А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Брайт Владимир

Цвет крови - 1. Цвет крови - серый


 

На этой странице выложена электронная книга Цвет крови - 1. Цвет крови - серый автора, которого зовут Брайт Владимир. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Цвет крови - 1. Цвет крови - серый или читать онлайн книгу Брайт Владимир - Цвет крови - 1. Цвет крови - серый без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Цвет крови - 1. Цвет крови - серый равен 246.38 KB

Цвет крови - 1. Цвет крови - серый - Брайт Владимир => скачать бесплатно электронную книгу



Цвет крови - 1

Владимир Брайт
Цвет крови – серый
ПРОЛОГ
Любой мир, в каком бы времени и пространстве он ни находился, всегда одинаков и предсказуем. Тень борется со светом, а свет – с тенью. В этом нет ничего необычного и ужасного, потому что таков естественный порядок вещей в природе. Но в этом вечном противостоянии присутствует еще и третий противник – абсолютная всепоглощающая тьма, которая сильнее двух других сторон, вместе взятых, и при случае могла бы легко поглотить их, однако в силу своей хаотической нестабильной природы она постоянно вступает в конфликт не только с двумя этими противоборствующими началами, но и сама с собой. И это не позволяет тьме не только добиться подавляющего превосходства – ей подчас с трудом удается удержать ранее завоеванные позиции.
Однако что есть мир без противостояния?
Ничто.
Пустая оболочка без смысла и содержания.
Боги решают свои проблемы, смертные, копошащиеся у их ног, – свои. Колесо истории безостановочно крутится, пытаясь достичь невозможного: обогнать себя же. И по большому счету никому нет дела ни до чего на свете, кроме собственных, порой сумасшедших, устремлений. Поэтому одни безумцы верят в силу оружия, другие – в разум, третьи – в магов или героев, которые придут и спасут их от всех возможных и невозможных напастей.
И вот про этих-то самых героев при случае слагают легенды и мифы, которые еще долго живут в памяти людей.
Однако в конечном итоге и это проходит. Покрываются тленом забвения былые подвиги, и на смену им после заката солнца выползает все та же вечная, абсолютная, ничем не разбавленная тьма беспамятства. В бездонном чреве которой хранятся только смутные обрывки воспоминаний о тех немногих, чья кровь еще при жизни сменила цвет с пронзительно красного на пепельно-серый.
Память о тех, кто вовсе не был героем в буквальном смысле этого слова...
В общей сложности нас было около пяти тысяч. Люди племени Сави, охотники и землепашцы, поселившиеся в долине, которая со всех сторон окружена горами – каменными монолитами, пронизывающими остроконечными пиками небесную твердь и уходящими в заоблачную даль. Туда, где живут только забытые древние боги и, может быть, души умерших предков.
Безумная жизнь, в которой люди, орки, эльфы, гоблины, гномы и прочие расы постоянно воевали между собой, чтобы решить извечный неразрешимый спор: кому должна принадлежать власть в подлунном мире, – вся эта жизнь была слишком далека от нашего поселения и никак не влияла на наше существование. Были четко обозначенные горами границы, дальше которых не заходили мы и которые не могли преодолеть все остальные, поэтому ничто не нарушало спокойной, размеренной жизни нашего племени. До тех пор, пока однажды утром двадцатитысячный экспедиционный корпус армии генерала Тиссена, стремительно форсировав неприступные, как нам казалось, горы, не окружил со всех сторон нашу цветущую долину. Легкость, с которой войска совершили невозможное, объяснялась достаточно просто. В своем большинстве группировка противника состояла из имуров – людей-кошек, для которых преодоление подобных поднебесных препятствий было едва ли не детской забавой...
Только что жизнь била ключом, а мир казался прекрасным и удивительным – и вот все неожиданно изменилось. Солнечный свет погас, мышеловка захлопнулась, и теперь нам оставалось только одно – обильно пропитать своей и вражеской кровью только-только заколосившиеся весенние поля. После чего небольшому племени Сави было суждено навсегда исчезнуть из памяти этого злого, равнодушного ко всему мира.
Глава 1
Когда тебе всего двадцать пять, на дворе весна и до этого дня жизнь казалась нескончаемо долгой и прекрасной, особенно тяжело решиться на выбор, определяющий жизнь или смерть пяти тысяч человек, чуть ли не каждого из которых знаешь с детства.
