А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Линдсей Джоанна

Семейство Мэлори - 8. Пленник моих желаний


 

На этой странице выложена электронная книга Семейство Мэлори - 8. Пленник моих желаний автора, которого зовут Линдсей Джоанна. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Семейство Мэлори - 8. Пленник моих желаний или читать онлайн книгу Линдсей Джоанна - Семейство Мэлори - 8. Пленник моих желаний без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Семейство Мэлори - 8. Пленник моих желаний равен 238.17 KB

Семейство Мэлори - 8. Пленник моих желаний - Линдсей Джоанна => скачать бесплатно электронную книгу



Семейство Мэлори – 8

OCR Диана
«Пленник моих желаний»: АСТ, АСТ Москва, Хранитель; Москва; 2007
ISBN 5-17-042468-X, 5-9713-4567-2, 5-9762-2757-0
Оригинал: Johanna Lindsey, “Captive of My Desires”
Перевод: Т. А. Перцева
Аннотация
Юная Габриела Брукс, дочь пирата и английской аристократки, даже не предполагала, что вскоре ей предстоит покорить высший свет и стать завидной невестой для лучших женихов Лондона.
Но сердце девушки принадлежит отчаянному капитану Дрю Андерсону — мужчине, который легкомысленно играл ее чувствами и безжалостно скомпрометировал в глазах общества.
Габриела, наделенная отвагой и упрямством, не привыкла забывать обиды. И теперь Дрю должен пасть к ее ногам и принести в дар свое сердце!..
Джоанна Линдсей
Пленник моих желаний
В память о Бердене Дойон
Глава 1
Ей было приказано спрятаться и сидеть тихо как мышка. Но Габриела Брукс и сама сообразила, что следует делать, когда, привлеченная шумом, выбралась на палубу и увидела, в чем причина суматохи. Правда, приказ отдал не капитан. Он был настолько твердо уверен, что выиграет битву с кораблем, грозно надвигавшимся на его судно, что громко рассмеялся, грозя кулаком Веселому Роджеру, развевавшемуся на грот-мачте пирата. Теперь всякий мог невооруженным глазом видеть зловещий черный флаг с черепом и костями.
Энтузиазм и, если можно так выразиться, некоторый восторг предвкушавшего победоносное сражение капитана несколько успокоили девушку… Пока старший помощник не оттащил ее в сторону и не велел убраться подальше и не совать носа на палубу. В отличие от капитана Эйвери Добс не горел желанием вступать в схватку. Побелев, как те дополнительные паруса, которые наспех поднимали вызванные по тревоге матросы, он не слишком вежливо толкнул ее к люку.
— Спрячьтесь в одном из пустых бочонков в трюме. Там их много. Если повезет, пираты откупорят один-два и, увидев, что там ничего нет, благополучно уберутся. Я предупрежу и вашу горничную. А теперь бегите и, пока не услышите знакомый голос, не смейте покидать трюм.
Он не пообещал прийти за ней.
Его паника была заразительной, неожиданная грубость — удивительной: с такой силой схватил ее, что теперь на руке, наверное, останется синяк. Странно, а ведь с самого начала путешествия он обращался с ней чрезвычайно учтиво. Почти, можно сказать, ухаживал за ней, хотя это казалось маловероятным, ведь помощнику было уже за тридцать, а она только что со школьной скамьи! Но его почтительные манеры, мягкий голос и то неотступное внимание, которое он уделял ей все три недели путешествия, позволяли предположить, что она нравится ему куда больше, чем казалось на первый взгляд.
Но сейчас он умудрился вселить в нее такой страх, что девушка, не оглядываясь, поспешила спуститься в самые недра судна. Найти бочонки из-под корабельных сухарей, о которых упомянул Эйвери, не составляло труда: теперь, когда они приближались к месту назначения, Малым Антильским островам, почти все запасы были съедены. Еще несколько дней, и они пришвартовались бы в гавани Сент-Джорджес острова Гренада, месте, где в последний раз видели ее отца. Оттуда она и начала бы поиски.
