А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Джойс Бренда

Семья Брэг - 2. Пламенный вихрь


 

На этой странице выложена электронная книга Семья Брэг - 2. Пламенный вихрь автора, которого зовут Джойс Бренда. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Семья Брэг - 2. Пламенный вихрь или читать онлайн книгу Джойс Бренда - Семья Брэг - 2. Пламенный вихрь без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Семья Брэг - 2. Пламенный вихрь равен 268.97 KB

Семья Брэг - 2. Пламенный вихрь - Джойс Бренда => скачать бесплатно электронную книгу



Семья Брэг – 2

OCR and Spellcheck: Анна
«Пламенный вихрь»: АСТ; Москва; 2003
ISBN 5-17-018426-3
Оригинал: Brenda Joyce, “Firestorm”
Перевод: Л. А. Шпарберг
Аннотация
Она умела стрелять и ездить верхом не хуже любого мужчины, но для Сторм Брэг уже настала пора поменять одежды из оленьей кожи на бальное платье. Отправленная родителями в Сан-Франциско, она сразу же привлекает внимание всех до единого джентльменов-холостяков, но сама замечает только одного, Бретта д'Арченда, — а он вовсе не джентльмен. Полный жизненной энергии, самоуверенный, невероятно привлекательный, он добился успеха исключительно благодаря собственным усилиям и теперь присматривает жену, чтобы придать себе респектабельности. Но его околдовала дикая кошка из Техаса. Он не только теряет голову из-за Сторм, но она к тому же завладевает и его сердцем. Перед лицом надвигающегося скандала и потери репутации они вынуждены вступить в брак, — бурный союз вольнолюбивых душ, скрепленный лишь узами любви…
Бренда Джойс
Пламенный вихрь
ПРОЛОГ
Западный Техас, 1858 год
— Давай! — кричала Сторм. — Давай, Ник, давай!
Очень высокая, в одежде из оленьей кожи, с толстой, свисавшей вдоль спины косой, она подпрыгивала рядом с толпой юнцов, собравшихся вокруг двух юношей, боровшихся в пыли. Худой, мускулистый парнишка был наверху, его бронзово-золотистая кожа поблескивала от пота. Он старался удержать своего массивного противника. Внезапно опорная нога Ника соскользнула в грязи, и в следующее мгновение он уже лежал на спине.
Сторм простонала и придвинулась ближе.
— Ты сможешь, Ник, сможешь! — крикнула она брату.
Не успела она вымолвить эти слова, как Ник сбросил противника, завернул ему руку за спину, и напряженная схватка прекратилась.
— Ник победил! — завопила Сторм, подняв вверх кулак. Послышались поздравления, смех и добродушные поддразнивания.
Ник отпустил противника и перевернулся на спину; тяжело дыша, мальчики лежали бок о бок.
— Как бы я посмел проиграть? — сухо пробормотал он, поднимаясь и приглаживая пальцами густые прямые иссиня-черные волосы.
Ларс был не их тех, кто легко мирится с проигрышем, что было лишь одной из многих не слишком приятных черт его характера, и глаза Сторм округлились, когда она увидела, как он вскочил и набросился на Ника сзади.
Сторм вскрикнула.
Ник еле успел обернуться и тотчас повалился на спину, придавленный Ларсом.
— Ты смошенничал, полукровка, — вопил Ларс, багровый от злости. Его мясистый кулак врезался в лицо Ника.
— Прекрати! — закричала Сторм, зная, что Ларс может убить Ника. — Перестань!
В следующее мгновение Ник как-то сумел вывернуться, и внезапно в его руке оказался длинный, зловещего вида нож. Он приставил острие ножа к горлу Ларса, угрожающе уперев колено в пах белобрысого противника.
— Этот полукровка предлагает тебе успокоиться и взять свои слова обратно, — негромко сказал Ник.
— Рейз!
В сарае было сумрачно и прохладно. Тринадцатилетний брат Сторм стоял так близко к белокурой девочке, что бедра их соприкасались. Лицо его выражало сильное волнение и мольбу.
— Пожалуйста, Лусилла, — прошептал он, беря ее маленькие руки в свои. — Только один поцелуй.
