А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Ли Эйна

Любовные хроники Маккензи - 9. Утро нашей любви


 

На этой странице выложена электронная книга Любовные хроники Маккензи - 9. Утро нашей любви автора, которого зовут Ли Эйна. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Любовные хроники Маккензи - 9. Утро нашей любви или читать онлайн книгу Ли Эйна - Любовные хроники Маккензи - 9. Утро нашей любви без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Любовные хроники Маккензи - 9. Утро нашей любви равен 224.61 KB

Любовные хроники Маккензи - 9. Утро нашей любви - Ли Эйна => скачать бесплатно электронную книгу



Любовные хроники Маккензи – 9

OCR Ксю, Spellcheck Lara
«Утро нашей любви»: АСТ; Москва; 2003
ISBN 5-17-018042-X
Оригинал: Ana Leigh, “The Mackenzies Jared”
Перевод: Л. В. Сазонова
Аннотация
Как молодой и красивой вдове избавиться от навязчивой опеки родных? Может, попытаться содержать себя самостоятельно?
Таков был план Кэтлин Драммонд, нашедшей место гувернантки в семье Джареда Фрейзера. Уж конечно, суровый капитан, отец двух дочек-близнецов, не станет домогаться любви чопорной учительницы!
Но… очень скоро Кэтлин была вынуждена признать, что, возможно, ее предназначение — не только заменить мать осиротевшим детям, но и заставить их отца вновь поверить в целительную силу страсти, способной подарить новое счастье…
Эйна Ли
Утро нашей любви
Пролог
Техас, 1893 год
— Прах к праху, земля к земле.
Кэтлин Маккензи Драммонд в оцепенении наблюдала, как ее брат, дяди и кузены опускают гроб ее мужа в глубокую яму. Негромкий стук земляных комьев о деревянную крышку отозвался в ее ушах барабанным боем. Вздрогнув, она судорожно вздохнула и не смогла сдержать рыдания. Мать сжала ее ладонь, а сильная рука отца обняла за плечи. Закрыв глаза, Кэтлин прислонилась к его надежной груди.
Скромная церемония завершилась, и пастор Фрэнк подошел к ним. Тепло его ладони приятно согревало ее ледяные пальцы, пока он произносил слова утешения.
— Спасибо за все, преподобный Фрэнк, — проговорила мать. Отец обменялся с пастором несколькими словами, мужчины пожали друг другу руки, и пастор отбыл.
— Пойдем домой, котенок, — сказал отец.
— Вы идите, папочка. Я скоро приду.
Он поцеловал ее в лоб, и дни с матерью двинулись вслед за остальными по склону холма.
Кэтлин долго смотрела на свежую могилу. С юных лет они с Тедом были неразлучны, несмотря на перенесенную им в детстве тяжелую болезнь, давшую осложнение на сердце. Постепенно их дружба переросла в любовь, и три года назад, когда все поверили, что Теду удалось преодолеть свой недуг, они поженились. Вчерашний приступ случился неожиданно: без каких-либо тревожных признаков, не дав ей возможности попрощаться и еще раз сказать Теду, как сильно она его любит. А теперь его нет. Никогда больше не ощутит она его прикосновения, никогда не услышит смеха нежного и преданного мужчины, за которого когда-то вышла замуж.
Слезы струились по ее щекам, пока она стояла, пытаясь смириться с жестокой реальностью.
— Я так тебя люблю, милый! Прости меня, пожалуйста, потому что я себя никогда не прощу…
Глава 1
1895 год
Китти въехала на гребень холма и осадила кобылу. Взгляд ее, скользнув по расстилавшимся вокруг окрестностям, остановился на группе мужчин в отдалении, собравшихся вокруг костра. Она нежно улыбнулась, увидев подъехавших к ним отца и дядюшек. Спустя считанные минуты вновь прибывшие включились в работу наравне с более молодыми работниками.
Обычные весенние заботы: сбор и клеймение скота. Была ли в ее жизни хоть одна весна без этого? Вздохнув, Китти спешилась и опустилась на землю. Вокруг, сколько видел глаз, простиралось ранчо «Трипл-Эм». Здесь не было уголка, который бы она не изъездила вдоль и поперек, с тех пор как в шестилетнем возрасте отец посадил ее на пони.
