А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Давыдов Павел

Этюд о крысином смехе (опубликованный вариант)


 

На этой странице выложена электронная книга Этюд о крысином смехе (опубликованный вариант) автора, которого зовут Давыдов Павел. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Этюд о крысином смехе (опубликованный вариант) или читать онлайн книгу Давыдов Павел - Этюд о крысином смехе (опубликованный вариант) без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Этюд о крысином смехе (опубликованный вариант) равен 79.33 KB

Этюд о крысином смехе (опубликованный вариант) - Давыдов Павел => скачать бесплатно электронную книгу




П. Г. Давыдов, А. Е. Кирюнин
Этюд о крысином смехе
OCR Иван Быков
Глава 1.
Однажды утром, я и мой друг мистер Шерлок Холмс сидели в гостиной нашей старой квартиры на Бейкер-стрит и пили кофе. Холмс удобно расположился в кресле и, отхлебывая кофе маленькими глотками, просматривал утреннюю почту.
— Письмо от некого Дэниела Блэквуда! — внезапно воскликнул он. — Интересно! — Мой друг вскрыл невзрачный серый пакет, развернул письмо и быстро пробежал его глазами. — Слышите, Уотсон? Он пишет, что будет у нас ровно в десять в связи с каким-то делом. — Холмс взглянул на часы. — В нашем распоряжении еще почти полчаса, чтобы ознакомиться с утренним выпуском «Таймс» . — Холмс неторопливо развернул газету и стал читать все подряд, произнося вслух заголовки. — Так… Заседание Парламента… Новый налог… Ерунда какая-то!.. Торжественная процессия в Гайд-парке… — Холмс перелистнул страницу. — Уголовная хроника. Вот! Уотсон, вы помните нашумевшее дело о похищении пирамиды Хеопса? Похоже, полиция напала на след преступника.
С этими словами он протянул мне газету. Вся Европа в то время была ошарашена скандальной, не имеющей равных по наглости, беспрецедентной кражей одного из семи «чудес света» — пирамиды Хеопса, которая совершенно непонятным образом была похищена среди белого дня прямо из-под носа у египетских колониальных властей. Разразился страшный скандал, на свет выплыло множество темных махинаций, ряд крупных чиновников предстал перед судом, но все это ни в коей мере не способствовало поимке преступника и возвращению похищенного памятника архитектуры. Казалось, пирамида навсегда потеряна для человечества. И вот, перед моими глазами лежал свежий выпуск газеты, на последней странице которой была помещена статья, сообщавшая о том, что некий американский фермер из Аризоны видел, как четверо неизвестных, впрягшись в гигантскую тачку, везли пирамиду куда-то на север.
— Подождите, подождите… Кажется, я начинаю что-то понимать! — пробормотал я, не понимая абсолютно ничего.
— Вот именно, Уотсон. Вот именно! — кивнул Холмс и с загадочной улыбкой стал набивать трубку.
Я никогда не уставал шумно восхищаться гениальностью этого человека. Помните, как в деле с таинственным исчезновением лорда Харрингтона, Холмс обнаружил его спящим в винном погребе родового замка? Какую изобретательность пришлось проявить ему тогда, чтобы разбудить спящего лорда! Какую недюжинную силу и железную волю продемонстрировал он, вытаскивая Харрингтона из подвала! Какой блестящий ум и глубокое знание человеческой натуры позволили ему доказать леди Харрингтон, что ее муж задержался на внеочередной сессии парламента! Без всякого сомнения можно сказать, что Холмс был гениальнейшим сыщиком нашего времени, и все очень сожалели, что он категорически отказался от участия в расследовании похищения пирамиды. Конечно, возьмись за это дело Холмс — и преступник уже давно предстал бы перед правосудием, но мой друг сослался на то, что с раннего детства ненавидит египетские пирамиды.
От этих воспоминаний меня отвлек голос великого сыщика:
— Послушайте, Уотсон, держу пари, вы сегодня не брились!
