А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Двое полицейских привели пьяницу с разбитой головой...
Мне казалось - время остановилось. В зале ожидания все как будто замерло. Люди неподвижно сидели на пластиковых стульях, тающий снег оставлял на линолеуме грязные разводы. Молодые врачи и сопровождающие разглядывали доску объявлений, болтали медсестры, подъезжали машины, сквозь двери прорывались потоки холодного воздуха.
Когда появился Тэд, я испытала облегчение при виде его мрачного, задумчивого лица. Крайне пунктуальный, он не был удобным мужем, но в трудную минуту вполне мог послужить точкой опоры.
Как обычно Тэд не стал тратить время на любезности.
- Где он?
- Где-то там, - я неопределенно махнула рукой. - Меня не пускают.
- Жди здесь, - услышала я, и тут же увидела, как он здоровается за руку с молодыми врачами. Человек науки, он отлично мог сойти за своего. Пытаясь расслышать их беседу, я подошла поближе, но они уже завернули за угол, а меня вновь остановила медсестра.
Оставалось только ждать. Появился молодой парень, поддерживая руку со свеженаложенным гипсом. Уныло ухмыляясь, он ушел с компанией подростков в кожаных куртках. Врач беседовал с женщиной в бобровой шубе. Она переспрашивала, кивала в ответ и вскоре ушла. Подъезжали санитарные машины, патрульные и такси, доставляя пьяниц и окровавленные жертвы дорожных происшествий. Казалось, в этот вечер по крайней мере у половины населения этого города был повод для беспокойства. Наконец вернулся Тэд.
- Ну вот, его уже обследовали, можно идти.
Я не сразу поняла, что мы уходим без Джоэла. Не знаю, чего я ждала.Возможно, что они сразу поставят его на ноги, сделав пару уколов. Тем временем Тэд уже дошел до входной двери и нетерпеливо обернулся ко мне.
- Пойдем, я возьму тебе такси.
- А как же Джоэл?
- Его кладут в психиатрическое отделение.
Я едва сдерживала рыдания. Это было неразумно. Ничто не выводило его из себя так, как женский плач. Стараясь удержать нахлынувшие слезы, я воздержалась от продолжения разговора.
Непогода на улице миновала. Луна выглянула из-за туч и осветила заснеженный двор клиники. Холод подействовал на меня успокаивающе. Прокладывая себе дорогу в снегу, я вскоре почувствовала, что голос мой больше не дрожит.
- Так что с ним?
- Похоже, он перебрал с наркотиками.
- Ты имеешь ввиду ЛСД?
- Или мескалин, или "священные грибы". Никакие анализы этого не установят. Они не оставляют следов. Но вероятнее всего это галлюциноген.У него же нет истории болезни.
- Конечно нет.
Тэд задумчиво взглянул на меня. Этот взгляд напомнил мне о поведении Джоэла в последние годы. Неудачный роман, поездка в Танжер, заброшенная работа, эта убогая квартира, странная жизнь без друзей. Возможно, надо было вспомнить о поведении нашей матери, но не хотелось.Я постаралась побыстрее отделаться от нахлынувших воспоминаний.
- Ты его видел?
Он кивнул.
- Что он сказал?
- Ничего.
- Жаль, что ты не слышал тот голос.
Мы вышли на Первую Авеню. Тэд остановил машину и я почувствовала, что события развиваются слишком быстро.
- Они смогут вывести его из этого состояния?
- Его лечат торазином. Это не моя область. Давай садись.
Я позволила усадить себя в машину, но когда он захлопнул дверцу, воскликнула "Тэд!" и опустила боковое стекло. Он старался держаться в рамках приличий, хотя и с трудом. Видно было, что ему страшно хочется уйти.
- Он все ещё ограничен в движениях? - я не могла себя заставить назвать вещи своими именами.
Вместо ответа Тэд, теряя терпение, бросил:
- Послушай, я сделал все, что мог.Завтра позвоню психиатру.
