А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Замуж! Техас! Papa, пожалуйста, не надо…
— Мое решение неизменно. Он уже влюблен в тебя. Когда он увидел твой портрет, подаренный мне Ангелиной два года назад, то сразу влюбился и тогда же просил у меня твоей руки, но ты была слишком молода. Я сказал, что подумаю. В прошлом году я дал согласие. Твоя мать об этом не знала, но я уверен, он бы ей понравился. — Голос Шелтона дрогнул. — Так будет лучше, Миранда.
Всю свою жизнь Миранда старалась — правда, иногда безуспешно — научиться послушанию, этого требовали от нее наставницы. И все же сейчас ее душа восставала против воли отца. Но, видит Бог, противиться бесполезно. Этот человек был ее papa, и если он захотел выдать ее замуж за какого-то незнакомого варвара, то так и сделает. Миранда закрыла глаза и начала беззвучно молиться, несмотря на присутствие отца. Видно, Господь послал ей это наказание за то, что она не была такой послушной и покорной, как следовало бы.
— Что с тобой? — удивился отец.
— Я молюсь.
Шелтон помолчал, как будто пребывая в нерешительности, но потом сказал:
— И еще одно, Миранда.
Что же еще меня ожидает? — испугалась девушка и приготовилась к худшему.
— По достижении совершеннолетия твой старший сын должен вернуться сюда, чтобы вступить во владение своим титулом и своими землями.
Миранда на мгновение снова закрыла глаза. Он отправляет ее в Техас, выдает за какого-то варвара, чтобы получить себе внука и наследника. Происходящее стало казаться ей сном, кошмарным сном.
— Papa, почему именно он?
Герцог Драгморский мрачно улыбнулся.
— На то есть несколько причин, Миранда. Твои будущий муж, лорд Баррингтон, — внук лорда Барринггона, пятого герцога Дерби. Его родословная безупречна. К тому же он настоящий мужчина — не то что какой-нибудь лондонский щеголь. Ты такая же хрупкая, как и твоя мать Я хочу быть уверенным, что у тебя родятся крепкие дети, Миранда, а не неженки. — Он отвернулся, исключая всякие возражения с ее стороны. — Ты отправишься на следующей неделе с моей сестрой Элизабет. Твой жених встретит тебя в Натчезе.
— Опять мечтаешь, милая?
Миранда вернулась в настоящее, когда в комнату ворвалась ее тетя Элизабет, худая, высокая, добродушная вдова. Снятый ими номер был лучшим в Натчезе, хотя, конечно, не шел ни в какое сравнение с апартаментами английских гостиниц. К счастью, комната оказалась чистой.
Сам городок Натчез выглядел необустроенным, на улицах было полно крупных крепких мужчин — все с револьверами — и негров, множество негров, и все рабы. Одна мысль о рабстве вызывала у девушки отвращение.
— Наверное, тетя.
— Прибыл человек, который должен отвезти нас к твоему жениху, детка.
— Что? — выдохнула Миранда. Почему ее жених не приехал сам? Что он за человек, если обещал приехать, а потом перепоручил заботу о ней другому?
— Похоже, с лордом Баррингтоном случилось что-то серьезное, и он не смог приехать. Человек, который прибыл за нами, привез тебе записку и мне тоже. Вот, милая. — Элизабет протянула ей конверт.
Руки Миранды дрожали, пока она читала. Записка была короткой, но выразительной.
Дорогая Миранда!
Пожалуйста, простите меня, но со мной произошел несчастный случай, и я временно прикован к постели. Мой близкий друг Дерек Брэг проводит вас до моего ранчо. Я вверяю вас его заботам, зная, что он будет охранять вас, не жалея своей жизни. Вам нечего бояться, потому что Брэг — капитан техасских рейнджеров. Он родился в этих краях и хорошо знает местность и здешних обитателей. С огромным нетерпением ожидаю вашего приезда.
От всей души — ваш суженый, Джон Баррингтон.
Миранда подняла голову.
— Когда мы отправляемся?