— Как вы догадались?! — ошарашено воскликнул я, схватившись за колючий подбородок…
— Нет ничего легче, — сказал Холмс, со спокойной улыбкой, глядя на мое обескураженное лицо. — Многое кажется загадочным и необъяснимым до тех пор, пока человек не видит всей логической цепи рассуждений, которая приводит к окончательному выводу. Через минуту вы скажете, что все это до смешного просто…
Он не успел договорить, потому что с лестницы раздался приглушенный вопль, шум упавшего тела и звон разбитого стекла. Кто-то, чертыхаясь, катился вниз по ступенькам.
— Вывих голеностопного сустава, — хладнокровно отметил Холмс, когда шум затих. — Киньте ему костыль, Уотсон.
Я взял из угла костыль — тот самый знаменитый костыль, которым Джо Кентерберийский из Ист-Энда открыл хитроумнейшие сейфы нордского банка. Холмс, раскрывший эту кражу, взял костыль себе в качестве сувенира.
— Кстати, проверим вашу наблюдательность, — сказал мой друг после того, как я кинул костыль вниз по лестнице. — С какой ступени свалился наш гость?
— С двадцатой, — попытался угадать я.
— С пятнадцатой, — усмехнулся Холмс, прислушиваясь к шагам посетителя, ковыляющего по лестнице, — именно на пятнадцатой ступени вы оставили банановую кожуру. К тому же, там всего семнадцать ступенек.
В дверь постучали.
— Войдите, — спокойно сказал Шерлок Холмс и на пороге по казался человек лет тридцати пяти, в залатанном костюме, дырявой шляпе и разных башмаках на босу ногу. На его узком, длинном лице алым пятном выделялся тонкий, крючковатый нос, выдававший пристрастие гостя к спиртному. Глаза его смотрели тускло и устало, костыль, на который он опирался, то и дело грозил вырваться из его трясущихся рук.
— Я имею честь видеть мистера Шерлока Холмса, — не здороваясь, обратился он ко мне, Я скромно промолчал. Голос у раннего посетителя был хрипловатым, а речь — довольно невнятной.
— А вы, наверное, мистер Дэниел Блэквуд, старший сын досточтимого Хьюго Блэквуда, более известного как барон…
— Да-да!.. — испуганно пролепетал наш гость. — Но прошу вас… Полагаюсь на вашу скромность… Я даже оделся так…
— Не волнуйтесь, я свято храню тайны моих клиентов, — успокоил его Холмс
— Мое дело крайне запутано, и инспектор Миллз из Скотланд-Ярда посоветовал мне обратиться к вам, — робко начал мистер Дэниел — Он очень высоко ценит вас и ваш кондуктивный метод.
— Дедуктивный, — поправил посетителя Холмс. — Ну-ну, мистер Дэниел, продолжайте. Я весь во внимании.
— Первым делом, я должен ознакомить вас с этим, — сказал мистер Дэниел и, воровато оглянувшись по сторонам, вытащил из-за пазухи горлышко разбитой бутылки.
— Извините, это не то, — смутился он, вновь сунул руку за пазуху и на этот раз достал полную бутыль. Смутившись окончательно, он что-то буркнул и, наконец, извлек фолиант, размером со средний чемодан, весь в пыли и паутине.
— Садитесь сюда, друг мой, — сказал Холмс, указывая на кресло.
— Итак, — начал мистер Дэниел, — отхлебнув из уцелевшей бутылки и открывая первую страницу, — в одна тысяча триста шестьдесят первом году от рождества Христова граф йоркширский Генрих Спесивый, приходящийся сыном герцогу Эдинбургскому, женатому на графине Анне д`Эстамп, внучке незаконного сына короля Франции…
Дальнейшее я помню смутно. Когда я проснулся, уже вечерело. Монотонный голос мистера Дэниела Блэквуда. продолжал бубнить:
— …и тогда он решил взять в жены маркизу де ла Фон, происхождение которой от герцога Анжуйского неопровержимо доказывается генеалогическим деревом династии Капетингов; брат же маркизы, потерявшей свою долю наследства в соответствии в завещанием лорда Мортимера…
Я опять уснул, и на этот раз до утра. Первое, что я услышал после пробуждения, был голос Блэквуда:
— …что позволило ему еще не раз воспользоваться милостями короля Людовика Тринадцатого . — С этими словами он захлопнул фолиант и посмотрел на Холмса.
