А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Айриш Уильям

Танцующий детектив


 

На этой странице выложена электронная книга Танцующий детектив автора, которого зовут Айриш Уильям. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Танцующий детектив или читать онлайн книгу Айриш Уильям - Танцующий детектив без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Танцующий детектив равен 22.32 KB

Танцующий детектив - Айриш Уильям => скачать бесплатно электронную книгу



Рассказы –

Уильям Айриш
Танцующий детектив

* * *
Когда я сломя голову мчалась через фойе, Пэтси Марино уже стоял там с часами в руке, готовясь отлавливать опоздавших. Есть у него такая привычка. При виде меня он даже дважды взглянул на свою луковицу, словно не веря, что я пришла вовремя. И он, в общем-то, не прикидывался. Если честно, то за последние месяцы я впервые пришла не только вовремя, а даже с запасом, чтобы спокойно надеть вечернее платье и накраситься перед выходом на паркет.
Марино спросил:
– Что с вами, вы не заболели?
Я отрезала:
– Мне что, принести справку от врача, чтобы меня пустили заработать на кусок хлеба – и скорчила ему жуткую рожу поверх той драной кошки, что приходится таскать на шее.
– Я потому и спрашиваю, что вы вовремя. Может, у вас температура поднялась?
– Смотри, чтобы у самого чего не поднялось! – парировала я, не слишком громко, чтоб он мог и не услышать. В конце концов, он дает заработать мне на жизнь.
В зале было мрачно, как в морге. Тут так всегда до начала программы, это все говорят. Не горели даже "шлюшки" – красные матовые фонари на стенах, которые создают Бог весть какую атмосферу. Все пять высоких окон были открыты настежь, чтобы хоть немного проветрить зал. Почти невероятно: я даже смогла глотнуть свежего воздуха!
Когда я свалила обратно в раздевалку, высокие каблуки стучали на весь этот гадюшник, я отражалась в натертом паркете с головы до пят, и это отражение следовало за мной, как привидение. И у меня от всего этого возникло обалденное предчувствие – сегодня что-то произойдет. А ведь всегда, когда со мной такое случается, что-то происходит.
Я ввалилась в раздевалку и крикнула:
– Эй, Джулия, ты почему меня не подождала, стервоза?
Но тут же умолкла, потому что её там не было. А куда она, черт побери, могла провалиться?
Там оказалась только старуха Хендерсон, читавшая утренний выпуск какой-то бульварной газетенки.
– Что, уже так поздно? – ехидно спросила она.
– Отстаньте, – отрезала я. – Каково идти на работу, если в животе урчит?
Я повесила мою драную кошку на вешалку, села, сняла туфли, насыпала в них немного талька и надела снова. Потом сказала:
– По пути сюда я заглянула к Джулии, никто не отозвался. Мы всегда пьем вместе кофе. Не знаю, как я без него выдержу пятнадцать туров.
В этот момент у меня мелькнуло подозрение: что, если Джулия меня надула и не пришла нарочно? Она-то могла варить кофе у себя в комнате, потому что там была пожарная лестница, а я у себя – нет. Но я выбросила эти глупые мысли из головы: Джулия не такая, она последнюю сорочку с себя снимет. Вернее, лифчик, поскольку сорочек она не носит.
– Ну что теперь, застрелиться? – фыркнула старуха. – У тебя денег нет на кофе?
На кофе у меня было. Но привычка – страшная вещь, человек привыкает пить кофе с подругой, но не с этой же жабой такое обсуждать.
– У меня такое странное чувство, что сегодня вечером что-то случится, – сказала я и пожала плечами.
– Еще бы! – кивнула старуха. – Может быть, тебя наконец выгонят!
Я показала ей фигу и вернулась к своему креслу, а она снова уткнулась в свою жуть.
– Ни одного порядочного убийства последнее время, – пожаловалась она. – Читать нечего. А я люблю что-нибудь кровавенькое.
– Вот себе и накаркаешь, – состроила я ей рожу в зеркале. Она не обиделась, потому что к таким вещам давно привыкла.
