А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Глаза Ули, все еще горящие, с хлопком лопнули, и в глазницах закопошились черви, расползаясь по туго натянутой коже щек и бороде. Язык полез изо рта, словно удав, обернулся вокруг груди Ули и замер. Эржбет громко вскрикнула от отвращения, высвобождая свою удавку.
– Он не был настоящим гномом, – сказал Менеш.
– Это наверняка, – отозвался Руди Вегенер, который бросил попытки остановить кровь, текущую из ран Сиура Йехана, предоставив заниматься лечением своему магу. – Но кем он был?
Менеш пожал плечами, забряцав висящим на ремнях оружием, и тронул все еще увеличивающееся тело носком башмака.
– Может быть, демоном. Какой-то из тварей Дракенфелса.
Гном пинком сбросил раздувшийся шлем Ули с широкого уступа скалы. Тот полетел вниз, ударившись о землю, когда они уже успели забыть о нем.
Зловонным могильным тлением веяло от останков существа в обличье гнома, три месяца скакавшего бок о бок с ними. Ули делил с ними кров и хлеб. Он никогда не щадил себя в боях, и Женевьева знала, что, если бы не его метко брошенные ножи, она давно уже стала бы мясом для орков. Всегда ли Ули был предателем? Прислужником Дракенфелса? Или же все началось несколько мгновений назад, когда тень крепости пала на него? Как же мало она на самом деле знает о своих спутниках по этому приключению.
Приключение! Именно так казалось, когда Освальд фон Кёнигсвальд, с горящим взором, вербовал ее в «Полумесяце». Она работала в Альтдорфе, в таверне, подавая напиток за напитком, лет уже сто или около того. Долгожительству сопутствует тяжкий груз скуки. Женевьева, после темного поцелуя навсегда застрявшая между жизнью и смертью, была готова почти на все, чтобы избавиться от скуки. Так же, как Антон Вейдт был готов почти на все ради золота, или Сиур Йехан – ради возможности расширить свои познания, Руди Вегенер – добиться еще большей славы, а погибший несколько недель назад Хайнрот – свершить желанную месть. А Освальд? Ради чего Освальд – наследный принц Освальд, напомнила себе Женевьева, – мог быть готов на все?
Приключение! Подвиг! Вся эта чепуха из баллад и дешевых книжек, легенд и трактирных россказней. Теперь, когда позади осталось столько смертей и еще двое умирали прямо у нее на глазах, Женевьева уже не была так в этом уверена. Теперь их затея выглядела просто отвратительной, грязной попыткой убийства. Да, оно должно оборвать отвратительную, грязную жизнь, и все же это убийство.
– Сиур Йехан? – спросил Освальд.
Руди, широкое разбойничье лицо которого утратило обычный цветущий румянец, покачал головой. Из ран ученого все еще текла кровь, но глаза его закатились, видны были лишь белки. Он перестал биться. Маг Стеллан поднял взгляд от трупа.
– У него не было шансов. Гном перерезал ему горло до кости. Не задохнись он, так истек бы кровью. Или наоборот. Не одно, так другое прикончило бы его.
– Довольно, – произнес Освальд, – мы должны идти дальше. Скоро сумерки. В темноте все будет намного сложнее.
Для других сложнее; для нее – лучше. Солнце нырнуло за горизонт, и Женевьева почувствовала, как возвращаются ее ночные чувства. Она могла не обращать внимания на отголоски боли в руке и боку. Над ними на фоне темно-красного неба высилась крепость Дракенфелс, семь ее башен вонзались в небеса, словно когтистые пальцы изуродованной ладони. Ворота на вершине скалы были, как всегда, открыты, – зев в каменной толще. Женевьева видела глаза во тьме за воротами: полувоображаемые неприветливые тени, мелькающие за бесчисленными окнами, сами, казалось, обратились в глаза.
Здесь должно окончиться их приключение. В замке, сером и иззубренном, как скалы вокруг него. В крепости, более древней, чем Империя, и более мрачной, чем смерть. В логове Великого Чародея.
Дракенфелса.
II
Вечный Дракенфелс, Великий Чародей был стар, он был древним еще задолго до первого рождения Женевьевы Сандрин дю Пойнт дю Лак Дьедонне. А это, как она никогда не позволяла себе забывать, случилось шесть сотен и тридцать восемь лет тому назад.
В настоящей жизни родиной Женевьевы был город Парравон на востоке Бретонии, где ее отец занимал пост министра правящей фамилии, а ее сестры почитались среди первых красавиц при дворе, знаменитом во всем свете своими красавицами. Дракенфелс в те дни гораздо чаще показывался среди людей и имел обыкновение являть свое скрытое под металлической маской лицо при дворах и во дворцах Бретонии и Империи.
