А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Жемайтис Сергей

Большая лагуна


 

На этой странице выложена электронная книга Большая лагуна автора, которого зовут Жемайтис Сергей. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Большая лагуна или читать онлайн книгу Жемайтис Сергей - Большая лагуна без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Большая лагуна равен 288.51 KB

Большая лагуна - Жемайтис Сергей => скачать бесплатно электронную книгу



OSR&Spellcheck: Д.Гордеев
«Большая Лагуна»: Детская литература; Москва; 1977
Аннотация
В книгу вошла фантастическая повесть о людях будущего, осваивающих моря и океаны и преобразующих землю.
Сергей Жемайтис
Большая лагуна
СИНЕЗЕЛЕНАЯ ЧУМА
«Колибри», ярко-желтая авиетка, медленно летела над пестрой поверхностью Большой Лагуны. Справа в золотой дымке испарений дрожал и переливался изумрудный берег Австралии, слева, за Большим Барьерным рифом, стелилась до горизонта синяя пустыня Кораллового моря. Внизу медленно плыли навстречу рыбные пастбища, плантации водорослей, поля планктона, поблескивали окна одиноких ферм, крыши заводов, служившие посадочными площадками; локатор нащупал поселок, на экране мелькнула только одна из его улиц, проложенных на бетонных столбах, два дома — белый и кремовый — с широкими верандами, стайка мальчишек и девчонок в разноцветных трусиках, стремительно пролетевшая над улицей верхом на аэрогиппи.
Авиетка проплыла над группой коралловых островков, густо поросших кокосовыми пальмами; в лагунах застыли яхты и катамараны туристов. Все подковообразные атоллы обращены закрытыми сторонами навстречу юго-восточному пассату. Ветер треплет космы пальм, гонит нескончаемые валы на рифы, кипящие в ослепительной пене. Ниже промчалась полосатая авиетка метеорологов. Смуглый австралиец, возникший на экране видеофона, поднял руку и пожелал счастливого возвращения.
— И тебе, Генри, счастливо приводниться! — ответил на приветствие Чаури Сингх, инспектор.
— Ставим новую аппаратуру, — сказал Генри, — автоматы Ильина. Удивительные механизмы! Проводят весь комплекс наблюдений. Теперь у нас будет время для научной работы. А ты на очередной осмотр?
— Да, Генри. Все-таки пока наш глаз иногда надежней автоматики.
— Бывает, Пьер, и так. Все же рекомендую автоматы Ильина, они универсальны.
— Благодарю!
— Да ты не один?
— Со мной новая лаборантка, Наташа Стоун. А перед нами, Наташа, — Генри Свифт, метеоролог.
— Жду вас у себя! — радостно воскликнул Генри Свифт, улыбаясь Наташе.
— Лучше ты загляни к нам, — сказал инспектор. — Мне кажется, у нас наступают беспокойные дни.
— Когда?
— Ну, хоть завтра.
— Приглашение принято! — сказал Генри и добавил со вздохом: — Мне все приходится летать одному, не хватает людей…
Наташа улыбнулась и кивнула Генри Свифту. «Колибри» с легким жужжанием плыла над судоходным каналом, отгороженным от хозяйственной зоны бесконечным бетонным «забором», служившим также местом для причалов, складов и небольших отелей.