— Ранним утром, милая, — добродушно ответила тетя. — Боюсь, что на рассвете.
Глава 2
Дереку Брэгу хотелось женщину.
Он внимательно разглядывал шумных, измотанных длинной дорогой посетителей салуна и задерганных официанток. Куда подевалась очаровательная квартеронка Шериз? Может, ее продали? Путешествие до Сан-Антонио будет ужасно долгим, понадобится больше двух недель, чтобы добраться до места с двумя женщинами и фургоном — с двумя женщинами, которых и коснуться не смей. Черт побери! Не будь Джон его лучшим другом и кровным братом, по обычаю апачей, он никогда бы не взял на себя подобное поручение. Что, черт побери, нашло на Джона? Жениться на какой-то английской леди, да еще воспитанной в католическом монастыре, подумать только! Джон явно сошел с ума, даже если считает эту бабенку такой уж распрекрасной.
Брэг со вздохом допил сладкий бурбон. В одиночку он проделал весь путь за шесть дней, и к тому же не торопясь. Черт, да если бы потребовалось, мог бы за это время добраться пешком. При необходимости он мог пройти семьдесят пять миль в день, как любой уважающий себя апачи. Конечно же, он не апачи, а белый — так Дерек предпочитал думать. Его мать была индианкой, но тому, кто осмеливался назвать Брэга полукровкой, недолго оставалось жить.
Рейнджер прислонился спиной к стойке бара. Высокий и широкоплечий, с хорошо развитыми, мышцами, он, как большинство техасцев, носил одежду из оленьей кожи и мокасины. Фигурой он пошел в отца — уроженца гор, одного из здешних первопроходцев. Ему же был обязан золотистым цветом кожи и волос. Волосы Брэга отливали червонным золотом, кожа золотилась подобно бронзе и даже глаза были золотыми, цвета мерцающего топаза. Только брови и ресницы, да еще волосы на теле были темнее — не черными, но коричневатыми, глубокого темно-золотого оттенка.
Брэг заметил наконец Шериз. Она спускалась по лестнице, и это означало, что у нее был посетитель. При виде капитана ее лицо осветилось непритворной радостной улыбкой. Покачивая бедрами, девушка подплыла к нему, и он обхватил ее за талию, прижимая к себе.
— Шериз, — пробормотал Брэг, — я рассчитывал, что ты еще здесь. — Разгоряченный, он улыбнулся ей, вспоминая ее нежное, роскошное тело, тело, в котором мужчина способен затеряться на долгие-долгие часы.
— Дерек! Когда ты приехал? Ты здесь надолго? У Шериз были голубые глаза; лицо цвета персика обрамляли длинные каштановые волосы. Уже не в первый раз Брэг подумал, что квартеронка выглядит белее многих белых.
— Поговорим потом, — сказал он, касаясь губами ее губ. Провел руками вдоль спины девушки, обхватил за ягодицы и прижал ее к своему напрягшемуся телу. Она приоткрыла рот, с готовностью впуская его язык.
— Ты хочешь провести со мной всю ночь? — с надеждой спросила Шериз, когда он оторвался от ее губ.
— Конечно же, хочу, черт побери, но будь я проклят, завтра на рассвете мне отправляться. А, какого черта! — внезапно решил Брэг. — Пока не доберемся до Сабина, никаких неприятностей не будет. Ладно.
Ее лицо опять выразило искреннюю радость.
— Тебе со мной нравится, да? — хрипло засмеялся он, снова притягивая Шериз к себе.
— Очень, — выдохнула девушка. — Ты же знаешь, с тобой мне не нужно притворяться.
Дерек усмехнулся и, скользнув рукой по ее талии, обхватил ладонью полную грудь.
— Потом поговорим. — Он почти потащил ее в комнату наверху, где сразу же сдернул с нее одежду и в нетерпении даже порвал юбку.
