А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Бурден Француаза

Незнакомка из Пейроля


 

На этой странице выложена электронная книга Незнакомка из Пейроля автора, которого зовут Бурден Француаза. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Незнакомка из Пейроля или читать онлайн книгу Бурден Француаза - Незнакомка из Пейроля без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Незнакомка из Пейроля равен 216.5 KB

Незнакомка из Пейроля - Бурден Француаза => скачать бесплатно электронную книгу



OCR & SpellCheck: Larisa_F
«Незнакомка из Пейроля»: Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга»; Харьков; 2007
ISBN 966-343-460-0
Аннотация
Главная героиня романа Франсуазы Бурден – очаровательная тридцатидвухлетняя француженка Паскаль Фонтанель. Она состоялась как врач, но потерпела фиаско в личной жизни. Перемены в ее судьбе начинаются после похорон матери и переезда в Пейроль – старинное имение, принадлежавшее нескольким поколениям семейства Фонтанель. Из мимолетного общения с разными людьми Паскаль делает вывод, что к этой фамилии в округе относятся настороженно. Паскаль в недоумении, поскольку всегда знала, что принадлежит к славной династии врачей, немало потрудившихся во благо местных жителей. Но однажды в ящике старого трюмо, хранящегося на чердаке, она обнаруживает странный документ и решает докопаться до истины…
Франсуаза Бурден
Незнакомка из Пейроля
Глава 1
Двигатель набрал три тысячи сто оборотов, ротор синхронизировался, и Самюэль, убедившись, что все стрелки приборов на зеленом поле и ни одна сигнальная лампа не зажглась, оторвался от земли. Он слегка наклонил машину вперед, на мгновение завис и увеличил число оборотов, чтобы подняться ввысь.
– Вот и взлетели, моя красавица, – произнес он в микрофон. – Если захочешь, я дам тебе порулить!
Уставшая Паскаль усмехнулась, зная, что он никогда бы не позволил ей управлять вертолетом в таком состоянии.
– Куда хочешь полететь?
В наушниках голос Самюэля казался пылким и надежным одновременно. Всякий раз, когда Паскаль летела вместе с ним, ей казалось, что он мог бы увезти ее хоть на край света и она не стала бы протестовать.
– Решай сам, – ответила она, удобно устраиваясь в кресле.
Ангары аэроклуба уменьшились до игрушечного размера, Самюэль повернул направо, и они вовсе исчезли из виду. Паскаль закрыла глаза. После всех этих ужасных дней прогулка по небу была именно тем, что ей сейчас требовалось. Отец и брат, не менее подавленные и удрученные, уехали на машине сразу же после похорон, не понимая, почему она захотела остаться.
Она и сама этого не знала. Сколько лет она здесь не была? Наверное, лет двадцать.
– Я отвезу тебя в Гайяк, – сообщил Самюэль. – Ты увидишь тамошние виноградники и берега Тарна…
Его нежность так растрогала Паскаль, что она почувствовала в горле комок. Сглотнув несколько раз, она, как ей казалось, незаметно смахнула покатившуюся по щеке слезу.
– Не плачь, хорошая моя, а то не сможешь рассмотреть пейзаж!
Он как никто другой умел утешить ее, окружив нежностью и вниманием. Всю ночь она проплакала на его плече, несмотря на то что они развелись три года назад.
– Ты просто потрясающий бывший муж, – сказала она, шмыгая носом.
В наушниках раздался смех Самюэля. Эта шутка была неновой, но он все еще мог ее оценить. Самюэль посмотрел на карту, развернутую на коленях, затем бросил взгляд вниз, сверяясь с ориентирами.
– За два дня тебе все равно не удастся выплакать свое горе, – заметил он, – так что оставь кое-что и на потом.