– Ты здесь уже была, когда залетела та девица с юга? Ну, так кажется, её звали Салли.
– Разумеется нет, – отрезала я. – Ты думаешь, я старше тебя? И трясу тут задом сто лет?
– Однажды она не пришла на работу, а потом её нашли – жутко вспомнить, – она посчитала на пальцах. – Три года, как это случилось.
– Кончай нудить! – крикнула я. – И так уже настроение ни к черту!
Но старуха вошла в раж.
– А помнишь ту молоденькую, Фридерикс? Это случилось как раз перед твоим приходом, верно?
– Я все знаю, я все помню, я все слышала. Слушай, оставь меня в покое и не капай на мозги!
Она приложила палец к губам и таинственно зашептала:
– Знаешь, у меня такое чувство, что их обоих зарезал один и тот же тип!
– Ну, если так, я знаю, кого хотела бы видеть третьей жертвой! – врезала я ей. К счастью, в это время в раздевалку ввалились остальные девушки и она со своими загробными штучками заткнулась.
Первой пришла блондинка, потом Раймонда, потом та итальянская краля и все остальные, кроме Джулии.
– Так поздно она никогда не приходит! – сказала я.
Меня даже никто не спросил, о ком я. Всем было наплевать. Все свободны. Дивная компашка.
В гадюшнике взвыл тромбон, значит лабухи уже на месте. Старуха Хендерсон встала и удалилась, проворчав:
– А не пора ли мне сделать ванну ногам?
Я приоткрыла дверь в коридор, не идет ли Джулия."Шлюшки" уже светили вовсю, клиенты напропалую раскупали билеты. Все партнерши уже были на месте – все, кроме Джулии.
Кто-то за спиной заорал::
– Закрой эту чертову дверь, мы не на витрине!
– На ваши мослы никто и смотреть не захочет, хоть предложите в придачу все бесплатные услуги, – отрезала я, даже не оглянувшись, но дверь все же прикрыла.
Марино пробежал по коридору и забарабанил в дверь:
– Давайте в зал, красотки. За что я вам плачу?
На что одна из девиц ему ответила:
– Это и я хотела бы знать!
Лабухи со своими инструментами устроили тарарам, который должен был разноситься по всем окрестным улицам и завлекать случайных прохожих. А когда появились клиенты – это уже была наша забота. Одна за другой мы выходили на площадку и та мука, которая нам там предстояла, была хуже смерти.
Я шла последней. В это время завертелся серебряный шар на потолке, и зал словно наполнился серебряным дождем.
Марино спросил:
– Куда вы, Джинджер?
Если он обращался по имени, то спрашивал всерьез.
– Хочу звякнуть Джулии, узнать, что с ней.
– А ну давай на площадку, да пошевеливайся! – заорал он. – Она ведь знает, во сколько начало? Давно у нас работает.
– Ей будет очень тяжело, если вы её уволите! – принялась канючить я.
Он постучал по часам.
– Она уже уволена!
Я знала, как необходим Джулии этот заработок, и лихорадочно раздумывала, как быть. Ко мне уже мчался запыхавшийся танцор – этакая пиявка, от которой, если присосется, уже не избавишься. Мне было ясно, что он только дорвался до удовольствия, потому что накупил пачку билетов, которой должно было хватить как минимум на неделю; тертые ребята покупают их на один раз, потому что знают: такие заведения могут прикрыться в любую ночь.
Я выхватила у него билет и оторвала купон. Увидев это, Марино тряхнул кудрями и удалился. Ну я тут же и начала хныкать:
– Можно, я на минутку выйду? Мне срочно нужно позвонить! И тут же вернусь!
И что, вы думаете, этот тип заявляет?
– Я пришел сюда танцевать!
– Ну это только одной подружке, – уговаривала я его. Зато я буду вести себя, как ангел. Я вам это компенсирую, ей – Богу!
Тут я быстро схватила его за рукав.
– Никуда не уходите, будьте здесь!
