А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Линк Гейл

Песнь надежды


 

На этой странице выложена электронная книга Песнь надежды автора, которого зовут Линк Гейл. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Песнь надежды или читать онлайн книгу Линк Гейл - Песнь надежды без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Песнь надежды равен 201.15 KB

Песнь надежды - Линк Гейл => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Larisa_F
«Песнь надежды»: Русич; Смоленск; 1995
ISBN 5-88590-308-5
Аннотация
Любовь знатной английской леди и юноши-метиса с трудной судьбой, воспитанного из милости в богатой семье, вызывает непонимание и осуждение окружающих, да и сами они не сразу решаются открыть друг другу свои чувства. Но истинная высокая любовь помогает им преодолеть все преграды, возникающие на жизненном пути.
Гейл Линк
Песнь надежды
ПРОЛОГ
Запретный плод
Лондон, 1888 год
– Все равно он будет моим!
– Это шутка, Джилли? – воскликнула леди Маргарет Эшли, решительно складывая веер. Окинув взором шумную танцевальную залу, она украдкой взглянула на мужчину, о котором шла речь.
– Вовсе нет.
– Но ведь он такой… – леди Маргарет замолчала, не в силах подобрать нужных слов.
– Не такой, как другие? – помогла подруге Джилли.
– Возможно, – согласилась леди Эшли. Пухлые губы ее собеседницы тронула мечтательная улыбка.
– Поэтому он мне и нравится.
Маргарет картинно закатила глаза, всем своим видом осуждая выбор подруги. Давняя дружба, связывающая молодых женщин, не оставляла у Маргарет никаких сомнений относительно силы воли леди Джиллиан Клэр Фицджеральд Бьюкенен. Эта черта характера была свойственна не только Джилли, но и ее старшему брату Рису. Иногда поведение девушки шло вразрез с нормами, принятыми в обществе. Маргарет объясняла это влиянием на Джилли ее ужасной невестки Тори Райтенауэр и частыми визитами подруги на огромное ранчо брата в Техасе под названием Энкантадора.
– А мне казалось, что твоя мать хотела бы видеть рядом с тобой Тони Чамберза.
Джиллиан пожала обнаженными плечами.
– Я никогда не выйду замуж за Тони, и мама прекрасно знает это, – заявила девушка. Она проводила взглядом высокого, элегантного молодого человека, который направился к выходу из залы в компании таких же изысканно одетых молодых людей. – Мы с Тони совершенно разные люди.
– Но он без ума от тебя, – возразила Маргарет, стараясь, чтобы в ее голосе не прозвучали нотки зависти.
Джилли многозначительно посмотрела на подругу.
– Нет, моя дорогая Мэг. Никто не подходит на роль жены Тони лучше тебя, и если бы он не был таким невнимательным, давно понял бы это.
К девушкам подошел слуга, держа в руках серебряный поднос с шампанским. Молодые леди взяли по бокалу.
– Какая прелесть! – воскликнула Джилли, сделав глоток холодного игристого вина. Какой переполох поднялся бы в зале, попроси она сейчас кентуккское виски. Ее мать, вдовствующая графиня Дерран, ставшая после недавнего замужества леди Роутерсби, непременно упадет в обморок. Даже Рис ничего не знал о том, что сестра уже пробовала виски. Это произошло во время последнего визита в Энкантадору, и инициатором была ее невестка. Виски и ребенок – так назвала их затею Тори, сделав особое ударение на слове «ребенок». ОН тоже был там, с насмешливой улыбкой наблюдая, как Джиллиан, морщась, потягивает виски.
Джилли допивала шампанское, размышляя, почему он не пригласил ее на танец. Она специально оставила свободными несколько танцев. Было бы просто восхитительно танцевать вальс в объятиях его сильных рук. Рано или поздно, но ему придется свыкнуться с мыслью, что она уже выросла, стала женщиной душой и телом.
– Я еду домой, – решила Джилли.
– Да, но мы только что приехали, – удивилась Маргарет.
– Ты оставайся, Мэг. А я просто скажу, что у меня разболелась голова.
