А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Линк Гейл

Неугасимое пламя


 

На этой странице выложена электронная книга Неугасимое пламя автора, которого зовут Линк Гейл. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Неугасимое пламя или читать онлайн книгу Линк Гейл - Неугасимое пламя без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Неугасимое пламя равен 217.86 KB

Неугасимое пламя - Линк Гейл => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Anita; SpellCheck Anita&Roland
«Неугасимое пламя»:
Аннотация
События Гражданской войны в Америке расстроили помолвку красавицы Рэчел. Страстно влюбленным пришлось расстаться, но чувства их, неистребимые в веках, возрождаются вновь, связывая их потомков.
Гейл Линк
Неугасимое пламя
Пролог
ЗОВ ПРОШЛОГО
Луизиана, 1864
Молодая женщина одиноко стояла у каменного надгробия под мощным дубом, покрытым испанским мхом.
Она была в черном — от изящной шляпки с кружевной вуалью до туфелек на маленьких ножках. Был конец сентября, влажная жара окутывала ее плотным покровом, и она чувствовала, как струйки пота стекают в ложбинку между ее полными грудями. Даже сейчас, на исходе дня, жара не собиралась отступать.
Легким движением женщина опустилась на колени, не обращая внимания на то, что ее черная шелковая юбка стелется прямо по земле, и положила букет белых роз к украшенному рельефом надгробию. Она вытянула руку и провела пальцем по красивым буквам, выгравированным на мраморе: «Мэтью Джастин Деверо». Ниже располагалась надпись: «Да осенят покой твой крылья ангелов». Женщина нерешительно коснулась фигуры ангела над именем усопшего.
Прежде чем сложить руки в молитве, она перекрестилась и опустила голову. Перламутровые четки в ее руках составляли резкий контраст с черными кружевными перчатками.
«О Мэтью, — думала она, и по ее бледным щекам струились слезы, — мы были вместе так недолго! И это ужасно несправедливо! Знаешь ли ты, любовь моя, о чем я жалею больше всего? — задала она безмолвный вопрос, подняв голову и устремив взгляд на могильный памятник. — О том, что мне ни разу так и не довелось проснуться в твоих объятиях, прижаться к тебе так, чтобы наши тела слились воедино!
Я не стыжусь подобных мыслей, любимый, — честно призналась она себе самой. — Единственное, чего я стыжусь, так это того, что ни разу не уступила своему чувству. Как я жалею об этом теперь! Тогда я могла бы лелеять воспоминания и не ощущать этой щемящей пустоты в сердце. А быть может, ты оставил бы мне ребенка. Твой сын — или дочь — стал бы моей оградой, частицей тебя, которую я смогла бы холить и беречь! Ради этого стоило пойти на любой позор, любой скандал.
Прости меня, любимый, но прежде я не понимала этого. Я полагала, что смогу быть выше велений плоти. Я верила, что наша тогдашняя жизнь была лишь преддверием счастливого будущего. И я поверила тебе, когда ты сказал, что вернешься ко мне. Я доверяла тебе, Мэтью! — Горькая обида на судьбу поднялась в ней. — Ты говорил, что даже война не сможет разлучить нас. Что мы предназначены друг для друга — навсегда!»
Сквозь слезы, застилавшие ее глаза, она увидела, что четки порвались. Сломалось одно из серебряных звеньев, соединявших перламутровые бусины.
Так и ее сердце — растерзано навеки.
Она подняла вуаль и, поцеловав маленькое распятие, висевшее на четках, осторожно обвила ими розы. «Последний дар, — подумала она. Последнее напоминание». Это он подарил ей эти четки, свою фамильную драгоценность.
Женщина стиснула золотой медальон, тускло поблескивавший на черной ткани ее корсажа. Медальон она тоже получила от Мэтью, как раз перед тем, как он покинул ее. Внутри находились их миниатюрные портреты.
Прижавшись к надгробию, она коснулась мрамора губами, и слезы потоком полились из ее глаз.
