А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Беверли Джо

Семья Маллоренов - 2. Любовь игрока


 

На этой странице выложена электронная книга Семья Маллоренов - 2. Любовь игрока автора, которого зовут Беверли Джо. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Семья Маллоренов - 2. Любовь игрока или читать онлайн книгу Беверли Джо - Семья Маллоренов - 2. Любовь игрока без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Семья Маллоренов - 2. Любовь игрока равен 292.17 KB

Семья Маллоренов - 2. Любовь игрока - Беверли Джо => скачать бесплатно электронную книгу



Семья Маллоренов – 2

OСR by svetico, Проверено: Катерина
«Джо Беверли. Любовь игрока»: Панорама; М.; 1997
ISBN 5-7841-0315-6
Оригинал: Jo Beverley, “Tempting fortune”, 1995
Перевод: Г. П. Байкова
Аннотация
Брат юной Порции Сент-Клер, азартный игрок, теряет фамильное состояние и оказывается во власти безжалостных негодяев. Цена спасения его жизни — честь Порции. Невинную красавицу пускают с аукциона в роскошном лондонском борделе. Однако в последний момент к Порции приходит спасение — в лице благородного игрока Брайта Маллорена…

Джо БЕВЕРЛИ
ЛЮБОВЬ ИГРОКА
Глава 1

Мейденхед, Англия, ноябрь 1761 года
Холодный лунный свет заливал зал, придавая таинственный вид даже самым обычным предметам.
Незнакомец, находившийся здесь, походил на самого сатану — прекрасное мертвенно-бледное лицо с заостренными чертами; темные перепончатые крылья за спиной.
Порция Сент-Клер подняла тяжелый пистолет, целясь ему прямо в сердце.
— Не двигаться! — приказала она.
Фигура замерла. В призрачном свете мелькнули руки — белые, изящные, с длинными нервными пальцами. Крылья за спиной как-то внезапно растаяли, и Порция увидела перед собой обычного человека, одетого в длинный черный плащ.
Она облегченно перевела дыхание: просто взломщик — не более того.
Но ее необдуманные действия привели к тому, что она оказалась наедине с преступником. На ее месте любая разумная женщина, заслышав звук разбиваемого стекла, заперлась бы в своей комнате, постаравшись хорошенько спрятаться. Порция же, не теряя хладнокровия, взяла заряженный пистолет брата и спустилась вниз узнать, что там происходит.
Она руководствовалась девизом: страх порождает новый страх — и повела себя храбро, но сейчас уже не была убеждена, что поступила правильно.
Похоже, незнакомец совсем не испугался ее, и, остановив его, Порция не знала толком, что делать дальше.
Незваный гость был одет во все темное; в неверном лунном свете белыми пятнами выделялись только его бледное, настороженное лицо и изящные руки в пене дорогих серебристых кружев.
На безымянном пальце левой руки порой вспыхивало кольцо с огромным драгоценным камнем. Блестящие огоньки у висков заставляли думать также и о серьгах с драгоценными камнями.
Нет, это не был обычный взломщик.
— Прошу обратить внимание, что я остановился, — произнес незнакомец. Его тон был учтив и свидетельствовал о воспитанности и хороших манерах. Глубокий голос и привычка несколько растягивать слова говорили о том, что перед Порцией человек светский, но и это не успокоило ее взвинченные нервы.
— Да, вы остановились, — холодно ответила Порция, — а сейчас быстро убирайтесь отсюда.
— Или?
— Или я позову стражу! Я слышала, как вы разбили стекло. Вы просто грабитель.
На лице незнакомца мелькнуло подобие улыбки.
— Предположим, что я грабитель, но как вы собираетесь звать стражу, дорогая, если стоите как вкопанная и не спускаете с меня глаз?
— Вон отсюда! Немедленно! — гневно воскликнула Порция, пытаясь унять невольную дрожь.
— Или? — снова спросил незнакомец.
— Или я застрелю вас!
— Это уже гораздо лучше, — одобрил незнакомец. — Не сомневаюсь, что вы это сделаете.