Холмс так увлекся рассказом, что со стороны мог сойти за спящего. Но едва прозвучали последние слова мистера Дэниела, как великий сыщик открыл глаза и произнес:
— Кажется, я начинаю что-то понимать. Хотя есть, разумеется, еще кое-какие неясные места. Прочтите-ка мне все это еще разок!
Я поднялся из кресла, позавтракал и ушел, сославшись на дела, связанные с моей врачебной практикой. Целый день и целую ночь я гулял по Лондону, отдыхая на попадавшихся по дороге скамейках и питаясь в кабаках и харчевнях. Под утро я так сильно продрог в тумане, опустившемся на город, что все же решил вернуться домой. Когда я вошел в комнату, чтение как раз закончилось. Шерлок Холмс с аппетитом уплетал яичницу с ветчиной, которую бесподобно готовила наша домохозяйка миссис Хадсон, а мистер Дэниел голодными глазами смотрел на быстро пустеющую сковороду.
— Ну что же, — сказал Холмс, отрываясь от еды, — это любопытно. Я берусь за ваше дело.
— И вы вернете мои деньги? — с надеждой спросил Блэквуд.
— Ка… какие деньги?! — Холмс даже подавился, с изумлением уставясь на мистера Дэниела.
— Как это какие? Те, которые у меня украли!
— Кто украл?
— Вот узнать бы! — сказал Блэквуд и вопросительно посмотрел на Холмса.
Лоб отца криминалистики пересекла глубокая морщина.
— Так, значит, у вас украли деньги?
— Именно! Они лежали в этой книге. — Дэниел похлопал по кожаному переплету, и Холмс исчез в облаке пыли.
— Послушайте, — прохрипел он, с трудом подавляя кашель, — а какого же черта вы читали мне всю эту галиматью про лордов, сэров и пэров?
— Как?! Но ведь деньги лежали именно в этой книге! — недоуменно сказал мистер Блэквуд. — Инспектор Миллз говорил, что для вас не существует мелочей.
Холмс что-то пробормотал. Его лицо выражало усиленную работу мысли.
— Послушайте, Уотсон, вы что-нибудь понимаете? — спросил Холмс, тупо уставившись на меня.
— Мне кажется, его обокрали, — ответил я.
— Да? Это похоже на правду… Но… Кстати, какая, сумма пропала?
Пятьдесят шесть фунтов стерлингов, — ответил Дэниел, утирая слезу.
— Тогда еще не все потеряно! — непонятно чему обрадовался Холмс и вскочил на ноги, — Уотсон, мы едем на место преступления!
Глава 2.
Тот, кто когда-нибудь бывал в Лондоне, знает, что такое лондонский туман. Если, например, разогнать его зонтиком, то, в лучшем случае, вам посчастливится увидеть кончик собственного носа. Говорят, что некая юная мисс однажды потеряла в тумане бинокль. Каково же было ее удивление, когда после двух часов бесплодных поисков, она обнаружила бинокль, висящим в воздухе на уровне ее глаз, — таким густым был туман в тот день. И хотя я до сих пор не могу понять, что она делала в тумане с биноклем, история эта кажется мне вполне правдоподобной.
— В то утро туман был силен как никогда. Кэб, в котором мы ехали, то и дело натыкался на фонари и утренних прохожих. Вдобавок ко всему этому, мы заблудились и целый день мотались по лондонским улицам.
Мистер Дэниел обладал особым даром — он чуял питейные заведения, как хорошая ищейка. Несколько раз он выскакивал из кэба и, стуча костылем, исчезал в тумане. Через некоторое время он появлялся с бутылкой виски в руках.
— Это в медицинских целях, — пояснял он, возвращаясь из очередной экспедиции.
К замку Блэквудов, расположенному на самой окраине Лондона, мы попали только в десятом часу вечера, да и то совершенно случайно. Кэбмен, полностью, потеряв ориентацию, сбил чугунную ограду и направил экипаж прямо в массивные дубовые двери скрытого туманом сооружения. Двери рухнули, и мы въехали в прихожую.
— Кажется, это здесь, — сказал Холмс, увидев табличку, на которой золотыми буквами было начертано:
ЛОРД ХЬЮГО БЛЭКВУД
— Да, — удовлетворенно добавил он, — интуиция никогда не подводила меня. Хотя…
— Кто там? — раздался чей-то голос, и в прихожей появился дворецкий — мрачный седой человек лет шестидесяти. Годы не согнули его — несмотря на почтенный возраст, он держался прямо и независимо. Лицо его украшали облезлые бакенбарды, за которыми он, видимо, заботливо ухаживал.
