А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но «прыгающая мина» слишком хорошо себя зарекомендовала, чтобы бесследно исчезнуть из арсенала предприимчивых дельцов, оптом и в розницу торгующих смертью.
Идею слегка подкорректировали, в результате чего на свет появилась прыгающая граната, идеально подходящая для ловушек-растяжек. У нее есть и официальное обозначение (не то JG-12, не то что-то подобное), но большинство знает только сленговое прозвище. «Прыжок в небеса» – самое точное название для этого отвратительного куска дерьма. Те, кому довелось увидеть неожиданный прыжок стального шара и попасть в радиус действия JG-12, гарантированно попадали на небо.
– Вы мне за это ответите!!! – донесся откуда-то издалека голос взбешенной фурии. – ОТВЕТИТЕ!..
Я не заметил, с какой стороны влетела граната.
Герда ошиблась. Второй киборг все-таки был. Просто не стал рисковать, только и всего. На одной чаше весов находились трое грабителей, вооруженных чрезвычайно эффективным оружием, и отключенная система безопасности. А на другой – полумеханическое чудовище, некогда называвшееся человеком.
И расчетливый монстр пришел к выводу, что проблему можно решить только одним способом – убить всех. И налетчиков, и посетителей. Может быть, киборга утешила мысль, что у заложников и так нет шансов. Безжалостные грабители не оставят живых свидетелей. Но, скорее всего, бездушный автомат просто не интересовался судьбой посетителей. Он делал свою работу – защищал банк. Второстепенные детали не имели значения. Поезд должен прийти из пункта «А» в пункт «Б» строго по расписанию. И не важно, сколько несчастных погибнет под стальными колесами. Главное, сделать то, что должен…
JG-12 ударилась об пол, а затем, словно спринтер, вложивший все силы в последний рывок, устремилась вверх. Она должна оправдать данное при рождении имя – прыгнуть в небо не хуже остальных. И не важно, что прыжок станет последним. Главное, в жизни каждого есть мгновение, ради которого он появился на свет.
Для гранаты такой момент – доли секунды с момента срабатывания детонатора при ударе об пол и до взрыва. Именно в этот короткий отрезок времени она должна выполнить предназначение, уготованное ей судьбой, – красиво и быстро взлететь к небесам.
«Где долбаный киборг взял гранату? – Я был поражен до глубины души. – В банке не может быть никаких гребаных гранат! Это настолько очевидно, что…»
– …твеееее… тииии…. теееее… – Визг неуравновешенной дамы, так и не сумевшей смириться с потерей дорогого костюма, перешел в глухое мычание.
Это походило на звучание допотопного магнитофона, пленку которого проигрывают на замедленной скорости: слова отвратительно растягивались, превращаясь в заунывное стенание зловещего призрака.
Герда по-прежнему держала пистолет на уровне лица, но не собиралась стрелять. То, что еще секунду назад имело какой-то смысл, теперь лишилось его. Она не могла сказать, откуда взялась уверенность, но знала твердо: ничего нельзя изменить.
ВООБЩЕ НИЧЕГО.
Сотрудница банка наконец отодвинула засов, и мечта Кая осуществилась: путь к богатству был свободен. Он улыбнулся, но теперь – искренне, и сделал решительный шаг к двери…
Граната достигла наивысшей точки полета и остановилась. Гусеница выполнила предназначение, сейчас из нее вылупится бабочка. А точнее, стайка бабочек. Они разлетятся по всей округе, подарив уныло-статичному миру красоту чистого разрушения.
«У киборга не могло быть гранаты, а значит, перед нами обычная фальшивка, муляж, заставивший поверить в то, чего нет на самом деле», – промелькнула спасительная мысль.
«Мы все же сделали это», – удовлетворенно подумал Кай.
«Ничто не имеет значения», – пронеслось в голове Герды.
«Долетела до неба…»
БА-АХ!!!
Тело гранаты-гусеницы разорвалось, и в воздух брызнула стайка игривых бабочек. Хотя они больше походили на пчел-убийц, но, когда тело прошивает несколько десятков осколков, становится безразлично, на что они походят. Сознание гаснет, как выключенный из сети телевизор, и последнее, что успеваешь заметить или осознать, – несколько картинок стоп-кадров из безвозвратно потерянной жизни.
Вот Кай валится в дверной проход лицом вперед, словно мощный дуб, срубленный усталым дровосеком.
А вот Герда выпустила из рук ненужный больше пистолет, надломившись, как молодое деревце. Она была потрясающе красива при жизни. И умирает тоже красиво.
