А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Лампитт Дина

Изгнание


 

На этой странице выложена электронная книга Изгнание автора, которого зовут Лампитт Дина. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Изгнание или читать онлайн книгу Лампитт Дина - Изгнание без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Изгнание равен 395.44 KB

Изгнание - Лампитт Дина => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Lady Vera; SpellCheck nathalte
«Изгнание»: Кронн-Пресс; Москва; 1995
ISBN 5-232-00115-9
Аннотация
Дина Лампитт – самая популярная писательница Великобритании за последнее десятилетие. Каждый ее новый роман с нетерпением ждут и издатели, и читатели во многих странах мира.
Издательство «КРОН-ПРЕСС» впервые издает на русском языке известнейший роман писательницы «Изгнание». Динамичный, полный романтики и захватывающих поворотов сюжет основан на жестоких, необычных и очень интересных событиях. Главная героиня Николь Холл, известная актриса и покорительница мужских сердец, идет по жизни, не оглядываясь, не связывая себя никакими обязательствами. Но она еще не знает, как причудливо переплетутся в ее жизни прошлое и настоящее…
Дина Лампитт
Изгнание
БРОДИТЬ
Легкомысленно, и быть везде, только не дома.
Такая свобода становится изгнанием.
Джон ДОНН
Легко покинув дом, отдать блужданьям дни, –
Такой удел изгнанию сродни.
Джон ДОНН
Посвящается Аманде, Бретту и Салли-Анни Лампитт с любовью.
Писатель, который говорит о своих книгах,
Поступает почти так же плохо, как мать,
Говорящая о собственных детях!
ПРОЛОГ
Этой ночью, когда она отправилась в постель, к ней снова пришел СОН, на этот раз он был даже яснее и отчетливее, чем всегда. Хотя она знала, что никогда больше не должна увидеть эти странные и давно забытые образы, но все-таки из темноты забвения СОН вновь возник и заставил ее еще раз вспомнить… Он начался, как это часто бывало, с длинного больничного коридора, по которому ей необходимо было пройти. Она чувствовала себя упавшим листом, что несет быстрый ручей. Николь не в силах была задержаться и контролировать свои действия. И, как всегда, это движение закончилось само собой, остановив ее перед одной из больничных палат, дверь в которую тут же отворилась, как бы приглашая ее войти.
Тело по-прежнему лежало на кровати, ее тело, которое она так часто видела за последние несколько лет. И все же сейчас оно показалось ей другим, более живым и естественным, несмотря на все те же многочисленные провода и трубочки, которые были присоединены к нему, поддерживая жизнь. Будто Спящая Красавица лежит в ожидании поцелуя, но поцелуя этого она не дождется никогда. Теперь Николь это знала.
В комнате были люди – родители, друзья. Николь с удивлением увидела, что многие плачут. Еще там были два врача, один из которых нажал на кнопку, выключив вентилятор.
– Она умрет без мучений? – спросил с надрывом женский голос.
– Совершенно без мучений, – тихо ответил доктор, – она просто улетит и никогда больше не вернется сюда.
С этими словами он поднял руку и отключил аппарат, поддерживающий жизнь.
Видевшая все это во СНЕ, Николь вздрогнула, потому что на какое-то мгновение ей показалось, что она сбросила с себя оболочку, которая только что была человеческим телом. Потом она повернулась и побежала опять по этому бесконечному коридору, все дальше и дальше в темноту… Николь резко приподнялась и села на постели, тяжело дыша и пытаясь успокоиться, постепенно сознавая, что она, наконец, навсегда избавилась от СНА, и никто из этих людей больше не потревожит ее.
Николь показалось, что этой ночью ей был дан знак: она должна была в последний раз обдумать все, что с ней произошло, вспомнить каждую мелочь. Сделав это, она содрогнулась, поняв ужасное значение своего СНА. Она действительно хотела забыть прошлое, но память отказывалась подчиняться ей и снова и снова прокручивала каждый момент СНА, прежде чем позволить ей забыть о нем навсегда.
Поэтому она не спеша встала с кровати и спустилась вниз, в комнату, где за каминной решеткой все еще слабо горел огонь. И там, сидя в полумраке и глядя на огонь, она почувствовала себя совершенно одинокой. И тогда Николь Холл начала вспоминать все с самого начала…
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Все началось с конца, с заключительного театрального спектакля, который был дан в точно назначенное время. Когда зажженный в зале яркий электрический свет стер грани между зрителями и актерами, стало видно, что театр Вест Энд был полон в основном молодыми девушками, которые пришли сюда, горя желанием увидеть ведущего актера. Без сомнения, именно его – Луиса Дейвина – талантливого и красивого, любимца Национального театра, хорошо известного и уважаемого в Голливуде. И именно он провалил финальную сцену спектакля, сократив свой текст, ничего не сказав заранее партнерам. Это была пьеса, на которой держалась вся слава театра, а заключительная сцена в пьесе Артура Миллера «Испытание» была самой главной.