Наташа сидела в кресле пилота, положив пальцы на клавиши управления, и делала вид, что всю ее без остатка поглотил процесс вождения «Колибри», в то же время она краем глаза ловила в зеркале заднего обзора лохматую голову инспектора, его аскетическое лицо, взгляд черных глаз, то устремленный вниз, на гигантскую акваторию, то на экран портативного компьютера. Наташа старалась угадать по выражению лица инспектора, что происходит там, внизу. Ей, новичку, все было захватывающе интересно и многое непонятно, но она знала также, что расспрашивать инспектора бесполезно, в лучшем случае он ответит междометием и порекомендует обратиться к ежесуточному отчету деятельности предприятий и научных центров Большой Лагуны. Действительно, в отчете со скрупулезной точностью отражается жизнь всей водной страны за Большим Барьерным рифом. Только в отчете сотни графиков, схем, бесконечное число формул и очень специальный текст. Единственный раздел в отчете, не требовавший особых усилий при чтении, — это ролики магнитных записей: главным образом суточная хроника событий в глубине теплых вод Лагуны, и Наташа с интересом их просматривала вместе со всем штатом станции на вечерней летучке, только этого было очень мало, чтобы вникнуть в сложную жизнь Большой Лагуны, не говоря уж о взаимосвязи множества лабораторий и хозяйственных предприятий. Какая уйма знаний требовалась для этого! Наташе хотелось вот так же, как инспектор, с одного взгляда определять положение дел, по крайней мере видеть отклонения от нормы и тут же через ЭВМ получать исчерпывающий ответ и давать указания машинам и людям, занятым на этом необозримом пространстве.
Чаури Сингх сказал:
— Натали, сделайте круг диаметром с километр над этим полем планктона. Видите темные пятна и полосы?
Авиетка, слегка накренившись на правое крыло, стала описывать правильную окружность.
— Теперь ниже и двигайтесь к центру поля, остановитесь над темным пятном.
Летательный аппарат повис в воздухе, его медленно относило бризом в сторону берега.
— Отлично, Натали! — сказал инспектор. — Вы прекрасно водите машину.
Наташа покраснела: на ее памяти инспектор еще ни разу так прямо и ни по какому поводу никому не высказывал своего одобрения.
— Я знаю, меня считают… — он помолчал, подыскивая слово, — холодным, черствым руководителем, и вы сейчас подумали об этом.
— Что-то в этом роде, — призналась Наташа, — хотя все считают вас и справедливым…
— И только?
— А также очень добрым.
— Убийственная оценка для руководителя! — Инспектор улыбнулся, но тут же лицо его приобрело обычную суровость.
Наташе хотелось спросить, что его так тревожит, но она сдержалась: инспектор мог бросить в ответ один из своих «убийственных» взглядов.
«Ясно! Его беспокоят сине-зеленые пятна на поле хлореллы. Пятна как пятна. Какие-то водоросли. Надо вызвать пару уборочных катамаранов, и они живо разделаются с ними».
Чаури Сингх прочитал мысли девушки.
— Все гораздо сложнее, Натали. Если вы знакомились с сообщениями за последнюю неделю, то не могли не обратить внимание на сообщения о появлении сине-зеленой водоросли.
Наташа улыбнулась и пожала плечами.
— Признаюсь, я как-то пропустила, хотя об этой водоросли слышала на станции. О ней сейчас только и говорят. Насколько я помню из курса биологии, это крохотное одноклеточное безобидное существо…
— Безобидное с виду, пока занимает отведенную ей экологическую нишу.
— Что, она сильно размножилась?
— Невероятно! Появилась в массовом количестве везде в районах шельфа, где ведется «морское земледелие». Мы не знаем еще причин активизации этого далеко не безобидного существа. Синезеленые водоросли отравляют планктон, губят рыб. Трудно предсказать последствия. Сто первый участок уже полностью поражен этой синезеленой чумой… Опуститесь еще немного… Достаточно. Сейчас мы свяжемся с нашими лабораториями. Да, да, надо принимать меры. Главное — найти причины активизации этой синей чумы. — Он вызвал дежурного лаборанта с ближайшего поста и попросил познакомить с последними анализами.
На экране компьютера появилась заросшая физиономия «дикаря» — так называли лаборантов, дежуривших по неделе на биологических станциях. Лицо лаборанта обрамляла рыжая борода, во все стороны торчали выгоревшие на солнце белесые космы волос на голове.
«Прическа а ля папуас», — отметила Наташа и пыталась вспомнить, где она видела эту физиономию и такие широченные плечи.