Брайт Маллорен был несказанно удивлен, не ожидая, что встретит в доме столь яростное сопротивление. С какой решимостью эта женщина защищает свой кров и очаг! Брайт едва сдерживался, чтобы не рассмеяться. Но если он это сделает, она и впрямь застрелит его.
Ведь это такое маленькое существо! Под ее одежками и несколькими шерстяными шалями угадывалась стройная фигурка; руки, решительно сжимавшие тяжелый пистолет, были на вид маленькими и слабыми.
Нет, вряд ли они слабые — скорее всего они сильные и горячие.
От женщины исходила какая-то необычная энергия, где соединились страх, гнев, решимость. Подобно сырым дровам, брошенным в огонь, она буквально метала искры. Брайт не видел цвета ее длинных, струящихся по спине волос, но почти не сомневался, что они рыжие. Такая, не колеблясь, пристрелит его, дай ей только повод.
Однако ситуация становилась крайне неприятной. У Брайта было слишком мало времени, чтобы исполнить свою миссию, а эта маленькая воительница, кажется, полна решимости помешать ему. Надо попытаться как-то урезонить ее.
— Признаюсь, что мне пришлось разбить кухонное окно, чтобы проникнуть в дом, мадам, но до этого я стучал в дверь, и мне никто не ответил.
— А вы всегда таким путем проникаете в дома, если вам не отпирают двери?
— Откровенно говоря, в домах, которые я обычно посещаю, есть слуги. А у вас разве их нет? Или они отсутствуют?
— Это не ваше дело!
Брайт начал нервничать. Черт возьми, откуда взялась эта женщина? Насколько ему было известно, дом арендовал граф Уолгрейв для того, чтобы запереть тут свою дочь леди Честити Уор. Сейчас, когда Честити сбежала, дом должен пустовать.
Девушка снова решительно подняла пистолет:
— Побыстрее убирайтесь отсюда!
— Нет!
Девушка как-то сердито всхрапнула, и Брайт с интересом ожидал дальнейшего развития событий. Надо быть совершенно бессердечной, чтобы застрелить неподвижно стоящего человека, Хотя, кто знает, возможно, у нее характер амазонки.
Первое предположение оказалось более верным: девушка не спустила курок.
— Итак, — начал Брайт, — у меня были веские причины прийти сюда.
— Никакие веские причины не могут оправдать ваше вторжение в чужой дом.
— Я пришел, чтобы забрать документ, оставленный здесь прежней владелицей.
Девушка продолжала целиться.
— Кто она такая, эта прежняя владелица?
— Вам не кажется, что вы слишком любопытны? Ну, скажем, некая леди.
— А именно?
— Я предпочел бы не отвечать на этот вопрос.
Не видя смысла продолжать никчемный разговор, Брайт шагнул вперед, чтобы обезоружить соперницу.
Он успел заметить, как ее рука вытянулась вперед и палец нажал на курок. Одновременно с выстрелом Брайт одним прыжком сбил ее с ног.
Порция упала на спину, и незнакомец всей тяжестью своего тела навалился на нее. Порция долго держала тяжелый пистолет, руки ее онемели, в голове гудело от сильного удара о каменный пол, хотя, возможно, этот гул был вызван выстрелом, прозвучавшим в тишине зала, как раскат грома. Порции никогда раньше не приходилось стрелять внутри помещения, и она не предполагала, сколько шума может наделать всего один выстрел.
Открыв глаза, Порция увидела встревоженное лицо незнакомца.
Опершись на локоть, он сместил центр тяжести своего тела, и Порция облегченно вздохнула.
— Да как вы смеете! — вскричала она.
— Я не мог позволить вам застрелить меня.
— В таком случае вам следовало сразу убраться отсюда. Порция попыталась сбросить с себя незнакомца, но тотчас же сообразила, что ей лучше этого не делать: Брайт лежал теперь почти между ее ног, а тонкая материя платья и единственная нижняя юбка могли порваться в любой момент и доставить ей еще больше неприятностей.
