А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Джойс Бренда

Любовники и лжецы


 

На этой странице выложена электронная книга Любовники и лжецы автора, которого зовут Джойс Бренда. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Любовники и лжецы или читать онлайн книгу Джойс Бренда - Любовники и лжецы без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Любовники и лжецы равен 264.53 KB

Любовники и лжецы - Джойс Бренда => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Anita
«Любовники и лжецы»: АСТ; Москва; 2001
ISBN 5-17-010987-3
Аннотация
Она родилась и выросла среди роскоши и интриг Голливуда… Она мечтала стать независимой и сделать блестящую карьеру… Она не приняла в расчет многого. Вряд ли кто-нибудь серьезно отнесется к попытке наследницы миллионного состояния сделать себе имя – ведь от нее ждут лишь выгодного замужества. Вряд ли кто-нибудь способен искренне полюбить девушку, в которой все видят лишь «первый приз» на голливудских скачках амбиций и честолюбия. Возможно, единственным истинным возлюбленным для нее станет человек, которого она должна ненавидеть?..
Бренда Джойс
Любовники и лжецы
Все персонажи этого романа вымышленные. Не следует искать в них сходства с реальными людьми, так как это не входило в намерения автора.
Пролог
Февраль 1988 года
Ложь. Все было ложью.
Боль, причиненная предательством, не прошла. Сколько дней это продолжалось? Два, три, четыре? Неделю? Она потеряла счет времени…
Было трудно сосредоточиться на чем-нибудь, кроме предательства. Как это случилось? Именно с ней, такой независимой, которая никогда ни в ком не нуждалась, даже в своих родителях (правда, нельзя сказать, что они были готовы броситься ей на помощь по первому зову), не говоря уже о каком-нибудь мужчине? С ней, которая за свою жизнь имела столько мужчин, что сбилась со счета? С ней, которая в своих отношениях с мужчинами всегда была хозяйкой положения и умела контролировать свои чувства не хуже заядлого плейбоя? Неужели это она безоглядно ринулась в водоворот страсти? Нет, скорее бросилась в бездну, даже не подумав о том, чтобы раскрыть парашют, подстраховаться и не разбиться! Влюбилась. И в кого?
В Джека Форда.
Голливудский «золотой мальчик». Несравненный секс-символ. Страстный. Пользующийся дурной славой. Еще какой дурной…
То, что она узнала, было невыносимо.
Он использовал ее, чтобы отомстить ее отцу.
Господи, может, она спит, а проснувшись, поймет, что все это ей только приснилось в кошмаре?
Услышав стук в дверь, она вздрогнула. Лаяли собаки. Должно быть, ей показалось, ведь никто не знает, что она сбежала на озеро Тахо и прячется здесь, в этом коттедже. Но стук повторился.
Она встала, откинула упавшие на лицо пряди белокурых волос, расправила плечи и подошла к двери. Снаружи, раскачивая сосны, завывал ветер и падал густой снег.
– Вы Белинда Форд?
Она, дочь одного из самых могущественных людей в Америке, распознала представителя прессы еще до того, как рассмотрела физиономию посетителя, скрытую под капюшоном парки. «Э нет, – подумала Белинда. – Только не сейчас».
Обращаясь к ней, он назвал фамилию Форд. Она все еще не привыкла к ней. Ей хотелось сказать, что он ошибся. Но Белинда не могла.
– Что вам нужно?
– Я из «Нэшнл инквайрер». Можно войти? Сегодня так холодно.
– Извините, нельзя. – Белинда хотела закрыть дверь, но он просунул в щель плечо.
– Когда вы с Джеком Фордом поженились и почему держали это в тайне? – быстро спросил репортер. – Между вами произошла размолвка? Вы уже не живете вместе?
– Никаких комментариев, – оборвала его взбешенная Белинда.
– Но вам, должно быть, есть что сказать о статье в «Стар»? Наверное, вы были потрясены, узнав, что вышли замуж не только за кинозвезду, но и за порнозвезду?