— Прощай, любовь моя! Никогда, никогда я не забуду тебя!
Она поднялась на ноги. Сейчас она уйдет отсюда, расстанется со своим прошлым, но в сердце своем сохранит его навсегда.
Медленно направляясь к ожидавшему ее экипажу, она не удержалась и, обернувшись, бросила на каменную гробницу последний взгляд.
«Когда-нибудь, где-нибудь как-нибудь мы снова будем вместе, Мэтью, — мысленно клялась она. — Так должно быть, если только небеса справедливы к любящим!»
Часть первая
В НЕКОЕМ СНЕ, В НЕКОЕЙ МЕЧТЕ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
— Саванна, ты не выйдешь за моего брата! — кричал человек, ворвавшийся в церковь в решающий момент. Ошеломленный священник пробормотал:
— Кто-нибудь понимает, что происходит?
— Джошуа, — пробормотала миниатюрная брюнетка, роняя свадебный букет при виде высокого мужчины, стремительно двигавшегося по проходу между скамьями. Слезы навернулись ей на глаза.
— О Боже, неужели это действительно ты? — продолжала она, побелев как полотно. Появление мужа, считавшегося умершим, потрясло ее. Два года. Два томительных года. Если это сон, она не хочет просыпаться. Она не сможет пройти через это еще раз: утрата была слишком мучительной.
Жених, стоявший у алтаря, таращил глаза на воскресшего брата. «Черт бы его побрал!» — думал Джек Бенсон. Еще несколько минут, и Саванна, женщина, которую он любил столь горячо многие годы, стала бы его женой. В конце концов он сумел-таки убедить ее, что уже пора начать жить сначала и лучший способ сделать это — выйти за него замуж. И вот, Джошуа, этот ублюдок, незаконный отпрыск его отца, вдруг воскрес из мертвых. Ему следовало помнить — Джошуа всегда имел склонность к драматическим эффектам.
Джошуа широко улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами, и загорелой рукой нежно потрепал женщину по щеке:
— Это я, дорогая. — И, склонившись к Саванне, впился в ее губы страстным поцелуем.
В крепких объятиях своего дорогого Джошуа Саванна Грид едва не лишилась чувств. Никто не целовал ее так — неукротимо-страстно и в то же время нежно. Нет, она не забыла этого ощущения. Ни один мужчина на свете не смог бы обмануть ее. Разве не разоблачила она человека, в прошлом году пытавшегося выдать себя за Джошуа и даже сделавшего ради этого пластическую операцию? Один поцелуй — и Саванна поняла, что перед ней обманщик, пытающийся завладеть состоянием Джошуа.
— Моя девочка! — Его баритон звучал хрипло. — Я так тосковал по тебе! Мечта о тебе помогла мне живым выбраться из джунглей.
Слезы хлынули из глаз Саванны, она медленно сняла с пальца обручальное кольцо и перстень с крупным бриллиантом и вручила их Джеку.
— Прости, Джек, но я не могу стать твоей женой. Ты поймешь, я знаю. Я бы никого не смогла любить так, как люблю твоего брата!
Она ласково поцеловала его в щеку и снова повернулась к длинноволосому человеку в джинсах.
— Если бы ты не вмешался, я могла бы совершить ужасную ошибку, — тихо проговорила она. Джошуа снова улыбнулся и сжал ее детское личико широкими ладонями:
— Я же сказал тебе, дорогая: так или иначе я непременно вернусь к тебе. Никто и ничто мне не помешает!
Он привлек ее к себе, и их уста слились в долгом поцелуе.
— Вторая камера ближе! — раздалось из режиссерской будки. — Так, держите еще минуту этот кадр. Отлично! Дайте музыкальную тему! — Режиссер отшвырнул окурок. — Хорошо, да-да вот так! Превосходная работа, ребята!
Камеры выключили, актеры расслабились, с очередным эпизодом сногсшибательной, захватывающей мыльной оперы «Обещание на завтра» было покончено.