По легкому подрагиванию красиво очерченных губ незнакомца Порция поняла, что ее затруднительное положение доставляет, ему явное удовольствие, и ей захотелось вцепиться ногтями в это наглое, но действительно прекрасное лицо. Ни один смертный не имеет права быть столь похожим на Люцифера и особенно этот негодяй, так беспардонно вломившийся в чужой дом.
— Кто вы такой? — спросила Порция.
— Брайт Маллорен, но отнюдь не к вашим услугам. А кто вы?
— Это, сэр, вас совершенно не касается. Порция попыталась подняться, но Брайт еще крепче прижал ее к полу.
— Тогда я буду называть вас Ипполитой, королевой амазонок, — сказал он, откидывая прядь волос, упавшую ей на лицо. Нежность, с которой он это сделал, смутила Порцию. Такая же нежность прозвучала и в его голосе, когда он спросил:
— Вы всегда сражаетесь с теми, кто сильнее вас, Ипполита?
Волосы Брайта растрепались и прядями свисали на лицо, что делало его несколько менее загадочным и жутким.
— У меня был пистолет, — напомнила Порция.
— И тем не менее, — заметил Брайт с усмешкой.
От такой наглости Порция чуть не залепила ему пощечину. Он еще смеет усмехаться!
— Немедленно дайте мне подняться, — приказала она, отчеканивая каждое слово.
— Не раньше, чем получу вознаграждение.
— Вознаграждение? — Впервые Порция по-настоящему испугалась. При звуках разбитого стекла ее охватила тревога; при виде темной фигуры, идущей ей навстречу по коридору, она испытала мистический ужас, но только сейчас, осознав, что находится в полной власти этого человека, почувствовала настоящий страх. По природе она была не робкого десятка, и в детстве ее даже считали сорвиголовой, но ей еще ни разу не приходилось сталкиваться с грубой мужской силой.
— Да, вознаграждение, — повторил Брайт с нежностью в голосе, которая ничуть не успокоила Порцию — ее сердце продолжало биться еще сильнее.
Она не могла отвести взгляда от серег Брайта — небольших, но усыпанных прекрасными драгоценными камнями. Носить серьги мог позволить себе либо отъявленный повеса, либо очень богатый человек.
Она явно находилась во власти богатого, беспутного повесы.
Брайт улыбнулся подлинно дьявольской улыбкой.
— Я всегда требую вознаграждения от женщин, которые пытаются убить меня, — сказал он.
Порция стала отчаянно вырываться, но ее руки запутались в трех окутывавших ее шерстяных шалях. Наконец ей удалось скинуть их, но Брайт мгновенно мертвой хваткой сжал ей запястья.
Порция попыталась освободить руки, но Брайт только крепче сжал их.
— Мне больно! — закричала Порция.
— Тогда перестаньте сопротивляться.
— Я закричу.
— Попробуйте. Любопытно услышать, как вы это делаете.
Порция вся кипела от возмущения, но ее страх постепенно исчезал, как исчезает вода во время морского отлива. Стоит ли ей бояться этого человека? Он не причинил ей пока никакого вреда.
Она внезапно почувствовала, что его тело уже не давит на нее с прежней силой и что она согрелась под ним, хотя несколько минут назад у нее зуб на зуб не попадал. Ее ноздри уловили исходящие от него едва ощутимые запахи: что-то похожее на лаванду — ею скорее всего были пропитаны кружева, и тонкий аромат мужского одеколона, совсем не похожего на те, какими отбивают запахи немытого тела или тяжелой болезни.
— Неужели вам удастся выдавить хоть одну слезинку? — спросил Брайт, заметив, как подозрительно заблестели глаза его жертвы.
Порция немедленно взяла себя в руки и снова попыталась вырваться, но хватка Брайта не ослабевала.
— Вам не кажется, что у меня достаточно причин, чтобы заплакать? — спросила она.
— По-моему, вы не из породы плакс, моя амазонка. Разве только, когда вы пользуетесь слезами как оружием.
Брайт нежно поцеловал ее.