Она не сводила глаз с ошеломляюще красивого лица мальчика, стоявшего перед ней.
— Я не могу.
— Ты такая хорошенькая, — шептал он, не сводя с нее своих сапфировых глаз. — Я все время не переставая думал о тебе, Лусилла.
Она вспыхнула:
— Правда?
Он ухмыльнулся:
— Правда.
Его руки легли на ее мягкие плечи.
От его прикосновения по телу девочки прошла дрожь и сердце бешено заколотилось. Он всего лишь мальчишка, на два года моложе ее, и совершенный дьяволенок — она знала его много лет, знала все о его шальных проделках, но сейчас в нем было нечто никогда ею не виданное. Его лицо было так близко. Его руки соскользнули на ее талию.
— Рейз, — сумела выдавить она.
— Только один поцелуй, — уговаривал он. Его прелестные, чуть приоткрытые губы почти касались ее губ.
— Не могу.
— Можешь, — сдавленно шепнул он. — Лусилла, дорогая…
Сдавшись, Лусилла закрыла глаза. Затаив дыхание, она ждала. Губы его были мягкими и нежными, но тело, прижавшееся к ее телу, было горячим и твердым. Лусилла выросла на техасском ранчо, так что она очень хорошо знала, что означает эта твердость. Внезапно то, что ему всего тринадцать лет, перестало иметь значение. Она обнаружила, что приоткрывает рот для его ищущего языка, услышала собственный стон, когда Рейз, обхватив ее маленькую грудь, большим пальцем стал нежно водить по ее твердому, ноющему соску.
— О, Лусилла, — выдохнул Рейз, когда они оторвались наконец друг от друга. — О, Лусилла.
Аппетитный запах жаркого время от времени доносился до миниатюрной черноволосой женщины и крупного светловолосого мужчины, сидевших под деревом в отдалении от остальных гостей; он обнимал ее одной рукой, а она уютно пристроилась к его боку. Она глядела на него фиалковыми глазами; он не сводил с нее горящего золотистого взгляда.
— Ты ненасытный старый козел, — сказала Миранда, разрушая охватившее их сексуальное напряжение. Он откинул голову и расхохотался.
— Я ничего не могу поделать. — Он, прижался щекой к ее щеке. — Мы пробыли на этом празднестве весь уикэнд, и я хочу уехать домой и лечь в постель со своей женой.
— Дерек! — Ее голос звучал насмешливо и дразняще.
— Придвинься ближе, Миранда, — уговаривал он тоном, точно таким же как у его младшего сына Рейза.
Она придвинулась и подняла лицо для поцелуя. Поцелуй был долгим, интимным и нежным. Она не могла оторваться; в конце концов именно он прервал поцелуй.
— Давай заберем детей и махнем отсюда, — сказал он, откашливаясь.
— Кстати, где они? — спросила Миранда, когда он помог ей подняться.
— Понятия не имею, но почему бы нам не начать со Сторм? Если здесь где-нибудь соревнуются, значит, она там. — Дерек улыбнулся и обнял жену за плечи.
Им не потребовалось много времени, чтобы отыскать группу молодежи, которая следила за борьбой, криками подбадривая своих фаворитов. Когда Миранда увидела участников поединка, она замерла, краска отхлынула от ее лица.
— О Боже!
Дерек прикусил губу, чтобы не расхохотаться.
Сторм боролась на земле с семнадцатилетним Бадди Эймсом, обнаженным до пояса. В пылу схватки Сторм оказалась внизу. Пытаясь его стряхнуть, она впихнула бедро между его ног, другой ногой обхватив его икры. Собравшиеся вокруг ребята со смехом подбадривали их криками. Дерек усмехнулся.
Миранда в ярости накинулась на него:
— Сейчас же останови их! Сейчас же!
— Хорошо, мэм, — послушно произнес он, потом наклонился, схватил Бадди за шкирку и без усилий снял его со Сторм, словно котенка.
Миранда набросилась на своего старшего сына:
— Ник! Как ты мог позволить ей подобное! Ник невозмутимо пожал плечами:
— Я пытался сказать ей, что теперь она уже слишком взрослая для этого, но она же не слушает. Ты ведь знаешь Сторм, мама.