Мой отец, вождь племени Сави, отправился неделю назад в путешествие, цель которого даже для меня так и осталась до конца не ясной. Может быть, ветер странствий посетил его седую голову или какие-то другие причины заставили отправиться в путь, но, как бы то ни было, отец ушел, взяв с собой несколько лучших следопытов и сказав, что вернется через два-три месяца. Так как я был единственным сыном правителя, то на время его отсутствия вся полнота власти (а власть эта состояла по большей части в решении мелких бытовых конфликтов) легла на мои плечи. Задача была не слишком обременительной, поэтому для меня не составляло особого труда справедливо править моим небольшим народом... Вплоть до утра того черного дня.
Словно стая прожорливой саранчи, лавина имуров заполонила долину, взяв в плотное кольцо наше небольшое поселение. Войска почему-то не пошли на штурм сразу, оцепив нас по периметру и встав походным лагерем неподалеку. Это позволило нам хоть как-то подготовиться к обороне, образовав в центре деревни кольцо баррикад из телег, бочек и прочей хозяйственной утвари. Преграда скорее психологическая, нежели по-настоящему действенная, особенно если учесть, что внутри «бастиона» кроме мужчин-охотников находилось и все остальное население деревни, совершенно непригодное к ведению боевых действий. Что ж, при всей своей хрупкости эти нелепые баррикады были все же лучше, чем ничего.
Однако и я, и большинство взрослых мужчин нашего племени прекрасно осознавали простую истину: это заграждение ровным счетом ничего не меняет, будучи скорее самообманом для людей, ставших отныне живыми мертвецами.
Мы все еще двигались, что-то делали, готовились к битве, может быть, боялись, надеялись и молились. Но все было напрасно.
Имея за спиной три тысячи стариков, женщин и детей, пара тысяч взрослых мужчин, пусть даже половина из них – прекрасные охотники, никогда не отобьется за жалкими баррикадами от десятикратно превосходящей группировки жестоких и свирепых воинов. Которые к тому же не люди, а более сильные и выносливые имуры.
Роли в бесчестной игре были распределены заранее, и нам в ближайшем будущем предстояло умереть. Пожалуй, самым горьким было то, что обреченные на смерть люди понимали: ничто уже не может изменить предопределенный свыше расклад.
Ко мне подбежал мальчишка-посыльный.
– Т-там парламентеры. – Его голос срывался от волнения. – Такие большие, н-необычные, в-волосатые и с хв-восттами. – Он начал слегка заикаться от страха.
– Где – там?
– Н-на южной стороне баррикад... У н-них вот такие шлемы. – Он сделал в воздухе неопределенный жест рукой. – И... и кривые сабли.
В карих глазах маленького сорванца холодный ужас смешивался с горячим любопытством. Разум ребенка не мог до конца осознать, что, может быть, всего через несколько минут эти самые кривые сабли обрушатся и на его голову.
– Пойдем, покажешь, – коротко приказал я и, не дожидаясь ответа, зашагал к южной стороне укреплений.
Мальчишка быстро засеменил в том направлении. Через несколько минут мы достигли границы баррикад. Оттуда открывался вид на узкую улочку, где нас действительно поджидала делегация парламентеров.
Их было трое. Все имуры. Вооружены, но спокойны. Что ж, имея за спиной поддержку в двадцать тысяч сабель, спокойным быть нетрудно.
Хотя... Переговоры ведь вещь специфическая – не всегда они заканчиваются к взаимному удовольствию сторон. Поэтому остается вероятность, что парламентер может не вернуться в свой лагерь. Отрубленная голова, насаженная на пику, нагляднее всяких слов свидетельствует о том, что в лагере осажденных идти на компромисс никто не собирается.
В нашем безнадежном положении было бы естественно поступить именно таким образом – бить всех троих. Ибо лучшее, что они нам могли предложить, – это сдаться на милость победителей и попасть в вечное рабство. Каменные шахты или подземные рудники, где добываются драгоценные камни и магические кристаллы, не те места, ради которых стоит жить. Лучше быстро и легко умереть в жарком бою, чем долго и мучительно гнить заживо в этих проклятых богом и людьми местах.
Определенно положение у парламентеров было не самым хорошим, однако они не выказывали никаких признаков волнения, как будто были заранее уверены, что затравленная и смертельно раненная дичь не посмеет ничего сделать вырвавшимся далеко вперед псам охотника.
– Давайте убьем их, – мрачно предложил кто-то из толпы.
Стоящие рядом одобрительно загудели. Идея нашпиговать стрелами этих незваных пришельцев, готовых в одно мгновение уничтожить все, составляло смысл нашего существования, понравилась всем.
Несколько человек почти синхронно достали стрелы из колчанов...
– Нет. – Мой голос прозвучал неожиданно громко. – Сначала узнаем, что им нужно, а убить успеем всегда.