Она не слишком хорошо знала Натана Брукса, своего отца, хотя все воспоминания о нем были светлыми. После смерти матери у Габриелы никого больше не осталось, кроме отца. И хотя она не сомневалась в его любви, все же он никогда не жил дома достаточно долго, чтобы она смогла узнать его получше. Месяц, крайне редко два, а однажды целое лето он проводил с семьей, после чего исчезал на несколько лет. Натан был капитаном собственного торгового судна, плававшего по крайне прибыльным маршрутам Вест-Индии. Он посылал домой деньги и роскошные подарки, но предпочитал море родному дому.
Правда, он как-то попытался перевезти семью поближе к месту своей работы, но Карла, мать Габриелы, и слышать об этом не пожелала. Всю жизнь ее родным домом была Англия, и хотя родственников у нее не осталось, зато имелось немало друзей, а кроме того, она никогда не одобряла ни занятий, ни образа жизни мужа.
— Ох уж эта торговля, — повторяла она, даже не стараясь скрыть брезгливости. В ее родословной насчитывалось достаточно аристократов, и пусть у нее самой не имелось титула, это давало ей основания смотреть сверху вниз на человека, именовавшего себя капитаном торгового судна, даже если этим человеком был ее собственный муж.
Вообще было непонятно, почему они поженились. Даже маленькая Габриела подмечала, что родители не слишком ласковы друг с другом, если не сказать больше. И Габриела скорее умрет, чем признается отцу, что его долгие отлучки побудили Карлу завести… нет, она не могла заставить себя выговорить это слово: слишком была сконфужена и пристыжена собственными выводами. Но последние несколько лет Альберт Свифт был частым гостем в их двухэтажном коттедже на окраине Брайтона, а Карла вела себя, как юная девушка, каждый раз, когда он приезжал в город.
Когда же его визиты прекратились и по Брайтону пошли слухи, что он ухаживает за богатой лондонской наследницей, с матерью Габриелы произошли поразительные перемены. Буквально за одну ночь она превратилась в отчаявшуюся, полную горечи женщину, возненавидевшую весь окружающий мир и скорбящую по мужчине, который не принадлежал и не мог ей принадлежать. Никто не знал, давал ли он какие-то обещания Карле и намеревалась ли последняя развестись с мужем, но ее сердце было разбито, когда Альберт обратил внимание на другую. Она вела себя как женщина, которая познала измену, и когда ранней весной заболела и состояние ее продолжало ухудшаться, все же не прилагала никаких усилий к выздоровлению, игнорируя советы доктора и отказываясь есть.
Габриела, наблюдавшая медленное угасание матери, была вне себя от горя. Пусть она не одобряла одержимости матери Альбертом и ее нежелания хоть как-то спасти свой брак, но горячо ее любила и делала все, чтобы хоть как-то развеселить: уставила комнату матери цветами, за которыми охотилась по всей округе, читала вслух и даже настояла, чтобы их экономка Марджери проводила целые дни у ее постели, поскольку та была ужасно болтливой и отличалась необычайным остроумием. Марджери служила у них несколько лет. Уже немолодая, с ярко-рыжими волосами, живыми голубыми глазами и россыпью веснушек по лицу и шее, она была преданной, честной и совсем не благоговела перед аристократами. Кроме того, она обладала добрым сердцем и считала Бруксов своей семьей.
Габриела уже начала надеяться, что ее усилия приносят плоды и воля матери к жизни постепенно возвращается. Мать даже начала есть и перестала упоминать Альберта. Поэтому девушка была вне себя от горя, когда среди ночи мать неожиданно умерла.