Директор картины Боб, улыбаясь, обсуждал с режиссером последние детали. Актеры и обслуживающий персонал толпились вокруг съемочной площадки. Актеры не спешили переодеваться, да и остальные члены съемочной группы забыли о своих вечерних обязанностях. Все оставались на своих местах, и постепенно к ним присоединялись коллеги из других съемочных групп и несколько человек, спустившихся из режиссерской будки.
Появилась актриса в толстых носках до колена и махровом купальном халате. За ней следовал актер, игравший ее возлюбленного, одетый в спортивные шорты и тесную поношенную футболку.
Актриса, исполнявшая роль Саванны Грид, расхохоталась.
— Потрясающий прикид, Мэг! — воскликнула она.
Мэг передернула плечами с плутовской усмешкой:
— А ты как думала!
Она сдернула бейсбольную кепку с актера, изображавшего ее брата, и, водрузив ее на свои рыжеватые кудри, закричала:
— Ну, где же фотограф?
— Здесь, мисс Кармайкл!
Худощавый человек с фотоаппаратом вынырнул из какого-то угла и направил объектив на актрису, которая стремительно бросилась в объятия пожилого человека почтенного вида, игравшего в фильме ее отца. Одну ногу она подняла в воздух и слегка ею покачивала.
— Уж этот кадр точно станет сенсацией! — засмеялась высокая блондинка, прохаживавшаяся по съемочной площадке.
Грудной смех и привлекательная внешность вполне могли сделать ее «мыльной» звездой, пожелай она себе подобной карьеры. Еще подростком Ребекка Галлагер Фрезер страстно полюбила «мыльные оперы», но целью ее всегда было сочинение их, а не актерская игра. Это стало главным делом ее жизни, а талант и упорный труд позволили ей занять место главного сценариста «Обещания на завтра». Это произошло около полутора лет назад, и вот уже месяца четыре как этот «мыльный» сериал, занимавший едва ли не последнее место в рейтинге зрительских симпатий, превратился ее стараниями в один из наиболее популярных. Ребекка чрезвычайно гордилась достигнутым и мечтала в ближайшие годы стать автором собственного сериала.
И вдруг телекомпания предоставила ей возможность, пренебречь которой она не могла. Ей предложили создать фильм, чтобы заменить бездарные и беспомощные ток-шоу, мертвым грузом отягощающие дневное вещание. Она приняла предложение, и сегодня был последний официальный день ее работы на съемках сериала «Обещание на завтра». Съемочная группа устраивала в ее честь прощальную вечеринку, запечатлеть которую готовилась целая толпа фотографов из популярных изданий.
На площадку втащили огромный торт, украшенный приветственной надписью и несколько фривольными изображениями, сделанными из глазури. Собравшиеся дико захохотали.
— Я все-таки не думаю, что вам стоит фотографировать торт, ребята, — объявила Ребекка. — По крайней мере, не для журналов!
Присутствующих обносили шампанским, давая возможность каждому желающему произнести тост.
— Наконец-то! — вздохнула Элли Джеймс, когда остатки шампанского были разлиты в высокие бокалы. — Еще капля этой шипучки — и меня бы разорвало, честное слово!
Она была по-настоящему опечалена уходом Ребекки. Именно Ребекка создала образ Саванны Грид. Воплотив его, Элли получила «Дневную Эмми» — премию, присуждаемую участникам «мыльных опер», — и целые мешки писем от поклонников. Но помимо полюбившейся ей роли у нее был теперь внушительный доход и жених — бывший муж Ребекки, Бен Тайлер.
Ребекка принялась резать торт.
— Шоколадный? — спросила она с забавной гримаской. — И как это вы догадались?
Вопрос рассмешил всех присутствующих. О ее пристрастии к шоколаду было известно каждому, кто знал ее хоть немного. В ее кабинете всегда находился изрядный запас шоколада и кофе. Ребекка уверяла, что именно это поддерживает ее в тяжелые моменты, например когда к ней врываются возбужденные актеры и актрисы с заявлениями типа: «Почему я должен играть эту ахинею, черт побери?!» или «У меня для тебя новость, Ребекка, — я беременна. Ты можешь учесть это в сценарии?», а также: «От этого диалога меня просто с души воротит. Сделай что-нибудь!»