Предания были тогда свежее. Шепотом рассказывали истории о его бесчисленных кутежах, его невероятных преступлениях, его сокрушительной ярости, его великой магии, его ужасной мести и его единственном поражении. Дракенфелс был одной из сил, правящих миром. Женевьева полагала, что, хоть и полузабытый, он остается ею до сих пор. Он потерпел поражение лишь однажды, от руки Сигмара Молотодержца. Странно думать, что в ту пору Сигмара считали человеком. Героем, но все-таки человеком. Теперь жрецы называют его верховным божеством Империи. Сигмар исчез, никто не знает куда, но монстр, которого он однажды покорил, все еще тут. Злом Дракенфелса все еще полон мир.
Будучи девочкой двенадцати лет, за четыре года до темного поцелуя, Женевьева увидела Дракенфелса собственной персоной. Он проезжал через Парравон со своей армией мертвецов, разряженный в прекрасные шелка, в золотой маске. Головы военачальников ополчения Правящего Дома с разинутыми ртами покачивались на пиках. Из толпы выскочил было ассасин, и его тут же в клочья разорвали полуистлевшие помощники Дракенфелса. Демоны плясали в воздухе, сражаясь за ошметки тела растерзанного человека с кинжалом. Женевьева пряталась за юбками сестер, но, тем не менее, все прекрасно видела.
Друзья отца при ней спорили о Дракенфелсе. Его происхождение было неизвестно, слабости – неведомы, силы – безграничны, зло – беспредельно. Даже лица его не видел ли один из смертных. Она пыталась представить нечто омерзительное, сокрытое под маской, отвратительное и ужасное настолько, что по сравнению с этим лица воинов Дракенфелса из костей и мяса покажутся привлекательными. Или же, как предположила ее сестра Сириэль, такую невероятную красоту, что всякий, кто ее увидит, тут же упадет замертво. Сириэль всегда была дурочкой. Она умерла от чумы лет пятьдесят – вообще говоря, всего одно мгновение – спустя.
Дракенфелс взял дань с Парравона, но, тем не менее, истребил Правящий Дом. В назидание. Отец Женевьевы погиб тоже, вместе с другими государственными лицами пошел на корм одному из демонов – прислужников чародея. Шесть сотен лет спустя она не испытывала особой жажды мести. Ее отец прожил бы еще лет двадцать-тридцать, от силы тридцать пять, и все равно затерялся бы в ее памяти. Трудно считать великой трагедией преждевременную смерть мотылька-однодневки. Порой в ее памяти неожиданно всплывали лица родителей, сестер, друзей из замка. Но все это осталось в прошлом, в жизни, случившейся с кем-то другим.
Несколькими годами позже, годами, которые теперь стали в ее памяти минутами, дом ее дяди посетил Шанданьяк. Шанданьяк, с темными глазами и заплетенной в косицу бородой, с острыми, как иглы, зубами и рассказами о юности мира. Она удостоилась темного поцелуя и родилась во второй раз, в этой полужизни.
Шанданьяк тоже мертв. Он всегда был слишком ярким среди себе подобных и нажил множество могущественных врагов. В конце концов, жрецы Ульрика выследили его и, пригвоздив к земле колом из ствола боярышника, отрубили ему голову серебряной саблей. Это произошло триста лет назад. Насколько ей известно, она последняя из тех, кого он сделал вампиром. Было много других, старше нее, но они жили далеко на востоке, на границах Кислева, и держались друг друга. Время от времени в «Полумесяц» забредали обезумевшие Истинно Мертвые, их притягивало ее присутствие, и она могла выгнать их или прикончить, в зависимости от настроения. Порой они надоедали ей.
Прошли века, и все поменялось множество раз. Империи, династии, войны, союзы, города, немногие великие люди, бесчисленное множество незначительных людишек, чудовища, искусства и науки, леса; все приходило и уходило подобно временам года.
Женевьева все еще ходила по земле. И Дракенфелс тоже.
Она порой задумывалась, испытывает ли он то же тайное чувство родства с нею, которое она питает к нему. Ведь были песни, которые они одни в целом мире могли узнать, знаменитые некогда имена, известные только им, вымершие животные, вкус мяса которых лишь они могли вспомнить. Пожалуй, он не питает к ней симпатии. Наверно, едва знает о ней. Она была тем, чем была, в лучшем случае дальней родственницей человеческого рода, но Дракенфелс был далек даже от этого. Он перестал быть хоть каким-либо подобием человека задолго до приезда в Парравон. Лицо, которое он прятал за целой коллекцией металлических масок, не имело даже отдаленного сходства ни с кем из живущих.