После того как последние слова были произнесены, на несколько секунд воцарилась тишина, и только потом послышались взволнованные аплодисменты. Николь Холл, так хорошо игравшая Абигайль Вильямс, что не раз доводила зрительниц первого ряда чуть ли не до обморока, тоже начала аплодировать, ей вторила Глинда Говард, игравшая Элизабет Проктор. Но сам Луис стоял в хорошо отработанной позе, раскинув руки в стороны и опустив голову так, что тень от волос скрывала его лицо, и принимал аплодисменты публики как должное. И даже когда он уже ушел со сцены, зрители продолжали хлопать так, будто он все еще был там. Его последний выход был таким же запоминающимся, как и все спектакли, в которых он играл.
Очутившись за кулисами, Николь окинула взглядом всю эту жужжащую от возбуждения толпу, заметив при этом, что те, кто больше всех ненавидел друг друга, обнимались с наибольшим энтузиазмом. Она еще раз убедилась в том, что знала уже давно: все ее подруги-актрисы так и вьются вокруг Луиса, ловя каждое его слово и заглядывая ему в глаза со слащавыми улыбками. Так как ему не нравилась ни одна из них, было приятно сознавать, что все их усилия напрасны. Ее согревала мысль о том, что она обладает секретом, о котором не знала ни одна из женщин, во всяком случае, из тех, с которыми она была знакома.
Секрет Николь был очень прост – дело в том, что между ней и блистательным актером был роман, который давно уже перерос в глубоко интимные, запретные отношения, скрывать которые приходилось по причине того, что Луис был уже давно женат. Подобно тому, как Ричард Бартон обзавелся своей Сибиллой и не изменял ей, пока не появилась Элизабет Тейлор, так же и Луис Дейвин встретил свою Марджори – верящую в него молодую девушку, и женился на ней, когда был еще не известным никому начинающим актером.
По поведению жены Луиса Николь никак не могла понять, демонстрирует ли та свою независимость, или же она настолько наивна, что совсем не понимает, что происходит у нее за спиной. Потому что по только ей одной известным причинам Марджори предпочитала воспитывать трех своих детей в Котсволде, подальше от лондонских скандалов, что сделало знаменитого актера беззащитным перед нападками уличных «похитителей мозгов», с которыми ему приходилось сталкиваться чуть ли не ежедневно. Был еще и третий вариант объяснения ее поведения: вполне могло быть так, что его жена давным-давно перестала интересоваться мужем, и ее совершенно не заботило, есть ли у Луиса любовница.
Казалось, это не беспокоит ее и сейчас, когда Марджори прошла на сцену через заднюю дверь, – она всегда приходила на все премьеры и заключительные спектакли мужа, – и мило улыбнулась Николь. Она была уверена, что все прекрасно знают, кто она такая, хотя и не подозревала, как по-разному к ней относятся. Почувствовав неуместное раздражение, Николь прошла в гримерную, которую делила еще с двумя ведущими актрисами, и начала не спеша снимать грим.
Поразмыслив немного, она вдруг поняла, что при ее появлении в гримерной повисла странная тишина, а потом эти двое с какой-то неистовой активностью заговорили про Марджори. Без всякой видимой причины они начали расхваливать жену Луиса и, не переставая твердили, что она очаровательная женщина. Чтобы досадить им, Николь надела костюм из кошачьего меха, плотно облегавший ее привлекательную сексапильную фигуру, и с вызывающим видом прошлась по комнате. После этого она принялась накладывать новый макияж и расчесывать пышные аккуратно подстриженные волосы. Потом она закурила сигарету и, сделав глубокую затяжку, выпустила струю дыма.
Сегодня должен был состояться прощальный вечер. И для того чтобы его все запомнили, Луис Дейвин будет вести его сам, пригласив всех в Патни, в свою квартиру с прекрасным видом на реку. Николь, которая провела в этой квартире множество ночей, смеясь в душе, слушала, как ее подруги-актрисы обсуждали, каким может быть жилище Луиса, не скрывая при этом своего восхищения. С тех пор, как в Голливуде он достиг головокружительного успеха, когда, будучи еще никому не известным, завоевал премию «Оскар», Луис сумел приобрести репутацию звезды даже среди коллег. И среди всей этой братии он выбрал Николь и влюбился в нее. Улыбнувшись самой себе, она поднялась и со словами: «Увидимся на вечеринке», – направилась к двери, распространяя вокруг себя запах дорогих духов. Закрывая дверь гримерки, Николь услышала, как одна из актрис произнесла: «Шлюха», – достаточно громко для того, чтобы это слово могло достигнуть ее ушей.
