А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Патриция покачала головой и презрительно посмотрела на Стивена.
— Вы несносны, мистер Керкленд. Это не публичный дом. По-видимому, вы не обратили внимания на то, что я здесь единственная женщина. Это игорное заведение. Если вам нужны другие развлечения, отправляйтесь в порт.
Ее слова вызвали у Стивена удивление, но он его скрыл за небрежной улыбкой. Он и впрямь не заметил, когда вошел, что в зале, кроме Патриции, не было других женщин.
— Значит, вы не предлагаете никаких других услуг? — Он пожал плечами. — А я подумал было, что вы занимаетесь еще кое-чем помимо пения.
— Я управляю этим заведением, мистер Керкленд, — ответила Патриция, стиснув зубы, и оценивающе посмотрела на него. Очевидно, он достаточно богат. — Если вас интересует игра, может быть, вы подниметесь наверх в одну из комнат?
— Вместе с вами? — Он снова вопросительно приподнял брови, явно давая понять, что имеет в виду вовсе не карточную игру.
— Хочу вас сразу предупредить, что ставки довольно высоки, — заметила она, игнорируя его намек.
— Я предпочитаю высокие ставки в любой игре, миледи, — сказал Стивен с улыбкой, сообщившей его словам особое значение.
Без всякого предупреждения он снова заключил Патрицию в объятия, оторвав ее ноги от пола. Одной рукой он зажал ей рот, чтобы она не могла кричать, а другой уложил на диван и задрал юбку. Ее глаза расширились от потрясения, когда Стивен приподнял ее ногу и продел в подвязку. Патриция была ошеломлена и не шевелилась, пока он медленно и осторожно продвигал подвязку до колена.
Стивен убрал руку от ее рта, и их взгляды на несколько мгновений встретились. Ее зеленые глаза выражали гнев и замешательство, а его темно-синие — дерзость и самоуверенность.
Неспешный, страстный поцелуй лишил ее сил. О сопротивлении нечего было и думать. Это просто какое-то безумие — она жаждет ласк этого незнакомца!
Стивен поднял голову, восхищаясь ее точеным лицом. Он поставил ее на ноги, затем поправил платье и прическу. Довольный результатом, Стивен легким поцелуем коснулся ее губ и направился к двери. Взявшись за ручку, он обернулся:
— Игра уже началась, миледи, и мы оба знаем, каковы в ней ставки.
Глава 2
Стивен постоял за дверью, чтобы вновь обрести хладнокровие. Трудно поверить, что эта женщина могла так на него подействовать. Он покачал головой, чувствуя себя круглым дураком.
Стивен посмотрел на свои ладони, обнаружив, к своему крайнему изумлению, что они не только трясутся, но и увлажнились. «Господи! Я похож на похотливого юнца», — подумал он, испытывая к себе отвращение.
Несколько мгновений Стивен осматривал залу, и его губы насмешливо скривились.
— Кажется, эта маленькая искусительница права! — воскликнул он, заметив полное отсутствие женщин. Затем Стивен довольно улыбнулся, увидев высокого темноволосого мужчину на противоположном конце. Встреча с этим человеком была истинной целью его визита в казино, и он пошел ему навстречу.
При других обстоятельствах Стивен Керкленд, вероятно, обратил бы внимание и на другого человека, задержавшегося у двери в кабинет Патриции и наблюдавшего за ним с живым интересом. В глазах Чарлза Рирдона, а это был именно он, отразилось удивление. Он бросил свою сигару в медную пепельницу и вошел в кабинет.
Сидевшая за письменным столом Патриция недовольно подняла голову.
— Надо стучаться, прежде чем войти! — сердито сказала она и в то же мгновение пожалела о своей резкости. Она пребывала в замешательстве и была крайне утомлена после того, как Стивен Керкленд ее оставил, но совсем не хотела вымещать свое настроение на Чарлзе.