– Но твоя мать… Ты не боишься, что она рассердится?
– Ничего страшного, я пришлю за ней экипаж лорда Роутерсби. Не думаю, что мама будет скучать.
– А я в этом совсем не уверена, – заметила подруга. – Несколько минут назад графиня смотрела в твою сторону и заметила, что ты наблюдаешь за НИМ. Мне кажется, это ее не очень обрадовало.
– Знаю, – ответила Джиллиан, украдкой взглянув на мать, которая вовсю сплетничала с приятельницами. – Но она понимает, что я все равно сделаю по-своему.
– Как и твой брат, да? – с упреком спросила Маргарет.
– Совершенно верно, в этом мы с Рисом очень похожи.
– По-моему, леди Роутерсби никогда не смирится с тем, что он женился на этой американке.
Джиллиан звонко рассмеялась.
– С чем она действительно не смогла смириться, так это с тем, что Рис предпочитает Техас Англии. Но с тех пор, как Тори подарила братцу наследников, мама изменила свое мнение.
Маргарет пожала плечами.
– Знаешь, – сказала она, – в этом я полностью солидарна с ней. Не представляю, как можно жить в подобном месте. – Мэг взмахнула веером. – Хотя ты, конечно, не согласишься со мной. Ведь тебе так нравится Техас.
– Да, нравится, – призналась Джиллиан, вспоминая свою первую поездку в Америку. Тогда ее поразили необъятные просторы этой земли и то, как быстро брат приспособился к новой жизни.
ЛЮБОВЬ.
Рис объяснял все именно этим. Сейчас Джил чувствовала то же самое. Она поняла это сразу, как только увидела в его глазах выражение жгучей страсти.
Именно сегодня Джиллиан собиралась открыться, признаться в любви и заставить его поверить в возможность счастливого будущего.
Но он ушел, не бросив даже небрежного «добрый вечер».
Где он сейчас?
Почему исчез так внезапно?
Часть первая
Самый сладкий запрет
ГЛАВА 1
– Итак, слово за тобой, Рейф, – медленно произнес Тони Чамберз и, взяв со стола бокал с портвейном, откинулся на спинку стула.
Рейф Рейборн, затянувшись, выпустил струйку дыма. Сильный запах крепких кубинских сигар смешивался с ароматом дорогих духов. Женщина, державшая в руках бокал, наклонилась и поцеловала Рейфа в загорелую щеку.
– Удачи тебе, – прошептала она.
– Увеличиваю ставку до… – он помедлил, посмотрев на груду банкнот, лежащих перед ним, – до пятисот.
Все игравшие сочли ставку слишком высокой, и в игре остались лишь Тони и Рейф.
– Твой ход, – сказал Тони, показывая карты. – Все четыре дамы – у меня. – Он торжествующе улыбнулся. – Отбивайся, если сможешь.
Усмехнувшись, Рейф раскрыл свои карты.
– А у меня – козыри.
– Проклятье! – в сердцах воскликнул Тони, и его красивое лицо помрачнело. – Такое впечатление, что у тебя советник – сам дьявол.
Рейф нахмурился.
– Почему бы и нет?
Тони расхохотался, попросив симпатичную девушку наполнить его бокал.
– У меня нет ни малейшего сомнения, старина. Абсолютно, – повторил он, заглядывая в глубокий вырез платья девицы, наклонившейся с бокалом вина.
Один из молодых людей, принимавших участие в игре, завоевывал доверие пышнотелой хозяйки заведения, сидевшей у него на коленях.
– Думаю, следующую партию я пропущу, джентльмены, – заявил Робин Уилтон, на миг оторвавшись он страстных губ своей подруги. Он поднялся, его примеру последовали еще два молодых человека, тоже горевших желанием уединиться со своими дамами.
– Мудрое решение, – насмешливо заметил Рейф, обнимая за тонкую талию женщину, стоявшую рядом. – А ты как думаешь, Тони?
– Я сыграл бы еще одну партию, старина. Что ты на это скажешь?
– Идет, – ответил Рейф.
Надув губки, женщина обвила руками шею Рейфа и прошептала ему на ухо:
– А как же я, мой милый?