Она знала это, заранее смиряясь с неизбежной скорбью и утешая себя лишь тем, что самая невыносимая ее часть – похороны – уже позади. Потеря матери была пока что наихудшим из того, что ей когда-либо приходилось переживать; в свои тридцать два она не знала настоящих трагедий, кроме, может быть, болезненного разрыва с Самюэлем, так измотавшего ей душу. В остальном же упрямый характер был ее преимуществом и вовсе не затруднял жизнь, как предрекали в детстве. Своенравная, чересчур требовательная девчонка, жаждущая совершенства, бывала вне себя от ярости, когда ей не удавалось достичь целей, которые она перед собой ставила. Родители, посмеиваясь, говорили, что все это оттого, что уж слишком высоки у нее запросы.
Родители… Это слово она уже почти не употребляла, разве что только в воспоминаниях о прошлом. Оставалась ли ей матерью эта душевнобольная женщина, до предела напичканная медикаментами? Смирившись с приговором, сознательно ли отказывалась она бороться с болезнью? Не ускорила ли намеренно приближение кончины? Будучи чрезмерно стыдливой, она мало говорила о себе, и уж тем более не готова была кому-либо открыться и рассказать все начистоту; выражение ее лица всегда было любящим и загадочным. За несколько недель до смерти она отпраздновала свое шестидесятилетие, хотя выглядела намного моложе, и лишь седые волосы в какой-то мере выдавали ее возраст. Дочь вьетнамки и француза, она унаследовала характерную азиатскую внешность, передав и Паскаль большие черные с раскосинкой глаза, высокие скулы, матовую кожу и носик восхитительной формы.
– Если хочешь, мы можем повернуть на Пейроль, – предложил Самюэль.
Он имел в виду дом, в котором она провела детство и о котором столько ему рассказывала.
– Нет, держи курс на Гайяк, так будет лучше…
Зачем тревожить все эти далекие воспоминания, каждое из которых было так или иначе связано с матерью? Зачем возвращаться в тот огромный пейрольский сад, где она любила играть и где повсюду росли цветы… и большая рыжая собака прыгала вокруг нее… Еще на склоне там была лужайка… В хорошую погоду мать надевала шляпку-канотье, брала с собой плетеную корзину и секатор и выходила в сад, чтобы срезать свежие цветы. Паскаль каждый вечер взбиралась на забор, дожидаясь отца, и могла наблюдать, как их белый дом купается в лучах закатного солнца. Отъезд причинил ей немало страданий.
Рука Самюэля коснулась ее колена, и она снова почувствовала прилив слез.
– Прости меня, – прошептала она.
И хотя она едва шевелила губами, чувствительность микрофона позволила Самюэлю расслышать ее слова. Он передал ей карту и скомандовал:
– Ну-ка пересядь сюда и покажи мне, на что ты способна!
Она удивилась тому, что он доверяет ей управление машиной, и метнула на него быстрый взгляд – не шутка ли это.
– По крайней мере, тебе придется думать о чем-то другом…
Паскаль нередко доводилось совершать полеты, однако работа в больнице Некер отнимала слишком много времени, и в течение последних трех месяцев ей ни разу не удалось полетать.
– Ты мне поможешь? – спросила она.
Он рассмеялся, скрестил руки на груди и принялся отдавать команды.
Анри Фонтанель открыл дверь квартиры и замер, сбитый с толку темнотой. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы понять – жена больше не ждет его. В последнее время его в основном встречала сиделка, и это создавало хоть какую-то видимость жизни в доме.
Обреченно вздохнув, он зажег свет в передней и бросил непромокаемый плащ на кресло. Светлый паркет, стены, покрытые бордовым лаком, соответствующая этому меблировка – все было именно таким, как он любил. Только отныне он будет чувствовать себя здесь еще более одиноким. Камилла, заболев два года назад, практически замкнулась в себе, и все-таки, пока она была здесь, он мог уделять ей внимание. Он по-прежнему видел в ней ту юную девушку, какой она была тридцать пять лет назад – покорную фарфоровую куколку, по которой он сходил с ума.