— Привет, Натка! Привет, Пьер! — Лицо лаборанта расплылось в улыбке, сверкнули белейшие зубы и голубые глаза.
— Костя! — наконец узнала Наташа. — Как ты дивно одичал!
— Принимаю без лишней скромности твой комплимент. Действительно, мое одичание перевалило за одиннадцать баллов. — И кивнул инспектору: — Через три минуты передам последний ролик анализов. — Кивнув Наташе, Костя исчез с поля крохотного экрана.
— Очень симпатичный юноша, — сказал инспектор, — и за его дикой внешностью и бравадой скрыт ум исследователя, талантливого исследователя. — Он посмотрел на часы. — Вот увидите, что ровно через три минуты мы с вами получим анализы. Уверен, что он не только отращивает свою пышную шевелюру.
Действительно, ровно через три минуты на экране компьютера появились клетки синезеленой водоросли в студенистой среде. Клетки стали увеличиваться. Чуть подрагивали гранулы, рибосомы, бусинки ДНК. Там шла сложнейшая жизнь, несмотря на снятие с нее покровов, все еще полная тайн.
Инспектор сказал:
— Жизнестойкость и консерватизм этого творения природы поразительны! За последние три миллиарда лет она, пожалуй, совсем не изменилась. За это время сколько произошло геологических катастроф, какие были климатические перепады, как менялся состав воздуха! Создается впечатление, что на нее не действуют законы эволюции. Как будто в данном варианте природа исчерпала все свои возможности.
— Может быть, природа бережет этот вид для более поздних экспериментов?
— Хорошая мысль! Материал для дальнейших экспериментов! Кстати, такого материала на Земле очень много. И это — признак ее молодости. Что для нашей Земли какие-то три-четыре миллиарда лет! Она еще полна возможностей.
Он опять погрузился в просмотр ленты, затем сказал:
— В свое время эти безобидные с виду растения принесли человечеству много бед. Они заполняли резервуары равнинных гидроэлектростанций, превратив большие водохранилища, содержащие миллиарды кубометров воды, в зловонные лужи. Когда нужда в энергии рек отпала, воду из резервуаров спустили в моря. Зеленая водоросль надолго присмирела, заняла свое скромное место в водах рек и морей. Люди долго не создавали ей условий для чрезмерного размножения. За последнее столетие мы почти полностью справились с задачей невероятной трудности: очистили от вредных примесей наши реки, озера, воздух, почву и как будто помогли природе восстановить нужное ей равновесие сил. Оказывается, то немногое, что осталось нам сделать, приводит к таким явлениям, как нашествие водоросли. Возможно также, что толчком послужили космические причины или изменение состава воды. Например, последнее время в воде наблюдался повышенный процент фосфора. В прошлом году в Средней Европе необыкновенно размножился дубовый шелкопряд. В океане появились новые виды животных — мутанты некоторых рыб, брюхоногих моллюсков, иглокожих. Что-то неприметное для нас происходило и с синезеленой водорослью. Оказывается, многие годы она ждала удобного момента, чтобы предъявить свои права.
— Права? — удивилась Наташа. — Вы говорите таким тоном, будто эти жалкие клеточки в студне действительно имеют какие-то права!
— Ну конечно, Натали. Как и все живое. Права у всех в принципе равные, неравны возможности. Человек пока захватил инициативу, покорил сушу и сейчас ведет битву за покорение океана. Первые шаги сделаны уже давно. Человек пользовался Мировым океаном вначале как средством связи и резервуаром с неисчерпаемым запасом пищи только вблизи берегов. Между прочим, и сейчас мы обрабатываем в основном прибрежную зону, мелководье — шельф; глубины во многом для нас менее изучены, чем космос в пределах нашей Солнечной системы. Нам — я имею в виду человечество, — несмотря на все невзгоды, в общем-то, очень везло, особенно после утверждения коммунистического строя, когда наконец мы могли по-настоящему заняться устройством своего дома — Земли. Теперь — только человек и природа. Две силы. Разум и миллионы случайностей. Пока мы побеждаем…
— Вас все беспокоит эта противная водоросль?