Дерек поднялся задолго до рассвета, так же как и Пит Уэлш, подрядившийся править фургоном, который повезет женщин и их багаж. Они проверили и уложили свои припасы, и Брэг оставил Уэлша запрягать мулов. Кивнув жене хозяина гостиницы, которая уже встала и готовила путешественникам завтрак, он легким пружинистым шагом неслышно поднялся вверх по лестнице
Его настороженность не была намеренной — срабатывал инстинкт. Ни одна ступенька не скрипнула.
Брэг трижды отрывисто постучал в дверь комнаты, которую занимали дамы.
— Поднимайтесь и наводите на себя блеск, леди, — громко распорядился он. — Мы выезжаем через тридцать минут. Жратва ждет внизу.
Он немного подождал, но изнутри не раздалось ни звука. Дерек уже собрался снова постучать, на этот раз громче, когда услышал негромкий голос:
— А кто такой Жратва?
Ну и ну, черт побери!
Брэг быстро повернулся, вышел на улицу и оседлал свою лошадь — нервного золотистого жеребца со светлыми гривой и хвостом, затем вернулся в гостиницу. Уэлш пил не спеша кофе.
— Все готово, — бодро объявил Пит, — кроме багажа дам.
— Давай поедим, — сказал Брэг, усаживаясь за стол.
Они едва закончили завтрак, как услышали шорох юбок, известивший, что подопечные Брэга прибыли. Он резко встал, отодвинув тарелку, и хозяйка сразу засуетилась:
— Хочешь добавки, Дерек? — Она одарила его широкой улыбкой. — Или чего-нибудь другого?
Он улыбнулся в ответ и похлопал ее по округлому заду. Хозяйка была миловидной, пухленькой штучкой, с которой он уже спал раньше и наверняка будет спать еще.
— Ты знаешь, чего я хочу, — негромко поддразнил Брэг. — В другой раз, Летти.
Она хихикнула и убежала в кухню. Капитан выпрямился и заметил, что старшая из дам, леди Хоулком, смотрит на него с неодобрением. Сзади стояла ее племянница, но он видел только ее темно-зеленые юбки — невеста Джона, явно была маленького роста и чересчур худенькая.
— Доброе утро, мэм. Брэг говорил, растягивая слова, как все техасцы. — Вам обеим следует перекусить поплотнее. У нас не будет остановки до темноты. Мы погрузим ваш багаж. — Он вежливо приложил к шляпе два пальца, рявкнул: Уэлш! — и стремительно отошел. Его движения отличала какая-то дикая грация.
У женщин было столько сундуков с одеждой, что ее хватило бы на целую армию. Брэг с отвращением глядел на них. Четыре больших сундука и шесть поменьше. Фургон будет совершенно забит, для мулов это слишком большая нагрузка.
Нет, это просто безумие, и не важно, кто она такая, хоть сама принцесса! Он велел Уэлшу повременить с погрузкой и быстро зашагал обратно в дом. С мрачным видом он обратился к женщинам:
— Послушайте, леди…
Обе взглянули на него. Несколько мгновений Брэг неотрывно смотрел на девочку — да, именно девочку — и сразу забыл обо всем, что собирался сказать. Она на секунду встретилась с ним взглядом — ровно настолько, чтобы он успел заметить огромные фиалковые глаза на безупречно прекрасном бледном лице. Затем ее длинные черные ресницы опустились, щеки порозовели. Его сердце тупо заколотилось.
Боже милостивый! Да ведь она красавица! Неудивительно… Я и понятия не имел…
Брэгу до смерти хотелось рассмотреть ее получше, но она сидела за столом, и были видны только узкие плечи и руки — наверняка она совсем крошечная — и макушка склоненной головы. Завитки волос цвета черного соболя сияли при свете лампы.
— Да, мистер Брэг? — Голос леди Хоулком вернул его к реальности, и он оторвал взгляд от девушки, пытаясь представить, как выглядит ее тело, и отчетливо ощущая пробуждение желания.
— Послушайте, мэм, нам предстоит проехать почти пятьсот миль, и у нас только два мула. Половину багажа придется пока оставить здесь. Когда мы попадем во владения команчей, у нас, черт побери, не будет никаких шансов, если мы перегрузим фургон. — Брэг мрачно посмотрел на леди Хоулком.