За все двадцать пять лет своей жизни Порция впервые ощутила, что такое настоящий поцелуй. Она впервые лежала распростертой под тяжестью мужского тела, и его руки нежно поддерживали ее голову, срывая с губ поцелуй.
Блаженство разлилось по телу Порции. Готовая к самому худшему, она не ожидала такой нежности и чуть было не поддалась порыву, но, вовремя вспомнив, что перед ней враг, взяла себя в руки и лежала холодной и безучастной.
Брайт откинулся назад и с некоторым сарказмом спросил:
— Если я отпущу вас, моя воительница, разрешите ли вы мне забрать бумагу? К вам она не имеет ни малейшего отношения.
— Нет!
Брайт рассмеялся, вскочил на ноги и помог Порции подняться. Пока она приходила в себя и собирала разбросанные по полу шали, он стороной обошел ее и легко взбежал по лестнице.
— Стойте!
Путаясь в длинной юбке, Порция бросилась догонять его, громко стуча каблуками по деревянным ступеням.
Брайт двигался с уверенностью человека, хорошо знавшего дом, и направился прямо в заднюю комнату.
Нет, по-видимому, он совсем не знал дома, иначе не пошел бы в пустое, лишенное всякой мебели помещение. Возможно, он вообще ошибся домом.
Порция влетела вслед за ним, ухватив его за полу плаща.
— Ну что, убедились? Здесь ничего нет! Совершенно пусто.
Брайт сбросил тяжелый шерстяной плащ на руки Порции и направился к камину. Кинув плащ на пол, она последовала за Брайтом и, забежав вперед, распростерла перед камином руки.
— Ни шагу вперед! — бросила она.
Брайт остановился всего в нескольких дюймах от нее, и внезапно Порция поняла, что ведет себя довольно глупо.
В комнате было два высоких незашторенных окна, и лунный свет беспрепятственно проникал сквозь них, позволяя Порции получше разглядеть незнакомца. Под темным жакетом и кожаными бриджами угадывалось мускулистое, поджарое тело. Красивое лицо было сильным и волевым — такой человек не свернет с намеченного пути, пока не достигнет желаемой цели, а сейчас этой целью был камин, который она закрывала своим телом.
Порция перевела дыхание, надеясь, что не выглядит такой испуганной, какой чувствовала себя в глубине души.
Мать Порции часто плакала из-за вспыльчивого характера дочери, объясняя все его изъяны неудачным именем, выбранным для нее отцом. Ханна Апкотг не сомневалась, что имя Порции не что иное, как вызов судьбе, и что оно навлечет множество бед на голову дочери. Она настояла, чтобы ее вторая дочь была названа спокойным, именем Пруденс.
Ханна нередко предостерегала дочь от безрассудных поступков, не уставая повторять, что тот, кто испытывает судьбу, рискует потерять все. Сейчас Порция ясно осознавала, насколько права была мать, но что-то мешало ей отступить назад.
Ее противник не двигался с места и не пытался оттащить Порцию от камина.
— Если здесь ничего нет, — резонно сказал он, — то почему вы так себя ведете?
Стараясь побороть страх, Порция посмотрела ему прямо в глаза:
— Вы незаконно проникли в этот дом, сэр. Вас сюда никто не звал.
— В другое время, Ипполита, я с удовольствием поговорил бы с вами об этом, но сейчас у меня неотложное дело. И лучший способ отделаться от меня — разрешить мне найти то, за чем я пришел.
— Сначала вам придется доказать, что вы имеете право на этот документ. Кому он принадлежит?
— Одной леди. Я уже говорил вам об этом. — В голосе незнакомца чувствовалось раздражение.
— А как он оказался в этом доме?
— Ну, скажем, она гостила здесь.
Порция оглядела пустую комнату:
— Здесь? Очень сомневаюсь в этом.
— Возможно, у нее склонность к аскетизму. А почему вы так рьяно охраняете этот дом? Чем вызвана такая преданность графу Уолгрейву?
Услышав имя графа. Порция вздрогнула. Если этот человек знает, что дом арендует Уолгрейв, значит, он не ошибся, направившись именно сюда.