Еще несколько посетителей лежат на полу. И только пожилая дама по-прежнему стоит на ногах. Непонятно, за счет чего она держится. Но ясно одно – так просто она не оставит этого вопиющего безобразия. В приличном заведении нет места подобным эксцессам. Какая неслыханная наглость – испортить ее шикарный костюм! Теперь к нескольким отвратительным пятнам, расплывшимся на дорогой одежде, добавилось множество точек-горошин, придающих костюму определенный шарм.
«Слегка мрачновато, зато весьма оригинально. Не будь этих дурацких огромных пятен, – думает она про себя, даже не заметив, что ее сердце остановилось, – то выглядело бы почти идеаль…»
Бесчувственное тело испорчено так же, как дорогая одежда. Только, в отличие от костюма, оно не подлежит восстановлению. Даже чисто теоретически.
Упавшая на меня женщина закрывает весь мир, и последнее, что я успеваю подумать: «У нас ничего не получилось».
«У НАС НИ ХРЕНА НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ!» – стремительно взрывается в сознании вспышка сверхновой, а через долю секунды или, может быть, несколько миллиардов лет красивая звезда превращается в ужасную воронку черной дыры.
– Я ведь знал наперед! – На лице таксиста застыла отвратительная улыбка. – Все, как я предупреждал. Двое глупых мужчин и одна красивая женщина заходят внутрь, а затем наружу выносят три изуродованных тела. Даже не успел выкурить сигарету, как глупое представление кончилось.
Докуренный почти до самого фильтра окурок летит в сторону и, упав в непонятно откуда взявшуюся лужу, гаснет, испустив напоследок облачко едкого дыма.
– Вот что бывает с теми, кто не слушает дельных советов! – назидательно произносит водитель, заводя машину. – Хотели лично убедиться, что никто не грабит банки тупо и бессмысленно? Вот и убедились!
Последние слова заглушает рев мотора, и такси, оставляя на асфальте полосу жженой резины, с прокрутами и режущим слух визгом покрышек стремительно покидает место трагедии.
Да, ограбление сорвалось. И мы погибли. Но самое обидное заключается не в провале операции, а в том, что, как и проклятый таксист, я с самого начала знал: ничего у нас не получится.
АБСОЛЮТНО НИ-ЧЕ-ГО.
Краткое содержание первой книги
В 2072 году повсеместно ввели запрет на использование искусственных органов, а также имплантатов, увеличивающих физические параметры человека (скорость, силу, выносливость). Это вызвало серию вооруженных восстаний, которые были безжалостно подавлены.
В ходе операции по тотальному уничтожению мятежников выжили и спаслись всего несколько сотен. Они растворились в необъятном людском мире, заложив фундамент учения о прокачке уровней. Основной принцип состоял в том, что систему невозможно победить, в ней можно только раствориться.
Именно так многие из нас стали участниками проекта «MMORPG "Жизнь"». После чего уже в буквальном смысле этого слова перестали быть людьми.
В игре без правил необходимо повышать уровень, напичкивая тело новыми, более прогрессивными имплантатами. Поднимать силу, наращивать мускулы, совершенствовать рефлексы и скорость реакции. Можно называть процесс как угодно, но чаще всего говорят «прокачивать уровень».
Делается прокачка во имя одной-единственной цели – выжить. Правила изгоев просты: нет приемлемого уровня – ты покойник. Во все времена выживали сильнейшие. А применительно к нашему случаю – те, у кого наиболее прокачанный уровень. Кто по каким-то причинам не сумел раскачаться, того тихо разбирают на составные части, передавая эстафету безумия новым участникам гонки на выживание – бесконечного марафона, в котором нет и не может быть победителей. Впрочем, даже с приемлемым уровнем никто не застрахован от роковых неожиданностей. Нас с Чарли (тридцать третий и тридцать пятый уровень соответственно) выследила охотница-киборг. Бесчувственная железная тварь – по-другому не скажешь.
После сорокового уровня технические характеристики имплантатов настолько высоки, что мозг самостоятельно не справляется с контролем всех элементов сложной системы. В него вживляется микропроцессор, берущий на себя львиную долю вычислительных операций. Качественный скачок технологий (сороковой уровень на порядок превосходит тридцать девятый) приводит к тому, что человек превращается в натуральную машину со слабыми проблесками человеческих чувств.
Тридцать третий и тридцать пятый уровень никогда не победят киборга. Это невозможно в принципе.
У нас не было ни единого шанса, но Чарли задействовал «Костыль В. Вилли» – имплантат производства одного сумасшедшего изобретателя. В результате его действия вся электроника в радиусе нескольких метров расплавлялась. Киборг погиб, а наши тела оказались напичканными массой искореженного металла.
Ударная доза морфия справилась с болевым шоком, но не смогла решить главную проблему – где достать деньги для дорогостоящей подпольной операции по извлечению из тел железного хлама.
