А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Услышав слово «фонд» и почувствовав, что визит Ротанова связан с деньгами, Клара Родионова мгновенно подобрела и, несмотря на искренние протесты Ротанова, включила кофейный автомат, через минуту выплюнувший из своих недр две чашки ароматного натурального кофе.
Этот напиток, стоивший никак не меньше недельного довольствия капитана Родионова и совершенно неожиданный в обстановке захламленной квартиры, произвел на Ротанова странное, двойственное впечатление.
С одной стороны, цена напитка и сам автомат последней модели, не вписывавшийся в обстановку квартиры, вроде бы подтверждали получение Родионовым перед самым отлетом значительной суммы от компании «Инпланет». С другой стороны, столь откровенная демонстрация этого факта должна была опираться на более веское основание, отличное от того, что было указано в официальных документах.
— Мне поручено предварительное собеседование с возможными кандидатами на стипендии создаваемого нами фонда. Вы, конечно, понимаете, мадам, что наше управление не может принять на себя вслепую довольно значительные расходы, связанные с созданием этого фонда. Мы должны, хотя бы приблизительно, знать, о каких суммах пойдет речь. А они напрямую зависят от доходов каждой конкретной семьи.
Поскольку фамилия вашего мужа фигурирует в списках будущего фонда одной из первых, мне поручено выяснить уровень ваших семейных доходов.
Вначале лицо госпожи Родионовой расплылось в подобии благожелательной улыбки, но в конце, когда речь пошла о доходах, улыбка увяла, превратившись в сухую, недовольную гримасу. Предвидя подобную реакцию, Ротанов продолжил, опередив ее ответ:
— Я должен вас предупредить, что размер субсидии будет определяться не совсем обычным способом. Компания «Инпланет» настаивает на том, чтобы она была тем больше, чем выше уровень доходов будущих стипендиатов фонда. В этом есть свой резон, поскольку поддерживать имеет смысл лишь наиболее ценных, хорошо оплачиваемых сотрудников. И естественно, уровень доходов вам придется подтвердить официальными документами…
Когда Ротанов покидал квартиру госпожи Родионовой, в кармане у него лежала копия трех бланков денежных переводов, полученных Родионовым от компании «Инпланет» в разное время. Сопоставив уже в своей конторе даты их отправки с рейсами корабля Родионова, он без труда установил, что вознаграждения выплачивались капитану перед каждым рейсом на отдаленные курортные планеты. А самым забавным было то, что после каждого подобного рейса половина туристов не возвращалась обратно на Землю. При существовавшем ныне массовом оттоке людей с перенаселенной Земли этот факт не привлекал внимания.
После визита к Родионовой, заглянув на минуту в управление, Ротанов совсем было собрался отправиться домой упаковывать вещи — до отлета поисковика, идущего в созвездие Лиры, в дальнем углу которого располагалась Арома, оставалось всего сорок восемь часов, но над его столом вспыхнул сигнал внутреннего вызова, и, когда он, недовольно поморщившись, включил связь, предчувствуя непредвиденную задержку, в глубине экрана появилась объемная голограмма головы Стальцева, с которым он расстался всего несколько часов назад.
Начальник управления был явно чем-то смущен и старался не смотреть на своего подчиненного.
— Тебе придется посетить контору «Инпланет». Сегодня в шесть тридцать тебя будет ждать их представитель Герман Струган, пропуск уже заказан.
— А известить об этом меня они не удосужились?
— Они всегда стараются действовать сверху. В этом нет ничего необычного. В любом случае до отъезда тебе стоит познакомиться с компанией. На Ароме у них солидное представительство, и они могут оказать в нашем расследовании серьезную помощь.
— А откуда они вообще узнали о том, что я собираюсь лететь на Арому?
— А вот это я хотел спросить у тебя. Скорее всего, твой визит к госпоже Родионовой не остался незамеченным.
Стальцев отключился что-то уж слишком поспешно, явно избегая дальнейшего обсуждения этой темы, и это Ротанову совсем не понравилось. Сам по себе визит в контору «Инпланет» мог оказаться полезным, хотя и отнимал у него отведенное на сборы время. Больше всего ему не понравился тот факт, что компания заинтересовалась его персоной, едва он успел приступить к расследованию фактов массовой эмиграции туристов.
Еще больше ему не понравилось то, с какой скоростью они отреагировали на его участие в расследовании, наверняка ухитрившись получить в управлении всю необходимую информацию Одного визита к Родионовой для этого было недостаточно.