Впервые ей пришла в голову мысль, что стоящий перед ней человек вовсе не преступник. Как всякий порядочный человек, он сначала постучался в дверь. Она отчетливо слышала этот стук, но решила не открывать. На ее месте любая женщина, находясь одна в доме, не отозвалась бы на стук в дверь посредине ночи.
— Граф, будучи хозяином этого дома, вправе полагать, что сюда не пустят посторонних, — ответила Порция.
— Я очень сомневаюсь, чтобы могущественный граф считал это более чем скромное жилище своим домом. Он арендовал его с определенной целью. Но, если вы все же считаете, что граф здесь хозяин, тогда возникает другой, вопрос — что здесь делаете вы? Возможно, вы истинная владелица этого дома?
— Конечно, нет!
— Значит, такой же незваный гость, как и я? Во всяком случае, я сам видел, как вы крались в полной темноте с пистолетом в руке.
— Я не кралась! Мы гостим здесь, сэр. Мы хорошо знакомы с графом, и он пригласил нас пожить здесь.
Порция умолчала о том, что они с братом просто бедные просители, едва знакомые с графом, и тот разрешил им пожить здесь в ожидании его дальнейших действий.
— Кого это «нас»?
Порция поняла, что она невольно дала втянуть себя в разговор, принимавший опасный оборот.
— Так кого это «нас»? — переспросил незнакомец.
— Меня, десятерых здоровенных парней — моих братьев — и трех слуг, — ответила Порция, вскинув подбородок. — В данный момент все они отсутствуют.
— Только трое слуг? — протянул Брайт недоверчиво. — Так мало? Меня по утрам одевает гораздо большее их число.
Порция не могла понять, шутит он или говорит всерьез, и не стала спорить.
— В любом случае я решительно не могу позволить вам осуществить цель вашего визита, мистер Маллорен.
— Милорд, — поправил он дружелюбно. — Лорд Арсенбрайт Маллорен. Не совсем обычное имя, но оно мое. Он сделал шаг вперед, но Порция была начеку.
— Ваше положение в обществе ничуть не оправдывает вашего поведения, милорд.
— Согласен. — Вытянув руки, Брайт уперся в стену, и голова Порции оказалась между ними. — Но это вовсе не значит, что вы должны заявлять о нем в магистрат. Вы согласны со мной?
Откинув голову. Порция посмотрела ему в. глаза, стараясь понять его дальнейшие намерения, тогда как Брайт, не отрывая взгляда от ее губ, склонял голову все ниже и ниже, пока их губы не встретились.
Сердце Порции затрепетало, голова закружилась, и она почувствовала, что теряет сознание.
— Итак, дорогая, почему бы вам, не позволить мне осуществить мое скромное намерение?
Порция внезапно поняла, насколько этот человек во всем превосходит ее: лорд, человек, принадлежащий И высшему свету, сильный, безжалостный, любым путем добивающийся своей цели. Она попыталась вырваться из его объятий, и он легко отпустил ее, одарив при этом понимающей улыбкой.
«Будь ты проклят!» — подумала она про себя и, собрав остатки достоинства, презрительным жестом указала на потухший очаг и лежащие рядом дрова.
— Приступайте, милорд. Мне не терпится увидеть, как вы извлечете из воздуха вашу бумагу. Возможно, вы кудесник?
— Возможно.
Брайт шагнул вперед и вместо того, чтобы заглянуть в пустой очаг или покрытую сажей трубу, стал перебирать прислоненные к стене дрова. Порция, сгорая от любопытства, наблюдала за ним.
Он засунул руку в простенок и начал шарить там, но внезапно отдернул ее и стал сосать палец.
— О Боже, — воскликнула Порция с притворным сочувствием, — вы сломали ноготь, милорд?
Брошенный на нее взгляд заставил Порцию прикусить свой ядовитый язычок.
— Вы уверены, что там что-то есть, милорд? — спросила она уже более серьезно.
— Да, госпожа Любопытство, я в этом совершенно уверен.

Семья Маллоренов - 2. Любовь игрока - Беверли Джо => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Семья Маллоренов - 2. Любовь игрока на этом сайте нельзя.