Сегодня ночью, так или иначе, она увидит это лицо. Может, давно почившая и истлевшая в прах Сириэль окажется, в конце концов, права, и Женевьева не перенесет этого зрелища. И наверно, после шести с половиной столетий она была бы не так уж против умереть.
Она следила за успехами Дракенфелса на протяжении веков, мысленно отмечая разграбленные и обескровленные королевства, насланные эпидемии, собираемую дань, выпущенных на свободу демонов. Последние несколько столетий он притих, затаился в своей неприступной крепости в Серых горах. Кое-кто поверил, что Дракенфелс умер, но по всему Старому Свету находилось слишком много свидетельств того, что он не прекращал свою деятельность. Маги, часто бывавшие в «Полумесяце», порой говорили о нем, о созданных им нарушениях естественного порядка в той сфере вне времени и пространства, куда величайшие из них отправляются в поисках высших сил вселенной. Они знали достаточно, чтобы не связываться с экспедицией Освальда. Некоторые говорили, он слишком стар, чтобы оставаться все тем же чудовищем, каким был когда-то, но Женевьева понимала, что с течением лет сила бессмертных скорее увеличивается, чем уменьшается. Другие осмеливались утверждать, что Великий Чародей ушел в себя, пытаясь проникнуть в глубинный мрак своей души, счесть своих собственных демонов. В песне, которую исполнял один менестрель из Бретонии со странным выражением лица, говорилось о том, что Дракенфелс обдумывает свои многочисленные грехи, находит в себе силы вновь сразиться с Сигмаром и что на этот раз он победит обладателя Молота навсегда, и настанет конец всему.
До нее доходили самые разные слухи, но все они касались ее не больше, чем любая другая трактирная болтовня, до тех пор, пока в «Полумесяц» не явился принц Освальд фон Кёнигсвальд, сын графа-выборщика Остланда. Он сказал ей, что Вечный Дракенфелс готовится вернуться в мир и захватить Империю и что Великого Чародея надо остановить, пока он не обрек на огненную гибель целый континент.
Это случилось три месяца назад. Освальд был годом-двумя старше, чем была она, когда ее поцеловал Шанданьяк. Она сочла его красивым юношей и смогла разглядеть вокруг него ауру великого и благородного человека, в которого ему суждено вырасти. Он, разумеется, будет выборщиком после своего отца. Выборщик Остланда порой приобретал полную власть над остальными и держал в своих руках судьбы Империи. Никогда еще не добивался успеха кандидат, против которого выступал Остланд. Никогда. Отец Освальда обитал в сравнительно скромном дворце, но порой даже Люйтпольд наведывался к его двору, словно выборщик был Императором, а он сам – всего лишь просителем. Если сын Люйтпольда, Карл-Франц, намерен унаследовать его трон, ему понадобится поддержка отца Освальда. А на самом деле, поскольку выборщик женился поздно и был теперь на закате средних лет, Императору вскоре понадобится поддержка принца Освальда.
Женевьева слышала, что принц – юноша серьезный, что этот молодой человек обладает способностью превзойти своих учителей во всем – от кулинарии до философии, и что он с равным мастерством управляется и с эсталианской гитарой, и с большим луком Альбиона. Трактирные остряки рассказывали анекдоты о юнце с серьезным лицом, который, по слухам, однажды так пристыдил Люйтпольда, что тот отозвал подготовленный эдикт против разврата: он спросил, не собирается ли Император в качестве примера сжечь на костре некоего важного тилейского прорицателя, замеченного в оказании куртуазных услуг госпоже императрице со времени ее отречения. И Женевьева прочла, причем с интересом, небольшую, но собравшую очень хорошие отзывы книгу стихов в классическом стиле, изданную анонимно, а позднее из беспечной похвальбы Сиура Йехана, наставника принца, выяснила, что эти произведения принадлежат перу Освальда фон Кёнигсвальда. И тем не менее, она оказалась не готовой к этим светлым, почти прозрачным глазам, к силе рукопожатия и прямоте речей.
В задней комнате таверны Освальд предложил ей свое запястье. Она отказалась. Аристократическая кровь была слишком хороша для нее. Она рассчитывала на одиноких, тех, о ком некому скорбеть. В Альтдорфе хватало таких, без которых Империя, да и весь мир, стала бы намного лучше. Они-то и служили ей едой и питьем с тех пор, как она решила остепениться.
