А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Иванов Альберт Анатольевич

Лилипут - сын Великана


 

На этой странице выложена электронная книга Лилипут - сын Великана автора, которого зовут Иванов Альберт Анатольевич. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Лилипут - сын Великана или читать онлайн книгу Иванов Альберт Анатольевич - Лилипут - сын Великана без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Лилипут - сын Великана равен 136.55 KB

Лилипут - сын Великана - Иванов Альберт Анатольевич => скачать бесплатно электронную книгу



Иванов Альберт
Лилипут - сын Великана
Альберт Иванов
Лилипут - сын Великана
Повесть-сказка.
ЧАСТЬ I
ОЧЕНЬ БОЛЬШОЕ ЗДРАВСТВУЙТЕ
В этом приморском городе его знали, наверно, все местные жители. И разве только новая молочница не знала его. Когда она впервые заголосила рано утром во дворе: "Молоко-о-о!", он вышел из подъезда, везя за собой бидончик на тележке. Молочница застыла с открытым ртом, похожим на безмолвное "О", которое перед этим так зычно тянула. И её можно простить за это. Мальчик с тележкой был удивительно маленьким, пожалуй, ненамного выше своего бидона. Зато одет, как взрослый франт: высокая фетровая шляпа, клетчатый костюмчик-тройка, галстук "бабочка", модные красноватые туфли на высоких каблуках. Мальчик подошёл ближе, и потрясённая молочница узрела на его жилете ещё и цепочку карманных часов. И тут из-за угла дома выскочила огромная собака с красной пастью. Собака бросилась к мальчику, молочница зажмурилась. Стояла тишина... Молочница осторожно приоткрыла один глаз. Собака сидела, возвышаясь над мальчиком, а он дружески тряс её тяжелую лапу обеими руками. Ей это нравилось, она улыбалась и мела пыль хвостом. Усатый мужчина с пустым поводком в руке, очевидно, её хозяин, весело помахал кепкой маленькому франту, а тот с достоинством приподнял шляпу. Собака умчалась на свист хозяина, и мальчик подкатил тележку с бидончиком к молочнице. - Очень-преочень здравствуйте! - поклонился он ей. - Большая хорошая погода, не правда ли? - Хорошая... Большая... - запинаясь, ответила она. - Здравствуйте очень... У мальчика были синие глаза. Из-под шляпы торчали тёмно-рыжие и жёсткие, как у эрдельтерьера, волосы. - Вы меня поняли, - доверчиво сказал он. - Что... поняла? - пробормотала молочница. - А что я сказал: "Очень здравствуйте". И сами мне так же ответили. Почему вот говорят: "Я очень хочу, я очень рад"? Значит, можно сказать и "очень здравствуйте"? Да? - Да... - выдохнула она. - А ещё лучше... - на секунду задумался мальчик, - очень большое здравствуйте! - Очень большое... здравствуйте, - повторила молочница, машинально наливая ему молоко в бидончик. - Нижайшее спасибо и высочайший поклон, - сказал он, рассчитываясь. Маленькое до свидания. - М-маленькое?.. - голова у неё пошла кругом. - Ну не большое же, не огромное? - удивился мальчик. - Мы же завтра увидимся? - А вы... кто? Кто ты такой? - выпалила молочница, набравшись храбрости. - Мальчик с пальчик, - важно произнес маленький незнакомец. Молочница растерянно взглянула на свой палец, словно сравнивая. - Нет-нет. Вы обычный взрослый человек. А я ростом с палец... ну, пусть великана, если в этом великане - хотя бы метров пять. - Он подумал, сомневаясь, и добавил: - С половиной. - С половиной... Таких не бывает, - поджала губы молочница. - Вы меня разыгрываете. - Правильно! Правильно! Разыгрываю! - обрадовался мальчик, подпрыгивая и хлопая в ладоши и, собственно, становясь тем самым мальчиком, каковым он и был, несмотря на своё взрослое обличье. Он вдруг спохватился и вновь принял серьёзный вид. - Разрешите представиться, - и так молодцевато щёлкнул каблуками, что ей нестерпимо захотелось отбить перед ним что-то вроде чечётки. - Иван