Молодая дама быстро повернула к нему свое очаровательное лицо. Ее полные яркие губы были чуть приоткрыты, в широко распахнутых глазах он заметил страх.
— Индейцы? — прошептала она.
Брэг уже ненавидел себя за то, что напугал девушку. Но, прежде чем он смог что-то сказать, тетя похлопала ее по руке:
— Не беспокойся, милая, помни, что написал твой жених о капитане Брэге. Мы будем в безопасности.
Миранда перевела взгляд на тетю, но когда Дерек заговорил, она снова посмотрела на него.
— Простите, что испугал вас, мэм. Мы зря теряем время. Нужно, чтобы вы показали, какую половину вашего багажа оставите. Позже мы пошлем за ним.
— Но послушайте! — вспылила леди Хоулком. — Это просто безумие! Мои брат потратил на приданое Миранды целое состояние! Я…
— Тетя Элизабет, — остановила ее Миранда, стараясь забыть, что говорил друг ее жениха насчет команчей, — пожалуйста. Капитан Брэг? — Она встала, протягивая руку. — По-моему, нас не представили друг другу. Я — Миранда Шелтон.
Брэг уставился на протянутую руку. Девушка теперь смотрела не на его лицо, а на грудь, словно встретиться с ним взглядом считала чересчур фамильярным. Он с ухмылкой взял ее хрупкую кисть, повернул и приложился к крошечной мягкой, ладони теплым влажным поцелуем. Она вспыхнула, отдергивая руку как от ожога. Прикосновение ее руки и духи с ароматом жасмина еще больше возбудили его. Будь я проклят, — подумал Дерек, — это будут самые длинные две недели в моей жизни.
— Так что делать с вашими вещами? — равнодушно протянул он, желая скрыть неловкость.
— Выберите сами, — сказала Миранда, и лицо ее снова залилось краской.
Брэг подумал, что мог бы легко, даже с запасом обхватить талию девушки своими ладонями, и задержал взгляд на чуть выпуклой линии ее груди и мягком изгибе бедер. Возможно, под одеждой вовсе не одни только кожа да кости.
— Очень хорошо. — Он опять коснулся пальцами шляпы, повернулся и направился к двери.
— Миранда! — воскликнула леди Хоулком. — Подумай только! Как ты можешь? Позволить ему самому выбирать, что взять? — Она проворно вскочила и поспешила за Брэгом, на ходу окликая его.
Миранда сидела совершенно неподвижно, в каком-то оцепенении. Есть уже не хотелось. Ее пробирала дрожь. Она больше не думала об индейцах, а только о Брэге. Какой грубиян! Он даже не снял шляпу — ужасное оскорбление! А как он поцеловал ей руку — Боже мой! Ее снова передернуло. Миранда не могла представить его лицо целиком, только рот, грубый чувственный рот, оскаленный в ухмылке, неприлично вызывающей, даже хищной. Она прижала руку к груди. Сердце отчаянно трепетало. Мне следовало дать ему пощечину. Как я могла спустить ему это? Как мог Джон Барринггон послать за мной такую грубую скотину?
Брэг, без сомнения, был таким же животным, как и ее отец. Миранда это чувствовала, хотя и не могла объяснить свое ощущение. Он пугал ее. Его присутствие подавляло. Дело было не только в том, что он непомерно велик, просто огромен, хотя и это тоже угнетало. Широкие плечи и мощная грудь распирали расшитую бисером рубаху из оленьей кожи. Она заметила револьвер, висящий у правого бедра на ремне из сыромятной кожи, и длинный нож в ножнах, заткнутый за другой ремень, тисненный и украшенный медными нашлепками. Миранда поежилась. Этот человек казался смертельно опасным. И он был грязный! Его кожаная одежда была вся в пятнах и казалась ей отвратительно варварской и грубой. И еще — от него пахло. Когда она поднялась, протягивая ему руку, то вдохнула его запах, его мужской запах…
Пятьсот миль, — ошеломленно подумала девушка.
— Мэм?