– Немного позже. – Взяв с игрового столика две крупные банкноты, он небрежно сунул их за корсет женщины и легонько шлепнул ее по мягкому месту. – А теперь иди, крошка.
Вытащив деньги, она проворно пересчитала их. Лицо озарила довольная улыбка.
– Меня зовут Молли. – Покачивая крутыми бедрами, женщина направилась к двери, сделав знак оставшейся в комнате девушке следовать за ней. – Я жду.
– Боже милостивый, Рейф, ты только что отвалил сто фунтов!
– Ну и что?
– За эти деньги можно купить дюжину проституток.
– Подумаешь!
Тони не верил своим глазам. Иногда его друг-американец удивлял своими поступками. Взять хотя бы сегодняшний случай. Наблюдая, как уверенно, в свойственной ему манере, Рейф тасовал карты, а закончив, закурил еще одну сигару, он решил задать вопрос, давно волновавший его:
– Почему ты не пригласил на танец леди Джиллиан? Разве не из-за нее мы приехали на этот скучный бал?
Рейф невозмутимо продолжал сдавать карты, словно не слыша друга.
– Приступим? Делай ставку, – предложил он. Тони выложил пятьдесят фунтов.
– Только и всего? – уточнил Рейф, накрывая банкноту двумя своими. – Сто.
– Идет, – улыбнулся Тони, прибавляя к банкнотам еще одну.
– Карты? – спросил Рейф.
– Две, – ответил Тони, сбрасывая свои.
– Сдающий берет, как правило, одну, – заметил Рейф, рассеянно рассматривая карты.
– Ты ведь знаешь, Рейф, я не отстану, пока не получу ответа, – заявил Тони, снова взглянув на карты. – Стоило собираться на бал, чтобы уехать так рано?
Немного помолчав, Рейф, наконец, заговорил.
– Я ничего не жду от бала, – объяснил он, пожимая плечами. – Леди Джиллиан, я уверен, все танцы заранее распределила среди многочисленных поклонников.
– А если она ждет приглашения каждого из нас? – заметил Тони.
– Возможно.
– Не сомневаюсь, старина. Мы с тобой для нее, словно семья, как старшие братья, поэтому Джилли никогда не откажется потанцевать с нами. Должно быть, ей хотелось, чтобы один из нас пригласил ее.
МЫ ДЛЯ НЕЕ КАК СЕМЬЯ. Рейф снова и снова повторял про себя эти слова. Но ему не хотелось быть одним из членов семьи Джиллиан, а ожидать чего-то другого от этой леди было наивно. С тех давних пор, когда Джилли, напоминая маленького проворного птенчика, следовала за ним по пятам и засыпала вопросами, утекло много воды. Прошедшие годы принесли немало боли и отчаяния, но воспоминания о времени, проведенном в обществе этой милой непосредственной девочки, успокаивали, как бальзам, истерзанную душу. Но, к сожалению, она – грезы, мечта. «Сделай хоть шаг навстречу страсти, погибнешь в ее губительном пламени. Джилли – мечта, единственная женщина, к которой нельзя прикасаться ради похоти, она – принцесса из волшебной сказки, достойная внимания прекрасного и благородного принца, человека ее положения, и уж, конечно, не какого-нибудь безродного техасца, в жилах которого бушует кровь воинственных команчей», – утешал себя Рейф.
– Ты едешь со мной на уик-энд в загородный дом леди Алленвуд? – поинтересовался Тони.
– А ты как думал?
– Вот и прекрасно, в доме Марины весело и оживленно. Правда, было бы прекрасно, если бы Алленвуд – это напыщенное существо в штанах – остался в Лондоне.
– Что тебя манит на этот вечер? Тони расплылся в улыбке:
– Младшая сестра леди Алленвуд – баронесса Диллингтон.
Рейф удивленно поднял бровь.
– Не беспокойся, мой дорогой, – заверил Тони друга, сдавая карты. – Она уже замужем. С той поры, как в детской появилось двое сыновей, муж и жена заключили негласное соглашение, по которому у каждой из сторон – своя жизнь.