- Ты перезвонишь мне после этого?
Тэд быстро кивнул в ответ, боясь, что я разревусь.
- Отвезите даму на Восточную шестидесятую.
Когда такси тронулось, я через заднее стекло машины увидела, что Тэд уже остановил следующее.Позади осталась территория клиники, неясные силуэты кирпичных корпусов, железные ворота.Где-то там остался Джоэл.
На следующее утро была суббота. Я проснулась от солнечных лучей, играющих в заиндевелых ветвях деревьев за окном спальни. Это было восхитительно,но когда в памяти всплыли события минувшей ночи, я почувствовала, что проваливаюсь куда-то в бездну. Надо взять себя в руки.
Я встала,сварила кофе. Звонить Тэду было ещё слишком рано. По телевидению показали программу новостей, но я ничего не воспринимала мысли снова и снова возвращались к Джоэлу. Вот он сидит на ковре, раскинув ноги, лицо искажено гримасой .Мысли путались, передо мной уже приемная клиники Бельвью. И появилось чувство, что я что-то упустила. Но что вспомнить не удавалось. Наконец, услышав внизу шум, я встала и отправилась взглянуть на детей.
Они уже собирались на каток. Вообще-то утром мы собирались пройтись по магазинам, купить пальто, но я решила, что это может подождать. После стольких лет, проведенных в теплой, бесснежной Калифорнии, зима приводила детей в восторг, а Центральный парк в такую погоду просто великолепен: сверкающие на солнце ветви деревьев, белоснежные сугробы. Если дети отправятся на каток Уолмена, у меня появится время съездить в госпиталь, когда позвонит Тэд.
- Что случилось с дядей Джоэлом? - спросила Керри.
Поколебавшись, я решила сказать им правду, ведь в порядке акклиматизации в Нью-Йорке это могло послужить им наглядным уроком.
- У него тяжелая реакция на то, что он принял.
- Ты имеешь ввиду наркотики? - Керри рассматривала меня из-под выбившейся пряди длинных светлых волос.
- Что-то вроде.
Она широко открыла глаза, надеюсь, не от восхищения.
- Как он? - поинтересовался Питер.
- Точно не знаю. Я позвонила твоему отцу и мы положили его в госпиталь. - Мне показалось, что про полицию лучше не упоминать.
- Один парень на нашей улице принял ЛСД и сам себя выпотрошил... сказала дочь.
- Керри! - попыталась я остановить её.
- Но он же это сделал и прожил ещё три часа. Врач из Ленокс Хилл говорил, что ничего ужаснее ему видеть не приходилось.
Я начинала понимать, почему родители собирали вещи и покидали город. Но пора было уже и вмешаться. Как многие матери, в последнюю минуту я стала давать ценные указания. В данном случае это касалось их прогулки на каток.
- Перекусите в зоопарке. Если будет холодно, обязательно в помещении.
Просто удивительно, какую чепуху можно иногда нести, ведь заранее было известно, что дети как всегда устроятся на террасе и поедят на открытом воздухе.
- И наденьте перчатки, - добавила я, пока они натягивали сапоги.
- Если дядя Джоэл в госпитале, то кто же позаботится об Уолтере? спросила Керри уходя.
- Что за Уолтер? - переспросила я.
- Кот Джоэла. Его зовут Уолтер.
Да, об этом я забыла. Испуганный рыжий кот жался к книжному шкафу. Кто-то должен его покормить. После завтрака мне пришлось опять ехать домой к Джоэлу.