Вариантов было немного, и в конечном итоге мы остановились на ограблении банка. А так как у Чарли возникли проблемы с позвоночником, то все тяготы предстоящей операции легли на мои плечи.
Взбодрившись порцией «Белого Джонга» (убийственно сильного психостимулятора), я отправился к подпольному торговцу имплантатами Дядюшке Тому, намереваясь заключить «сделку века». И предложил ему свои услуги в качестве того самого парня, который подпишется на самоубийственное ограбление.
Не знаю, какими соображениями руководствовался Дядюшка Том, главное – он принял безумное предложение, снабдив меня не только деньгами, но и необходимой амуницией.
Казалось бы, дела идут лучше некуда. Но полоса везения резко закончилась, уступив место непрекращающемуся хаосу. Кровавый кошмар со стрельбой и трупами безостановочно преследовал меня до тех пор, пока я вконец не отчаялся и не принял «Эссенцию счастья» – наркотик-антидепрессант. Мир сразу же расцвел яркими красками. А Веселый Вилли, согласившийся по дешевке продать «прототип оружия будущего», показался на редкость замечательным парнем.
Призрачная иллюзия рассеялась после того, как злой волшебник привел меня в чувство, сообщив, что изысканный коктейль морфия, «Белого Джон-га» и «Эссенции счастья» – гарантированный джекпот в ад.
Три таблетки нейтрализатора подарят двенадцать часов жизни, а затем необходимо полностью заменить кровь.
Это был тот классический случай, когда без помощи благородных друзей главный герой бессилен что-либо сделать.
По правде говоря, мне ужасно не хотелось втягивать в неприятную историю старых приятелей, но другого выхода не было. При всем желании в одиночку банк не ограбишь.
К счастью, Кай и Герда согласились помочь в обмен на «небольшую» услугу – ликвидировать четырех высокоуровневых охотников. Я был не в том положении, чтобы отказаться. Тем более я питал к Герде определенные чувства. В конечном итоге стороны пришли к обоюдовыгодному соглашению, в результате чего на улицы города выплеснулась очередная волна насилия. А прямая телетрансляция превратила дикую резню в феерическое реалити-шоу. Масса невинных жертв, крови и взрывов подняла рейтинг продажного двенадцатого канала на недостижимую для конкурентов высоту.
Затем было отчаянное бегство, захват квартиры, обнаженная красавица, романтическое свидание, купание в ледяной купели, смерть, реанимация…
В конечном итоге я окончательно выдохся, а Герда, воспользовавшись советом В. Вилли, сделала мне очередную инъекцию сильнодействующего препарата и… На этом все и кончилось. Перекачанный наркотиками мозг угодил в «ловушку сознания», замкнутый круг галлюцинаций, откуда можно вырваться, только ограбив банк. По крайней мере, так утверждает демон сомнения, явившийся мне в образе таксиста. Но вся беда в том, что банк ограбить невозможно. Да и сам демон – скорее порождение наркотического кошмара, нежели часть реальности.
Хотя кто знает, что по-настоящему реально, а что нет? В жестоком кошмаре бесчестной игры «MMORPG "Жизнь"» все настолько запутано, что почти невозможно отделить правду от вымысла, а жизнь от иллюзии.
Даже если очень постараться…
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ПОБЕДИТЬ СТРАХ
Глава 1
Я мог до бесконечности пытаться ограбить проклятый банк, но после «Прыжка в небеса» понял – шансов нет. Никаких. Даже призрачных.
У охранников финансовых учреждений не бывает гранат. Тем более таких экзотических. Это нелепая фантазия, лишенная всякого смысла.
Нет, разумеется, представить можно что угодно. Включая замаскированные зенитные комплексы или, скажем, экзотические отравленные стрелы каннибалов-туземцев. Но это ничего не изменит.
Вырваться из ловушки собственного разума получится только в случае успешного ограбления чертова банка. А удачным этот налет быть не может. Не разнеси нас в клочья «Прыжок в небеса», обязательно случилось бы что-то другое. Напалмовая бомба, ядерный взрыв… Не важно, что и как, но обреченный человек все равно умрет.
«Запрограммированное убийство» – почти идеальное определение моего нескончаемого кошмара. Того самого, где я выступаю в роли беспомощной жертвы.
И, что хуже всего, можно сколько угодно биться головой о стену, все равно ничего не изменится.
Возвращение в исходную точку.
Очередная попытка.
Смерть.
А потом начинаешь сначала.
Замкнутая схема абсолютного безумия. Нужно разорвать порочный круг, иначе рано или поздно тронешься. Других вариантов нет.
