Толстой Лев Николаевич - Песни на деревне - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Грассо Патриция

Казанова - 5. Выгодный жених


 

На этой странице выложена электронная книга Казанова - 5. Выгодный жених автора, которого зовут Грассо Патриция. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Казанова - 5. Выгодный жених или читать онлайн книгу Грассо Патриция - Казанова - 5. Выгодный жених без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Казанова - 5. Выгодный жених равен 210.48 KB

Казанова - 5. Выгодный жених - Грассо Патриция => скачать бесплатно электронную книгу



Казанова – 5

OCR Диана; SpellCheck Lady Vera
«Выгодный жених»: АСТ, АСТ Москва, ВКТ; Москва; 2008
ISBN 978-5-17-049449-1, 978-5-9713-7520-3, 978-5-226-00259-5
Аннотация
Князь Михаил – лакомый кусочек для незамужних девиц. Богат, красив, обходителен – во всех отношениях выгодный жених.
Да он и сам готов связать себя узами брака. И даже невесту выбрал. Белл Фламбо. Вот кто идеально ему подходит. Однако девушка не желает выходить за князя.
Белл считает, что он ухаживает за ней из жалости, ведь она не красавица…
Сумеет ли князь убедить Белл в искренности своих чувств? Поверит ли Белл, что его страсть и любовь не притворство?
Патриция Грассо
Выгодный жених
Глава 1
Лондон, 1821 год
Он чувствовал ее запах.
Он следил за ней, окутанный тьмой и туманом. Она приблизилась к тусклому газовому фонарю. Она знала, что преследователь совсем близко, где-то притаился, подстерегая ее.
Она отвергла его предложение, тряхнув кудрями цвета красного дерева, и презрительно рассмеялась ему в лицо.
Он выскочил из-за поворота, бросился ей наперерез и прислонился к каменной стене.
Она уже почти здесь. Еще немного, и появится из соседней аллеи.
В последний момент она пожалеет, что отказала ему.
Подскочив к ней сзади, он одной рукой схватил ее за талию, а второй полоснул ножом по горлу. Он швырнул ее на землю и повис над ней, глядя, как она истекает кровью.
Тем же ножом он отрезал длинную прядь ее волос, вложил ей в ладонь золотой соверен и сомкнул ее пальцы вокруг монеты.
– Благодарю за приятный вечер, дорогая.
В запахе, вплывающем в сад с легким бризом, безошибочно угадывался конский помет. Белл Фламбо принюхалась, и улыбка тронула ее губы. Напоенный ароматом воздух возвещал приход весны.
Лиловые глицинии, бело-желтые тюльпаны, багровые крокусы радовали глаз. Лилии белоснежным ковром устилали землю в ложбинке возле серебристой березы. Дерево, словно в окружении стражей, стояло среди сиреневых гардений, роз и зарослей ивняка. Форсития, покачиваясь на бризе, кивала старым друзьям – пурпурным анютиным глазкам, росшим в тени под дубом.
«Садовая богиня обещает маленькие чудеса».
Умный деловой лозунг. Белл относилась к нему одобрительно. Ее успехи в оживлении растений были широко известны в округе, а в предыдущем сезоне слава ее дошла до крупных поместий. Так что в услугах садовой богини теперь нуждались садовники богатых аристократов.
Белл прищурила фиалковые глаза, пристально глядя на анютины глазки, и подошла к дубу. Состояние анютиных глазок оставляло желать лучшего. Каждый день Белл буквально вырывала цветы из когтей смерти, но на следующее утро вновь обнаруживала их увядшими.
– Сестра…
Белл обернулась и увидела Блисс, которая шла к ней через луг.
– Почему Фэнси держит в секрете имя герцога? – спросила Блисс, и голос ее дрогнул от гнева.
– О каком герцоге ты говоришь?
Блисс закатила глаза.
– О нашем отце, разумеется. Знать бы, какими компаниями он владеет, было бы легче решать проблему с инвестициями. – Она махнула в сторону дома. – Герцог содержит нас по высшему классу. Зачем же нашей компании доводить его до разорения? Что, если он выдвинет встречный иск? Тогда «Семь голубок» потерпят крах, и мы будем жить в богадельне.