Она всей душой привязалась к своим товарищам, но стремление создать свой собственный сериал оказалось непреодолимым. Ей потребуется полгода, чтобы разработать идею и продумать все детали.
— Поздравляю тебя, Ребекка!
Она обернулась и увидела улыбающегося мужчину приятной наружности.
— Бен! — Она схватила его за обе руки и дружески чмокнула в щеку. — Как мило, что ты зашел!
— Ну разве я мог пропустить твое прощание с «производством»? — спросил он, поднимая широкие светлые брови.
Услышав свое любимое словечко, — Ребекка любила называть «производством» свою работу — она ухмыльнулась. Отступив на шаг, Ребекка внимательно взглянула на своего бывшего мужа. Бен выглядел довольным, преуспевающим адвокатом, каковым он и был на самом деле. Его славная ребяческая физиономия нередко вводила в заблуждение оппонентов, считавших его неопытным юнцом. И это нередко шло на пользу ему и его клиентам.
— Прекрасно выглядишь, — отметила она.
— Ты тоже, дорогая, — Бен обнял ее за талию, шелк блузки приятно холодил его руку. — Ну как, у тебя кто-нибудь появился?
— Как можно, Бен? После тебя? — Ребекка театрально закатила глаза.
Он улыбнулся.
— Не валяй дурака, Ребекка. — Сквозь очки в тонкой проволочной оправе на нее внимательно смотрели темно-карие глаза. — Я просто хочу, чтобы ты была счастлива.
— Я знаю. — Ребекка обняла его.
— Так расскажи мне все. Что у тебя происходит? Ты встречаешься с кем-нибудь?
Ребекка тряхнула головой.
— Нет, — проговорила она.
— У меня есть один друг…
Ребекка сделала большие глаза и с притворным ужасом воскликнула:
— О Боже, Бен, пощади! Мой бывший муж меня сватает!
— А что в этом плохого? Ты сделала то же самое для меня, разве нет? — сказал Бен, пристально вглядываясь в ее лицо.
— Это совсем другое дело, — возразила она.
— Ладно. — Она пошел на попятную. — Ты ведь знаешь, ты по-прежнему мне небезразлична. И мое желание видеть тебя счастливой вполне естественно.
— Это очень мило с твоей стороны, Бен. Правда. Я благодарна тебе за заботу, но у меня все в порядке.
— Действительно, Бекка?
— Пожалуйста, — взмолилась она, — не надо придавать слишком большое значение моей личной жизни или ее отсутствию. У меня есть моя работа, и в данный момент мне этого достаточно.
— Надеюсь, ты не рассчитываешь, что я поверю. Это не пройдет. Не забывай, я все-таки был твоим мужем. — Он сжал ее руку и с ноткой сожаления произнес: — Мне жаль, что не я был тем человеком, которого ты ищешь, Ребекка. Честное слово.
— Быть может, я и сама не знаю, кого ищу, — сказала Ребекка, передернув плечами.
— О нет, знаешь, прекрасно знаешь, дорогуша! — уверенно возразил Бен.
Ребекка отошла, размышляя над его словами, а Бен отправился искать свою невесту. Она бросилась ему в объятия и пылко расцеловала. Ребекка радовалась, что Бен нашел себе подходящую жену. Женщину страстную и искреннюю. Ребекка готова была побиться об заклад, что и в постели они с легкостью приспособились друг к другу.
Ироническая усмешка тронула губы Ребекки. Страсть была источником ее дохода, плотью и кровью ее работы. Она сочиняла любовные, более того — эротические сцены. Она описывала отвергнутую страсть и страсть удовлетворенную. Придумывала драматические диалоги, тщательно выписывала малейшие оттенки чувства.
Однако в жизни она не испытывала ничего подобного, не переживала большой страсти, не считая страсти к работе. Она сознавала, что ей недостает практических познаний в этой области, ведь в ее жизни не было других мужчин, кроме Бена.