Трубку взяла хозяйка квартиры, где жила Джулия.
– Скажите, Джулия Беннет уже ушла?
– Не знаю, – ответила она. – Со вчерашнего дня её не видела.
– Вы не могли бы поискать её, ну пожалуйста, – уговаривала я. – Она опоздала на работу и может лишиться места!
Марино заметил меня, вернулся и заорал:
– Я ясно сказал, что.
Я помахала перед его носом купоном от билета.
– Это за счет вон того джентльмена, – и выдала тому чудаку улыбочку на все сто и ещё добавила воздушный поцелуй.
Парень растаял, как мороженое на солнце, и сказал:
– Все в порядке, шеф!
Видимо, думал, то поступает как настоящий рыцарь, и я не знаю, что еще. Семь центов из его билета уже накрылись.
Марино отстал, а хозяйка вернулась к телефону и сказала:
– Я постучала, но никто не отзывается. Значит, её нет дома.
Я повесила трубку и сказала:
– С моей подружкой что-то случилось. Дома её нет, здесь тоже нет. Насколько я её знаю, она и помирая мне что-нибудь передала бы.
Гордое выражение с лица моего кавалера уже сошло. Он потоптался и спросил:
– Так вы будете со мной танцевать или собираетесь стоять здесь и гадать на кофейной гуще?
Я от него только отмахнулась:
– Да пошел ты!
Он забрал купон, как раз когда оркестр перестал играть, и готов был испепелить меня взглядом.
– Десять центов коту под хвост! – выругался он и отправился на поиски другой партнерши.
Я никогда попусту голову себе не забиваю – что будет, то и будет, главное – не погореть самой. Я ведь только позвонила Джулии и ни черта не узнала. Вернувшись на паркет, я принялась молить Бога, чтобы меня не пригласил какой – нибудь селадон, напоровшийся за ужином чесноку.
Когда наступил второй перерыв, а Джулия так и не появилась, стало ясно, что сегодня её не будет. Марино её уже все равно не пустил бы, даже если бы она примчалась, высунув язык, и рассказала самую ужасную историю – все впустую. Но мне не давало покоя, что же с ней могло случиться, а тут ещё неприятное предчувствие, что сегодня вечером что-то должно произойти, от которого никак не удавалось избавиться. В общем, наверное, я двигалась, как корова на льду.
Настроение не улучшил и тот холодный оршад, которым меня угощали в перерывах. Но послать их всех к черту я не могла, потому что Марино получал процент с продажи.
Этот вечер не отличался от остальных, не хватало мне только Джулии. Мы были большими подругами, нежели это принято в подобных заведениях. На Джулию можно было положиться, а мне давно уже надоел весь этот бардак.
– Эй-эй-эй, не ходите по ногам, – говорила я, чуть живая от усталости. – И не нужно меня так тискать!
– А что мне, забор между нами поставить?
– Забор не забор, но держитесь подальше, – отрезала я, и не пытайтесь заниматься альпинизмом. Я не тренировочная стена для скалолазов.
А сама все смотрю по сторонам, не вертится ли где Марино.
Парень тут же угомонился. В большинстве своем они трусы. Но с другой стороны, если у девушки слишком много претензий, шеф раскричится, что она отпугивает клиентов.
Было около полуночи, когда они явились. Я уже три с половиной часа топталась на паркете без перерыва, не отдыхая, не присаживаясь. Но есть люди, которым приходится ещё хуже. Ну что мне вам рассказывать? Я знала, что время к полуночи, потому то Дюк, руководитель оркестра, запустил "Леди в пути", а я знаю, как у него составлена программа, и по ней могу отгадать, который час, как моряк по корабельным склянкам. В половине первого, например, играют "Лаймхауз блюз".