Оставив такси,я отправилась в магазин за покупками. Ярко светило солнце, запорошенная снегом Вторая Авеню выглядела опрятно и даже приветливо. Навстречу попадались пожилые русские женщины, поселившиеся здесь, когда Ист-Виллидж был просто окраиной Ист-Сайда. Витрины магазинов были заставлены крутобокими, сверкающими никелем самоварами. Все это спокойно сосуществовало с "Космик Трейдинг" - магазинчиком, предлагавшим образцы психоделического искусства. С экзотическими пуэрториканскими фруктами соседствовали полки с борщом и какой-то снедью. В угловом магазинчике я купила молоко, консервы из тунца и подстилку для кошек, вполне достаточно, чтобы продержаться до возвращения Джоэла, если конечно управляющий согласится присмотреть за животным. Всю дорогу тяжелые сумки оттягивали мне руки, но только подойдя к дому Джоэла я сообразила, что у меня нет ключа от его квартиры.
В нерешительности стояла я у разбитых почтовых ящиков в парадном, прикидывая, что же делать. Если ключ был у Джоэла в кармане, то остался в клинике. Правда, возвращаясь домой, люди чаще всего оставляют ключи в прихожей, так что надо сначала попасть в квартиру. Может быть, управляющий мне поможет?
Я нажала кнопку звонка - тот не работал. Тогда я вошла в незапертый подъезд. В грязном коридоре царил полумрак. Несмотря на раннее утро, кто-то уже жарил рыбу, дышать было невозможно. Осколки разбитой бутылки валялись на кафельном полу, перешагнув через них я подошла к двери квартиры управляющего. После моего звонка было слышно, как в квартире кто-то выключил телевизор. Мне показалось, что этот кто-то стал прислушиваться из-за двери.
- Я поводу квартиры 5Д, - попыталась докричаться я.
Ответа не последовало. Я позвонила снова. Тишина. Моя уверенность постепенно улетучилась.
Тут я заметила, что дверь в подвал незаперта, хотя и не открыта настежь, просвет составлял несколько дюймов, как будто управляющий прикрыл дверь за собой, отправляясь проверить бойлер. Но спуститься в подвал, чтобы проверить свою догадку, у меня особого желания не было. Мысли стали крутиться вокруг сообщений бульварных газет о найденных в топках и стиральных автоматах останках изнасилованных жертв. Хотя автоматическая стиральная машина была бы слишком большой роскошью для такого места, зато крыс там наверняка хватало. Короче говоря, спускаться в подвал мне не хотелось.Но надо же было попасть в квартиру Джоэла. Внезапно, сама не зная почему, я поставила сумки на пол, подошла к двери, рывком открыла её и застыла от удивления. По лестнице из подвала поднимался человек.
Он был одет в армейскую униформу, крепко сложен, давно не брит, темнокож,и лицо его дышало угрозой. Моим первым желанием было убежать, но помешало странное чувство, сродни смущению. С одной стороны это мог быть тот самый маньяк-убийца, которых так любит бульварная пресса, с другой - он мог оказаться управляющим. Такая нерешительность могла мне дорого обойтись.
- Что нужно? - прорычал он с угрожающим видом.
И тут мне стало совершенно ясно, что каким неприятным бы этот человек не казался, это именно управляющий домом,мистер Перес.
- Мне нужны ключи от квартиры 5Д, - твердо заявила я, стараясь сохранить респектабельный вид. - Мистер Делани - мой брат.
По тому, как он окинул меня взглядом, я поняла, что он наверняка видел вчерашнее представление: полицию, санитаров скорой помощи, Джоэла в смирительной рубашке. Такое пропустить трудно.
- Мой брат лежит в больнице, а мне нужно покормить его кота.
Чуть качнувшись, он ухватился за перила.
- Кот? - по тону можно было подумать, что это слово ему незнакомо.
- Может быть, вы возьмете эти хлопоты на себя, я заплачу.
- Убирайтесь отсюда.
- Но простите?.. - его ответ меня озадачил. Он, несомненно, был пьян, на меня пахнуло тошнотворным перегаром дешевого вина, но едва ли это объясняло его поведение. Пока я колебалась, он двинулся прямо на меня, собираясь так или иначе убрать меня с дороги. Пришлось отступить, и он нетвердой походкой преодолел оставшиеся ступени. Казалось, что кроме всего прочего, у него ещё и с головой не в порядке.