Габриела не без основания посчитала, что мать зачахла от горя, хотя и об этом она никогда не расскажет отцу. Но после смерти матери девушка осталась совершенно одна. И хотя в деньгах она не нуждалась, поскольку Карла сама считалась женщиной богатой и наследницей фамильного состояния, Габриеле предстояло получить их только по достижении двадцати одного года, а до этого было еще далеко. Отец, правда, регулярно посылал ей содержание, да и в доме хранились немалые суммы, которых хватило бы надолго, и все же девушке только исполнилось восемнадцать.
Кроме того, ей предстояло перейти под покровительство опекуна: об этом упомянул поверенный Карлы Уильям Бейтс, когда читал завещание. Охваченная скорбью, Габриела тогда не обратила на это особого внимания, но когда ей назвали имя опекуна, была потрясена и возмущена. Все знали этого человека как отъявленного распутника, охотившегося на собственных горничных. Как-то на пикнике он ущипнул Габриелу за попку, а ведь тогда ей было всего пятнадцать лет!
Нет, опекун, а тем более такой, ей ни к чему! У нее еще жив отец! Ей просто нужно найти его!
И девушка преисполнилась решимости отправиться в путь. Правда, при мысли о том, что придется только что не обогнуть земной шар, оставив позади все, что было знакомо и дорого, ее одолевал страх. Дважды она едва не передумала. Но наконец поняла, что иного выхода нет. По крайней мере Марджери согласилась поехать с ней.
Путешествие оказалось гораздо более легким и приятным, чем она ожидала. Никто не расспрашивал, почему она путешествует в обществе только одной служанки. Мало того, она была под защитой капитана и намекала, что, едва корабль встанет на якорь, в гавани ее встретит отец, — невинная ложь, предназначенная для того, чтобы заткнуть рты любопытным.
Но сейчас мысли об отце и о возможности его отыскать лишь ненадолго отвлекли ее от суровой действительности. Ноги затекли от долгого сидения в бочонке. Габриела без труда скрылась в нем с головой: она была очень тоненькой и невысокой. Но когда она задвигала крышку, в спину вонзилась острая щепка, и дотянуться до нее не было никакой возможности.
Кроме того, она и не подозревала, что пираты существуют до сих пор и имеют наглость нападать на суда. В Лондоне считали, что пиратов извели еще в прошлом веке и либо всех перевешали, либо помиловали и забрали на флот. Плавание в теплых водах Карибского моря считалось не более опасным, чем прогулка по английской деревне. Не будь она так уверена в этом, ни за что не отправилась бы в эту часть света. И все же сегодня собственными глазами узрела пиратский флаг!
Желудок девушки свело от ужаса. И даже несмотря на это, ей очень хотелось есть, что только ухудшало ее состояние. Она пропустила завтрак и намеревалась исправить положение за обедом, но пиратский корабль появился задолго до обеда, и с того времени прошло несколько часов. По крайней мере так казалось скорчившейся в бочонке девушке, и конца ее испытанию не было.
Можно было только предположить, что они ускользнули от преследования, но если это так, Эйвери, наверное, пришел бы за ней!
Громкий взрыв неожиданно сотряс корабль. За ним последовал другой, третий… Значит, битва началась. Едкий пороховой дым проникал даже сюда, в трюм. До Габриелы доносились оглушительные крики, вопли и стоны умирающих, и, наконец, наступило долгое, жуткое молчание.
Кто же победил?
Габриелу трясло от нервного возбуждения. С каждой минутой паника все нарастала. Скоро у нее самой начнется истерика! Странно, что она еще держится! Но если атака пиратов отбита, Эйвери уже должен прийти за ней… а вдруг он ранен и лежит без памяти или даже… мертв! Посмеет ли она выбраться из укрытия и проверить, как обстоят дела?!
А если на судне пираты? Что делают пираты с захваченными кораблями? Топят? Оставляют, чтобы продать, или отправляют на корабль свою команду? А прежнюю и пассажиров просто убивают?
В горле уже закипал отчаянный вопль, когда крышка бочонка отлетела прочь.
Глава 2
Пираты!