«О чем он говорит? – изумилась Белинда. – Джек – порнозвезда?»
– Прошу вас, уходите, пока я не позвала полицию.
– Так вы ничего не знали? – обрадовался репортер. – Значит, какая-то другая причина заставила вас оставить Форда через несколько дней после свадьбы? Или у него есть другая женщина? Или вы все-таки ушли из-за того, что узнали про порно?
– Убирайтесь! – закричала Белинда. – Сию же минуту!
– Форда вчера видели с Донной Милз. Вам есть что об этом сказать?
Белинде наконец удалось вытолкнуть его за порог и захлопнуть дверь. Она с трудом перевела дыхание. Это исключено! Джек – и порно? А Донна Милз? Не может быть, чтобы он переспал с ней… или может? И почему, почему от этой мысли ей так больно, когда ее это вообще не должно трогать?
Каждую секунду – новая ложь.
Глубоко вздохнув, Белинда снова вспомнила о самом важном вопросе, на который не имела ответа: что произошло между ее отцом, Эйбом Глассманом, и ее мужем, Джеком Фордом? И почему Джек воспользовался ею как орудием возмездия?
Часть первая
НЕЗНАКОМЦЫ
Глава 1
Июль 1987 года
Сегодня Белинда не только выглядела, но и чувствовала себя как звезда. Она достигла вершины, весь мир был у ее ног.
Смотрелась Белинда потрясающе. Рост около ста семидесяти сантиметров, но в лодочках на высоком каблуке она казалась несколько выше. Узкая черная юбочка сидела на ней как влитая, облегая стройные сильные ноги. На широкие плечи ярко-оранжевого жакета прямого покроя небрежно падали волны роскошных золотисто-белокурых волос. Безупречно красивые черты лица: высокие скулы, прямой нос, полные, чувственные губы, решительный подбородок.
– Адам!
Адам Гордон поднялся ей навстречу, увидев, что она, лавируя между столиками «Бистро-Гарден», направляется к нему.
– Белинда, ты великолепна!
– Адам, мы сегодня празднуем. Я хочу самого лучшего шампанского, какое только есть в этом заведении. Я угощаю, – быстро добавила Белинда.
В городе, где экстравагантность была нормой, она обычно избегала экстравагантных поступков, да и не могла себе их позволить. Но сегодня был особый случай: она стала богаче на триста пятьдесят тысяч долларов!
Адам – высокий, темноволосый, худощавый, но совсем не во вкусе Белинды – взял ее за руку. Она удивилась, что ответила согласием, когда он пригласил ее пообедать вместе с ним, и убеждала себя, будто причина совсем не в том, что Адам и ее отец, кажется, не выносят друг друга.
– Расскажи подробнее. – Он тепло взглянул на нее.
– Продан мой сценарий! Господи! Наконец-то! Его купила «Северная звезда». Они выбрали его специально для Джексона Форда. Ты не знаешь, кто такой этот Форд?
Адам был адвокатом в одной из крупнейших юридических фирм Лос-Анджелеса, среди многочисленных клиентов которой числились и такие знаменитости, как Чарлтон Хестон и Джоан Коллинз.
– Разумеется, знаю. Он снимается в детективном телесериале. Вернее, снимался. Съемки телесериала прекратились, и «Северная звезда» быстренько прибрала его к рукам. Форд сейчас невероятно популярен, возможно, даже самый популярный артист. Прими мои поздравления, Белинда. – Адам улыбнулся, подумав, однако, как бы это не нарушило его планы.
– Ах, Адам, я так долго ждала этого – целую вечность!
Белинда вспомнила о единственном сценарии, проданном ею два года назад, но так и не запущенном в производство. На этот раз все сложилось иначе: фильм будет снимать «Северная звезда», а не какая-то мелкая независимая студия, а кроме того, сценарий выбрали специально для суперпопулярного актера. На этот раз фильм отснимут и выпустят на экраны.
– Думаю, наконец я добилась своего, Адам.
Адам улыбнулся:
– Да, ты добилась своего.