— Папа! — запротестовала Сторм, сидевшая в пыли совершенно не по-дамски раздвинув колени. — Я бы выиграла!
— По-моему, тебе лучше встать, юная леди, — сказал Дерек, пытаясь говорить строгим голосом.
— Ты обещал, — напомнила Миранда, сердито и размашисто расчесывавшая свои длинные густые волосы сидя в кровати.
Дерек смотрел на нее со страдальческим видом.
— Но, Миранда, она же еще совсем ребенок.
— Ребенок? — Миранда встала. — Ей почти семнадцать, и она женщина, и тебе пора с этим смириться.
— Но Сан-Франциско?
— Тебе придется отпустить ее, — тихо сказала Миранда, успокаивающе кладя руку ему на грудь.
— Мы ведь давно решили, что отправим ее к твоему кузену Лангдону, когда ей исполнится восемнадцать, — возразил он, огорченно глядя на нее.
Она сжала его руку:
— Дерек, посмотри хорошенько на нашу дочь. Она — красивая женщина и заслуживает того, чтобы получить возможность показаться в обществе. Она достойна шелковых платьев и лайковых туфелек. — Миранда поморщилась: — И уж точно она выросла из того, чтобы бороться в грязи со взрослыми мужчинами!
— Проклятие! — сказал Дерек. Он принялся расхаживать по их уютной спальне. — Я сам ей скажу.
Миранда улыбнулась, обняла его за шею и одарила долгим поцелуем.
— Я люблю тебя.
Дерек прижал ее к себе, не желая отпускать.
— Нельзя ли сказать ей завтра? — с надеждой спросил он. Жена бросила ему предостерегающий взгляд.
Он нашел Сторм внизу, вместе с мальчиками, которых отослал на улицу, строго напомнив о неотложных делах по хозяйству.
— Сторм, у меня большой сюрприз для тебя.
— Какой? — улыбаясь, спросила она.
— Мы с матерью собирались подождать, пока тебе не исполнится восемнадцать, но теперь решили, что ты достаточно взрослая. Ты проведешь лето у Пола Лангдона в Сан-Франциско.
— Я не поеду.
— Милая, тебе понравится Сан-Франциско. Сторм была в отчаянии.
— Папа, это мамина идея, правда? Ты можешь отговорить ее, я знаю, что можешь, если действительно захочешь.
— Милая, твоя мать права, как всегда. Тебе необходимо увидеть другую сторону жизни. Это всего лишь на лето.
— Я не хочу уезжать, — заупрямилась Сторм. — Мне здесь хорошо. Я не хочу покидать тебя с мамой и мальчиков.
— Это всего лишь на лето, — спокойно повторил Дерек. Он улыбнулся: — И я знаю, что мы с матерью сможем тобой гордиться.
Вместе с признанием поражения возникло непреодолимое желание заплакать. Сторм повернулась и бросилась вверх по лестнице в свою комнату. Они отсылают ее прочь, далеко, в незнакомый город, отрывают от всех, кого она любила… Когда раздался стук в дверь, она не ответила. Она знала, кто это.
— Сторм! — Миранда вошла и присела на кровать рядом с дочерью, поглаживая ее густые, отливающие золотом волосы. — Давай поговорим.
— Я не хочу уезжать.
— Я расскажу тебе небольшую историю, — спокойно, слегка улыбаясь, сказала Миранда.
С минуту она разглядывала дочь, ее высокую, изящную фигуру с несколько широковатыми для женщины плечами, тонкой талией и узкими бедрами, с длинными сильными ногами. У нее было поразительное, необычное лицо с высокими скулами и широким подбородком. Миранда подозревала, что это строение костей унаследовано от матери Дерека, индианки-апачи.
— Я знаю, что тебе страшно, но ты — сильная, храбрая девочка, и твоя любящая семья будет тебе поддержкой. Тебе известно, что я выросла в монастыре во Франции. Когда мне было семнадцать лет, отец вызвал меня домой, в Англию, и сказал, что обручил меня с техасским ранчером — совершенно незнакомым мне человеком. Меня чрезвычайно опекали, я была совершенно неискушенной и очень боялась, но меня никто не спрашивал. Меня отправили в Техас. Сторм села:
— Дедушка отправил тебя сюда, чтобы выдать замуж за папу?