Габриела получила неоспоримое доказательство существования пиратов, когда один из них вытянул ее из бочонка за волосы и под ободряющие крики и хохот вытащил на палубу и швырнул к ногам капитана, самого уродливого пирата из всех оборванцев, захвативших корабль.
К этому времени она была так перепугана, что и представить не могла, что они с ней сделают. Наверняка что-то ужасное. Единственное, что приходило на ум, — каким-то образом вырваться и прыгнуть за борт.
Мужчина, беззастенчиво разглядывавший ее, тряхнул длинными редкими каштановыми волосами, ниспадавшими до плеч. При этом старая треуголка с обломанным розовым пером едва не свалилась на палубу. В довершение ко всему на нем красовались ярко-оранжевый атласный камзол и кружевной галстук с длинными концами, словно принадлежавшие прошлому столетию. Впрочем, судя по ветхости, так оно, возможно, и было.
И прежде чем успели отойти затекшие ноги и Габриела набралась решимости нырнуть в воду, странный оборванец объявил:
— Я капитан Бриллард, к вашим услугам, мисс. — И, гнусно хихикнув, добавил: — По крайней мере именно таким именем я пользуюсь в этом месяце.
Если он вынимает имена из шляпы, как фокусник — кролика, наверное, уместнее следовало бы назваться «Моулзом». Недаром вся его физиономия усеяна бородавками!
Все еще дрожа, она ничего не ответила, но невольно взглянула в сторону корабельного поручня.
— Можешь успокоиться. Бояться тебе нечего, — добавил он. — Ты слишком ценный товар. Такой портить невыгодно.
— Ц-ценный? — выдавила она, заикаясь, и с трудом встала.
— Ну разумеется. Как заложница, конечно. Пассажиров можно сбыть куда скорее, чем груз, который может сгнить, прежде чем мы отыщем покупателя.
Ей на секунду стало легче, как раз настолько, чтобы отвести глаза от поручня.
— А как насчет мужчин?
Бриллард пожал плечами:
— За капитана и офицеров захваченного судна тоже можно получить неплохой выкуп.
Оставалось неясным, намеренно ли он пытался ее успокоить или просто от природы был болтлив, поскольку продолжал рассуждать о выгодах продажи пленников.
Габриела поняла, что родственникам будет предложено выкупить ее и Марджери. При этом капитан даже не спросил, есть ли у нее семья, очевидно, предположив, что она не может быть круглой сиротой. Ей просто оставалось сообщить ему, к кому обратиться за деньгами, но он, похоже, не спешил с расспросами. Ему и его сообщникам предстояло более важное дело — избавиться от остатков захваченной в плен команды.
Габриела оглядела палубу. Если кто-то из членов команды и погиб в битве, трупы убрали, прежде чем ее вытащили наверх. Эйвери лежал на палубе без сознания. И хотя кровь струилась из раны в боку, он был связан, как и остальные офицеры и пассажиры, ожидавшие, когда их переведут на пиратский корабль. Их судно было серьезно повреждено и уже начинало погружаться в воду.
Среди них была и Марджери, тоже связанная и единственная из всех пленников с кляпом во рту. Очевидно, она со своим обычным красноречием так энергично проклинала пиратов, что те предпочли заткнуть ей рот. Беда в том, что разгневанную Марджери было крайне трудно угомонить обычными способами: она не выбирала выражений и могла обругать кого угодно, включая и капитана.
Простым же матросам было предложено либо присоединиться к пиратам и поклясться в верности вольному братству, либо отправляться в чулан Дейви Джонса, то есть за борт. Неудивительно, что большинство предпочли стать пиратами. Только один, крепкий американец, наотрез отказался да еще и без обиняков высказал свое мнение о Брилларде и его сообщниках.
Габриеле пришлось в ужасе наблюдать, как два пирата схватили его за руки и потащили к поручню. Она нисколько не сомневалась, что они исполнят свою угрозу. Но американец не струсил и продолжал чихвостить их на все корки, пока его не ударили головой о поручень. Бедняга свалился как подкошенный, к искреннему веселью пиратов. В отличие от них сама Габриела не видела ничего забавного в том, чтобы уверить человека в неминуемой гибели, а потом сбить с ног и оставить валяться на палубе.