– Более того, они, кажется, заинтересованы в моем следующем сценарии. Возможно, в недалеком будущем удастся продать еще один сценарий.
– В таком случае нам действительно есть что отпраздновать.
Белинда задумалась на мгновение.
– Не сомневаюсь, что этот Форд невероятно сексапилен. Но умеет ли он играть…
Не ответив на этот вопрос, Адам заказал бутылку шампанского «Кристалл».
– Я хочу сказать, – продолжала Белинда, – что если его каждый год с тех пор, как он появился в телешоу, называли лучшим актером драматического сериала, то это еще ничего не значит. Разве он побеждал? У него, несомненно, потрясающая внешность, а улыбка и того лучше, но… – Она вздохнула. – Ох, я так нервничаю, Адам. Я хочу, чтобы все было безукоризненно. А что, если фильм даст хорошие кассовые сборы, что, если зрители на него валом повалят? Черт возьми, вот если бы эту роль играл Мел Гибсон!
– Форд обеспечит кассу, – заверил ее Адам. – Сейчас он очень популярен.
Белинда с благодарностью улыбнулась ему, но мысли ее были далеко.
Съемки должны были начаться в декабре. При мысли об этом у Белинды замирало сердце. Ее сценарий продан, фильм запускают в производство, а следующее ее детище, «Возмущение», тоже обещали купить! Она удержится на плаву, хотя для этого придется, наверное, и лицемерить, и идти на компромиссы. Белинда долго жила в этом городе и знала, как редко везет сценаристам – их меняли, как порвавшиеся колготки, и тут же забывали о них. Поэтому она мечтала, чтобы фильм получился не просто хорошим, а великолепным.
Белинде не терпелось вернуться домой, сесть за компьютер и отшлифовать кульминационный момент своего третьего сценария – на всякий случай.
Ее домом был открытый всем ветрам коттедж на побережье в Лагуна-Бич в добром часе езды к югу от Лос-Анджелеса и Голливуда. Дом, построенный на сваях, буквально нависал над берегом. Снаружи он был выдержан в традиционном стиле, внутри же отличался эклектизмом. Из окон открывались потрясающие виды на Каталину и полосу прибоя. В коттедже были сосновые полы, высокие потолки, укрепленные балками, с большим застекленным пространством над гостиной. Меблировка ограничивалась кушеткой, несколькими креслами и сосновым сундучком, служившим также коктейльным столиком. Одну стену в гостиной почти целиком занимала огромная картина в авангардистском стиле, подаренная Белинде на день рождения дедушкой и бабушкой. На ней был изображен эскадренный миноносец, входящий в нью-йоркскую гавань во время празднования двухсотлетия города. Белинда влюбилась в эту картину, увидев ее в картинной галерее Сан-Франциско. Это полотно, после компьютера, было самой большой ее драгоценностью.
Она открыла дверь, и навстречу ей с радостным лаем бросился большой черный лабрадор. Белинда почесала его за ухом и прямо посреди гостиной сняла туфли и колготки. «Может, позвонить родителям?» – подумала она.
Отцу, конечно, нет до нее дела.
Когда-то, давным-давно, это обижало Белинду, но теперь это было ей безразлично.
И все же… В ее жизни произошло такое важное событие, а поделиться радостью ей не с кем, кроме знакомого, с которым она согласилась пообедать. Или Винса.
Поразмыслив над этой ситуацией, она сделала неутешительный вывод… Белинда пересекла комнату и, раздвинув стеклянную дверь, вышла на веранду на крыше, где, кроме растений в горшках и экрана по пояс, прикрывающего от ветра, ничего не было. Она обвела взглядом спокойную гладь океана, скользящих по волнам серфингистов и лодки под белыми и голубыми парусами.
Постояв минуту-другую, Белинда вернулась в комнату и взглянула на телефон. Ну и что, если отцу все это не интересно? Разве у нее нет права поделиться с ним радостью в столь значительный момент жизни? Нахмурившись, Белинда подошла к телефону.