Ротанов чувствовал, как внутри него постепенно нарастает злость. Компания «Инпланет» принадлежала к десятке разросшихся до космических масштабов монополистов, подмявших под себя всю экономику Земной Федерации. Эти господа ни с кем не считались и ни о чем не просили. Гигантский годовой оборот, исчислявшийся триллионами руларов, позволял им подкупать чиновников любого ранга и, оставаясь в тени, фактически управлять всей внешней политикой Федерации.
Приглашение в контору «Инпланет» автоматически означало повышение по службе и солидную прибавку к жалованью. Любой инспектор на его месте должен был бы радоваться этому событию, но он лишь с горечью думал о том, что продажных чиновников в правительстве становится все больше и любого из них ничуть не беспокоит экологическая катастрофа, обрушившаяся на Землю, возросшая в несколько раз смертность, наркомания и рост преступности… Ничего их не интересовало, кроме собственного кармана.
«Придется им напомнить, что не всех и не всегда можно купить», — устало подумал Ротанов, закрывая сейф и включая охранную автоматику.
Здание центрального офиса «Инпланет» можно было увидеть из любой точки города. На расстоянии оно смотрелось, как прогулочный океанский лайнер, случайно попавший на улицы города во время очередного шторма.
Гордо возвышавшийся над бетонными зданиями стандартного типа тридцатиэтажный небоскреб сверкал огнями реклам и отраженными в зеркальных окнах, столь редких в этом городе, красноватыми бликами заходящего солнца.
Пропуск Ротанова, с непонятными пометками на полях, произвел на охрану в вестибюле должное впечатление. Ни на секунду не задерживая, его проводили в лифт.
Подъем был не слишком долог, и, когда двери лифта распахнулись на двенадцатом этаже, охранник, сопровождавший Ротанова от вестибюля, передал его с рук на руки миловидной секретарше, уже ожидавшей у входа.
Служащие корпорации и обычные посетители пользовались другими лифтами и, видимо, другими коридорами. Во всяком случае, в вестибюле двенадцатого этажа, кроме ожидавшей его секретарши, никого не было. Ротанов скользнул по ее идеальной фигуре и слишком правильному овалу лица равнодушным взглядом. Такое лицо не давалось женщине от рождения и стоило в гиперпластовой клинике баснословную сумму. Возможно, именно поэтому оно казалось ему неживой, искусственной маской, и даже ослепительная улыбка девушки не произвела на инспектора должного впечатления.
«Линда Гердт» — имя значилось на маленькой золотой табличке, приколотой к карману блузки — усадила его в глубокое мягкое кресло и захлопотала у кофейного автомата.
— Вам придется подождать несколько минут, господин Абросян сейчас освободится.
— Кто он, этот господин Абросян?
— Простите?..
— Я хотел спросить, какую должность он занимает в вашей корпорации?
— Он руководит сектором внешних разработок и является третьим вице-президентом компании.
— Солидная должность… Неудивительно, что он занят. Я, наверно, должен гордиться приглашением к столь высокому должностному лицу?
Очевидно, ему не удалось сдержать сарказм в своем голосе, потому что Линда быстро повернулась, прижала палец к губам, призывая к молчанию, и едва заметно кивнула в сторону своего рабочего стола, уставленного всевозможной аппаратурой связи.
Не ожидавший этого жеста Ротанов несколько растерялся, тем более что фраза, которую произнесла Линда, совершенно не соответствовала ее предупреждающему жесту.
— Мистер Абросян — один из ведущих менеджеров нашей компании. Вы, конечно, знакомы с нашими разработками и должны понимать, какой объем ежедневной информации требует его постоянного внимания. В месяц он принимает не более одного посетителя. Бывает, люди неделями ожидают возможности встретиться с ним.
Зачем она это сделала? Зачем намекнула ему на подслушивающую аппаратуру, будто он сам не догадывался о ее существовании? Что это, часть игры, создание особой доверительной обстановки, или девушка не слишком лояльна по отношению к своему шефу? Да нет. Таких здесь наверняка не держат…
Ротанов уже начал терять терпение и даже успел осведомиться у Линды о том, не зайти ли ему в другой раз, когда господин Абросян будет посвободнее. То ли эта фраза, донесенная до хозяина кабинета скрытыми в столе секретарши микрофонами, возымела действие, то ли хозяин кабинета решил, что гость уже достаточно проникся важностью предстоящей беседы, но двойные двери кабинета, напомнившие Ротанову переходный тамбур космического корабля, наконец распахнулись перед ним.
Мистер Абросян показался ему слишком молодым для своей должности. К сорока годам редко кто успевает добраться до самых верхов компании, подобной «Инпланет».