- Я звонила впустую, пришлось искать вас. Ключи от квартиры моего брата...
- Нет у меня никаких ключей. - Тут его взгляд наткнулся на мои хозяйственные сумки, казалось, усыпившие его подозрения, и я воспользовалась моментом, чтобы объяснить ему ещё раз.
- Я буду платить два доллара в день, если вы покормите кота. Еду вам привезут и останется только пойти и открыть банку...
- Нет! - закричал он. - Я туда не пойду!
Нет сомнений, тут что-то кроется. Я снова поинтересовалась, не путает ли он Джоэла с кем-нибудь еще.
- Квартира 5Д. Делани.
- Знаю, парень с книгами.
Мне стало ясно, что никакой ошибки нет, речь именно о Джоэле, а у того вряд ли был повод для вражды с этим кошмарным пьяницей, слишком разные они люди. Я не знала, на что решиться.Хотя с практической точки зрения мне нужно было всего лишь попасть в квартиру Джоэла и забрать его кота домой. Любопытно, смогу ли я попросить мистера Переса присмотреть за моими сумками, пока я ищу слесаря. Пока я набиралась храбрости, он неожиданно капитулировал.
- Подождите, - управляющий пересек лестничную площадку и замолотил кулаками по двери, перемежая удары с испанскими ругательствами до тех пор, пока та не открылась и он не исчез в дверном проеме.
Я постояла у входа в подвал, вернулась к своим сумкам и стала рыться в них в поисках кошелька, прикидывая возможные чаевые.
Через приоткрытую дверь доносились звуки лихорадочных поисков хлопанье ящиков письменного стола, яростное бормотание. Неожиданно я сообразила, что язык, на котором говорил мистер Перес, не был испанским, это борикуа - наречие, на котором говорят в Пуэрто-Рико. Не понимая слов, я прислушалась, просто отмечая разницу между ним и чистым, звучным мексиканским диалектом, к которому я привыкла в Калифорнии. Даже интонация была более резкой, отрывистой.
От сквозняка дверь приоткрылась шире и я увидела комнату, обставленную как гостиная: искусственные цветы, статуэтка черного святого, скорее всего Святого Мартина из Порреса. На стене картина, изображавшая руку человека, со следами от гвоздя на ладони, должно быть, руку Иисуса, под ней - стакан с жидкостью, похожей на воду. Что-то пока ещё неясное стало вырисовываться в моей памяти, какая-то история с борикуа...Пахнуло ладаном, а когда дверь приоткрылась, отчетливо донесся перезвон колокольчиков, прикрепленных над нею. В спальне, должно быть на алтаре перед евангелием "Эспиритизмо", горела свеча. Конечно же! Это секта "Эспиритизмо", взывающая к духам воды и воздуха. Вода избавляет и охраняет от злых духов, колокольчики привлекают добрых. Мне никогда не приходилось видеть жилища верующих этой секты, заинтригованная, я подошла ближе, чтобы получше рассмотреть всю комнату целиком, и только тут увидела маленькую темнокожую женщину. Та, вероятно, была одного со мной возраста, но сильно истрепана жизнью. Эти несколько шагов нарушили невидимую границу, мистер Перес предупреждающе закричал, отпихнул вглубь квартиры женщину и выставил меня на лестницу.
- Вот, берите и уходите немедленно, - прокричал он и, прежде чем мне удалось открыть кошелек, швырнув ключи, захлопнул дверь перед моим носом.
Оставшись в темном подъезде, я старалась понять, почему все, что бы я ни делала, оказывалось ошибкой: и просьба присмотреть за котом, и вторжение в гостиную...и тут ещё эта женщина, не отвечавшая на мои звонки.