Я сразу положила на них глаз, как только увидела в фойе, потому что клиенты редко приходят так поздно: уже не остается времени оправдать свои деньги. Было их двое: один – гладенький сытенький коротышка, типичный недомерок. Зато второй – ну, тот второй был мужик! Совсем не двухметровый поджарый красавец, а скорее среднего роста, со светлыми волосами и какими-то острыми чертами лица, но если бы у меня был вообще идеал мужчины, то что-то вроде него. Но поскольку мои идеалы давно тю-тю, я забилась в раздевалку чтобы, пока перерыв, подсчитать купоны. Хотела прикинуть, сколько мне сегодня перепадет. По сданным купонам я получала два цента с каждых десяти.
Те двое ещё стояли в фойе и как раз подозвали Марино. Потом, когда появилась я, все трое обернулись и уставились на меня, а Марино поманил меня пальцем. Ну, я поплыла к ним, чтобы узнать, в чем дело. Следующим номером у Дюка была румба, и я подумала:" – Если он опять ко мне прицепится, я заткну ему пасть!"
Марино сказал:
– Соберите свои вещи, Джинджер.
Я подумала, что один из этих ребят хочет взять меня с собой, это можно сделать, если клиент договорится с шефом. Это не так плохо, как можно подумать: обычно ничего через силу делать не приходится, только посидеть с ним в потрясном заведении и послушать, что у него за проблемы. Я всегда говорю: только от тебя самой зависит, когда остановиться.
Я забрала свою драную кошку и направилась к ним, как раз когда Марино спросил то-то вроде:
– Мне что, за неё ещё и залог платить?
Недомерок сказал:
– Ну что вы, нам только нужно, чтобы она прояснила кое-что из происшедшего.
Это меня немного испугало и я взвизгнула:
– За что вы меня забираете? Что я сделала? Куда вы меня собираетесь везти?
Марино отрезал:
– Они только хотят, чтобы вы поехали с ними, Джинджер. Возьмитесь за ум и делайте все, что нужно.
Потом он сказал им то, что до меня не дошло.
– Только, пожалуйста, не надо впутывать наше заведение, ребята, ладно? У меня и так уже полгода одни убытки.
Я тащилась между ними, как корова на бойню, и вертела головой от одного к другому.
– Куда вы собираетесь меня везти? – начала я нудить, едва мы оказались на лестнице. Но ответ получила, только когда мы уже сидели в такси.
– К Джулии Беннет, Джинджер.
Наверно, Марино сказал им, как меня зовут.
– Что она натворила? – спросила я.
– Да говори уже прямо, Ник, – сказал недомерок. – Иначе плюхнется в обморок, когда приедем.
Ник с дьявольским спокойствием сказал:
– С вашей подругой Джулией произошло несчастье, мисс.
Он поднял руку и провел ею поперек горла.
Коротышка угадал – я отключилась прямо в такси. А когда очухалась, закричала:
– Это невозможно! – и схватилась за голову. – Еще вчера вечером мы вместе топтались на паркете. Вчера ночью в это же время хохотали в раздевалке и делили сигарету! Это невозможно! Джулия – моя единственная подруга!
Я разревелась, как ребенок, и тушь вместе со слезами капала на сиденье такси.
Ник вначале только морщился, а потом вытащил из кармана огромный носовой платок и сказал:
– Возьмите, мисс!
Платок все ещё был необходим, когда, зажатая между ними, я поднималась на крыльцо пансиона. Опомнилась только у дверей.
– Она все ещё там?
– Не бойтесь, вам не нужно на неё смотреть, – успокоил меня Ник.
И я не смотрела, потому что там её уже не было, но так ещё хуже. Господи, это одеяло с такой длинной кровавой полосой, как будто на нем курицу. Тут я закачалась и обеими руками ухватилась за что-то. Случайно это оказался Ник. Он стоял совершенно неподвижно, как будто ему это не мешало, только проворчал:
– Эту гадость нужно куда-то убрать!
Когда я очухалась и они смогли начать допрос, оказалось, что это совсем не страшно. Как и предупреждали, они хотели только выяснить всякую ерунду из её прошлого.
– Когда вы в последний раз видели её живой? Много ли было у неё знакомых – ну, вы понимаете, что мы имеем в виду? У неё был роман?