Помрачнев, Китти окинула взором поросшую шалфеем долину с рощицами из белоствольных берез и развесистых сосен. На протяжении двадцати двух лет она карабкалась на вершины окрестных холмов, исследовала плато и каньоны, купалась в речушках и ручьях, извивавшихся вдоль ущелий и оврагов. Собирала колокольчики весной и терпела зимний холод. «Трипл-Эм» всегда будет центром ее вселенной. Но пришло время покинуть его. Опечаленная, Китти села в седло и двинулась в обратный путь.
Прощание с семьей, состоявшееся на следующее утро, чуть было не поколебало ее решимости. Стоя на платформе в ожидании отправления поезда, Китти видела смятение в глазах родителей, слышала в их голосах неподдельную боль.
На глаза у матери навернулись слезы.
— Сколько же тебя не будет, солнышко?
— Понятия не имею, мама. Наверное, сколько понадобится.
— Ответ в духе твоего отца, — улыбнулась мать сквозь слезы.
— Я и вправду не знаю. Поживу у Кэррингтонов в Далласе, пока не решу, что делать дальше.
— Все же я считаю, что девушке неприлично разъезжать одной, — ворчливо заметил отец, пытаясь скрыть тревогу за внешней грубоватостью.
— С каких это пор, папочка, ты стал таким поборником приличий? — поддела его Китти. Впрочем, она прекрасно знала, что отец является одним из самых уважаемых людей в округе. До того как осесть на месте и заделаться фермером, Люк Маккензи заслужил репутацию самоотверженного поборника закона как среди тех, кто его любил, так и среди тех, кто боялся.
— Между прочим, вы не слишком-то огорчились, когда Джош уехал из «Трипл-Эм».
— Но он же вернулся, правда?
— Когда-нибудь я тоже вернусь.
— С чего ты взяла, что отъезд твоего брата не огорчил нас? — удивилась мать. — Просто мы понимали, почему он так поступил.
— В таком случае постарайтесь понять и меня.
— Это не одно и то же, Китти. — В голосе отца прозвучал упрек. — Вполне естественно для молодого человека опробовать свои крылья, но никуда не годится, чтобы девушка…
— Папочка, прошло два года после смерти Теда. Я пыталась как-то наладить свою жизнь, но у меня ничего не получится, пока я остаюсь здесь, где все напоминает о нем. Я должна найти свой путь, если у меня есть хоть капля вашей силы и твердости. А вы не даете мне ступить и шага, словно я фарфоровая кукла, которая разобьется, если, не дай Бог, споткнется и упадет.
«Ах, Тед, не потому ли ты остался, что стремился меня защитить, как и все остальные?»
— Папа, разве мама и тетя Гарнет не поступили так же, когда были молодыми? А тетя Эйди вообще сбежала из дома. Да и Эм с Роуз никто не опекал, когда они встретились с Джошем и Заком.
— Ты что, тоже собираешься работать в привокзальных буфетах?
— Возможно. Не знаю. В одном я уверена, папа, нужно перестать отсиживаться за вашими спинами. Будь я более независимой, то поощрила бы Теда начать собственное дело где-нибудь в Другом месте. Вместо этого я предпочла остаться дома, где чувствовала себя в безопасности. Если бы я думала о счастье Теда, а не о собственных удобствах…
— Китти, у Теда было слабое сердце, — мягко возразила мать.
— Знаю, но…
— Тогда перестань считать себя ответственной за его смерть.
— Возможно, Тед был бы счастливее в другом месте.
Последнее замечание задело отца за живое:
— Проклятие, чем тебе не нравится «Трипл-Эм»?
Китти понимала, что обижает его. Но как объяснить ему? Отец любит ранчо, как и его братья, как она сама, как Джош и их кузены. У него просто не умещается в голове, что может быть иначе.
— Выходит, ты уезжаешь, чтобы искупить вину перед Тедом? Это не вернет его, дочка.
— Не сердись, папа. Пожалуйста, постарайся понять.
Мать стиснула ее в коротком объятии.