Я не собирался разыгрывать ненужное благородство. Участь троих имуров была решена. Они были уже мертвецами – так же как и все мы, Но какое-то внутреннее чувство подсказывало мне, что прежде нужно узнать, зачем в забытое богом место, не представляющее никакой ценности ни с тактической, ни со стратегической точки зрения, пожаловала двадцатитысячная прекрасно подготовленная и оснащенная группировка. А теперь, вместо того чтобы сразу уничтожить малочисленного и плохо вооруженного противника, враги сначала дали ему время укрепиться в городе, а затем еще и вступают в переговоры.
– Пойду узнаю, что им нужно. А затем... – Мое молчание было красноречивее всяких слов. – На полпути назад я подниму вверх правую руку. Это будет знаком для начала атаки.
Сказав это, я сделал шаг вперед, чтобы, миновав баррикаду, отправиться на переговоры.
– Постой. – Голос Ави, убеленного сединами охотника, прервал мое движение. – Их трое, а ты собираешься идти на встречу один. Возьми с собой еще кого-нибудь...
– Это лишнее.
В моей душе царил хаос, но, отдавая приказ, я выглядел почти спокойно и говорил тоном, не допускающим возражений.
– Трое имуров без особого труда справятся с тремя людьми-охотниками, которые владеют луками и короткими ножами, но мало что смыслят в искусстве битвы на мечах.
– Мне лучше пойти одному, – повторил я, убеждая не столько столпившихся вокруг людей, сколько самого себя, и, не дожидаясь ответа, отправился на переговоры.
Это было очень необычное чувство – идти по улице города, знакомого с детства, под пристальным взглядом молчащей толпы и чувствовать себя пробирающимся по тонкому льду, готовому треснуть в любой момент.
Сердце учащенно бьется, готовое птицей вырваться из груди, а мысли несутся галопом, словно табун обезумевших скакунов, и начинает казаться, что все происходит во сне. Стоит совершить небольшое усилие – и ты проснешься. Кошмар растворится в прохладе раннего утра, и набирающий силу рассвет подарит еще один долгий и счастливый день...
Но это был не сон. Отогнав наваждение, я попытался взять себя в руки, и, как ни странно, это удалось. Стоит только смириться с неизбежным, как все в жизни становится куда проще.
«Сегодня ты умрешь», – сказал я себе и тут же почувствовал себя спокойнее. Все когда-нибудь умирают – кто раньше, кто позже. Поэтому не важно, когда ты умрешь. Важно – как . Достойно, как воин, или позорно, как трус.
Призрачная надежда, питающая сердце, подобна медленному яду – она делает человека слабее. После того как у меня не осталось надежды, а значит, нечего было и бояться, уже ничто не могло поколебать мою решимость.
Зато знание, что эти трое имуров умрут раньше всех нас, доставляло ни с чем не сравнимое удовлетворение, так что, подходя к парламентерам, я не удержался от широкой искренней улыбки – это был одновременно и салют, и насмешка над мертвецами.
Стоявший посередине имур был ростом чуть ниже своих спутников. Хотя он (как и остальные двое) был одет в кольчугу и носил на поясе короткий кривой меч, все-таки он не был воином.
Я не мог бы объяснить, почему так решил, пока не увидел его глаза – черные, глубокие, непостижимо загадочные, пронизанные каплями серебряного дождя и светом далеких солнц. Встретившись с ним взглядом и на мгновение заглянув за грань неведомого, я все понял. Существо с такими глазами просто не могло быть обычным воином. Это был либо маг, либо шаман, либо один из верховных жрецов, либо...
«А впрочем, – подумал я, – к чему гадать: кем бы он ни был, это не имеет никакого значения».
– Ты ведь приказал своим людям убить нас, как только закончатся переговоры? – вместо обычного в таких случаях приветствия спросил он меня.
– Да, – абсолютно спокойно ответил я и в очередной раз улыбнулся.
Это была не та ситуация, когда ложь может что-то изменить. Поэтому, ничуть не удивившись его проницательности, я решился на непозволительную в обычном случае роскошь – сказать правду врагу.
Его телохранители чуть заметно напряглись – только и всего. Никаких необдуманных движений, волнения или паники – настоящие профессионалы.
Я повернул голову к более высокому воину, лоб которого пересекал длинный безобразный шрам, и продолжил:
– А тебе, мой пушистый друг (имуры очень болезненно относятся к сравнению с кошками), не удастся спасти господина, заслонив его собственным телом. – Я находился в превосходном расположении духа. – Даже не думай об этом. Может быть, ты не знал, но мои люди – первоклассные охотники. Попасть с трех десятков шагов в глаз мелкой дичи не составляет для них особого труда. А у вас, имуров, хоть вы и носите пушистые хвосты – я с трудом удержался, чтобы не рассмеяться вслух, – размеры все же чуть больше, чем у маленьких симпатичных белочек.