Белл положила руку сестре на плечо:
– Успокойся.
Блисс вздохнула:
– Думаешь, от твоего прикосновения мне станет легче?
Белл ответила ей неопределенной улыбкой.
– Фэнси никогда не простит отца. Она, как самая старшая, хорошо помнит, как он к ней относился.
– Ты моложе Фэнси всего на год, – произнесла Блисс. – Неужели ничего не помнишь?
– Когда я вспоминаю отца, – ответила Белл, – перед глазами у меня высокий темноволосый джентльмен, который держит на коленях Фэнси.
– А тебя он никогда не держал на коленях?
– Сначала я была слишком мала, чтобы сажать меня на колени. – Белл с притворным равнодушием пожала плечами, не желая выдать свою обиду. – А когда появились вы с Блейз, я стала для этого слишком стара. Мужчина может держать только по одному ребенку в каждой руке.
– Да, родиться между первым ребенком и целым выводком близнецов не самая большая удача, – сказала Блисс. – Все время живешь с ощущением, что ты лишняя. Никому не нужна.
– Мне было вполне достаточно внимания няни Смадж. – Белл достала из корзинки, висевшей на руке, прямоугольный золоченый ящичек. – Если тебе так уж хочется, ищи герцога с инициалами М.К. и гербом с головой кабана.
Блисс сокрушенно покачала головой:
– Признаваться, что ты не знаешь, кто твой отец, унизительно. А барона Уингейта не волнует, что ты незаконнорожденная?
Белл помолчала, подавляя всплеск раздражения. Ни одна из сестер не упускала случая оскорбить ее будущего мужа.
– Каспер понимает, что мы не властны над своим происхождением.
– Я просто беспокоюсь, как бы барон не обидел тебя.
– Спасибо за заботу.
Белл дождалась, когда Блисс удалится в дом, и повернулась к анютиным глазкам. Все ее мысли о лечении чахнущего цветка исчезли в связи с заявлением ее сестры.
«Я не собираюсь становиться жертвой любви, – сказала себе Белл. – Как это случилось с мамой».
Габриэль Фламбо, дочь французского аристократа, бежала от Террора, когда сограждане истребили ее семью. Графиня без единого пенни, она добилась для себя места в опере. Там она приглянулась одному женатому герцогу. В итоге мать Белл и ее анонимный отец произвели на свет семь дочерей.
Женщины Фламбо не хотели для себя ничего. Только внимания и любви герцога.
Но тяжелая жизнь матери послужила для Белл хорошим уроком. Она не хотела оказаться с разбитым сердцем и умереть от горя, как Габриэль Фламбо.
Каспер Уингейт любил ее и одобрял ее желание прийти к брачному ложу девственницей. Роль любовницы она полностью исключала.
Белл опустилась на колени, поставила рядом свою корзинку, достала белую свечу с латунным подсвечником, крохотный колокольчик и «Книгу общей молитвы».
Последним она вытащила золоченый ящичек с выгравированными на нем инициалами М.К. и головой кабана. В ящичке лежали наждачная бумага и шведские спички для зажигания целебной свечи.
Белл провела пальцем по буквам М и К. Джентльменское снаряжение, золоченый ящичек был оставлен его хозяином пятнадцать лет назад, и ее отец так и не вернулся за ним. Герцог легко мог найти замену ларчику, который Белл все годы лелеяла как отцовский сувенир.
Она услышала, как открылась дверь. В сад вышла Блейз с Паддлзом, домашним любимцем, мастифом. Блейз направилась к ней, в то время как Паддлз принялся кружить по саду, обнюхивая землю, в поисках нужного ему места.
– Ну что, практикуешь свои сезонные фокусы-покусы? – спросила Блейз.
Белл улыбнулась:
– Садовая богиня не может творить маленькие чудеса, если в ней нет хоть капли актерских способностей.
– О Боже, ну и смрад, – заметила Блейз. – Сегодня, кажется, от Сохо тянет сильнее обычного. – Для большей выразительности она зажала пальцами нос. – Что-то не так с анютиными глазками? Почему у них такой печальный вид? Задыхаются от зловония конского навоза?
– Я оживляю их каждый день пополудни, а наутро вновь нахожу поникшими, – пожаловалась Белл. – Не могу понять, в чем дело.