Сергеев. Сын великана. У моего папы рост - один метр восемьдесят три сантиметра! Моё второе имя - Пальчик. Так меня все прозвали, доверительно сообщил он. Шляпа на его голове сама собой приподнялась вместе с волосами, вставшими дыбом. Хлюп - и опустилась. - Разыгрываете, - вяло махнула рукой молочница, улыбаясь. - Но чуть-чуть, - строго заметил мальчик. Он далеко оттянул свою "бабочку", и галстук со свистом возвратился на место. - А ты... А вы случайно не взрослый клоун? А то есть такие... - Таких нет, - шмыгнул носом мальчик. - Я ещё не взрослый и, увы, - он так и сказал "увы", - ещё не клоун. Понимаете, все лилипуты - или акробаты, или гимнасты, или жонглёры. А я не хочу. Я смешной, а? - с надеждой спросил он и шевельнул чёрными мохнатыми бровями. Молочница даже не заметила, откуда они взялись, и хихикнула. - Спасибо, - повеселел он. - Вы знаете, я так и хочу назвать свой будущий номер: "Сын великана". Представляете, на арене цирка шпрехшталмейстер объявляет: "Сын великана!" - звонко провозгласил мальчик и тихо закончил: - И выхожу я. Молочница с рокочущим смешком схватилась за живот. - Ты? - Я, - широко улыбнулся он. - Сын великана?.. - задыхаясь, сказала она. - Сын, - подмигнул он. - Ой, не могу, - она села прямо на траву. Из глаз у неё катились слезы, в горле булькало. Она хлопала себя по бокам, безуспешно пыталась вымолвить хоть слово. - Ха-ха-ха! - вдруг захохотала она таким басом, что на гулкой железной крыше с треском поднялись голуби. Пальчик изящно откланялся и покатил домой свою тележку. А из подъездов заспешили к молочнице наконец-то проснувшиеся, вероятно, от её столь жизнерадостного смеха, сони жильцы. МАЛЕНЬКОЕ ДО СВИДАНИЯ Квартира Пальчика была на первом этаже. Дверь её могла бы показаться странной непосвящённому человеку, потому что ручка и замочная скважина находились невысоко от пола. Но ведь любому, даже высокому человеку, ничего не стоило нагнуться, в то время как Пальчик не мог же вечно носить с собой табуретку. Итак, Пальчик вытащил за цепочку ключ из жилетного кармана - как видите, там были не часы - и открыл замок. Затем надавил обеими руками на ручку, толкнул дверь плечом, и она отворилась. - Молоко-о! - прокричал он. И родители вышли навстречу. Они были очень высокие. Иногда Пальчик думал, что им здорово повезло. Так он думал, когда маленький рост не позволял ему играть в футбол с мальчишками во дворе - мяч сбивал бы его с ног. Но зато никто не мог, как Мюнхгаузен на пушечном ядре, взлететь, вцепившись в шнуровку, на том же мяче, посланном мощным ударом в небо, а затем под восторженные крики спуститься во двор на самодельном, заранее приготовленном парашюте! Да мало ли какие большие преимущества давал Пальчику его небольшой рост! Кто мог бродить в густом бурьяне обычного пустыря, как в таинственных джунглях тропического леса? Кто мог на рыбалке мужественно помериться силами с глупой озёрной щукой, попавшейся на крючок, будто с какой-нибудь океанской меч-рыбой? Кто мог спрятаться во время игры в прятки так, что никто не смог бы найти его и за целый год? Кого почтительно пропускали на любой фильм, когда он с билетом в первый ряд, важно поглаживая приклеенные рыжие усы, шёл среди расступившихся зрителей? И, наконец, кто ходил в цирк каждый день, собираясь стать самым маленьким в мире клоуном?! - Здравствуй, старик, - сказала мама. - Ты уже встал? - Здорово, старик, - вторил ей папа. - Он уже встал. - Привет, старики, - ответил Пальчик. - Я ещё не ложился. Обращение друг к другу "старик" принято среди людей искусства. А родители Пальчика были цирковыми артистами. Когда-то они очень переживали, что их сын такой маленький. Но потом привыкли. Главное, он был всегда здоровым и никогда не унывал. Для любых родителей их дети - самые