– Поздравляю. Эта леди – твоя любовница?
– Вроде того. Место наших встреч – картинная галерея.
– Кто бы подумал, что ты – коллекционер, – заметил Рейф, сбрасывая карту и заменяя ее другой.
– Ничего удивительного. Дело в том, что меня интересует искусство лишь одного художника – моей кузины Джорджины Дейсер.
– Еще одно открытие! У тебя, оказывается, есть кузина, да еще и художница, – уточнил Рейф.
– Все просто. Наша семья ведет себя так, будто Джорджи не существует.
– Почему?
– Она нарушила семейные традиции, отказавшись от роли послушной и воспитанной дочери. – Тони усмехнулся. – Но, как известно, хорошо смеется тот, кто смеется последним. В нашей семье смеется Джорджи, потому что бабушка, величественная старая леди, всегда жившая в свое удовольствие, умирая, оставила ей целое состояние, и теперь кузина делает все, что хочет. Она написала великолепный портрет Джилли, довольно необычный.
Рейф проявил заинтересованность.
– Неужели?
– Да. Джилли намеревалась приобрести портрет и подарить брату, но Джорджи отказала, объявив его основой своей коллекции, так что о продаже не может быть и речи. – Он помолчал. – По крайней мере, сейчас.
… Портрет Джилли. Рейф задумался. Как убедить художницу продать его за любую сумму? Если быть уверенным, что портрет достанется ему, можно подождать, пока закроется выставка, а потом уговорить ее расстаться с полотном.
Вспомнился небольшой портрет, висевший в библиотеке Энкантадоры. Леди Джиллиан – четырнадцать лет: в только-только начинающей расцветать девочке явственно угадывалась прелестная, очаровательная девушка.
Рейф помнил первое впечатление от этого портрета. Он смотрел на него с каким-то странным щемящим чувством и, сославшись на срочную работу, поспешно выбежал из библиотеки, но скоро вернулся снова, горя желанием остаться наедине с картиной. Долго, не отрываясь, смотрел на девушку.
Молодой человек простоял у портрета, наверное, не один час и стоял бы дольше, если бы не случилось непредвиденное: протянув руку, он коснулся щеки девочки на портрете, и на полотне остались грязные следы пальцев. Рейф пулей выскочил из библиотеки, подгоняемый чувством стыда и страхом разоблачения. Возможно, картина испорчена. Как вынести исполненные сожаления взгляды Тори и Риса, чье уважение было ему так дорого! Для себя он решил, что это дурное предзнаменование и поклялся никогда не запятнать невинность леди Джиллиан, как это произошло с ее портретом.
«Ей нужен такой человек, как Тони, – рассуждал Рейф. – Как-никак, они принадлежат к одному кругу, у него прекрасное воспитание и достойные предки. Тони или ему подобный сможет обеспечить Джилли ту жизнь, которую она заслуживает, а он оказался в ней лишь случайным гостем».
Но стоило Рейфу представить друга, обнимающего страстно любимую им женщину, как его рука помимо воли тянулась к карману сюртука, где обычно лежал пистолет.
«И все же, – размышлял Рейборн, – происхождение человека всегда было самым мощным оружием. Сила заключалась в богатстве и положении в обществе, но не в шестиразрядном револьвере и остром ноже. Каждому человеку предопределено занять свое место в этом мире. Тони и Джилли принадлежали к одному кругу. Он же – к другому».
Конечно, Рейф получал удовольствие от визитов в их мир – в этом не было никакого сомнения. Красивому, молодому, довольно состоятельному сыну богатого и могущественного графа Деррана были открыты двери всех домов Лондона. Но настоящей родиной для молодого человека всегда оставался Техас, где он родился и вырос. Именно поэтому Рейборн считал, что единственная, по-настоящему любимая им женщина так и останется прекрасной, но неосуществимой мечтой.