Ее миловидное лицо покрылось румянцем смущения, а глаза выражали искреннее раскаяние.
— Извини, Чарлз. К тебе это не относится, — сказала она виновато.
Чарлз Рирдон улыбнулся. Он был довольно плотным мужчиной лет сорока пяти, с сединой в волосах, придававшей его внешности особую элегантность. Его лицо со светло-голубыми глазами многие находили весьма красивым.
Рирдон и муж Патриции были деловыми партнерами до тех пор, пока Джордж Фэрчайлд не погиб два года назад от рук неизвестных убийц. Его нашли смертельно раненным и ограбленным у пристани. Бандиты сняли даже обручальное кольцо, которое Патриция надела ему на палец в день свадьбы.
Джордж Фэрчайлд был на сорок лет ее старше. Когда Патриция с отцом прибыли из Англии, он взял того клерком в свою транспортную контору. Когда отец умер, оставив Патрицию сиротой в чужой стране, Фэрчайлд взял перепуганную девочку в свой дом. В то время Патриции было всего двенадцать. Четыре года спустя, достигнув шестнадцатилетия, она вышла замуж за доброго вдовца. Он почти не требовал от нее близости и продолжал заботиться о ней больше как любящий отец, чем как пылкий муж.
За несколько лет до смерти Джордж Фэрчайлд вошел в дело с Чарлзом Рирдоном, результатом чего явилось игорное заведение.
Патриции было двадцать лет, когда ее мужа убили и она стала деловым партнером Чарлза. Теперь двадцатидвухлетняя вдова и Чарлз Рирдон владели игорным домом, дела в котором, несмотря на пуританские нравы общества, шли успешно. Казино в основном посещали английские солдаты и отпрыски богатых бостонских семей, настолько уверенные в прочности своего общественного положения, что не беспокоились из-за того, что их могут увидеть за карточным столом. Однако те же столпы общества, что посещали казино, не принимали довольно состоятельную Патрицию в свой круг из-за ее сомнительного занятия.
— Ладно, ладно! А что делал капитан Керкленд в твоем кабинете, Патриция? — спросил с любопытством Рирдон.
Патриция откинулась назад в кресле и внимательно посмотрела на Рирдона. Керкленд явно ее заинтриговал, в этом не было сомнений. Патриция не могла отрицать, что высокомерный незнакомец пробудил в ней какие-то опасные чувства, и она испытывала необъяснимое беспокойство, чего раньше с ней никогда не случалось. В следующий раз надо быть более сдержанной. Пока же только наглость позволила ему взять над ней верх, но когда они снова встретятся, в чем Патриция не сомневалась, она будет держать с ним ухо востро.
«Я уверена, что наши пути снова пересекутся», — решительно подумала она, вспомнив блеск его темных глаз при прощании.
До нее наконец дошел вопрос Чарлза Рирдона, и она осознала, что тот ждет ответа.
— Капитан? — удивленно спросила Патриция. — Значит, он служит в армии?
— О нет! Этот человек — убежденный сторонник вигов, — ответил Чарлз с легкой улыбкой. — На протяжении многих лет он открыто критикует правительство его величества. У него есть собственный корабль, и с тех пор как королевские власти закрыли гавань для всех судов, кроме английских, его подозревают в том, что он занимается контрабандой, поставляя товары в Бостон.
— Если он контрабандист, почему же его не арестуют? — спросила Патриция с сомнением.
Чарлз сделал многозначительный жест.
— Дело в том, что власти еще ни разу не смогли поймать его с поличным. — Чарлз подозрительно прищурился. — Так что он здесь делал?
Патриции не хотелось вдаваться в подробности пребывания Стивена Керкленда в ее комнате. Она покраснела и опустила голову.
— Он всего лишь вернул мне то, что я обронила.