– Садовая богиня терпит неудачу в спасении цветка? – продолжала насмехаться ее сестра. – Смотри, как бы не рухнуло твое дело.
Мастиф скакал через сад прямо к ним. Приблизившись к дубу, пес поднял заднюю лапу в угрожающей близости от анютиных глазок.
– Паддлз, фу! – Мастиф опустил лапу, а Белл набросилась на сестру: – Вели Паддлзу справлять нужду у каменной стены.
– Извини. – Блейз опустилась на одно колено и наклонилась к псу. Долго на него смотрела, затем похлопала по голове. Паддлз ускакал к стене и справил нужду.
– Спасибо тебе. – Белл расслабилась. – Если мои анютины глазки погибнут, я буду считать вас с Паддлзом убийцами, – пошутила она.
Блейз устроилась рядом с сестрой.
– А знаешь, Паддлзу не нравится барон Уингейт.
Белл виновато улыбнулась:
– Каспер тоже недолюбливает твоего пса с того дня…
– Паддлз поднял на него лапу, потому что барон не внушает ему доверия.
– Хватит о Каспере. – Неодобрительное отношение сестры к барону вызвало у Белл раздражение. – Мне все равно, любите вы барона или нет. Не вы, а я выхожу за него замуж.
– Ну, как скажешь. – Блейз повернулась и направилась к дому. Мастиф последовал за ней.
Белл погнала прочь тревожные раздумья и сосредоточила внимание на анютиных глазках. Она снова подняла руку, чтобы сотворить молитву, как снова хлопнула дверь.
Еще один визитер? Ее анютины глазки испустят дух, прежде она ими займется.
– Белл… – Это пришла младшая сестра, и она была чем-то расстроена.
Рейвен шлепнулась на траву рядом с ней.
– Мне нужен твой совет.
– Что случилось?
– Констебль Блэк, возможно, будет просить меня использовать мой дар в расследовании дела злоумышленников, наносящих ножевые раны своим жертвам.
– Ты имеешь в виду шайку маньяков, карающих своих жертв ножом?
– Моя проблема – это Алекс, – сказала Рейвен.
Алекс, их сосед, был помощником констебля.
– Кирпич и тот чувствительнее Александра Боулда, – заявила Белл, пренебрежительно махнув рукой.
– Я хочу помочь констеблю, – продолжала Рейвен, – но Алекс мне небезразличен.
Белл пристально посмотрела на сестру:
– Ты призналась ему в любви, не так ли?
Рейвен кивнула с несчастным видом.
– Как мне вести себя с Алексом?
– Веди себя холодно-вежливо и не позволяй никаких вольностей. – Белл коснулась руки сестры.
– Будь осторожна с бароном Уингейтом, – сказала Рейвен, прежде чем уйти в дом. – Я ему не доверяю.
Белл сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Надеясь, что остальные сестры не станут ей мешать, Белл занялась анютиными глазками.
Как когда-то ее учила няня Смадж, Белл начала с магического ритуала. Коснулась груди с левой стороны, затем лба, груди с правой стороны, левого и правого плеча. И напоследок снова дотронулась до груди с левой стороны.
Достав шведскую спичку и наждачную бумагу, Белл зажгла свечу. Затем замахала над анютиными глазками крохотным колокольчиком, нарушив тишину сада.
Наконец она приложила пальцы к цветам.
– Чахлые мои анютины глазки, – приговаривала она, – мое прикосновение исцеляет, и ваш недуг отступает. Выздоравливайте, выздоравливайте, выздоравливайте. – Она взяла «Книгу общей молитвы» и, держа ее над анютиными глазками, прошептала: – Так написано. И так будет.
В завершение ритуала Белл задула пламя и произнесла магическую молитву. Анютины глазки воспрянули почти мгновенно.
Неожиданно чья-то рука коснулась ее плеча.
– Не мешайте мне! – воскликнула Белл, резко обернувшись. – Каспер? Какой сюрприз!
Каспер Уингейт в изумлении уставился на нее:
– Что ты делаешь?
Белл покраснела, застигнутая врасплох.
– Мои анютины глазки нуждаются в уходе.