– Мы расстались вера ночью в половине второго, – ответила я. – Как только кончилась программа, пошли домой пешком. Знакомств она не поддерживала. Никаких свиданий с партнерами не назначала, я тоже.
Едва я перевела дух, Ник приподнял левую бровь, как терьер, учуявший крысу.
– Вы не заметили, за вами никто не шел?
– В нашей профессии к такому не привыкать, но этих балбесов хватает только кварталов на пять, а до нас их не меньше десяти.
– Так вы каждую ночь ходите домой пешком, хотя перед этим весь вечер были на ногах? – удивленно спросил коротышка.
– Вы думаете, при наших заработках можно взять такси? Но что вчера ночью за нами никто не шел, поклясться не могу, потому что не оглядывалась. Если оглянуться – это примут за приглашение.
– Это надо будет учесть, – сказал Ник, но сказал как-то машинально.
Я взяла себя в руки и спросила:
– Это случилось. Это случилось здесь?
– Все было немного иначе: когда вы простились, она снова вышла из дома.
– Послушайте, я её хорошо знала! – закричала я. – Нечего меня дурить, болван чертов, а то как дам по башке! – И я замахнулась на него своей драной кошкой.
Он выхватил какую-то коробочку и помахал ею перед моим носом.
– Она вышла вот за этим. За аспирином! Заткнитесь и не распускайте руки, мы это уже проверили в ночной аптеке на Шестой улице.
Он пару раз глубоко вдохнул, взял себя в руки и продолжал:
– Она вышла на улицу, но была настолько ленива или неаккуратна, что не закрыла за собой дверь, только засунула кусочек бумаги, чтобы та не захлопнулась. За эти пять минут, а может быть и меньше, кто-то, кто наблюдал за ней с другой стороны улицы, проскользнул в дом и стал ждать её наверху в коридоре. Он был слишком хитер, чтобы напасть на неё на улице – там она могла хотя бы закричать.
– Откуда он мог знать, что она скоро вернется?
– Ну, это могли подсказать незапертые двери. К тому же в аптеке заметили, что она была совершенно нормально одета, но в шлепанцах на босу ногу. Убийца явно этого не упустил.
– А что же она не закричала в доме, когда кругом спит уйма людей? – удивилась я.
– Видимо, он ошеломил её внезапностью, – схватил за горло, когда она отпирала дверь в комнату, втащил внутрь, захлопнул дверь и уже там задушил. Но потом не забыл собрать таблетки аспирина, которые выспались, когда коробочка выпала из её рук. Одну таблетку, правда, просмотрел, и мы её нашли. Вряд ли она принимала аспирин, стоя у дверей. Ну вот поэтому мы и знаем, как было дело.
У меня перед глазами все ещё стояло то одеяло, хотя его давно свернули и унесли. Я ничего не могла с собой поделать, не хотела ничего больше слышать, но при этом не могла не узнать всего до конца.
– Но если её задушили, откуда тогда вся эта кровища? Еле живым голосом спросила я.
Я заметила, что коротышка тут же захлопнул пасть и уже не открывал её, будто боясь проговориться, и даже по лицу стало видно, как его самого замутило от воспоминаний о том, что они нашли.
По его глазам я поняла все. Пожалуй, из меня вышел бы детектив, потому что все остальное я сообразила, заметив только, как у него забегали глаза.
Он не замечал, что я за ним слежу, иначе не выдал бы себя этим бегающим взглядом. Сначала его глаза остановились на маленьком переносном патефоне, который стоял на тумбочке. Этот патефон с бамбуковыми иглами можно было слушать даже поздно ночью, совсем тихонько, чтобы не мешать соседям. Крышка была поднята, и я заметила, что игра полурасщеплена, словно работала всю ночь без остановки.
Потом его взгляд остановился на куске бумаги. На нем валялось около десятка новеньких блестящих десятицентовиков, и я подумала, что они там лежат как вещественные доказательства.

Танцующий детектив - Айриш Уильям => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Танцующий детектив на этом сайте нельзя.