Чарлз Рирдон нахмурился. Он чувствовал, что Патриция лжет. Очевидно, она не хочет говорить о том, что произошло между ней и Керклендом, однако нельзя ли ему каким-либо образом использовать это обстоятельство к своей выгоде? Чарлз внимательно посмотрел на опущенную голову Патриции, а она лихорадочно перебирала бумаги на своем письменном столе. Затем он направился к двери и вышел из кабинета. В его голове уже зарождался план действий.
Керкленд пожал руку своему кузену Томасу Сазерленду, и мужчины широко улыбнулись друг другу. Когда они стояли рядом, их сходство было особенно заметным. Дедом Стивена Керкленда по материнской линии, а Томаса Сазерленда по отцовской был Джонатан Сазерленд. Оба могли проследить свое происхождение до седьмого колена — до Роберта Керкленда, шотландского лорда Керквуда.
Их семьи жили по соседству, и Томас Сазерленд с детства обожал своего кузена. Его уважение к Стивену стало еще глубже, когда Том занял должность первого помощника на его корабле. Двадцатидвухлетний Сазерленд только что вернулся после двухгодичного обучения в университете Святого Эндрю в Шотландии и снова приступил к своим обязанностям.
— Ну как там, в Шотландии? — спросил Стивен, направляясь с кузеном к бару.
Том улыбнулся, сверкнув белыми зубами, которые ярко выделялись на красивом загорелом лице. Его темно-синие глаза, свидетельствовавшие о принадлежности к роду Керклендов, лучились теплотой.
— Все по-прежнему, Стивен. Наша церковь стоит на том же месте, как и дома наших родичей. Они подняли стаканы и чокнулись.
— За продолжение нашего рода, — провозгласил Томас на гэльском языке.
Стивен улыбнулся и повторил тост, который служил девизом многих поколений их шотландского семейства. Затем они без колебаний проглотили крепкий вяжущий напиток, словно это была вода.
— Ну а теперь расскажи, что здесь произошло за время моего отсутствия, — сказал Томас приглушенным тоном, в то время как бармен снова наполнил их стаканы.
— Помнишь Джеффри Каннингема? — спросил Стивен. Томас утвердительно кивнул, и Стивен начал ему рассказывать о цели приезда Джеффри в Бостон.
Однако не успел он закончить, как его внимание привлекла Патриция Фэрчайлд, вышедшая из своего кабинета. Стивен неотрывно следил за ней, пока она не подошла к широкой лестнице, ведущей на второй этаж.
Патриция почувствовала на себе его взгляд и обернулась, увидев темно-синие глаза, как будто прикованные к ней. На какое-то неуловимое мгновение их взгляды встретились и за этот бесконечно малый промежуток времени многое сказали друг другу. Она почувствовала жар во всем теле и, поспешно отвернувшись, начала подниматься по лестнице. Войдя в свою комнату, Патриция подошла к кровати с балдахином и шелковым цветастым покрывалом. Она подняла юбку и быстро стянула подвязку, которая, казалось, стала проводником влияния на нее этого человека. Она до сих пор испытывала волнующий трепет от прикосновения его пальцев. Патриция глубоко вздохнула и постаралась отделаться от смущавших ее мыслей. Она подошла к туалетному столику и, с отвращением бросив на него подвязку, решила больше не позволять незнакомцу превращать ее помимо воли з дрожащее от желания существо.
Патриция наклонилась и посмотрела в овальное зеркало, висевшее над столиком. Затем небрежными движениями поправила прическу и, взяв пузырек с духами, нанесла несколько капель за каждым ухом. Удовлетворенная своим видом, она вышла из комнаты.
Стивен уже закончил свой разговор с кузеном и, выпив с Томасом еще по стаканчику, проводил его до двери. Высоченный мавр помог молодому человеку надеть плащ, после чего мужчины на прощание обменялись рукопожатием, и Томас Сазерленд ушел.
Стивен кивнул Сэлиру и направился к лестнице. Какое-то мгновение он колебался, размышляя, не лучше ли ему тоже уйти. Затем начал решительно подниматься наверх. Мавр остался у двери и с непроницаемым лицом наблюдал за действиями Стивена.