лучшие на свете, хотя бы до тех пор, пока они ещё не выросли. Самые умные, самые красивые и даже самые высокие. Родители Пальчика настолько привыкли к нему, что удивлялись, что у других такие неестественно крупные, толстые и неуклюжие дети. И, кроме того, какой физик, врач или даже токарь-многостаночник сумеет похвастаться тем, что может во всём советоваться со своим маленьким сыном, раскрывая все тайны профессии, вместе ломать голову над ещё недостижимым, с волнением ждать совета, одобрения или критики?.. Пальчик перешёл лишь в третий класс, но вот уже лет шесть постигал секреты циркового искусства! - Понимаете, старики, - сказал Пальчик, - я не спал всю ночь. Всё думал над своим коронным номером. И... не придумал. - Он растерянно вздохнул, потому что был не таким уж взрослым, каким хотел казаться. - Я умею жонглировать, ходить по проволоке и играть на трубе. Знаю всякие фокусы... Но я не хочу просто смешить, как обычные клоуны. Я хочу такое большое разноцветное представление, чтобы... чтобы люди смеялись и плакали. В общем, мальчик мечтал о настоящем искусстве. Мечты всегда бывают о чём-нибудь Настоящем. - Все хотят, старина, - добродушно похлопал папа мизинцем по плечу сына. - Ты ещё не нашёл себя, - мягко сказала мама. - А вы нашли себя? - спросил Пальчик. - Ещё нет... Не совсем нет и не совсем да. Ты понимаешь? - сказала мама. Иногда приходится искать всю жизнь. А ты так мало видел... - Да, но я вижу то, что другие не видят, - возразил Пальчик. - Вот сейчас я вижу в трещине паркета мурашонка, он затаился и ждёт, когда мы уйдём. Он хитрый. Он делает вид, что нас не замечает, а сам начеку. Я на него взгляну, он сразу отворачивается, будто его тут и нет. Он такой смешной, что хочется смеяться... И он такой беспомощный, что хочется плакать... Папа с мамой переглянулись и понимающе закивали головами. - Я мог бы, конечно, дрессировать муравьев, жучков или божьих коровок они такие чудесные, но ведь зрители ничего не увидят. А какой бы номер получился! Великан среди лилипутов! Ведь человек - великан среди них, правда? Может, после моих выступлений люди чаще смотрели бы под ноги, чтоб никого не раздавить. Папа и мама молчали. - А если поставить вокруг арены увеличительные стёкла? - вдруг предложил папа и сам себя похвалил: - Фантастическое зрелище! Знание - сила! - У тебя вечно размах, - заметила мама. - Можно просто поставить на арене домик из увеличительного стекла! - Но тогда все букашки станут большими и покажутся людям некрасивыми, и даже уродливыми, - грустно сказал Пальчик. - Ты не огорчайся, - бодро произнёс папа. - Раз человек думает о чём-то всё время, значит, придумает. Взгляни - какую шуточку я сочинил. В руке у него появилась сигара, он ударил себя кулаком в глаз и прикурил от посыпавшихся искр. - Каково? - с восхищением сказал он. - Тем, кто не поймёт, будет очень жалко твой глаз, - смутился Пальчик. - А кто поймёт?.. - насупился папа. - Тот догадается, что в кулаке у тебя зажигалка, поэтому - искры. А сама сигара с какой-нибудь хитростью. Верно, на конце её порох, он и вспыхивает сразу от искр. - М-да, - сокрушённо признался папа. - Никудышный я фокусник. - А я? На ладони у мамы появилась белая мышка и юркнула в пышный рукав. Мама вытянула руки вперед и сплела пальцы. Мышка выскочила из другого рукава и прошмыгнула в соседний. Мгновенно выбежала следом, снова скрылась, и тут же - опять и опять. По ладоням всё в том же, одном направлении, засновала молниеносная белая мышка! Мальчик улыбнулся. - Это уже лучше. Мама торжествующе поглядела на папу. - У тебя там через плечи в рукава ведет гибкая трубка и сквозь неё бегают белые мышки, а кажется, что только одна. Так? - засмеялся Пальчик. Лицо у мамы омрачилось, а папа хохотнул. - Но это