* * *
Сквозь открытое окно доносился тихий шелест дождя. Комнату Джилли освещал мягкий свет газовых ламп. На душе было тоскливо от того, что она не понимала Рейфа. Быть рядом и так далеко друг от друга – разве не причина для грусти? Джилли подошла к окну: плыли легкие клочья тумана, влажный ночной ветерок коснулся кожи, и девушка непроизвольно вздрогнула. По улице проезжали экипажи, звонкий стук копыт по булыжной мостовой напоминал, что жизнь продолжается, независимо от того, счастлива ты или нет.
Открылась дверь гардеробной, девушка отошла от окна. Служанка принесла обитую бархатом шкатулку в форме сердца. Джилли принялась снимать гранатовые украшения, ее любимые камни, подаренные братом Рисом в день пятнадцатилетия. Каждый год он пополнял коллекцию сестры новым украшением. В этом году он передал ожерелье через Рейфа. На этот раз они с женой не смогли приехать сами: Тори совсем недавно родила четвертого ребенка.
Джиллиан улыбнулась при мысли о потомстве, произведенном на свет братом и его женой-американкой. У них росло трое сыновей, а теперь, наконец, появилась долгожданная девочка. И Джилли не сомневалась, что самая маленькая Фицджеральд Бьюкенен сразу станет всеобщей любимицей.
Расстегнув застежку на ожерелье из жемчуга и граната, девушка положила его в шкатулку. Туда же последовали сережки и три браслета. Осталось лишь одно украшение, которое она никогда не снимала: золотое кольцо с гранатом, красовавшееся на правой руке. Это кольцо подарил Джилли на Рождество ОН, когда ей было пятнадцать лет, и с тех пор она никогда с ним не расставалась. Нежно погладив камень, украшавший кольцо, девушка задумалась о человеке, подарившем его. На сегодняшнем балу Рейф затмил всех остальных мужчин, выделяясь среди них, как волк в стае домашних собак.
EI LOBO NEGRO.
Джилли помнила, как однажды в Энкантадоре кто-то так назвал Рейфа.
ЧЕРНЫЙ ВОЛК.
«Это прозвище так подходит ему», – подумала молодая леди. Вечером произошло совершенное его воплощение: черный с золотом элегантный фрак, сшитый искусным портным, услугами которого пользовался и брат Джилли, сидел на Рейфе, как перчатка на руке, подчеркивая узкие бедра и широкие плечи. Черный жилет украшали золотые пуговицы с ониксом, а белизна рубашки казалась ослепительной на фоне загорелого лица и черных, как смоль, волос.
В комнату снова вошла служанка, держа в руках чашу с пуншем.
– Еще немного, и вы непременно простудитесь. От окна дует, – предостерегла она леди Джиллиан.
– Ерунда. Я здорова, как ломовая лошадь, и ты прекрасно знаешь об этом.
– Да, это так. Но я никогда не осмелилась бы сравнивать вас с животным.
Джилли рассмеялась.
– Боже упаси.
– Нет, – продолжала служанка, – вы больше напоминаете тех прекрасных лошадок, которых разводит граф.
– Ты имеешь в виду арабских скакунов?
– Именно их. – Нэн Каммингс подумала, что вряд ли кто-нибудь сможет сравнить ее хозяйку с обычной рабочей лошадью. В облике леди Джиллиан бросалась в глаза порода.
Служанка знала, как называли ее в доме, слышала о существовании списка леди Джиллиан, куда заносились люди, по ее мнению, сбившиеся с пути истинного, к которым она относилась с особым милосердием. Нэн не обращала внимания на эти сплетни. Теперешняя жизнь нравилась ей куда больше той, которую приходилось вести в приюте для сирот в Брансфорде, прислуживая хозяйке этого заведения. Леди Джилли относилась к служанке по-доброму, собиралась даже заняться ее образованием, и Нэн надеялась, что когда-нибудь сама сможет учить людей, независимо от их происхождения и положения в обществе.
– Вам что-нибудь нужно, мисс? Джилли не спеша пила горячий пунш.
– Нет, Нэн, спасибо. Служанка подошла к кровати и взбила подушки.
– Я не ожидала, что вы вернетесь так скоро. Признаться, она и сама не собиралась возвращаться с бала так рано.

Песнь надежды - Линк Гейл => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Песнь надежды на этом сайте нельзя.