Либо он был уж слишком умен и талантлив, либо обладал связями в самых верхних эшелонах власти — в том и другом случае с этим человеком не стоило ссориться по пустякам.
Этот вывод подтверждало короткое и резкое рукопожатие, четко обозначенные скулы, пристальный, немигающий взгляд, рассматривавший посетителя чуть отстраненно, словно тот был всего лишь надоедливым насекомым, случайно и не ко времени нарушившим величественное уединение третьего вице-президента. И еще в этом взгляде было нечто оценивающее. Так разглядывают товар в витрине магазина, который собираются покупать в связи с какой-то непредвиденной досадной необходимостью.
Кабинет ничем особенным не выделялся, разве что размерами и наличием огромного, в полстены, аквариума, заполненного радужными лягушками с Аридана. Эти земноводные, то и дело меняющие окраску, надолго приковывали к себе взгляд неподготовленного посетителя и давали хозяину кабинета возможность составить о нем более полное представление.
Впрочем, на Ротанова лягушки не произвели особого впечатления, слишком много разных тварей повидал он во время своих визитов на дальние поселения.
— Как доехали, мистер Ротанов? Сегодня несусветная жара, не желаете выпить чего-нибудь холодненького?
— Давайте перейдем прямо к делу. У меня осталось очень мало времени до отлета на Арому. Зачем я вам понадобился?
Не слишком любезно — зато эффективно. Обычно подобная фраза заставляла собеседника перейти в глухую оборону, однако мистер Абросян лишь усмехнулся и неожиданно для Ротанова действительно перешел к делу.
— Я пригласил вас, господин Ротанов, для того, чтобы предложить сотрудничество с нашей компанией.
— Сотрудничество какого рода?
— Самого разнообразного. Специалисты вашею класса для компании нашего профиля, имеющей свои представительства почти на всех земных поселениях, всегда оказываются чрезвычайно полезны, и я не понимаю, почему до сих пор вы не попали в поле нашего зрения.
— Я тоже этого не понимаю, но не слишком об этом сожалею, — проворчал Ротанов и продолжил, сбивая несколько высокомерный тон начала беседы: — Это произошло, видимо, потому, что до сих пор мне не представлялась возможность провести расследование на Ароме. Ваша компания имеет там какие-то особые интересы?
— Ничего необычного. Поисковые работы, к сожалению, пока безрезультатны. Подготовка специалистов для наших многочисленных филиалов. Заготовка некоторых ферментов, используемых на наших производствах, — вот, пожалуй, и все.
— В таком случае я вряд ли окажусь полезным вашей компании.
— Прежде всего, мистер Ротанов, вы должны учитывать то обстоятельство, что наша компания, в свою очередь, может оказаться весьма полезной в вашей работе. Вы рано начинаете морщиться, я не собираюсь предлагать вам банальную взятку. Неужели вы думаете, что мои референты не изучили досконально ваш послужной список и не сделали выводов о том, что предлагать вам деньги бессмысленно. Хотя мы в любом случае найдем возможность оплатить ваше сотрудничество, сейчас речь не об этом.
На Ароме весьма своеобразная обстановка. И сотрудничество с нашей компанией, хорошо изучившей местные условия, сэкономило бы вам массу времени.
— В этом вы, возможно, правы. Но мне, в свою очередь, прекрасно известно, что ваша компания ничего не делает даром. Благотворительность ей несвойственна. Какого рода услугу вы потребуете за вашу помощь?
— Самую простую. Вести ваше расследование строго в рамках закона и предписаний своего ведомства.
— Я вас не совсем понимаю. Вы хотите сказать, что во время расследования я могу преступить закон? И готовы платить лишь за то, чтобы я этого не делал?
— Можете, господин Ротанов, еще как можете! Вспомните колонию на Гранде и историю, когда вы, не посчитавшись с законом, устранили, а затем и арестовали всю местную администрацию.
Когда вы погружаетесь в проблему достаточно глубоко, вас уже не могут остановить никакие предписания и постановления. Вы стараетесь докопаться до истины, чего бы это ни стоило.
На Ароме мы с трудом поддерживаем равновесие. Обстановка там чревата взрывом, и в результате вашего грубого, непродуманного вмешательства наша компания вполне может потерять эту планету. Так что мое приглашение вам — это всего лишь попытка предотвратить нежелательное развитие событий на Ароме.
— Это серьезные опасения, мистер Абросян. Но я привык работать, не связывая себя никакими предварительными обязательствами. Разумеется, я могу вам обещать действовать на Ароме строго в рамках закона.