уже можно показывать, - сказал Пальчик. - Не догадаются? - обрадовалась мама. - Не знаю... Ну, просто детям понравятся мышки. - Детям и мой фокус понравится, - обиделся папа. - Особенно в темноте. Красочное зрелище! - Во-во, в темноте, - рассмеялась мама. - Когда твоего бедного глаза не видно. Папа мрачно засопел. - Ну, а если ты выстрелишь из большого револьвера и вроде бы попадёшь в мою сигару? - предложил он сыну. - Старо, - ответил тот. - А если в полумраке ко мне из заднего ряда прилетит зажжённая свеча? вслух размышлял папа. - На леске? Слабо, - опять забраковал Пальчик. - Сам знаю, - буркнул отец и ушёл размышлять в комнату. - Пап, я придумал! - Что??? - выскочил папа. - Но это для взрослых, а то малышня жуть напугается, - предупредил Пальчик. - Пусть сигара - взорвётся! Все на миг ослеплены!.. А потом ты стоишь безголовый, только воротник торчит, а твоя отделившаяся голова у тебя под локтем попыхивает размочаленным окурком! И мысль хорошая: о вреде курения. Мол, голову не теряй. - Так, - сосредоточенно сказал папа. - С пиджаком ясно - скроет башку. Но ведь рост останется прежним, вдруг заметят?.. Нет-нет, надену широченные брюки, ноги внутри них незаметно согну в коленях - вот и уменьшился!.. Голова под мышкой, так же по-клоунски раскрашенная, будет из резины с тем же париком!.. Локоть, который её поддерживает, - муляж, а моя настоящая рука внутри неё сжимает щёки и губы с окурком... Голова - как живая. Она курит, втягивая щёки. Ура! - он чмокнул сына в голову так, что тот чуть не упал, и вновь исчез в комнате. Снова выскочил. - А как эффектно я буду уходить! Голова под мышкой попыхивает себе дымком... Смешно, - серьёзно сказал он. - А лучше ты выезжай на коне. "Всадник без головы" - вот это номер, а? увлеклась и мама. - Я не умею. Я упаду, - озадачился папа. - Потренируйся на ослике, - посоветовала мама. - Давайте завтракать. - Я ещё не хочу, - отказался Пальчик. - Я погуляю, ладно? - Но, может быть, ты переоденешься? - неуверенно предложила мама. Всё-таки в "рабочей одежде" не очень удобно... - Ничего. Мне в этом костюме лучше думается. Маленькое до свидания! Пальчик взял из угла вешалки длинную отцовскую тросточку - она была складная, - мгновенно сделал её небольшой и, вертя в пальцах, пошёл на улицу. ГАВ - СЫРОЙ МАТЕРИАЛ Пальчик шёл, на него глядели. Нельзя сказать, нравилось или не нравилось это ему. Кому приятно, когда все смотрят на тебя, как на какую-то невидаль? Кому не приятно, когда все оглядываются на тебя, будто на знаменитость? Словно на мальчика, который снимался в кино. Хоть он и был маленький, но, как всякий человек небольшого роста, был высокого мнения о себе. Когда-то он старался не замечать взглядов прохожих. А потом привык. Он шёл и думал. Он шёл и не думал. Он шёл и отвлекался по сторонам. Пальчик вдруг заметил, что булыжная мостовая похожа на разом упавшую каменную стену. Что черепичные крыши приморских домиков, наверно, покрыты не черепицей, а половинками цветочных горшков. Что оперение ласточек и галок похоже на фрак, только ласточки носят его изящнее. Он любил всё на свете сравнивать. И, может быть, именно поэтому в будущем его непременно ждали необычайные приключения. Ему нередко казалось, что Удивительное может встретить его чуть ли не за каждым углом. Он вдруг заметил около летнего кафе в парке бездомных собак. Они униженно вертелись у входа, ожидая подачки. Один из псов, молодой и некрупный нахал невнятной породы, держал на весу больную лапу. Ему больше всех перепадало кусков, его жалели. Зажав добычу в зубах, он, хромая, удалялся от кафе, оглядывался, не следит ли кто за ним, и... удирал со всех ног в кусты. Затем, облизываясь, ковылял назад, снова держа на весу лапу. Пальчик рассмеялся. Пёс-хитрюга сконфузился