— Он все понимает, солнышко. Мы оба понимаем. Просто мы беспокоимся о тебе; нам кажется, что ты убегаешь от проблемы, вместо того чтобы остаться здесь и встретиться с ней лицом к лицу, как и подобает…
— …истинному Маккензи, да, мама?
— Осознаешь ты это или нет, дорогая Китти, ты такая же Маккензи, как твой брат и кузены. Но, видимо, тебе придется убедиться в этом самой.
Шипение пара и скрежет металла положили конец разговору.
— Прошу садиться, поезд отправляется, — провозгласил кондуктор.
— Я напишу вам из Далласа.
— Обязательно, и не забудь передать привет Бет и Джейку.
— Хорошо, мама.
Они обнялись, поцеловались и постояли еще немного, глядя друг на друга. Всю свою жизнь Китти видела этот взгляд, способный сказать о любви и поддержке больше, чем можно выразить словами.
Она повернулась к отцу и оказалась в его крепких объятиях. Закрыв глаза, Китти ощутила привычное чувство защищенности. Сколько она себя помнила, сила отца, словно каменная стена, ограждала ее от всех невзгод. Она подавила искушение снова укрыться за ней.
— Я люблю тебя, папа.
Она поцеловала отца и, не оглядываясь, вошла в вагон.
Рана, полученная в Индии, безбожно ныла, и Джаред вышел из вагона, чтобы размять ногу. Внимание его привлекли молодая женщина и супружеская чета постарше, стоявшие на платформе. Судя по выражению их лиц, это была сцена прощания. Обе женщины промокали глаза платочками.
Будь они неладны, эти женщины! Почему они не могут обойтись без слез? Плачут даже в тех случаях, когда человек отбывает, преисполненный самых радужных надежд. Вот и его мать так же проливала слезы когда-то, провожая его в Вест-Пойнт. Джаред пребывал тогда в радостном волнении, предвкушая поступление в военную академию, а она плакала. Больше они не виделись — она умерла спустя шесть месяцев. Эти слезы так и остались его последним воспоминанием о матери.
Кондуктор снова призвал пассажиров занимать свои места, и девушка направились к поезду. Несмотря на свойственную женщинам слезливость и явную печаль, походка ее была твердой, а лицо выражало неколебимую решимость. Джаред не мог не восхититься ее выдержкой.
Девушка скрылась за клубами пара, оседавшего в прохладном утреннем воздухе, и на какое-то необъяснимое мгновение Джаред вообразил ее на цветущем лугу, смеющуюся в ярких лучах солнца. Когда пар рассеялся, девушка уже исчезла в вагоне. Джаред тряхнул головой. Что за нелепые фантазии? Должно быть, он еще не оправился от простуды. Припадая на больную ногу, он забрался в поезд.
Вернувшись на свое место, Джаред обнаружил, что оно уже занято незнакомкой с платформы.
— Сударыня, мне очень жаль, но это мое место. — Девушка, видимо, не слышала его, продолжая смотреть в окно. Он кашлянул и настойчиво повторил: — Сударыня, вы сели на мое место.
На сей раз ему удалось привлечь ее внимание. Девушка повернула голову и подняла на него печальный взгляд темно-голубых глаз.
— Прошу прощения?
— Вы заняли мое место, сударыня, и я буду крайне признателен, если вы пересядете.
— О, извините. Я не сообразила, что это место занято. — Она бросила взгляд на противоположное сиденье. — Не могли бы вы сесть туда, сэр? Видите ли, меня укачивает, когда я сижу спиной к движению.
— Сожалею, сударыня. Если вам не подходит это место, я с удовольствием попрошу кондуктора устроить вас в другом вагоне. Видите ли, меня раздражают препирательства. Они портят мой мягкий характер.
— Едва ли, сэр, ваше поведение свидетельствует о мягком характере. — Явно недовольная, девушка встала и забрала с сиденья свои перчатки и сумку.
Внезапно поезд резко ускорил ход. Раненая нога подвела Джареда, и он рухнул на сиденье в тот самый момент, когда девушка двинулась к противоположному месту. Ее отбросило назад, и, потеряв равновесие, она плюхнулась к нему на колени. Инстинктивно обхватив ее руками, Джаред обнаружил, что смотрит в изумленные голубые глаза. Впрочем, скорее сапфировые, опушенные длинными черными ресницами. Он зачарованно замер.