Миранда едва не подпрыгнула от этого произнесенного нагло, на техасский манер, слова. Она не слышала, как подошел Брэг.
— Да? — Она избегала смотреть в его глаза, скрытые в тени шляпы, и уставилась на затейливую вышивку по вороту его дикарской рубахи.
Брэг улыбнулся.
— Мы почти готовы. — Он взял ее за локоть. Миранда непроизвольно отпрянула, но он, не обращая на это внимания, повел девушку к выходу. Уже рассвело, и улицы Натчеза осветили слабые лучи солнца.
Миранда пыталась не поддаваться страху. Может быть, она просто волнуется перед дорогой? Почему этот человек так пугает ее? Как отец допустил, чтобы она оказалась в подобной ситуации? Боже, дай мне силы! — молча молилась Миранда.
Ее тетя уже сидела в фургоне рядом с другим крепким мужчиной, хотя далеко не таким высоким и хорошо сложенным, как Брэг. Он тоже был затянут в оленью кожу. Когда Миранда проходила мимо, он улыбнулся ей. Чувствительный нос девушки различил исходивший от возницы неприятный запах, совсем не такой, как мужской запах Брэга. Она едва не задохнулась и хотела поднести к лицу платок, но не успела, потому что Брэг довольно грубо подтолкнул ее к фургону. Потом произошла немыслимая вещь: не успела Миранда опомниться, как Брэг обхватил ладонями ее талию, поднял ее и усадил рядом с тетей. Девушка чуть было не вскрикнула, но ей удалось сдержаться.
Сама того не желая, Миранда смотрела, как этот варвар легко, даже изящно вскочил в седло. Ее сердце так колотилось, что она еле дышала.
— Трогай, — приказал он, махнув рукой в перчатке. Фургон двинулся вперед. Несколько мгновений Брэг гарцевал рядом с ними, потом жеребец рванулся вперед и галопом унесся прочь.
Глава 3
До полудня они больше не видели Брэга, и Миранда испытывала огромное облегчение. Пит Уэлш все время переговаривался с тетей Элизабет, но Миранда была слишком погружена в свои мысли, чтобы принимать участие в разговоре. Каков ее жених? Как он будет с ней обращаться? Каким будет ее новый дом? И как привыкнуть ко всему этому?
На Уэлша, как и на большинство встретившихся им в пути американцев, как будто производило большое впечатление то, что они аристократки. Пит задавал множество вопросов и просто-таки сыпал рассказами о переселенцах и техасских приключениях. Уэлш объяснил, что Брэг всегда будет ехать впереди, высматривая индейцев и прочие опасности. Он заверил их, что Брэг — один из лучших техасских рейнджеров и что им нечего бояться — он сотни раз проезжал по Камино-Риал.
Миранда рассматривала проплывавшие мимо загадочно-прекрасные места — пышные темные кипарисы, влажный мох, ароматные цветы — и вскоре совершенно увлеклась делом рук Создателя, забыв на время все свои тревоги. Луизиана оказалась прелестным уголком.
Из ниоткуда появился Брэг, поднял руку, и Уэлш притормозил.
— Ладно, леди, даю вам десять минут. Разомните ноги и позаботьтесь о прочих ваших делишках. — Его поблескивавшие из-под широкополой шляпы золотистые глаза нашли Миранду. Она мгновенно вся напряглась под его взглядом. Лицо залил уже знакомый Брэгу румянец. Неужели он снова смутил ее? Если так, то совсем ненамеренно. Черт побери, до чего малышка чувствительна! — Это наша последняя остановка перед ночлегом, — добавил он.
Уэлш помог леди Хоулком спуститься, а Брэг, не удержавшись, соскочил с жеребца и быстро подошел к Миранде.
— Мэм? — Он улыбнулся и протянул руку. Девушка непроизвольно застыла, и Брэг нахмурился. — У нас нет лишнего времени, — рявкнул он, не на шутку рассерженный ее реакцией. Что она, принимает его за какое-то чудовище?
Миранда подала руку, он подтянул ее ближе и обхватил так же, как в прошлый раз.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33