* * *
Позже она вспоминала, что на этот раз дорога в Патни была для нее не совсем обычной. Как только она оказалась в машине, у нее возникло чувство, что судьба дает ей какой-то знак, что она приближается к жизненному перекрестку, после которого ее жизнь изменится тем или иным образом. И это чувство породило в ней желание вспомнить все важное, что произошло в ее жизни, все те события, которые привели ее к этому повороту судьбы. Она вдруг захотела понять, что помогло ей сделаться прекрасной и неотразимой Николь Холл – блистательной актрисой и любовницей многих мужчин, получающей одинаковое удовольствие от извращенных занятий сексом и от игры на сцене.
Рожденная в апреле 1967 года под знаком Тельца, – самым чувственным знаком зодиака, она явилась плодом необузданной и короткой страсти, возникшей между ее родителями, которых заставили пожениться потому, что ее мать забеременела. Конечно брак, заключенный при таких сомнительных обстоятельствах, не мог просуществовать долго, поэтому он очень скоро распался по вине матери Николь, Френсис, которая бросила мужа и, как модно было в то время говорить, сбежала с блистательным Джони Карстейром – биржевым маклером и искусным игроком в поло. Ко всеобщему удивлению, и особенно к удивлению его самого, Николь оказалась на попечении своего отца.
Столкнувшись с этой непростой задачей, Пьер Холл не стал нанимать нянек и гувернанток, а предпочел отправить свою восьмилетнюю дочь в заграничную школу, продолжая выказывать свои родственные чувства по отношению к ней только во время каникул. Сразу после этого, в порыве страсти, он женился на своей секретарше, которая впоследствии относилась к падчерице со все возрастающим презрением. Николь, сумевшая уже тогда подчинить себе сложившуюся ситуацию, наслаждалась, ведя роскошную жизнь и занимаясь в театральной школе. За все это платил Пьер, так как чувствовал себя виноватым перед дочерью, особенно после того, как его вторая жена родила ему нескольких довольно хилых детей, которые теперь полностью завладели его вниманием.
По дороге в Патни, включив радио и закурив новую сигарету, Николь решила, что для хорошего психолога было бы просто наслаждением изучить ее натуру, потому что причины ее теперешнего поведения придется искать далеко за порогом ее детства, лишенного любви и материнской ласки. Но на самом деле все это было совсем не так. Причина заключалась в том, что с семнадцатилетнего возраста она начала «коллекционировать» мужчин, как другие коллекционируют марки. В обществе «самцов» она чувствовала себя как рыба в воде и наслаждалась грубой чувственной любовью с невероятной силой. Как-то раз, в каком-то споре ее обозвали «нимфоманкой», и, хотя Николь повернула разгневанное лицо в сторону говорившего, она в глубине души сознавала, что в этих словах есть доля правды. Николь была, хотя в английском языке и не существует такого понятия, никогда ни в чем не раскаивающейся грешницей. И, подражая мужчинам, она зашла в своих грехах так далеко, что начала записывать имена всех, с кем переспала, в специальный блокнот, в графу, названную ею самой «коллекция».
Сейчас, направляясь в одиночестве на вечеринку к Луису, она знала, что его жена, всегда остававшаяся в тени, несомненно, была предана мужу во время его долгого подъема на вершину славы. Николь понимала, что она сама должна каким-то образом преобразиться. Она хотела быть с Луисом не только потому, что любила его, но еще и потому, что ей нравилась его репутация «домочадца». Всей театральной и кинопублике о нем не было известно ничего, кроме того, что у него незабываемая внешность, и его пронзительные голубые глаза сияют с экрана магическим светом из-под шапки темных волос. И если Николь удастся заставить его покинуть уютное семейное гнездышко, которое свила для него Марджори, то ему никогда не придется сомневаться в ее верности. Да, она была когда-то девочкой на одну ночь, с которой было приятно провести время, но теперь для нее все должно измениться, она должна использовать все свое обаяние, чтобы завоевать сердце блистательного актера. Путь, который она выбрала, походил на путь, по которому шла Тейлор к своему Бартону, это был путь сирены, которая толкнула возлюбленного в пучину развода, а потом своим великолепным сиянием заставила забыть обо всем, удерживая в плену постоянного дурмана.
Все это казалось ей вполне выполнимым. Припарковав машину, она осторожно направилась к парадной двери квартиры Луиса. Тут она услышала смех Марджори и, внутренне собравшись, приготовилась к сражению с этой женщиной. Она подумала, что с этого момента ее тонкая интуиция сможет подсказать ей, когда наступит решающий момент.