Пройдя через салон в столовую, он открыл дверь кабинета. Тут же замигала лампочка автоответчика и он услышал сообщение сына, который предлагал ему встретиться в ресторане, чтобы вместе пообедать. Очень щедрое предложение, в духе Адриана. Что ж, по крайней мере у него, Анри Фонтанеля, оставалось двое взрослых детей, которыми он мог гордиться: Адриан, который оправдал все его ожидания, и Паскаль, которую он не всегда понимал, и, может быть, поэтому она не переставала его удивлять. С какой стати она решила задержаться в Альби? Чтобы провести несколько дней с Самюэлем? Им никак нельзя было расставаться, они были чудесной парой, и Самюэль поступал глупо, ссорясь с Паскаль по поводу ребенка. Материнство для женщины имеет такое же значение, как и ее карьера, был убежден Анри, поэтому при всей своей симпатии к Самюэлю он считал, что его дочь права. Да, Самюэль был во всех отношениях достойным парнем, и Паскаль вряд ли найдет себе другого такого мужа. Ах, что за чудесный день был, когда Самюэль приехал просить руки его дочери! Тот, кого трудно было чем-либо смутить, заикался и мямлил, говоря о том, что любит Паскаль и хочет на ней жениться. Душа Анри наполнилась радостью, и он даже возблагодарил тот случай аппендицита, благодаря которому эти двое встретились и обрели друг друга. Банальный аппендицит без осложнений, но Паскаль, будучи дочерью патрона, пользовалась некоторыми привилегиями, включая и продолжительное общение с анестезиологом, во время которого Самюэль Хофманн успел очароваться прекрасной пациенткой. Через год голубки поженились, и Анри устроил им пышную свадьбу. Фотография, запечатлевшая момент их выхода из церкви, всегда стояла в его кабинете. Паскаль была необыкновенно хороша в свадебном платье из белого шелка, Самюэль прекрасно выглядел в смокинге; за ними стояли Анри и Камилла, держась за руки и блаженно улыбаясь… Счастливое, навсегда ушедшее время…
Единственным преимуществом этого неожиданного и нелепого развода было возвращение Паскаль домой. Это ее временное решение, к величайшей радости Анри, растянулось на три года. Он принял ее с распростертыми объятиями.
Уйдя от Самюэля, Паскаль целиком погрузилась в работу. Казалось, она интересуется лишь своими пациентами, а не собственной жизнью, что весьма огорчало Анри, который считал, что она понапрасну растрачивает свою молодость. Работа в легочном отделении с утра до вечера, не считая ночных дежурств, не могла быть пределом мечтаний тридцатилетней женщины. Когда однажды утром он увидел ее в джинсах, кроссовках и свитере с большим воротом, то невольно подумал, что немного кокетства и легкомыслия ей бы не повредили. Кроме того, по мнению Анри, женщины были созданы вовсе не для того, чтобы делать карьеру и удовлетворять таким образом свое тщеславие. Возможно, его взгляды отставали от жизни, но это была его собственная дочь, и он сожалел о том, что она жертвует своим женским предназначением ради профессии и карьеры. Но стоило Паскаль уделить внимание своей внешности, как все тут же замечали, насколько она была красива. Он неоднократно брал ее на приемы, где собиралась врачебная элита, и каждый раз она выглядела потрясающе. В платье или в костюме, на высоких каблуках, с умело наложенным макияжем и замысловатым шиньоном, она становилась совсем другой: идеальный силуэт, совершенный профиль, в котором нелегко было распознать ее смешанное происхождение. Все мужчины были просто очарованы ею, и тогда Анри, представляя дочь коллегам, с удовольствием уточнял, что она также пневмолог.
Сначала Анри думал, что она бросит учебу на медицинском факультете, что все это из желания попробовать заниматься тем же, чем занимается он и Адриан. Он полагал, что Паскаль не сможет осилить этот слишком длинный путь. Но она упорно продолжала идти дальше, проявляя свое обычное упрямство, получила степень доктора медицины и выбрала пневмологию. Польщенный ее успехами, но все еще сомневаясь в мотивах, Анри предложил ей работу в Сен-Жермен, хотя на тот момент вакансии пневмолога в его клинике не было, но она отдала предпочтение большой провинциальной больнице. Ей, как она говорила, хотелось «встретиться с реальной жизнью».