Пожелай она продолжить свое образование в сфере секса, она с легкостью нашла бы себе наставника. С красивыми и мужественными самцами она сталкивалась постоянно — такова была специфика ее работы. Кое-кого из них Ребекка находила весьма привлекательным. Но как бы то ни было, плотская связь на несколько дней — или даже месяцев — совершенно не привлекала ее. Она не могла себе представить интимных отношений с человеком, который не был бы по-настоящему дорог ей. Одно дело творческая фантазия, и совершенно другое — суровая реальность.
Тем не менее порой Ребекке хотелось испытать страсть, пережить полное единение с другим человеком.
Войдя в свою просторную квартиру, Ребекка притворила за собой дверь и в изнеможении прислонилась к ней, благодаря небо за то, что прощание со съемочной группой наконец позади. После шампанского и торта настал черед подарков. Среди них, наряду с забавными безделушками, были дорогие сувениры, а некоторые подарки выбирались с любовью и явно свидетельствовали о том, что дарители хорошо изучили Ребеккин вкус.
Ребекка опустила на пол два объемистых пакета с подарками и принялась просматривать почту. Ничего такого, что требовало бы немедленного ответа. Она заметила, что красная лампочка автоответчика отчаянно мигает, и включила прослушивание.
Количество звонков от актеров, жаждущих участвовать в ее фильме, или их агентов заставило Ребекку расхохотаться. С тех пор как появилось сообщение о новом фильме, квартира и офис Ребекки были заполнены посланиями от актеров и актрис, предлагавших свои услуги.
— О Боже, — простонала она, — сколько же можно!
Она слушала записанные сообщения, скинув коричневые кожаные туфли и разминая затекшие пальцы. «Как я могу думать об исполнителях, если у меня еще нет сколько-нибудь четкой концепции фильма», — размышляла Ребекка, направляясь в кухню и включая кофейник. В голове ее бродило множество идей, но ни одна пока не заставила ее воскликнуть: «Вот оно!» Ей хотелось сделать нечто особенное, захватить аудиторию, объединить прошлое и настоящее — словом, создать серьезное произведение, а не заурядную однодневку.
Выйдя из кухни, она прошла в спальню — свою святая святых. Светлый потолок комнаты словно раздвигал пространство, а центром всего помещения была огромная кровать со множеством подушек всевозможных форм, размеров и цветов. Справа от нее располагался телевизор, а рядом с ним, прямо на полу, груда видеокассет.
Ребекка сняла элегантные зеленые брюки, кремовую шелковую блузку и переоделась в домашнее платье, надеясь, что избавление от выходного костюма поможет ей освободиться и от владевшего ею напряжения.
Она вернулась в кухню, поставила в микроволновую печь замороженную пиццу и налила себе большую чашку кофе, добавив в него сливки и щепотку корицы.
Может быть, ей следовало принять приглашение Бена и Элли и пойти с ними пообедать?
Ребекка покачала головой. «Нет, — решила она, — это была не слишком удачная идея». Вечер в обществе бывшего мужа и его невесты был бы для нее слишком утомительным, особенно в ее нынешнем состоянии.
А собственно, в каком таком состоянии она находилась? Доставая из микроволновки пиццу, нарезая ее, поглощая пепперони с сосиской, Ребекка не переставала размышлять об этом.
«Беспокойное» — вот определение, которое она сочла наиболее подходящим.
ГЛАВА ВТОРАЯ
«Так в чем же дело, — снова задала себе вопрос Ребекка, заваривая кофе на следующее утро. — Что именно заставляет меня ощущать беспокойство?»
Она услышала резкий звонок телефона и предоставила дело автоответчику, а сама прошла в гостиную. Она порадовалась, что не сняла трубку. Звонил очередной агент, сообщивший, что сегодня же пришлет ей с курьером видеозаписи двух своих клиентов.

Неугасимое пламя - Линк Гейл => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Неугасимое пламя на этом сайте нельзя.