Я долго бился над решением сложной задачи, но обстоятельства оказались выше меня. Конечно, нелегко расписаться в собственном бессилии, особенно когда на кону стоит жизнь. Но если нет другого выхода, приходится идти на жертвы. И чем безнадежнее положение, тем большую цену нужно платить. Таковы правила этого мира.
Мне отчаянно не хотелось заключать пари с демоном сомнения, но, достигнув высоты, которую не мог взять без посторонней помощи, я уперся в непреодолимую стену и забуксовал.
В безвыходном положении не остается ничего иного, как прибегнуть к испытанному средству – поставить на кон все, что имеешь. Крупные ставки – большие выигрыши. И проигрыши – соответствующие.
Такси, наверное, в тысячный раз подъехало к дому – и я предупредительно открыл дверцу перед Гердой.
– Как мило… – Несмотря на то что мы отправлялись на дело (очередное ограбление, мать его), ей приятны знаки внимания.
Женщина остается женщиной в любой ситуации.
Мой легкий кивок выражал согласие.
– Кай, садись рядом с ней. – Я сделал приглашающий жест, словно радушный портье, обслуживающий важных персон.
– А ты?
– Сяду вперед. Хочу пошептаться с водителем. Мы старые приятели и должны кое-что обсудить.
– Пока ты валялся в отключке, я вызвал первого попавшегося таксиста. – Кай был удивлен и не пытался скрыть своих чувств.
– Так получилось, что он оказался именно тем… – я хотел сказать «человеком», но передумал, – тем самым приятелем. Садись, потом объясню.
Он не стал спорить. Бессмысленно убеждать человека, не успевшего прийти в себя после приема сразу нескольких супердоз. Самое интересное – на его месте я бы поступил точно так же. Понятия «наркоман» и «здравый смысл» несовместимы.
Захлопнув дверцу за Каем, я, не скрывая злости, сел вперед, даже не взглянув на таксиста. Не хотел видеть его лицо. Ни сейчас, ни когда-либо после. Я мечтал только об одном – поскорее закончить затянувшуюся игру в ограбление банка и…
Дальнейшие планы представлялись слишком расплывчатыми и неопределенными, чтобы говорить о них что-то конкретное. Но одно я знал наверняка – нужно вырваться из проклятой ловушки сознания, пока окончательно не спятил.
– Вопрос остается прежним – или ты передумал? – В голосе собеседника смешалось слишком многое: насмешка, радость, предвкушение близкого триумфа, осознание полной уверенности в своей победе.
– Не в правилах настоящих игроков брать слова обратно.
– Вот как? – На этот раз он казался искренне заинтересованным. – И с каких это пор ты вдруг стал настоящим игроком?
– С тех самых, как обыграл в карты одну чересчур самоуверенную суку.
– Разве можно так грубо отзываться о прекрасной женщине?
– Когда женское тело венчает голова собаки, то можно. Но ведь мы не собираемся обсуждать дела давно минувших дней, а хотим разобраться с нашим пари?
– Безусловно.
– В таком случае давай оставим лишние разговоры и перейдем к делу.
Такси уже давно никуда не ехало, застыв во времени и пространстве, словно огромное глупое насекомое, завязнувшее в капле смолы.
– Ты говоришь так, будто нас ждет длинный рабочий день. А ведь все, что нужно, – это произнести пару слов, не более.
В пачке оказалась последняя сигарета. В любое другое время я мог бы решить – это плохой знак. Но счастливые предзнаменования давным-давно ушли из моей жизни. Поэтому я просто закурил.
– Не пару, а одно.
– Что?
– Нужно произнести всего одно слово, – уточнил я.
– Мне казалось, что вопрос «Во имя чего рождается человек?» подразумевает более развернутый ответ.
– Разве вопрос задавал ты?
Последняя сигарета заканчивалась слишком быстро, превратившись в бикфордов шнур, отчаянно спешащий к конечной цели путешествия – тротиловой шашке.
– Нет, конечно. – В его интонациях теперь звучала откровенная насмешка. – Но несложная загадка имеет всего один верный ответ. Человек рождается, чтобы умереть. Можно сказать, он рождается для того, чтобы жить. И в этом будет определенный резон. Но так как ничто в нашем мире не вечно, то конечной и самой главной точкой является именно смерть.
Сделав две последние затяжки, я докурил сигарету до фильтра и только после этого поинтересовался:
– Как можешь ты, демон, быть настолько уверенным в том, о чем не имеешь ни малейшего понятия? Ведь ты даже не человек.
– Чтобы ответить на легкий вопрос, не нужно рождаться человеком. Это настолько очевидно, что не подлежит обсуждению. Белое – это белое. А черное – черное.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30