Барон протянул руку, чтобы помочь ей подняться, но вдруг убрал ее.
– У тебя руки в грязи.
– Это земля, а не навоз, – сказала Белл.
Каспер неодобрительно покачал головой:
– Возня в грязи – неподобающее занятие для баронессы, не говоря уже о перешептывании с цветами.
Белл поднялась.
– Я не вижу в этом ничего, смешного. Как только мы поженимся…
– Каспер, право же, ты слишком щепетильный. – Она подбоченилась: – Не забывай, мы с тобой познакомились, когда ваш садовник нанимал меня оживлять ваши розы.
– Дорогая, я не хочу ссориться, – улыбнулся Каспер примирительно. – Меня гораздо больше беспокоит твоя встреча с моей привередливой матерью.
– Заботит или беспокоит? – Белл коснулась его руки. – Я буду вести себя подобающе.
– Ни в коем случае не проговорись, что работаешь за деньги.
Белл улыбнулась:
– Не проговорюсь.
– И о садоводстве не упоминай.
– Буду держать рот на замке.
– Не говори также, что твоя сестра поет в опере. Маме это не понравится.
Белл не на шутку встревожилась. Каспера смущают ее родственники?
– Если у тебя нет дорогих нарядов, – продолжал Каспер, – постарайся одеться так, чтобы выглядеть благопристойно.
Белл прищурилась и откинула со лба змейку черных как смоль волос.
– Ты имеешь в виду…
– У меня блестящая идея, – перебил ее Каспер. – Мы упомянем твоего отца.
Белл наградила его недоуменным взглядом. Он серьезно? Или… ушиб голову и у него сотрясение мозга?
– Ты меня поняла, дорогая? Я имею в виду герцога.
– Тайное всегда становится явным. Дело в том, что я не знаю, какой именно герцог произвел на свет меня и моих сестер.
– Но разве его светлость вас не поддерживает? – В голосе Каспера звучало раздражение. – Барристер его светлости наверняка как-то называет вашего отца, когда совершает ежемесячные выплаты на ваше содержание.
– Перси Хауэлл называет моего отца «его светлость».
– Ты как-то сказала, что твоя сестра знает герцога.
– Фэнси отказывается его назвать.
– Ну, тогда мы упомянем твою покойную мать, – сказал Каспер. – Как-никак она была графиня, хоть и бежала из Франции без пенни за душой. Нам остается только молиться на анонимного герцога и родословную твоей матери. Может, их благородная кровь и твоя необычайная красота подвигнут маму благословить наш союз.
– Я проведу весь вечер в молитвах, – промолвила Белл не без сарказма.
– А сейчас я должен идти – сказал Каспер – Мама не любит ждать. – Он взял Белл за руки, поднес их к губам, но тут же отпустил, увидев грязь.
– Куда же ты? – спросила Белл, когда он направился в конец аллеи.
– Тот нечестивый пес будет рычать на меня, – ответил Каспер и скрылся в аллее.
Снобизм барона вызывал у Белл опасение, что мать еще хуже, чем сын. Ведь эта женщина его вырастила. Но несмотря на его внешнее высокомерие, в нем билось сердце порядочного мужчины. Если бы только можно было вырвать его из-под влияния матери.
Белл тяжело вздохнула, зная, что это невозможно.
В нескольких милях от дома Фламбо, в другом мире, стояли огромные особняки. До Гросвенор-сквер не доходили неприятные запахи, благоухающие сады не пропускали запах навоза от проходящих лошадей.
Князь Михаил Казанов сидел за своим тридцатифутовым обеденным столом, сервированным тончайшим фарфором, хрусталем и серебром. Рядом с ним в высоком кресле восседала его четырехлетняя дочь Элизабет.
Михаил отрешенно смотрел в свою тарелку, на его мрачном челе, словно в зеркале, отражалось его настроение. Вместо говядины князь видел сестру своей покойной жены, его золовку, теперь уже бывшую, с ее жеманным и алчным лицом. Жареный картофель напоминал ее мать, его бывшую тещу.
Он чувствовал себя затравленным зверем, преследуемым охотниками.
Год его траура закончился месяц назад. Двумя неделями раньше у Лавинии, младшей сестры его покойной жены, состоялся первый выход в свет, и, охотясь за мужем, она не раздумывая избрала Михаила в качестве добычи.