Американца все-таки швырнули за борт, но только на следующий день, когда с корабля уже была видна земля. Правда, остров был необитаем, но все же пленнику дали шанс выжить, а это уже немало. Возможно, его увидят с борта проходящего судна и спасут. Габриела даже порадовалась за пленника. Это все же лучшая судьба, чем немедленная гибель, которую раньше пообещали ему пираты.
К концу того же дня они доплыли до другого острова, который тоже казался необитаемым, и вошли в кристально чистые воды широкой бухты. Почти в центре находился еще один крошечный островок. Но, присмотревшись, Габриела увидела, что это не остров, а масса спутанных и сплетенных древесных стволов, покрытых толстым слоем грязи и плавника, на котором росли какие-то незнакомые растения. Все вместе это походило на захламленную пристань, но на самом деле было создано рукой человека и предназначено для того, чтобы скрывать от посторонних глаз суда, пришвартованные по другую сторону импровизированного островка.
Флаг смерти развевался на двух кораблях, стоявших там сейчас, знаменуя присутствие опасной болезни, что объясняло их заброшенный вид.
Скоро и пиратский корабль стал выглядеть точно так же: на воду были спущены шлюпки, и пленников доставили на берег, после чего на грот-мачте тоже взвился флаг смерти.
Габриела поняла, что подобные флаги предназначались для отпугивания других судов, которые могли оказаться в этих местах. Боязнь смертоносной заразы наверняка помешала бы честным людям обследовать покинутые суда.
— Куда мы направляемся? — спросила девушка пирата, помогавшего ей и Марджери выбраться из шлюпки. Но он не счел нужным ответить и грубо подтолкнул ее вперед.
Они молча направились в глубь острова, не дожидаясь остальных, но, к счастью, Эйвери оказался в первой группе пленников, спустившихся на землю. Это была первая возможность поговорить с ним после захвата корабля.
— С вами все в порядке? — прошептал он, поравнявшись с ней.
— Не волнуйтесь, со мной все хорошо, — заверила она.
— Никто… не коснулся вас?
— О нет, Эйвери, клянусь, мне не причинили вреда.
— Слава Богу. Вы и представить не можете, как я волновался.
Она ободряюще улыбнулась:
— Меня должны выкупить. Капитан Бриллард дал понять, что я слишком ценный товар, который невыгодно портить. — И, показав на большую открытую рану на лбу бывшего помощника, в свою очередь, осведомилась: — Как ваша голова? Я видела, как вас вчера сбили с ног.
Эйвери осторожно дотронулся до раны.
— О, это всего лишь царапина.
Но судя по тому, как он поморщился, порез был достаточно болезненным.
— Я узнала от капитана, что он намеревается получить выкуп и за вас.
— Об этом мне ничего не известно, — вздохнул Эйвери. — Моя семья не из богатых.
— В таком случае я потолкую с отцом, когда он приедет за мной, — пообещала Габриела. — Уверена, он придумает, как вас освободить.
— Вы очень добры, — кивнул Эйвери, но тут же настойчиво прошептал: — Габриела, послушайте меня. Вас могут заверить в чем угодно, но из разговоров пиратов я понял, что там, где мы окажемся, полно швали подобного сорта. Предупреждаю для вашей же безопасности: постарайтесь не привлекать внимания к себе. Знаю, такой красавице это весьма затруднительно, но…
— Прошу вас, не стоит продолжать, — пробормотала девушка, краснея. — Я прекрасно понимаю, что нельзя успокаиваться, пока мы не избавимся от этих головорезов.

Семейство Мэлори - 8. Пленник моих желаний - Линдсей Джоанна => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Семейство Мэлори - 8. Пленник моих желаний на этом сайте нельзя.