Она дозвонилась сразу же, и ей ответила одна из дюжины секретарш, работающих на отца.
– Мистера Глассмана, пожалуйста, – сказала Белинда и, к своему удивлению, почувствовала, что рука, держащая телефонную трубку, стала влажной.
– Кто его спрашивает?
– Белинда Глассман. Его дочь.
Секретарша от неожиданности шумно втянула воздух. Белинда никогда не звонила отцу – ни на работу, ни домой, – а в его офисе не бывала с тех пор, как ей исполнилось пятнадцать лет. После минутной паузы секретарша попросила Белинду позвонить позднее, потому что у мистера Глассмана совещание.
– Может, передать ему что-нибудь?
– Не надо. – Белинда повесила трубку.
Что ж, тем лучше. И с чего это ей взбрело в голову звонить отцу?
А что, если позвонить матери?
Белинда подумала о предстоящем вечере. Ей хотелось отпраздновать событие. Жаль, что сегодня не пятница, потому что в пятницу «Северная звезда» устраивала прием, на который она была приглашена и который не собиралась пропустить.
Она вдруг затосковала по Дане, закадычной подружке ранней юности. Они отдалились друг от друга, когда Дана вышла замуж, а сейчас у нее было уже трое детишек. Замужество и материнство очень подходили для Даны, но себя в этой роли Белинда не представляла. Это объяснялось не только тем, что она, одиночка по природе, не могла близко сходиться с людьми. Скорее, причина была в том, что Белинда слишком хорошо знала мужчин и давно перестала мечтать о Прекрасном принце. Большинство мужчин хотели одного, и она прекрасно понимала, чего именно.
И все же в такой момент, как сегодня, Белинда с удовольствием поделилась бы с кем-нибудь близким своей радостью.
Конечно, это должен быть мужчина. При мысли о мужчинах Белинда взглянула на автоответчик, где мигал огонек. Она знала, кто звонит. Винс. Винс хорош в постели, но…
Взяв черную записную книжку, Белинда перелистала страницы. Рик, Тед, Гарри (что еще, черт возьми, за Гарри?), Брэд, Тони…
Тони. Тони очень, очень неплох. Она познакомилась с ним в баре. Но сейчас, не имея настроения встречаться с Тони, Белинда швырнула записную книжку в кресло. Пропади все пропадом! Сегодня она будет работать, а отпраздновать можно в другой раз.
А отец мог бы прервать свое проклятое совещание и поговорить с дочерью…
Глава 2
Эйб Глассман, не обращая внимания на секретаршу, следовавшую за ним по пятам, быстро шел по толстому ковровому покрытию коридора, направляясь к огромной двери резного розового дерева в конце коридора.
– Меня не беспокоить, Розали, – бросил он, захлопнув дверь перед ее носом.
Розали знала, что это означает, и понимала, что от выполнения приказания зависит ее работа.
Эйб Глассман был шести футов ростом, широкоплеч и вполне подтянут, если не считать небольшой жировой складки на животе. Но ему было за пятьдесят, а к этому возрасту, считал он, каждый имеет право немножко распуститься. Эйб обошел свой письменный стол и сквозь стеклянную стену окинул взглядом открывающуюся перед ним панораму Манхэттена. Нью-Йорк. Его город. Где все началось.
– …твою мать! – смачно выругался он.
Что возомнил о себе этот ничтожный мерзавец? Кто он такой? Какой-то молокосос со смазливой физиономией, с еще не обсохшим на губах молоком. Черт бы его побрал! Эйб не мог поверить, что тот отказался от денег и вернул конверт, в котором лежало десять тысяч зелененьких! Не скупясь на эпитеты, он ругал Уилла Хейуорда, этого болвана, который по собственной глупости попал в такую историю, что ему, Эйбу Глассману, пришлось вызволять его, подкупив какого-то продажного копа. Он откупился от чертовых сенаторов – ради Бога! А теперь вот еще какой-то желторотый детектив демонстрирует ему свои моральные принципы – в Нью-Йорке, городе, где моральных принципов не существует!