— Квентин, это я, — пробормотал Дэниел Блэквуд, открывая глаза.
— Да, сэр? — дворецкий обошел кэб и уставился прямо на дверную ручку — рост не позволял ему заглянуть в окно.
— Отведите лошадей на кухню и задайте им овса. А мне принесите пикули и бренди.
— Да, сэр. А что такое пикули?
— Ну… — пробормотал Дэниел, ерзая по сиденью, — тогда принесите мне просто бренди. Кстати, — прошептал он мне на ухо, — а что такое пикули?
Я обратился с тем же вопросом к Холмсу. Он сделал вид, что не расслышал, и вылез в прихожую. Мы последовали за ним.
Посреди зала стоял длинный дубовый стол, заставленный огромным количеством пустых бутылок.
— Все собираюсь сдать, — застенчиво сказал Блэквуд, незаметно пряча несколько бутылок под стол.
Мои глаза постепенно привыкли к темноте зала, освещаемого лишь слабым огнем, тлеющим в камине. На высоте десяти — двенадцати футов проходила галерея с балюстрадой. На стенах висели портреты и рыцарские доспехи — свидетели былой славы рода Блэквудов. В дальнем углу стоял массивный шкаф, полки которого были забиты старинными книгами в потрепанных переплетах. На приоткрытой дверце шкафа болтались чьи-то подтяжки. Пол был усеян окурками и дохлыми тараканами. С потолка капали вода, растекаясь большой, бесформенной лужей — по ней плавали шлепанцы. Было холодно и неуютно. Сильно дуло из щелей.
За дверью послышались быстрые шаги, и в зал впорхнула женщина уже не первой молодости, но, тем не менее, еще довольно привлекательная.
— П-озвольте вам представить мою супругу. — Ее з-зовут Дджейн, — сказал мистер Блэквуд, пряча за спину костыль и пытаясь устоять на ногах.
Холмс галантно поклонился и поцеловал руку миссис Блэквуд.
— Холмс, — представился он. — Шерлок. Весьма рад знакомству с такой очаровательной леди. А это мой друг и помощник доктор Уотсон. Холмс повернулся в мою сторону, но поскользнувшись на мокром полу, потерял равновесие и шлепнулся в лужу. Я церемонно поклонился и незаметно помог Холмсу подняться. Миссис Блэквуд с прирожденным тактом сделала вид, что не заметила падения великого сыщика.
— Я очень рада видеть вас в нашем замке, — сказала она нам и улыбнулась. — Дорогой, — ласково обратилась она к мужу, — мне надо сказать тебе два слова наедине. Надеюсь, джентльмены извинят меня? — И, улыбнувшись еще раз, миссис Блэквуд взяла мужа под руку, вывела в прихожую и прикрыла за собой дверь.
Некоторое время оттуда доносилась какая-то возня, затем раздался звук оплеухи и голос мистера Блэквуда: «Всего одна рюмочка! Перед ужином!»
— Кажется, мы не вовремя, — сказал Холмс.
— Не обращайте внимания, джентльмены, — сказал появившийся из темноты дворецкий Квентин.
Крики за дверью становились все сильнее, шум — все громче.
— Кажется, в ход пошел костыль, — констатировал Холмс, — а жаль. Это был один из лучших моих сувениров… Ну что же, пожалуй, нам придется подождать. Присядем, Уотсон.
Мы удобно расположились в креслах у камина и вытянули ноги к огню.
— Итак, Уотсон, что мы имеем?
Я сделал вид, будто внимательно слушаю и отключился. Голос Холмса едва доносился до меня.
— Деньги украли… Кто бы мог сделать это? Естественно, тот, кто брал книгу в руки. Хотя… Нет, нет, Только тот, кто брал. Какая блестящая мысль! Круг подозреваемых сужается. Остается только узнать, кто посещал замок Блэквудов в день пропажи.
— В тот день у нас были трое. — Мы даже не заметили, что шум за дверями давно стих, и мистер Блэквуд стоит за нашими спинами, с трудом стараясь сохранить вертикальное положение.
