Мне некого больше просить.
Они проучились вместе четыре года в техническом колледже Джорджии. Хитч смог сделать это благодаря спортивной стипендии: его родители, выпускники Йельского университета, отказались платить за учебу сына, считая его решение глупым. По окончании колледжа Мак и Хитч вместе поступили на военную службу. После этого Мак перепробовал десяток разных занятий, а Хитч поступил в Гарвардский университет, чтобы получить степень магистра экономики управления. Все это время они не теряли контакта, в основном благодаря дружественным усилиям Мака.
— Знаешь, Мак, — проговорил Хитч, — нытье никогда не входило в число твоих самых привлекательных черт.
— Я не ною, дружище, а умоляю.
— А я знаю эту счастливицу?
— Помнишь Стеффи Стивенсон? Она живет по соседству со мной.
Помнил ли Хитч многочисленные вечеринки в их студенческие годы в приветливом, уютном старом доме в маленьком городке штата Северная Каролина? Дом Макколма, бестолковый, шумный, наполненный ароматами вкусной стряпни, отличался от его собственного дома как день от ночи.
Он помнил сестер Стивенсон, живших в соседнем доме, Стефани и… как ее там, Мэри?
Марни? Что-то вроде этого. Была еще и третья сестра, какая-то рыжеволосая девочка…
— Да, я помню Стефф. — Хитч отпил из стаканчика, который позволял себе выпивать раз в день. — Послушай совета, Мак. Откажись от этой затеи, пока еще не поздно. Женщинам нужен брак, мужчинам нет. Не пытайся понять мою логику — ты никогда не был силен в логике, — просто поверь мне на слово. Отвертись.
Но Мак, добрый старина Мак, с огромными ушами, неуклюжий и вечно улыбающийся, уговорил его. Этому парню ничего не стоило бы уговорить даже далматина расстаться со своими пятнами. Нехотя согласившись, Хитч повесил трубку и несколько минут раздумывал над тем, что могло привлечь Мака и Стефф друг к другу.
Вряд ли Стефани Стивенсон, пустенькая манерная девица, словно сошедшая с обложки журнала, с одной извилиной в мозгу, изменилась к лучшему с тех пор, как он видел ее последний раз.
Может, она в конце концов поняла, что Мак при всем его клоунском поведении потрясающий парень? Или все произошло потому, что благодаря упорному труду и счастливому стечению обстоятельств он превратил захудалый лыжный курорт, приобретенный им несколько лет назад, в великолепные лыжные базы, цепь которых протянулась до Западной Виргинии?
Хитч осушил до дна стаканчик, встал и потянулся. Он совершенно выдохся за последние несколько лет, создавая в Ричмонде, штат Виргиния, собственное дело — «Джон Хейл Хитчкок дизайн», небольшую фирму по промышленному дизайну. Он считал, что у нее большое будущее.
Сейчас он мог позволить себе сделать перерыв, а что могло быть лучше, чем провести это время с семьей, которая относилась к нему как к родному сыну? К тому же путь из Ричмонда в Моксвилл пролегал рядом с домом родителей. Надо же ему наконец наладить отношения с ними.
Прошел почти год с тех пор, как он их видел, и последняя встреча была не из приятных.
Может быть, подумал он с горьким удовольствием, чтобы растопить лед, придется прибегнуть к юмору висельника? Как вы думаете, люди, если уже и Мак женился, не постигнет ли та же участь вскоре и его шафера? О да, это вызвало бы их улыбку.
Родители отличались строгостью. Его маленькие пальцы, оставлявшие иногда липкие отпечатки на полированной мебели в их мрачном старом доме, это хорошо знали. Его мать, невысокая женщина с серебристыми волосами, собранными в узел на затылке, одним движением бровей добивалась большего, чем другие люди с помощью заряженного оружия. Его дедушка по отцовской линии был членом Верховного суда.
Большинство его двоюродных братьев и сестер были адвокатами или судьями. Хитчу было на роду написано следовать семейным традициям, но у него было собственное мнение. Он унаследовал общую семейную черту — непомерное упрямство, и хотя не был победителем в споре ни с одним из своих родителей, но научился прикусывать язык и уходить, чтобы свести ущерб к минимуму.
Фактически движущей силой его нынешнего успеха было стремление доказать что-то своим родителям.
Ребячество?
— Вот уж кем я точно не стану, — пробормотала Синди, везя на кухню тележку с горой тончайшей фарфоровой посуды, которую предстояло вымыть, — так это поставщиком провизии и профессиональным организатором свадеб.
Она уже отбила ручку у одной из чашек и потратила уйму драгоценного времени, дозваниваясь в Гринсборо, в Центр фарфора, чтобы выяснить, не смогут ли там подобрать точно такую же чашку. К счастью для нее, они ответили положительно, но, к несчастью, их услуга обойдется ей в кругленькую сумму плюс поездка в Гринсборо за ее собственный счет.
— Синди, ты звонила в цветочный магазин?
— Они приедут завтра, чтобы уточнить все окончательно.
— Синди, мое платье уже вернули из химчистки?
— Доставят в течение часа.
— Синди, господи, я же говорила тебе, что надо проветрить содержимое моих чемоданов! От вещей воняет плесенью!
— Было пасмурно, когда я встала, поэтому решила подождать, пока разгуляется, потом открою чемоданы и перенесу все вещи к себе в комнату. Там всегда сухо и жарко, как в аду, ведь в мансарде нет кондиционера.
До свадьбы оставалось еще уйма времени, но гостевые комнаты уже были забиты родственниками, приехавшими по такому случаю. Здесь же жили две помощницы Стефф, с которыми она училась в колледже. Синди сбилась с ног, проветривая и приводя в порядок комнаты, а также вымыв и вытерев фарфор и хрусталь к свадебному торжеству, Принимать гостей должны были родители Мака, но тетя Си впервые выдавала дочь замуж, и она разошлась вовсю. «Небольшая элегантная домашняя свадьба» превратилась в кошмар, с точки зрения Синди.

Такой знакомый незнакомец - Браунинг Дикси => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Такой знакомый незнакомец на этом сайте нельзя.
 Проверьте ваши чувства http://litkafe.ru/writer/13668/books/58837/bahnov_vladlen/proverte_vashi_chuvstva