Деловое чутье никогда не подводило Анри: двадцать лет назад он правильно вложил деньги в эту клинику в предместье Парижа, и теперь она приносила солидный доход. В то время ему отчаянно хотелось уехать из Альби и поселиться в столице. Камилла уже переживала глубокую депрессию, и он хотел увезти ее из привычного окружения в надежде, что она избавится от навязчивого состояния. В общем, семейные причины совпадали с его желаниями и профессиональными амбициями. Не раздумывая, он вложил основную часть своего состояния в клинику, а также влез в долги, чтобы приобрести эту роскошную квартиру, окна которой выходили на чудесный парк. Камилле очень понравилось это место, и новая жизнь на время успокоила ее.
Внезапно раздавшийся телефонный звонок заставил его вздрогнуть; перед тем как снять трубку, он машинально надел на нос свои маленькие очки.
– Папа, это ты? Ты получил мое сообщение?
– Да, Адриан… Я буду ждать тебя в ресторане возле театра через полчаса.
– Хорошо. Я выезжаю.
Анри повесил трубку и улыбнулся. Адриан был пунктуальным, внимательным и ответственным. И хотя у него и без того была куча дел, он стремился утешить отца в его горе, делая это прежде всего из чувства сыновнего долга. Паскаль осталась на юге, и Анри не хотелось безмолвно бродить из комнаты в комнату по огромной квартире.
Он покинул кабинет, погасил везде свет и вышел на улицу. Ресторан находился неподалеку, и, несмотря на прохладный вечер, он отправился туда пешком. Прогулка позволяла ему поразмыслить, как по-новому устроить свою жизнь. Скоро он достигнет пенсионного возраста, однако ничто не принуждало его покидать клинику. Но хотел ли он продолжать работать? Ради кого и ради чего ему теперь надрываться? Адриан ни за что не возьмет на себя управление клиникой. Выйти на пенсию – значит обречь себя на бездействие. Несколько партий в гольф, воскресные прогулки не заполнят пустоту недель, месяцев, лет, которые ему предстояло прожить. Может, завести любовницу? Почему бы нет… Он уже делал несколько попыток, разумеется тайных, но они не сделали его счастливым. Он очень любил свою жену, и его никто больше не интересовал, но своей сдержанностью и стыдливостью Камилла сама провоцировала его на поиск связей на стороне. К тому же в течение последних десяти лет она почти постоянно отказывала ему в близости. С возрастом же у нее и вовсе стало проскальзывать какое-то враждебное чувство по отношению к нему. А может, оно и раньше было, просто ей лучше удавалось скрывать свою неприязнь?
Он толкнул дверь ресторана и сразу же увидел Адриана, сидевшего за стаканом шабли.
– Есть новости от Паскаль? – спросил Адриан, вынимая бутылку из ведерка.
Налив отцу вина, он закурил, сделал глубокую затяжку и разогнал рукой облако дыма.
– Прекращай отравлять себя, Адриан, – поморщился Анри.
– Не беспокойся, я курю все реже и реже, это везде теперь запрещено.
– Слава богу! Твоя сестра возвращается завтра или в воскресенье утром. Волноваться нет причин, Самюэль позаботится о ней.
Анри видел, с какой нежностью Самюэль обращался с ней там, на кладбище. Он обнимал Паскаль за плечи, был очень внимателен и в конце осторожно увел ее оттуда.
– Ты думаешь, он все еще любит ее?
– В любом случае не он был инициатором развода.
– Боже мой! – прошептал Анри, чувствуя, как облако скорби вновь окутывает его, и понимая при этом, что должен сделать усилие и вырваться из него. Он посмотрел на сына. Адриану сорок, и он все еще холостяк, но его жизнь полна разнообразных любовных романов, и он не собирается, судя по всему, ставить в этом деле точку. Блондин с голубыми глазами, он не походил ни на кого, и менее всего на свою мать, черты лица которой Анри почти забыл. Камилла растила Адриана с двух лет, и они обожали друг друга. Он был прекрасным, счастливым и цветущим ребенком.