Ротанов называл высокопоставленного чиновника «Инпланет» то «господином», то «мистером», постоянно путая оба эти обращения, что, впрочем, было неудивительно. Большинство новых лощеных менеджеров, уверенно взявшихся за кормило управления, прибыли с Далекого Запада. И весь внешний вид Абросяна, весь его облик соответствовал западному образцу.
На его холеном лице не проступало никаких чувств, и лишь сейчас, когда он понял, что во фразе Ротанова содержится вежливо завуалированный отказ, он позволил себе проявить неудовольствие.
— Видите ли, господин Ротанов, наша компания хорошо вознаграждает тех, кто с нами сотрудничает. Вы это знаете. Но, возможно, вы не знаете, что не менее эффективно мы поступаем с теми, кто мешает нам работать.
— Вы мне угрожаете?
— Что вы, мистер Ротанов! До банальных угроз опускаются обычно лишь те, кто не могут их выполнить. Я же вас просто предупреждаю.
— Спасибо за предупреждение. Мне, пожалуй, пора. — Выдержав холодный молчаливый поединок взглядов с господином Абросяном, Ротанов поднялся со своего «гостевого» кресла и, не задерживаясь, направился к двери, ожидая если и не выстрела в спину, то, по крайней мере, какого-то резюме на тему только что прошедшей безрезультатной встречи. Но господин Абросян молчал, всем своим видом напоминая непоколебимую скалу, о которую разбилась уже не одна волна.
В приемной инспектора вновь встретила улыбающаяся, любезная Линда, проводившая его до лифта.
По крайней мере, в ее отношении ничего не изменилось… Хотя нет, в этом он был не прав, во взглядах, которые она на него бросала, теперь появилась явная заинтересованность, которой он не заметил за время долгого ожидания в приемной Абросяна, и неожиданно, когда двери лифтовой кабины уже распахнулись перед ним, он почувствовал быстрое прикосновение ее маленькой ладошки к своей руке. А когда двери лифта захлопнулись, отрезав от него девушку, он понял, что в его ладони остался небольшой шарик скомканной бумаги.
ГЛАВА 3
Прочитать записку он решился только на стоянке глидеров. Да и то предварительно осмотревшись и усевшись в кабину своей полосатой служебной машины. «Что-то я становлюсь слишком мнительным», — пробормотал Ротанов, разглаживая скомканный листок.
«Сегодня, в восемнадцать тридцать, в ресторане отеля „Савой“. Столик для вас заказан. И будьте осторожны».
Ни подписи и никаких пояснений. Секунду он раздумывал над тем, что бы это могло означать? Мистер Абросян, не удовлетворенный результатом встречи, поручил своей секретарше завязать с ним более близкие отношения? Почему-то эта версия вызывала у него сомнения.
Слишком не похоже для подобной роли держалась молодая женщина, слишком много аристократизма и того едва заметного шарма, который появляется только в людях, уверенных в своем высоком общественном положении, проявлялось в ее манере держаться и говорить. Да и ее фамилия Гердт, которую он прочел на табличке, прикрепленной к кармашку блузки, показалась ему что-то уж слишком знакомой.
Добравшись до конторы, он первым делом выяснил, что Линда Гердт является дочерью главы корпорации «Инпланет», и решил, чего от предложенной встречи можно ожидать всего, что угодно, но только не попытки банального соблазнения нужного компании человека.
Когда часы на стене приблизились к пяти, Ротанов понял, что ему совершенно не хочется отказываться от предложенной встречи. Вечер обещал быть весьма интересным…
Хотя бы потому, что без всякой причины, связанной с его расследованием деятельности «Инпланет» на Ароме, ему захотелось выяснить, с чего бы это дочери главы такой корпорации понадобилось работать секретаршей у подчиненного своего отца.
Какое-то время он раздумывал над тем, не сообщить ли Стальцеву об этом необычном неофициальном приглашении, но потом решил, что делать этого не следует. Прежде всего, это касалось его самого, и До тех пор, пока ситуация не выйдет из плоскости личных взаимоотношений, он не обязан посвящать в нее начальство.
Ротанов привлек внимание Линды года четыре тому назад, когда его подвиги на «Гранде» расписывали все информационные агентства. На какое-то время он стал кумиром ее юности, она собирала и хранила все записи с его выступлениями на Совете и информационные материалы, посвященные его расследованиям.
Но время неумолимо двигалось вперед, юношеское увлечение сначала поблекло, а затем и вовсе сменилось вечеринками с друзьями по колледжу и молодыми лоботрясами, увивавшимися вокруг нее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39