Как бы там ни было, он очень хотел избавиться от меня. Пока я поднималась по обшарпанной лестнице, эта мысль неотступно меня преследовала. Была ли его ярость наигранной? Похоже, нет, но все же мне показалось, что под маской ярости скрываются совсем другие чувства. Я остановилась на лестничной площадке, припоминая, как управляющий отказался пройти в квартиру Джоэла, как старался побыстрее отделаться от меня. Вспомнив лихорадочный блеск в его темных глазах, я скорее почувствовала, чем поняла, что этот человек был просто охвачен паническим страхом.
Уолтер обезумел от голода, я ещё не успела вставить ключ в замочную скважину, а из-за двери уже неслись его пронзительные вопли. Джоэл принес его домой в прошлом ноябре, когда снял эту квартиру - подобрал на улице, грязного и вымокшего, и неудивительно, что кот боялся снова остаться без хозяина. Тем более, что место, где его оставили, веселеньким назвать было нельзя: ядовито-зеленые стены, облупившаяся краска на полу и,кроме того, гнетущая атмосфера. Даже уютное потрескивание радиатора отопления, яркий свет, бивший в окно и пестрота мексиканского ковра на полу не скрашивали неприглядной картины. Главным моим желанием было уйти оттуда как можно скорее, но кота надо было немедленно покормить. Я с трудом добралась до кухни - кот постоянно путался под ногами - нашла консервный нож и положила в миску еды. Пока он с ней разделывался, я пыталась подыскать что-нибудь для его переноски. Помнилось, у Джоэла была большая нейлоновая сумка с крепкой застежкой-"молнией", там хватит воздуха , а петлю застежки можно будет прихватить английской булавкой.
Поиски сумки в стенном шкафу, под диваном, в маленьком душном чулане, где были свалены рукописи, и даже в ванной комнате, не дали результата. Неожиданно я заметила небольшую антресоль над стенным шкафом в прихожей, притащила с кухни табурет, но даже подложив объемистую телефонную книгу едва сумела дотянуться, чтобы пошарить там рукой. Нащупав сумку, я потащила её на себя и услышала, как что-то шлепнулось на пол. После недолгих поисков в моих руках оказался нож с пружинным лезвием.
Я осторожно нажала на кнопку и со щелчком выскочило смертоносное десятидюймовое лезвие, острое как бритва. Даже представить было трудно, зачем подобная вещь могла понадобиться Джоэлу. Конечно, эту штуковину можно купить на Таймс-Сквер и, возможно, когда-то нож привлек его внимание, но странной была та тщательность, с которой его прятали. Купи он его для самозащиты, держал бы под рукой, и, кроме того, более мирного человека я просто не знала. Философского склада ума, немного апатичный, вряд ли он мог кого защитить, разве что кошку. Любитель уединенных кафе, постоянный созерцатель мыльных опер в обеденные часы, - недаром я вчера так и не смогла припомнить никого из его друзей. Не ассоциировался он у меня с таким оружием. Потом мне пришло в голову, что впечатление одиночества и стремления к уединению могло быть вызвано просто его скрытностью. А раз так, то мог быть и поставщик "травки", и любые сомнительные друзья, курсирующие вечерами по Макдугал-стрит или Бог его знает где.
Стук в дверь прервал мои размышления. Открывать особого желания не было, но я решила, что пьяница-управляющий передумал и предложит свои услуги. Опустив в карман пальто нож, я шагнула к двери. Тем временем стук повторился, настойчивый, требовательный и какой-то игривый.
- Минуточку, - прокричала я на ходу и распахнула дверь.
- Привет, Нора, - там стояла Шерри Тэлбот, безответная любовь Джоэла. От неожиданности я лишилась дара речи. Она выглядела все так же прекрасно, пышновласая блондинка со вздернутым носиком и дежурной улыбкой дочери крупного политика, поднимающейся на трибуну избирательного митинга, как говорится, папина надежда и опора.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17