— Прошу вас! — требовательно произнесла девушка. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, что он крепко сжимает незнакомку, а она пытается высвободиться из его хватки. Он разжал руки, и она скользнула на противоположное сиденье.
Джаред нагнулся и поднял с пола упавшую перчатку. Обворожительные глаза неприязненно сверкнули, когда он протянул ее хозяйке.
— Спасибо, — отрывисто бросила она, поправляя съехавшую на лоб шляпку, украшенную несуразно длинным пером. Вытащив булавку, она безуспешно пыталась пришпилить головной убор к своим темным кудрям.
— Я посоветовал бы вам снять это чудовищное сооружение, пока оно не ослепило кого-нибудь.
— Я не нуждаюсь в ваших советах, сэр. — Отказавшись от бесполезных усилий, она отложила шляпку.
Поскольку испепеляющий взгляд, брошенный в его сторону, не стер с лица Джареда насмешливого выражения, девушка отвернулась и уставилась в окно.
Кипя негодованием, Китти смотрела на проносившиеся мимо окрестности. Что за ужасный тип! Она еще не встречала подобного грубияна. Неужели это образчик того, с чем ей придется сталкиваться теперь, когда она покинула уютные стены родного ранчо? Впрочем, мужья трех кузин ее отца, родившиеся далеко за пределами «Трипл-Эм», неизменно вежливы. Из чего следует, что ей попался исключительно мелочный и невоспитанный субъект.
Бросив осторожный взгляд на своего попутчика, Китги обнаружила, что его глаза закрыты.
На нем была военная форма, что не являлось редкостью для тех мест, где она выросла. Собственно, большинство мужчин в Техасе состояли либо в кавалерии, либо в отрядах рейнджеров. Если, конечно, он техасец.
Мужчина был высоким, ладно скроенным, с темными волосами и карими глазами. Тем не менее, Китти не назвала бы его красивым, возможно, из-за длинного шрама, тянувшегося вдоль левой щеки. Из-за этого уголок брови казался постоянно приподнятым, что придавало его лицу ироничное выражение. Это был недавно заживший рубец, выпуклый и багровый, и Китти невольно задалась вопросом, где он его получил.
Впрочем, отнюдь не шрам делает его таким отталкивающим, решила она, а невыносимое высокомерие. И конечно, отвратительный характер.
Мужчина открыл глаза, и она быстро отвернулась, снова уставившись в окно.
Как только поезд прибыл в Даллас, Китти поспешила покинуть вагон. Получив багаж, она забралась в кеб и увидела своего попутчика, направлявшегося к элегантному экипажу. Он заметно прихрамывал.
Китти ощутила укол вины. Пожалуй, она отнеслась к нему предвзято. С таким жутким шрамом и хромотой, вполне возможно, у него имеются веские основания для раздражительности.
«Больше никаких поспешных суждений», — поклялась она, затем весело рассмеялась. Поистине, они вели себя как две черепахи, претендующие на одно и то же местечко под солнцем, а точнее, на одно и то же место в поезде.
Улыбаясь собственной глупости, Китти откинулась назад на сиденье, чтобы полюбоваться видами Далласа.
По обеим сторонам Роуз-авеню, по которой продвигался кеб, высились монументальные здания с декорированными двориками и ухоженными лужайками. В этих великолепных домах проживала элита Далласа.
Впервые Китги попала в Даллас еще в детстве. Майкл Джейкоб Кэррингтон, а для членов семьи и близких друзей просто Джейк, был богатым предпринимателем, женатым на кузине ее отца Элизабет Маккензи. Китти не могла забыть своего первого впечатления от хрустальных канделябров, мраморных полов, резных перил красного дерева, тянувшихся вдоль изящной лестницы, и высоких потолков роскошного особняка Кэррингтонов.
Не успел кеб свернуть на длинную подъездную аллею, как навстречу выскочил грум, чтобы помочь ей выйти из экипажа. Парадная дверь отворилась, и на пороге тотчас же появились Бет и Джейк. Спустя несколько минут Китти уже сидела в уютной гостиной, угощаясь чаем и пересказывая заинтересованным слушателям последние новости из жизни клана Маккензи.