Глава 3.
— Да, в тот день их было трое, — подтвердил мистер Блэквуд. — Я все отлично помню. Я каждый день беру оттуда фунтов по пять на выпивку. Раньше их там было гораздо больше, — вздохнул он, — однако, пагубная страсть… Эх, да что там говорить! Но самое плохое — это то, что жена узнала теперь, откуда я беру деньги. В тот злосчастный день, семнадцатого октября, я, как всегда, решил немного подзарядиться, и — о ужас! — денег не оказалось. А мне очень хотелось. — Дэниел скрипнул зубами. — Представляете, Холмс? Видите, как я здорово придумал? — он показал на стол. — Одной больше, одной меньше — все равно никто не заметит. — Дэниел захохотал и попытался что-то сплясать.
— И все же, кто были те трое? — остановил его Холмс.
— Трое? Ха-ха-ха! Какие трое? И вообще, кто вы такие? Что вы делаете в моем доме?
— Мы ищем ваши деньги, — с достоинством ответил Холмс.
— Что? Жаль. Ну да. Трое. Первым был, конечно, мой младший брат Грегори. Он каждый день приходит навещать нашего больного отца. Наш бедный отец… Он парализован уже несколько лет… Мне больно видеть, как мучается этот святой человек. — Дэниел всхлипнул. Одной рукой он утирал слезы, градом катящиеся из глаз, а другой сливал остатки вина из бутылок в чашу для пунша. — Мой брат. Бедный брат! Он парализован… Нет, это отец парализован, да, отец. — Дэниел залпом опорожнил чашу. — Вы бы видели, какой нежный брат мой сын… То есть сын мой брат! Но ведь не пьет. Каждый божий день, — Дэниел икнул, — брат приходит к отцу и справляется… что бы еще выпить… о его здоровье. Мой брат — вне подозрений, — Дэниел грозно сверкнул очами. — Кто угодно, только не он.
У нашей Мэри был баран,
Собаки он верне-е-е… —
— затянул Дэниел, отбивая мелодию костылем по бутылкам. Когда-то я играл на клавикорде, — с заговорщеским видом сообщил он нам, — но это было… это было семнадцатого октября. Я полез в книгу и не нашел денег.
— Да, но кто же были остальные двое? — спросил Холмс, начиная терять терпение.
Дэниел сел на пол и уставился на шкаф.
— Мой брат порядочный человек, — снова забормотал он. — Грегори служит у Ллойда и получает кучу денег. А за братом явилась эта старая карга — леди Гудгейт — и опять целый день шепталась с моей женушкой. Эта благочестивая ханжа Гудгейт — самое гнусное существо в Лондоне. Послушать ее — она осчастливила своими подаяниями по меньшей мере тысячу человек. Тьфу! Лучше бы она удавилась и осчастливила бы всю Англию и ту часть Европы, где ее знают. А недавно из конюшни пропала оглобля. Зачем ей оглобля? Я так и сказал этой старой ведьме: «За чем тебе оглобля?» У нее хватило наглости отпираться! Оглоблю-то я, правда, потом нашел…
— А третий? Кто третий? — прервал я излияния мистера Блэквуда.
— Я! Я! Я буду третьим! — закричал он, шаря по карманам. — Мистер Холмс! Найдите мои деньги! Вечером заходил врач — тоже весьма подозрительная личность. Он живет неподалеку, на набережной Темзы. У меня тут рядом Темза…
И берег Англии пропал
Среди кипящих вод!.. —
— взревел Дэниел и с силой ударил руками по луже на полу, обрушив на нас целый каскад брызг. — Это буря! Буря! Спасайтесь! В трюме течь! — орал он.
— По-моему, нам пора, — поспешно сказал Холмс и, схватив меня за руку, вытащил из зала. Мы вскочили в кэб.
— Бейкер-стрит, 221-б, — крикнул Холмс. Лошади рванули, и наш кэб, зацепившись за порог, понесся прочь от замка.
— Мы тонем! Капитан уходит последним! Боже, храни Королеву!

Этюд о крысином смехе (опубликованный вариант) - Давыдов Павел => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Этюд о крысином смехе (опубликованный вариант) на этом сайте нельзя.