— Ну, уж не в такой степени. С ней мы справимся, хотя будет и нелегко. Могут возникнуть и другие опасности, и там, где мы не ожидаем… Возьмите на пять градусов влево… Вот так, благодарю вас. А теперь давайте постоим над полем бедствия и попробуем выяснить всю серьезность положения…
На крохотном экране видеофона, вмонтированного в панель управления, вновь появилась лукавая физиономия Кости Ложкина.
— Инспектор, вас устраивает мой ролик? — спросил он, щуря глаза.
Было ясно, что его не особенно тревожили анализы и снимки, а очень хотелось поговорить c Наташей Стоун, которую он долго не видел.
— Благодарю, — сказал довольно сухо инспектор. — Утешительного мало: водоросли вытесняют хлореллу, а мы не знаем, что стимулирует агрессию… Извините, Костя… — Инспектор защелкал клавишами компьютера.
Костя тихо сказал:
— Просто отлично, что ты оставила космическую связь! У нас здесь необыкновенно хорошо, все ребята будут рады и особенно Тосио-сенсей, и Ив, и прочие «дикари». Я еще пять дней проторчу в своем гнезде. Звони. Я тебе покажу свои апартаменты… А может, заглянешь? Я живу на рифе, в нем полно всякой живности. Питаюсь, как папуас триста лет назад. Все достаю из воды и варю на ультразвуковой печке. Ты когда-нибудь ела сасими?
— Кажется, ела. Что-то японское?
— Не только.
— Ах, да, сырая рыба!
— Опять не только. У меня сасими из морского рака, с приправами по рецепту Тосио-сенсея.
— Тогда что-то необыкновенное?
— Вот именно. Ну, так до встречи!..
Костя, сверкнув белозубой улыбкой, покинул экран.
Наташа сказала:
— Мы с ним вместе учились еще в школе. Потом разошлись. Он всегда увлекался биологией, а я всем и ничем…
В голосе ее слышалась грусть, что не укрылось от инспектора, и он сказал, не отрываясь от экрана компьютера:
— Мы разными путями находим свое призвание. Одни сразу, со школьной скамьи, другие долго ищут. У вас есть еще время для выбора.
— Мне кажется, я останусь здесь навсегда.
— Не следует утверждать так категорически, но я советую. У нас идет острая борьба как нигде. Очень давно наши предки нарушили связи, установившиеся в природе миллиарды лет назад. Вы все это знаете…
— Вы только что говорили об этом, да и мы проходили в школе.
— Теперь будете проходить в жизни… Сейчас Тосио даст нам полный анализ воды, белка хлореллы, водорослей. Смотрите внимательней! — Чаури Сингх сказал в микрофон: — Пожалуйста, дай содержание клеток сине-зеленой в миллилитре воды.
На желтом экране появилась цифра: 350 000.
— Рост на пятьдесят тысяч за сутки! — сказал инспектор.
— Это средняя, — сказал дежурный по станции, — на мелководных участках
— четыреста тысяч и больше.
— Скверно, Тосио.
— Да, Пьер. Но не будем расстраиваться. После темной ночи приходит утро, а потом — день.
— Мудрая сентенция, Тосио.
— Проста, как жизнь. Я только что читал изречения древних.
— Жаль, Тосио, что мы не можем услышать еще несколько утешительных строк из твоей книги.
— Хорошо, Пьер. Даю ролик анализов. Привет, Наташа!
— Привет и тебе, читающий книги мудрых! Я только что виделась с Костей. Он приглашал меня на сасими.
— Советую. Может, вырвусь и я.
— Вот было бы отлично! Кивнув, Тосио исчез с экрана видеофона. Между тем по желтоватому полю экрана компьютера побежали символы химических элементов по мере возрастания их атомных весов и процентное содержание элемента в воде.
— Даже золото! — сказала Наташа. — Но какое мизерное количество!