– Пройдет время, и ты будешь думать об этом все меньше и меньше, папа, – произнес Адриан с печальной улыбкой.
Да, это вполне соответствовало истине, как ни трудно было ему это признать. Анри не был безутешен в своем горе, но приближающаяся старость и потеря Камиллы на время лишили его сил и оптимизма. Может, теперь его будут мучить угрызения совести? Нет, он поступал так, как было нужно, он думал о благе всей семьи, включая и Камиллу… И он не хотел вспоминать об этом, тем более сегодня.
– Ты уже придумал, как проведешь выходные? – заботливо спросил Адриан.
– Я хочу привести в порядок дела твоей матери…
– Подожди, пока вернется Паскаль.
– Нет, я не хочу обременять ее этим. Завтра же и начну, чем раньше – тем лучше.
– Тогда я помогу тебе.
Анри поблагодарил сына кивком головы. Они всегда прекрасно ладили друг с другом, включая и работу в клинике, но он не хотел посвящать Адриана в некоторые дела.
– Будет лучше, если мы продадим владения в Пейроле, – внезапно сказал он. – Сейчас там никто не живет. Я узнал через агентство, что дом в хорошем состоянии, хочу попросить их сделать оценку.
– Никто из нас за все эти годы ни разу не был в тех местах, – произнес Адриан. – Слишком уж далеко.
На самом деле в Альби было очень легко попасть самолетом или скоростным поездом до Тулузы, а затем взяв напрокат автомобиль. Тем не менее Анри решительно порвал с прошлым и, как ему казалось, расстался с Пейролем, где родился он сам, где родились его дети, где прошла жизнь трех поколений Фонтанелей. Покидая этот дом двадцать лет назад, он уже тогда знал, что не захочет вернуться сюда.
Он сдавал Пейроль разным посторонним людям, и деньги, поступавшие от них, полностью уходили на ежегодный ремонт дома. В конце концов он вообще утратил к этой семейной собственности всяческий интерес. Жить в Париже ему казалось намного интереснее и выгоднее, чем в провинции.
Официант поставил перед ними поднос с морепродуктами, которые заказал Адриан.
– Если я выйду на пенсию, Адриан, сможешь ли ты заменить меня?
Сын поднял голову и взглянул ему прямо в глаза.
– Ты говоришь это несерьезно, папа. Просто тебе сейчас тяжело.
Анри позволил себе улыбнуться, обрадованный проницательностью Адриана.
– Да, наверное… – признал он. – Но когда-то тебе все же придется сделать это.
– Пусть это случится не так скоро.
Может быть, он говорил это из любви к нему, может, не хотел принимать на себя ответственность, а может, потому, что дорожил свободой. Неужто в сорок лет он все еще находил в этом радость? Недавно с компанией приятелей он устраивал пикник в лесу, так они танцевали и веселились там до зари, как подростки. Его часто видели в обществе хорошеньких женщин, но в клинике Адриан вел себя очень сдержанно, и Анри не был знаком ни с его друзьями, ни с любовницами.
– Адриан, – вдруг спросил он, – ты никогда не думал о том, чтобы жениться?
Сын нахмурился и отвел взгляд.
– Знаешь, папа, женитьба это… Сам видишь, что стало с Паскаль; нет уж, спасибо!
Анри хотел было возразить, сказать, что в своей брачной жизни он иногда был невероятно счастлив с Камиллой, но осекся и промолчал, чувствуя, что с упоминанием имени жены его снова заполонит тоска, которую он старательно отгонял от себя в течение последних дней, поэтому он только понимающе вздохнул.

Незнакомка из Пейроля - Бурден Француаза => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Незнакомка из Пейроля на этом сайте нельзя.