Наверху Керкленд обнаружил, что у коридора имеется несколько ответвлений. Он двинулся направо и дошел до двери в самом конце.
Стивен слегка ее приоткрыл и заглянул в комнату. Она была пуста, и он подался назад. Внезапно сердце его учащенно забилось, он понял, что это ее спальня. Помещение было просторным и обставлено изысканной мебелью в мягких зеленых и белых тонах. Не в силах бороться с любопытством ко всему, что касалось ослепительной хозяйки комнаты, он вошел внутрь, напряженно осматриваясь. Обостренное обоняние уловило слабый аромат ее духов. Этот возбуждающий запах его опьянил.
Он подошел к камину из белого мрамора и застыл перед висевшим над ним портретом Патриции. «Должно быть, ей тут около двадцати», — подумал Стивен, внимательно изучая картину.
В глазах Патриции и уголках рта затаилась едва заметная улыбка. Художник весьма точно передал утонченность ее лица и безукоризненный цвет кожи. Ее волосы на холсте отливали рыжевато-коричневым.
Стивен едва дышал от восхищения. «Художник, писавший этот портрет, был явно в нее влюблен», — подумал он.
Устыдившись своего любопытства, Стивен отвернулся от картины. Он знал, что не имел права вторгаться в спальню Патриции, однако необъяснимая сила, заставившая его подняться наверх, теперь толкала к стоящему у стены шкафу с чудесными резными панелями. Стивен открыл дверцы и начал изучать содержимое. Его пальцы коснулись тончайшего нижнего белья, сложенного в аккуратные стопки. Он взял в руки роскошную сорочку из черного шифона и почувствовал возбуждение, представив себе гибкую фигуру Патриции в этом прозрачном одеянии. Стивен со сдержанным стоном зарылся лицом в сорочку, вдыхая пьянящий аромат духов, затем сложил ее и вернул на место.
Он подошел к туалетному столику и провел пальцами по его гладкой поверхности. Открыл пузырек с духами и глубоко вдохнул возбуждающий запах. Подобно маленькому ребенку, не знающему, что выбрать из множества сладостей, Стивен трогал разбросанные шпильки, коробочки с пудрой, гребни и маленькую музыкальную шкатулку. Затем взял позолоченную щеточку, в которой застряло несколько светлых волосков, и осторожно вытянул один волосок, обмотал его вокруг пальца и поднес к губам.
Его глаза широко раскрылись при виде знакомой подвязки, брошенной на столик. Он улыбнулся и взял ее в руки, нежно поглаживая. Внезапно Стивен решительным шагом подошел к постели. Откинув шелковое покрывало, он осторожно положил подвязку на подушку и привел все в прежний вид. Затем, широко улыбаясь, вышел из комнаты.
Щелканье фишек и позвякивание монет привлекли его к открытой двери в другом конце коридора. Патриция Фэр-чайлд наблюдала, как Чарлз Рирдон сдавал карты трем сидящим за столом игрокам. Она подняла голову, заметив высокую фигуру Стивена в дверном проеме. На ее губах и в глубине глаз зажглась приветливая улыбка.
— Входите, капитан Керкленд. Хотите поиграть или просто любопытствуете? — Ее изящная бровь вопросительно изогнулась. — Сегодня у нас невысокие ставки.
Стивен не поддался на явный вызов. В его глазах сверкнула веселая искорка.
— Полагаю, что только посмотрю, миледи, и подожду, пока вы не решите поднять ставки.
Глава 3
Утро следующего дня было таким же серым и мрачным, как и накануне. Дождь на некоторое время прекратился, однако низкие темные облака угрожали в любой момент разразиться новым ливнем, обрушив на город потоки воды. Настроение у Патриции было не менее мрачным, чем погода. Она сидела за столом, подперев кулаком подбородок, вертела в другой руке оловянную ложку и медленно водила ею по скатерти. Стивен Керкленд не выходил у нее из головы.