— Коул еще не вернулся с Аляски? — поинтересовался Джейк.
— Нет, но он заверил дядю Клива в письме, что в самом скором времени найдет золотую жилу.
Джейк фыркнул:
— Зная Коула, я бы не удивился.
— А что с Джебом? — спросила Бет. — От него не было известий?
— Ни одного, с тех пор как он отправился вслед за Коулом. Тетя Эйди просто извелась от беспокойства. Она боится, что он передумал и записался в армию.
— О Боже! — ужаснулась Бет. — Он еще слишком молод.
— Ему двадцать.
Бет обеспокоенно покачала головой:
— Бедная Эйди. Нужно написать ей письмо.
— Знаешь, сын Джонатана Фрейзера, тот, что в армии, получил ранение в Индии, — сообщил Джейк. Бет кивнула:
— Слышала. Не представляю, что со мной будет, если Майку вдруг взбредет в голову вступить в армию.
— Не думаю, дорогая, что нам нужно беспокоиться по этому поводу, — заметил Джейк. — Только вторжение неприятеля на территорию Соединенных Штатов способно выманить нашего сына с ранчо. — Он подмигнул Китти. — Когда мы приехали из Ла-Паломы, наши детки вместе с кинкейдовскими отпрысками отправились на все лето в Колорадо погостить у Энджи и Джиффа в Раунд-Хаусе. Они не дадут им ни минуты покоя.
— Ничего, моя сестра обожает детей, — заверила его Бет. — И потом, поместье такое большое, что дети сумеют почувствовать вкус настоящего ранчо. Я уже скучаю по ним. — Она вздохнула и поднялась на ноги. — Хватит разговоров. Надо устроить тебя наверху, Китти, чтобы ты хорошенько отдохнула с дороги. Ты подгадала как раз вовремя, чтобы принять участие в званом обеде, который мы устраиваем нынче вечером.
— Надеюсь, я не нарушила ваши планы, Бет? Я могла бы остаться в своей комнате.
— Что за чепуха! И слышать не желаю об этом. — Бет подхватила Китти под руку, и они двинулись вверх по широкой лестнице. — Я так рада твоему приезду, милая. Без детей этот дом похож на мавзолей. Если бы не собрание акционеров, Джейк никогда бы не покинул Ла-Палому. Он хуже ребенка, когда дело касается ранчо.
Китти кивнула:
— Могу себе представить. Я начинаю думать, что это в крови у всех Маккензи. Не понимаю, что увлекательного в том, чтобы гоняться на лошади за коровами?
— Я бы сказала, что это в крови у всех техасцев, но моя сестра и зять ничуть не лучше. Проще вырвать зуб, чем вытащить Энджи и Джиффа с их ранчо.
«Ты был другим, Тед. Не так ли?» — удрученно подумала Китти.
Проводив девушку в отведенную для нее спальню. Бет задержалась, чтобы немного поболтать, пока та распаковывала вещи.
— Бет, тебя ведь посылали в школу на восток. Тебе там понравилось?
— Ты имеешь в виду школу или восток?
— Восток. Я еще не решила, куда поехать. Как ты думаешь, мне понравится Нью-Йорк?
— Это замечательный город, но я не хотела бы там жить. Я бы все время тосковала по Раунд-Хаусу. Правда, когда я вышла замуж за Джейка и уехала из Колорадо, то долго не могла привыкнуть и к Техасу. — Бет в нерешительности помолчала. — Китти, можно задать тебе личный вопрос? Почему ты уехала из «Трипл-Эм»? Мне всегда казалось, что ты очень любишь ранчо.
— Люблю, конечно. И уже скучаю по дому.
— Тогда зачем было уезжать?
— Я должна была это сделать. Моя жизнь потеряла всякий смысл, и я поняла, что должна изменить ее.
— И это все, дорогая?

Любовные хроники Маккензи - 9. Утро нашей любви - Ли Эйна => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Любовные хроники Маккензи - 9. Утро нашей любви на этом сайте нельзя.