— Да, немного на первый взгляд. Хотя каждый день мы добываем до пяти килограммов только с одного сравнительно небольшого участка нашей зоны.
— Вся таблица Менделеева! — с удивлением сказала Наташа. — Я так не любила химию…
Инспектор ничего не ответил и остановил взгляд па последнем ряду формул; на его лице отразилась такая тревога, что Наташа в безотчетном страхе оглянулась по сторонам и тут же успокоилась: что могло им угрожать в такую погоду, на машине с гарантированной безопасностью полета! Даже если они не услышат предупредительных сигналов в случае приближения шквала, не редкого здесь в это время года, то сработает автоматика, и они выйдут из опасной зоны на рекордной скорости. «Колибри» к тому же амфибия… Нет, их жизни не угрожает опасность, да и не такая уж трусиха Наташа Стоун. Просто ее поразило лицо спутника.
— Инспектор, что произошло? — спросила она.
— Вы не обратили внимания на присутствие в воде радиоактивных элементов?
— Нет. Эти элементы ведь тоже входят в состав земной коры и встречаются в воде…
— Да, но в каких количествах?
Наташа с тревогой спросила:
— А с Тосио, Костей, Ивом, Антоном ничего не случится?
— На их участках радиация в пределах допустимых норм. И мы примем меры, чтобы она не повышалась.
Чаури Сингх стал отдавать приказания остановить консервный завод на сороковой ферме, вывесить карантинные знаки по границе ее акватории, а также на прилегающих фермах, где разводили креветок и лангустов, приказал лаборантам и дежурному инженеру с завода покинуть ферму и срочно обратиться в пункт врачебной помощи.
— А теперь — домой, — устало сказал инспектор. — Я не помню ничего подобного, такого у нас не случалось много лет.
— Вы считаете, что эти противные водоросли действительно нам угрожают?
— Все очень серьезно, Натали. Очень. Надвигается что-то похожее на катастрофу в Атлантике.
— Не может быть! — сказала Наташа, улыбаясь. — Просто вы устали, инспектор. Думаю, что у вас подскочило давление. Я ведь немного врач, чуть не окончила школу космической медицины.
«Ну какая может быть катастрофа в такую дивную погоду, в наше время!» — подумала она.
Наташа верила во всесилие человеческого разума и могущество техники, и после таких слов инспектор что-то потерял в ее глазах, он уже стал менее загадочной фигурой, ей даже стало немного жаль его.
«Что же произошло в Атлантике?» — подумала она.
Он улыбнулся:
— Тогда вам было четыре года. И дни стояли не менее прекрасные.
— О! Так вы действительно видите… читаете чужие мысли?
— Иногда, Натали. Простите. Это от привычки сосредоточиваться, находить волну, на которой мыслит собеседник. Иногда такой контакт с собеседником происходит помимо моей воли. Особенно когда я устаю и начинаю терять контроль над собой. Не огорчайтесь, вы были правы: теперь не так-то просто захватить нас врасплох… Ну хорошо, хорошо. Так об этой катастрофе. Тогда погибла почти вся жизнь в Карибском море. Произошло это после извержения подводного вулкана, когда в воде появились сильнодействующие яды.
— Неужели яды образовались в недрах планеты?
— Нет. Как удалось выяснить по архивным данным, в семидесятых годах прошлого века в районе вулкана сбрасывались контейнеры с ядами, которые предназначались для военных целей.
— Вулкан вскрыл контейнеры?
— К счастью, не все, а не то бы течения разнесли яд по всему Мировому океану, и трудно сказать, как вышло бы из такой катастрофы все человечество. После этой трагедии люди взялись за очистку вод и дна океана, а также подземных хранилищ, в которых наши недальновидные потомки пытались упрятать и яды и радиоактивные отходы атомных электростанций, хотя и тогда уже знали, что в океане непрестанно движутся водные потоки.

Большая лагуна - Жемайтис Сергей => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Большая лагуна на этом сайте нельзя.