В целях безопасности Луис никогда не оставлял парадную дверь открытой, даже сегодня, когда ночь была очень душной и то и дело раздавались раскаты грома, дверь была заперта.
Николь остановилась на крыльце и, прежде чем позвонить, постаралась подбодрить себя. Она приготовила для его жены улыбку, которой любовницы улыбаются женам своих возлюбленных, а если бы дверь открыл сам Луис, то мимо него она готова была пройти с безразличным видом, бросив, однако, Луису взгляд, который моментально напомнил бы ему об их любовных утехах. Каково же было ее удивление, когда дверь немедленно открыла Дейла Хоуп – молодая бездарная актриса, уроженка севера, которая играла в спектакле Мерри Варрен. Свою роль ей удалось вытянуть только благодаря усилиям Глинды Говард и Николь Холл.
– О, привет, – сказала Дейла и одарила Николь именно такой улыбкой, которую та сама собиралась адресовать Марджори.
На какое-то мгновение Николь растерялась. Она прекрасно знала, что Дейла ее не любит, и понимала, что этим наигранным радушием молодая актриса пыталась скрыть свое отвращение к ней. «Зачем же тогда она так улыбнулась мне?» – подумала Николь. Сразу же насторожившись, она поднялась по ступеням, ведущим в квартиру Луиса.
Это были великолепные апартаменты, идеально подходившие блистательному актеру. Они занимали весь первый этаж дома в викторианском стиле, а огромный балкон с видом на реку был украшен стальными гравюрами ручной работы. Вдобавок ко всему для создания интерьера Луис пригласил какого-то сверхмодного дизайнера, живущего за городом, и тот прямо-таки утопил его квартиру новомодными украшениями, выказывая тем самым блистательность и красоту своего вкуса. Цвета и ткани были подобраны идеально, а множество горящих лампочек дополняли гармонию, освещая все предметы в доме, даже букеты свежих цветов, которых было множество.
– Очаровательное местечко, правда? – прошептала Дейла. – Вы бывали здесь раньше?
– И не один раз, – ответила Николь.
– Так же, как и я, – со сладкой улыбкой сказала молодая актриса, прежде чем отойти от нее.
Николь на мгновение застыла, думая о том, что бы могла означать эта реплика, и уже понимая, что Дейла явно на что-то намекала. Но, взглянув на Луиса, Николь немного успокоилась. Казалось, он был совершенно поглощен разговором с Биллом Косби – их театральным менеджером – и даже не взглянул в ее сторону, когда она вошла в комнату. Николь решительно взяла себя в руки и приступила к игре.
– Как вы поживаете? – проговорила она, направляясь прямо к Марджори и протягивая ей руку. – Мне просто не верится, что мы наконец-то встретились. Я – Николь Холл, которая играла Абигайль Вильямс.
В глазах смотревшей на нее женщины появилось, как она и ожидала, выражение скуки, но они были гораздо неприветливее, чем могла ожидать Николь от женщины, которая добровольно покинула городское общество и поселилась в деревне. Николь считала себя принадлежащей к высшему свету, и для нее все жившие дальше Бромлея были простаками и провинциалами. Поэтому она очень удивилась, заметив, что Марджори оказалась намного умнее, чем она представляла. Было очевидно, что ей решительно наплевать на то, что они принадлежат к разным слоям общества. Николь вдруг вспомнила, что жена Луиса тоже была актрисой, перед тем как пожертвовать своей карьерой ради мужа, который только начинал проявлять свой талант. Николь внезапно поняла, что ее соперница, с которой, как ей казалось, будет легко справиться, на самом деле была намного проницательнее, чем она думала.
– Вы очень хорошо играли, – сказала Марджори, – особенно интимные сцены. А тот момент, когда вы и другие девушки падаете на пол, как колода карт, просто привел меня в восторг.
– Я очень рада, что вам понравилось, миссис Дейвин, – ответила Николь, пожалуй, слишком слащавым голосом.
– Да и сама пьеса просто замечательная, – продолжала жена Луиса, – но очень тяжелая. Говорят, она выворачивает людей наизнанку и вскрывает все самое худшее, что есть в них.
Николь уставилась на нее в изумлении. Она никак не ожидала такого поворота событий:
– Вы имеете в виду актеров или персонажей?
– О, конечно, не актеров, и сегодняшнее представление показало это. Просто я слышала, что пьеса вызывает сомнения. Так же как определенные события в обществе могут заставить людей показать все свое ничтожество и жестокость, персонажи пьесы и их действия также наглядно демонстрируют это.

Изгнание - Лампитт Дина => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Изгнание на этом сайте нельзя.