— Нет. Оказывается, мой жених и Дерек были лучшими друзьями и кровными братьями. С Джоном произошел несчастный случай, поэтому он послал Дерека, который в то время был капитаном техасских рейнджеров, сопровождать меня по пути к нему. Это ужасно, Сторм, когда тебя отправляют далеко, чтобы выдать замуж за незнакомого человека, страшно знать, что ты не вправе распоряжаться своей жизнью и уже никогда не вернешься домой.
Миранда помолчала, давая Сторм возможность подумать над ее словами.
— И что же случилось? — спросила Сторм. — Если ты, когда познакомилась с папой, была помолвлена с лучшим папиным другом…
Миранда улыбнулась, охваченная воспоминаниями:
— Это другая история, милая, и к тому же длинная. Может быть, я когда-нибудь расскажу ее тебе. Сторм старательно изучала свои колени.
— Ты просто поедешь навестить моего кузена. Сторм прикусила губу:
— Наверное, ты права.
Миранда улыбнулась и обняла ее:
— Тебе нечего бояться. Нисколько не удивлюсь, если это будет лучшее время в твоей жизни.
— Я не боюсь, — сказала Сторм. Но она боялась.
Глава 1
Сан-Франциско, 1859 год
Бретт сидел за большим, крытым кожей письменным столом красного дерева, так сосредоточенно нахмурившись, что это перешло в сердитую гримасу, и перелистывал страницы огромного гроссбуха. Проклятие! Уж он-то должен бы знать. Первый раз в жизни он ошибся в человеке, и, надо полагать, в последний. В ярости он захлопнул книгу и встал во весь рост — шесть футов два дюйма.
Он подошел к окну и задумчиво уставился на Стоктон-стрит. Он не допустит, чтобы воровство его бухгалтера испортило ему этот день. По его безжалостному, резко очерченному лицу промелькнула улыбка. Не то чтобы он расчувствовался только потому, что сегодня день его рождения. Но… возможно, так оно и было. Сегодня ему исполнилось двадцать шесть лет, и у него было все, что ему хотелось. Его улыбка стала шире.
Совсем неплохо для сына шлюхи.
Совсем неплохо для ублюдка-калифорнио.
Бретт д'Арченд совершенно не был похож на мать, крошечную француженку с каштановыми волосами и голубыми глазами. Зато он был почти точной копией отца, дона Фелипе Монтерро, — высокий, широкоплечий, мощного сложения, грубовато-красивый. И смуглый, очень смуглый, с почти черными глазами, взгляд которых редко бывал мягким, и короткими, жесткими черными курчавыми волосами.
Когда Бретт видел отца в последний раз, тот уже начал седеть. Это воспоминание сразу же вызвало у него чувство неловкости и раздражения. Против воли в его голове промелькнула та давняя сцена.
— Я уезжаю, отец, — сказал шестнадцатилетний Бретт. В ожидании ответа он молча молил отца не отпускать его.
Красивый стройный мужчина оставался безучастным.
— И куда же ты поедешь?
Бретт пытался не чувствовать боли. Он был просто глупцом. Отец никогда не признавал его: для него он был только ублюдком, чье место в конюшне, страховкой на случай, если не окажется других наследников. Теперь он больше не был нужен. Когда он услышал плач ребенка новой жены дона Фелипе, ему тоже захотелось заплакать. Вместо этого лицо его стало таким же холодным и застывшим, как лицо дона.
— Я еду в Форт-Саттер, — ответил он.
— А, за золотом, — сказал владелец гасиенды. Это было в начале 1849 года.
Дон дал ему чистокровного арабского жеребца и несколько сотен песо. В тот же день Бретт уехал, ни разу не оглянувшись.
Лицо Бретта застыло. Не замечая этого, он ударил кулаком по подоконнику.
— И не собираюсь оглядываться, — прорычал он. — Если старый сукин сын мертв, так мне наплевать. Еще и лучше! Он мне не нужен. У меня есть все, чего я хотел, — успех, респектабельность… все, что мне требуется.