Столь же опасной стала его бывшая теща. Накануне вечером, в опере, Пруденс Смит напомнила Михаилу, что Лавиния вступила в совершеннолетие, и принялась превозносить ее добродетели.
Он едва избежал ловушки. Спасибо Рудольфу, что выручил в антракте, прервал разговор Михаила с Лавинией и Пруденс.
Однако Смиты были не одиноки в своих притязаниях. Все незамужние женщины и вдовы в Лондоне пытались склонить его к женитьбе.
Михаил хотел наследника, да и дочери его нужна была любящая женщина, которая заменила бы ей мать. Но все эти пустые светские леди, которых он знал, не годились на эту роль.
– Папа, у тебя локти лежат на столе.
– Виноват, Бесс, – сказал Михаил. – Извини.
Он отрезал кусочек мяса, поднес ко рту и взглянул на дочь. Элизабет проткнула вилкой кусочек мяса и поднесла к губам.
Михаил подмигнул ей. В ответ она подмигнула отцу. Он медленно жевал и проглатывал мясо. Дочь проделывала то же самое.
Когда он положил на тарелку прибор и взял свой бокал с вином, Элизабет положила на тарелку свою вилку и взяла стакан с лимонадом.
Михаил взял салфетку и промокнул уголки губ. Дочь тоже взяла салфетку и тоже промокнула рот.
Михаил вытянул трубочкой губы и подвинулся ближе к дочери. Она тоже выпятила губки с чмокающим звуком, посылая ответный поцелуй.
– Спасибо, Бесс. Мне нужен был этот поцелуй.
Элизабет наградила отца улыбкой, обозначившей ямочки на щеках.
– Пожалуйста, папа.
– Что будем делать, прежде чем навестим дядю Рудольфа?
– Я хочу поехать на Бонд-стрит.
Михаил невольно улыбнулся.
– Что ты хочешь купить?
– Мне нужна мама, – сказала Элизабет, обезоружив его взглядом своих глаз, светившихся надеждой. – У кузины Салли новая мама. Я тоже хочу.
– В магазинах на Бонд-стрит мамы не продаются, – со вздохом произнес Михаил, и сердце его болезненно сжалось.
Девочка погрустнела.
Взяв ее изящные ручки, Михаил перецеловал все пальчики и сделал вид, будто собирается их съесть, – девочка захихикала.
– Папа, это аист приносит мам?
Улыбка озарила его черты.
– Кто тебе рассказал об аистах?
– Кузина Роксанна сказала, что детей приносят аисты, поэтому я подумала… – Элизабет пожала плечиками.
– Иди ко мне, Бесс. – Михаил посадил ее к себе на колени и обнял. Он хотел ее защитить, сделать реальными ее мечты и желания. – Расскажи, какую маму ты хочешь.
– Такую, чтобы знала много-много сказок.
– И рассказывала их на ночь, – закивал Михаил. – Что еще?
– Чтобы была веселой и любила играть в саду.
Все леди, которых он знал, не копались в земле. Исключение составляли жены его братьев. Поиски мамы для Бесс могли занять годы.
– Моя мама должна устраивать для меня вечера чая. – Синие глаза девочки заблестели от возбуждения. – И с «печеньем счастья» тоже.
– «Печенье счастья»? – переспросил отец.
– Кузина Эмбер печет «печенье счастья» для своей маленькой девочки. – Элизабет приложила ладошку к щеке отца. – И еще моя мама должна любить меня.
Михаил поцеловал дочь в ладошку.
– Я люблю тебя, Бесс.
– Я тоже люблю тебя, папа. – Она пристально посмотрела в его темные глаза. – Моя новая мама тоже будет тебя любить.
В дверях появился Джулиан Бумер, дворецкий, и быстро подошел к Михаилу.
– Ваша светлость? – Бумер перевел взгляд на Бесс, затем снова на Михаила и вопросительно выгнул бровь.

Казанова - 5. Выгодный жених - Грассо Патриция => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Казанова - 5. Выгодный жених на этом сайте нельзя.
 Джордан Софи http://litkafe.ru/writer/10245/djordan_sofi