и независимо отмахнулся хвостом. Пальчик вышел к морю. На берегу большого моря стоял человек. Он был мрачен и весел. В руках он держал мешок, в котором шевелилось что-то живое. - Кому щенки, - мрачно кричал человек, - от чистопородной дворняжки? весело предлагал он. Люди от него шарахались. - Даром отдаю, - мрачно цедил человек. Люди ускоряли шаг. - Куда вы? Там дальше нет ничего! - весело говорил он им вдогонку. Даром, говорю! - мрачнел он. - Извините, - приподнял шляпу Пальчик, - а почём даром? - Почём, почём... - пробурчал человек и весело окинул его взглядом. - А вы не замечали, молодой человек, что даром - значит, за так? - А вы не замечали, - спросил Пальчик, - что булыжная мостовая у вас под ногами похожа на разом упавшую стену, сложенную из не очень дикого камня? - Не понял, - мрачно ответил человек и весело добавил: - Из не очень дикого, то есть обработанного? - Ага, - заулыбался Пальчик. - Ну, а... - с мрачной весёлостью задумался тот, - вы не обращали внимания, что крыши покрыты не черепицей, а вроде бы половинками цветочных горшков? - Ага, - снова заулыбался Пальчик. - Но вы уж наверняка не знаете, что оперение ласточек и галок похоже на фрак? - А вот и знаю, - мрачно обрадовался человек и весело помрачнел, - только ласточки носят его изящнее! - Я рад, что мы можем поговорить с вами на равных, - серьёзно сказал Пальчик и кивнул на мешок. - Отпустите их. - Они погибнут. - А раздать?.. - Сами видите, не берут. - А оставить себе? - Не могу я их оставить себе! - удивился человек. - Моя Жучка приводит их в дом по нескольку в год. У меня же не псарня! Я каждый раз дарю их знакомым и незнакомым, знакомым знакомых, незнакомым знакомых и знакомым незнакомых, но не всегда берут. До чего плохие люди, им их даже не жалко! - беспомощно взглянул он на мешок. - Они хорошие люди, - возразил Пальчик, - но они об этом забыли. И надо, чтоб им стало жалко. - Так вы считаете: раз нет жестокости, нет и жалости?.. - задумался человек. И вдруг с радостной свирепостью завопил: - Кому щенки?.. А не то всех утоплю! Сразу набежали добрые люди, забывшие, что они добрые. Вскоре мрачный весёлый человек остался лишь с одним щенком. - Злой, жестокий тип, - осудила хозяина толстая, как снеговая баба, девушка, уносившая сразу двух. - Мне их жалко, - оскорбился человек, - потому и угрожал! Я за шесть лет сорок восемь собачат раздал! Девушка тут же хотела вернуть ему щенков, но он угрюмо сказал: - Не топить же? Могу. И она поспешно удалилась. - Возьмёшь? - предложил он Пальчику последнего. - Да я уже... - Решение пришло внезапно. Пальчик обернулся на пса, который, по-прежнему поджав лапу, дежурил у входа в кафе. Пёс сразу понял - бездомные собаки сразу это понимают - и быстро подбежал к нему, как к своему господину, которого уже отчаялся найти. Чтоб подчеркнуть это, он сел рядом с Пальчиком и гавкнул на повеселевшего мрачного человека. - Умён - собака! - восхитился тот. - Вы не волнуйтесь, одного-то щенка как-нибудь да пристрою. - Нет, вы поймите, - затараторил Пальчик, - я, правда, вдруг решил взять его. Хотел уже вашего щенка, а потом вспомнил про него, - погладил он своего пса, - и подумал: "Всё равно надо брать, ведь нельзя жить без собаки!" А с двумя могут домой не пустить, верно? - Могут-могут, не мешай. Кому щенка? - закричал человек, держа последнего за шкирку. - Пошли, Гав, - тут же нашёл Пальчик имя своей собаке. И они пошли. Пальчик невольно оглядывался на того щенка, и Гав ревниво закрывал ему своим боком путь назад. Маленькая девочка в скверике, увидав Пальчика, дёрнула дедушку за штанину и заканючила:

Лилипут - сын Великана - Иванов Альберт Анатольевич => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Лилипут - сын Великана на этом сайте нельзя.