Думаю, я не смог бы уловить движение оружия, если бы парламентер вдруг решил покарать наглеца. В обычной обстановке подобные речи – когда оскорбляют не отдельного представителя рода, а всю расу в целом – немедленно караются смертью. Но сейчас была не обычная обстановка, и этим странным созданиям, судя по всему, что-то было нужно от нашего небольшого племени, поэтому на мою реплику никак не прореагировали.
– Ну, раз никаких недомолвок не осталось, – как ни в чем не бывало продолжил предводитель парламентеров, – тогда позвольте узнать, с кем имею честь беседовать.
Вопрос был настолько странным, что на мгновение поставил меня в тупик.
– А что, разве это так важно? – спросил я после паузы.
– Разумеется, – очень мягко, можно даже сказать, ласково, по-отечески ответил он. – Мы уполномочены вести переговоры только с совершенно определенным человеком. – Если ваше имя не совпадет с тем, которое написано на этом пергаменте, – он поднял вверх руку со свитком, скрепленным странной светящейся печатью, – мы немедленно убьем вас и все ваше племя. После чего сожжем все посевы, а от города не оставим камня на камне.
– Очень интересно. – Я продолжал находиться в состоянии какой-то веселой полуэйфории. – А мы-то было подумали, что вы пришли предложить нам вечный мир и торговое сотрудничество.
– Если вы назовете правильное имя, то все так и будет, – уверил меня он.
«Этот проклятый шаман лжет, чтобы заронить в мое сердце искру надежды и сделать меня уязвимым, – подумал я. – Нет, в такие игры мы играть не будем».
– А какое конкретно имя вас интересует? Обычное или тайное, данное матерью при рождении?
– Совершенно безразлично, – последовал лаконичный ответ.
– Но в таком случае я могу его просто придумать!
– Почему нет? – Он равнодушно пожал плечами. – Это ваше полное право.
– А если я произнесу первое попавшееся имя, а магический свиток начертает его? Он ведь магический, я угадал?
– Молодой человек, – было видно, что этот разговор начал его утомлять, – свиток действительно магический и принадлежит одному из трех лордов Хаоса. Вы же не думаете, что огромный экспедиционный корпус преодолел немалое расстояние исключительно ради того, чтобы встретиться с мелким деревенским царьком забытого богом племени, а потом попытаться обжулить его с помощью фальшивого волшебства? Согласитесь, это было бы верхом глупости!
Я не нашел ничего лучшего, чем задумчиво протянуть:
– Думаю, да... Это действительно было бы верхом глупости.
– В таком случае соизвольте назвать имя, а затем мы откроем свиток и вместе посмотрим, будет ли сегодня уничтожено одно никудышное племя людишек или нет.
Наверное, не стоило ему говорить это. Расовая гордость присуща не только имурам, но и людям.
Я собрался было назвать свое истинное имя, но теперь, после этой фразы, передумал.
– Мое полное имя – Принц Хрустальный, – ответил я, с ненавистью глядя ему в глаза.
Время обмена любезностями прошло. Настал черед оросить землю кровью.
В одной старинной легенде непобедимого и неуязвимого воина-имура поразила стрела с хрустальным наконечником. С тех пор у этого племени и сам хрусталь считается табу, и даже упоминание о нем может принести несчастье.
Назвав себя подобным именем, я, по сути, плюнул в лицо собеседнику.
Телохранители заметно напряглись, уже не столько обращая внимание на меня, сколько анализируя ситуацию и прокручивая в уме всевозможные варианты того, как защитить и увести с линии огня своего господина. Война была официально объявлена, оставалось только выполнить ни к чему не обязывающие формальности, прочитав то, что написано в свитке.
– Вы, люди, оказывается, глупее и слабее, чем я думал, – даже не пытаясь скрыть презрение, сказал имур, одновременно ломая печать и разворачивая свиток.
Несколько бесконечно долгих мгновений парламентер недоуменно вглядывался в содержимое текста. Потом молча протянул пергамент мне. Только два слова были написаны там, от руки, небрежным почерком. И эти два слова в корне изменили всю мою жизнь. Именно эти слова сделали из меня то, чем я являюсь; заставили меня потерять осколок души, а с ним – самого себя; превратили меня в чудовище, в проклинаемого всеми изгоя...
Хрустальный Принц.
– Мы, люди, – сказал я, быстро справившись с удивлением, – не только умнее и лучше всех остальных рас. Куда важнее другое: мир в будущем будет безраздельно принадлежать нам.
Весь трагикомизм ситуации заключался в том, что эти высокие, идущие из самого сердца слова были произнесены человеком, которому суждено было не только предать голос собственной крови, но и примкнуть к легионам Хаоса. Хаоса, темные силы которого поставили перед собой цель – стереть с лица земли и людей, и подавляющее большинство других светлых рас.

Цвет крови - 1. Цвет крови - серый - Брайт Владимир => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Цвет крови - 1. Цвет крови - серый на этом сайте нельзя.