Где-то снаружи его офиса раздался громкий треск разбитого стекла.
Бретт замер, прислушиваясь, но не выказывая намерения оставить свой элегантный офис. Он был обставлен в классическом стиле: с дверями красного дерева, восточным ковром коралловых и синих тонов, с большим диваном, обитым бордовой кожей. Интерьер дополняли два французских кресла, крытые шелком в узкую полоску, синие бархатные портьеры и книжные шкафы во всю стену. Это помещение под его придирчивым наблюдением обставила Сюзанна, его первая любовница, когда он приобрел «Золотую Леди» и перебрался сюда из другого, не столь представительного офиса в «Милашке Шахтера» — своем первом капиталовложении.
Он невольно улыбнулся, вспоминая, как по крупицам наскреб достаточно золотишка, чтобы купить партнерство в этой норе — норе, оказавшейся достаточно прибыльной, на доходах от которой было основано все его нынешнее богатство. Он чуть было не рассмеялся вслух.
«Золотая Леди» слыла одним из самых шикарных заведений Сан-Франциско, каждый дюйм которого был столь же роскошным и элегантным, как и офис Бретта. Даже второй этаж, где девушки могли заработать лишний доллар, ублажая клиентов, был обставлен со вкусом. Поскольку в Сан-Франциско даже теперь, через десять лет после «золотой лихорадки», ощущался недостаток женщин, власти города и светское общество снисходительно относились к этим греховным заведениям. То, что Бретт был владельцем «Золотой Леди», не портило его репутации, поскольку это было самое изысканное заведение в городе. К тому же за последние пять лет Бретт расширил сферу своей деятельности. Теперь он еще был владельцем гостиницы, двух ресторанов, партнером в пассажирском и грузовом пароходствах и держал акции ранчо, расположенного на другом берегу залива. Он также приобрел землю к западу от Сан-Франциско и теперь продавал там участки под застройку. В двадцать шесть лет Бретт был одним из самых богатых людей в Сан-Франциско. Из расшитого серебром жилета он достал золотые часы на цепочке. У него как раз хватит времени заскочить к Одри, его нынешней любовнице, перед встречей с партнером по пароходству Полом Лангдоном. Он натянул черный фрак, машинально поправил черный галстук, и только успел надеть черный стетсон, как откуда-то из глубины здания снова донесся треск и женский вопль.
Линда, одна из девушек, рывком распахнула дверь офиса:
— Бретт, вам лучше…
Нахмурившись, он уже шагал по коридору.
— Что там такое?
— Какой-то ненормальный, — сказала она, еле поспевая за ним по навощенному до блеска полу коридора. — У него револьвер. И Сюзи.
Бретт остановился на мгновение в дверях салона, декорированного красным деревом, бронзой и зеленым бархатом. В такое раннее время половина мест пустовала. Около дюжины мужчин, в хорошо сшитых костюмах, нерешительно стояли у своих столиков. Банкометы, в расшитых жилетах, тоже с опаской следили за происходящим. В конце длинной стойки бара застыли с побелевшими лицами две девушки Бретта. Бармен Джеймс замер, глядя в центр зала, где на полу лежал двухсотфунтовый вышибала Люк: из его виска сочилась кровь.
Несколькими ярдами дальше стоял неумытый мужчина во фланелевой рубахе и облепленных грязью сапогах. Перед собой он мертвой хваткой держал Сюзи, прижимая к ее правому виску дуло револьвера. Сюзи стояла бледная и взмокшая от пота, широко раскрыв подведенные черной тушью глаза.
Не спуская глаз с державшего Сюзи мужчины, Бретт сделал несколько шагов вперед.
— Он мертв? — ровным голосом спросил он.
— Не думаю, — отозвался один из завсегдатаев.
— Линда, сходи за доктором Уинслоу. — Он и не оборачиваясь знал, что она стоит у двери, не в силах двинуться с места. — Сейчас же, — негромко приказал он.
Линда повернулась и умчалась.

Семья Брэг - 2. Пламенный вихрь - Джойс Бренда => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Семья Брэг - 2. Пламенный вихрь на этом сайте нельзя.