«Это он! Больше некому! Но что он делал в моей спальне?»
Наконец Патриция с раздражением отбросила ложку и встала. Она подошла к плите и налила себе в чашку горячего шоколада. Приятный запах распространился по комнате. Затем она подошла к окну и, рассеянно глядя наружу, осторожно потягивала дымящийся напиток.
«Как он посмел войти в мою спальню без разрешения?» — подумала она в сотый раз после того, как обнаружила на подушке подвязку. Ее милое лицо исказилось от гнева. «Разумеется, это он. Кто еще мог поступить подобным образом? Каков наглец!»
Патриция резко повернулась, и юбка ее зеленого парчового платья стремительно заколыхалась вокруг лодыжек.
— Ты выглядишь так же грозно, как облака на небе, — сказал Чарлз Рирдон. Он появился несколько секунд назад и теперь стоял в двери, всматриваясь в ее хмурое лицо.
— О, доброе утро, Чарлз. Похоже, скоро снова припустит дождь, — рассеянно ответила Патриция и вернулась на свое место за столом.
— Мне кажется, не дождь тебя расстраивает, — сказал Чарлз с улыбкой. — Ты выглядишь так, словно обижена на весь белый свет, ангел.
— Неужели я действительно так сумрачна? — спросила Патриция с робкой улыбкой.
Чарлз Рирдон понимал, что надо как-то поднять ее настроение, прежде чем познакомить со своим планом. Он заметил, как Стивен Керкленд смотрел на нее накануне. Несомненно, капитан увлечен Патрицией. Теперь, если она поведет себя разумно, он сможет использовать это увлечение к своей выгоде. Чарлз знал, что Патриции можно доверять: в делах она абсолютно честный партнер. Керкленд ею очарован и может клюнуть на эту приманку.
Чарлз сел за стол напротив Патриции. Она ушла в себя, и он попытался вызвать ее на разговор.
— Вчера за карточным столом я заметил, что капитан Керкленд неотрывно за тобой следил.
Упоминание о капитане немедленно привлекло внимание Патриции. Ее глаза заблестели, но она попыталась скрыть свое волнение.
— Наверно, он хотел убедиться, что во время игры я тебе не подаю никаких сигналов, — саркастически заметила она. — Он — несносный тип. — Она не сказала Чарлзу, что постоянно ловила на себе пронизывающий взгляд Керкленда и, когда их глаза порой встречались, читала в них настойчивый молчаливый призыв.
— Ты считаешь его неприятным? — спросил Чарлз, беспокойно нахмурившись. — А я полагал, вы понравились друг другу.
Патриция слегка прищурилась.
— Что тебе за дело, Чарлз, нравится мне этот человек или нет?
— Я хотел попросить тебя об одной услуге, ангел, — сказал Чарлз.
— Боюсь даже спрашивать, о чем ты, — ответила Патриция. — Очевидно, речь идет об этом назойливом капитане?
Чарлз подтвердил ее худшие опасения кивком головы.
— Я знаю, он намеревается вернуться в Виргинию.
— Слава Богу! — воскликнула Патриция. — Это там он готовится к бунту?
— Да. Он живет близ Уильямсберга на Джеймс-Ривер.
— Чарлз, откуда ты так много знаешь об этом человеке? Насколько мне известно, ты никогда не бывал в Виргинии.
Патриция смотрела на него со все возрастающим страхом. Она чувствовала напряжение, охватившее ее партнера, и не могла понять, почему его так интересует деятельность Стивена Керкленда.
В глазах Чарлза мелькнула тень тревоги.
— Я жил в Уильямсберге до приезда в Бостон. Керкленды там известны как богатое и влиятельное семейство. Капитан Керкленд знаменит среди горожан тем, что он доставляет им товары, минуя кордон, выставленный британским королевским флотом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26