И пусть лучше этот мерзкий ниггер помалкивает, подумал Эйб, не то не сносить ему головы.
Эйб вспомнил, как рос в перенаселенном квартале. Отец, сапожник из России, был прикован к постели, разбитый параличом вскоре после кризиса 1929 года. Его мастерская находилась в этой же квартире. После школы Эйб проводил большую часть времени на улице, играя в хоккей или затевая драки с итальяшками и ниггерами, которые смеялись над его одеждой и сильным акцентом. Но это было в порядке вещей. Он их тоже ненавидел.
У него были две сестры и брат, как и он сам, всегда голодные. Чувство голода никогда не покидало Эйба в детстве. Даже сейчас он всегда подчищал до конца свою тарелку.
Поскольку отец был тяжело болен, жили они на гроши, которые зарабатывала шитьем мать. Эйб был старшим в семье и стал ловким воришкой. Он воровал у уличных торговцев продукты и приносил домой. Мать это знала, но молчала. Эйбу было известно, что она втайне молится о том, чтобы он не попался.
В тринадцать лет Эйб получил первую настоящую работу. На углу улицы находилась контора местного букмекера Эдди, длинного и тощего, как тростинка. Эйб собирал бумажки, на которых записывались ставки, и относил их на другой конец города Натану Хаммерштейну. Натан жил в хорошей квартире, казавшейся Эйбу настоящим дворцом, носил костюмы и начищенные до блеска коричневые штиблеты. Физиономию его украшали усы. Это сейчас Эйб понимал, как смешна была напускная важность Натана. А тогда он смотрел на него снизу вверх и мечтал, что когда-нибудь будет носить такой же роскошный костюм и иметь дом еще лучше, чем у Натана.
Работа хорошо оплачивалась – Эйб получал несколько долларов в месяц, – и это позволяло ему кормить сестер, брата и мать. Отец его умер зимой 1944 года после второго удара.
Эйбу еще не было восемнадцати. Смерть отца позволила ему избежать призыва в армию. Он считал, что ему повезло, ибо опасался, как бы что-нибудь не нарушило его планы. Подобно всем тем, кто не пошел на войну, Эйб работал на производстве, переведенном на военные рельсы. Кроме того, он подрабатывал на стороне, принимая ставки. Некто Люк Бонцио предложил ему место Натана Хаммерштейна, но Эйб вежливо отказался. Букмекерство не привлекало его.
Никто не понял Эйба, когда он поступил в колледж. Его сестры вышли замуж в возрасте шестнадцати и пятнадцати лет, младший брат пристроился на прежнюю работу Эйба и принимал ставки. Мать посмотрела на сына и, ничего не сказав, снова склонилась над шитьем. Он выбрал для себя бесплатную среднюю школу, завел одного друга и относился к учебе очень серьезно. Его другом был Уилл Хейуорд, красивый чистенький мальчик, дальний родственник Морганов, одного из старейших семейств в Нью-Йорке. Хейуорд был заурядным шалопаем с уже заметными признаками алкоголизма, однако Эйб знал, что когда-нибудь этот парень, с его связями в обществе, может понадобиться ему.
Пристрастие друга к алкоголизму и азартным играм Эйба не беспокоило. Наоборот. Он хранил информацию об этих слабостях на всякий случай.
Эйб окончил нью-йоркскую среднюю школу 3 июня 1948 года, когда ему было почти двадцать два года. Хейуорд уже получил работу в банке благодаря одному из своих дальних родственников. У Эйба работы не было, хотя кое-какие предложения поступали. С ним снова завел разговор Люк Бонцио.
– У тебя есть мозги и целеустремленность, – сказал Бонцио. – Нам нужны такие, как ты. С нами ты многого добьешься.
Эйб усмехнулся:
– Я действительно намерен многого добиться, но без вас.
Бонцио покачал головой:
– Когда-нибудь мы тебе понадобимся, и ты очень пожалеешь, что отказался.

Любовники и лжецы - Джойс Бренда => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Любовники и лжецы на этом сайте нельзя.