Сиур Йехан сопровождал принца, держа при себе целый мешок свитков и связок книг. С ними был Антон Вейдт, охотник за вознаграждениями, ухаживающий за своим оружием так, как другие ухаживают за женщинами. Освальд знал о ее отце. Освальд знал о ней такие вещи, о которых она сама уже позабыла. Он предложил ей шанс отомстить, а когда она не поддалась этому искушению, воззвал к тяге к разнообразию, к переменам. «Юный Сигмар, должно быть, был таким же», – думала она, ощущая сдерживаемое возбуждение Освальда. Все герои, должно быть, такие. В ту же секунду ей страстно захотелось ощутить его вкус, острый привкус его крови. Она ничем не выдала охватившего ее вожделения, но почему-то знала, что он заметил в ней это жгучее желание и готов ответить на ее страсть, но ответ этот должен быть отложен до окончания его теперешней миссии. Она смотрела в его глаза, в глаза, в которых не отражалось ее лицо, и впервые за долгие века снова чувствовала себя живой. Сиур Йехан выложил доказательства недавних деяний Дракенфелса. Он прочел вслух полученное через медиума свидетельство мага, найденного недавно в своем кабинете освежеванным и лишившимся костей. Мертвый волшебник утверждал, что все разновидности магических и демонических сил стягиваются в крепость Дракенфелса и что Великий Чародей достигает новых уровней силы. Потом ученый рассказал о нашествии наваждений и видений, которое отмечали жрецы всех культов. Человек в маске шагал по выжженной земле, среди пожарищ на месте городов и пустынь на месте лесов. Груды трупов громоздились выше гор, и в реках на одну часть воды приходилось девять частей крови. Силы зла собирались воедино, и сердцем их был Дракенфелс. Освальд намеревался встретиться с монстром лицом к лицу в его логове и уничтожить навсегда. И вновь он предложил ей присоединиться к отряду, и на этот раз она сдалась. Лишь тогда он признался, что его отец и, по-видимому, сам Император Люйтпольд тоже отказались верить доказательствам Сиура Йехана и что он отправляется в это рискованное путешествие без какой-либо поддержки Имперских войск.
Они двинулись из Альтдорфа к Серым горам на следующий день.
Позднее присоединились другие. Руди Вегенер, король разбойников из Рейксвальдского леса, решил связать с ними свою судьбу и однажды темной ночью в лесной чаще помог победить остатки своих бывших товарищей, вооруженных до зубов. Вместе с Руди пришел маг Стеллан, который жил с разбойниками и был полон решимости противопоставить свою магию колдовству Великого Чародея, и Эржбет, танцовщица-убийца с Края Мира, каждую ночь, как молитву, твердившая имена тех, кого она лишила жизни. Ули и Менеша они нашли в Ущелье Удара Топора, где целая община мирных крестьян оказалась замаскированными демонами и где юный Конрадин, оруженосец Освальда, был заколот и съеден изменившим обличье огром. Гномы направлялись на юг, но пожелали послужить принцу своими мечами во имя золота и славы. Хайнрот, душа которого была выжжена дотла после гибели его детей, присоединился к ним вскоре после этого. Отряд орков из крепости позабавился с двумя его маленькими сыновьями, а потом убил их. Он дал обет наносить себе рану своим зазубренным мечом всякий день, который он позволил Дракенфелсу прожить, и угрюмо истязал себя каждое утро. Однажды, проснувшись, они обнаружили, что Хайнрот буквально вывернут наизнанку, а на его костях вырезаны слова: ТЕПЕРЬ ВОЗВРАЩАЙСЯ.
Никто из них ничего не слышал, а на страже стоял смышленый Вейдт. Все это время Освальд шел впереди, неустрашимый, несмотря на все новые ужасы, объединяющий своих спутников – что в отношении Вейдта и гномов или распутной Эржбет и до фанатизма аскетичного Хайнрота было непросто – и раз и навсегда уверенный в успешном исходе их предприятия. Сиур Йехан говорил ей, что он был таким с самого детства. Ученый явно любил мальчика как сына и предпочел последовать за Освальдом, когда истинный отец принца отказался их слушать. Это последние великие дни, думала Женевьева, и их имена будут жить в балладах вечно.
А теперь Конрадин мертв. Сиур Йехан мертв. Хайнрот мертв. Ули мертв. И прежде чем окончится ночь, остальные – может быть, весь их отряд – присоединятся к ним. Она уже давно не думала о смерти. Возможно, сегодня ночью Дракенфелс прервет темный поцелуй Шанданьяка и вытолкнет ее, наконец, за грань между жизнью и смертью.
Освальд направился прямо к открытым воротам крепости, мельком глянул по сторонам и, махнув им, ступил во тьму. Женевьева последовала за ним. И остальные двинулись за ней.
III
Они шли дальше, и маг Стеллан начал выпевать заклинание на языке, которого Женевьева не знала. Он начал слегка светиться, и ей показалось, что она видит вокруг него пляску сопровождающих мага духов. Порой она могла видеть то, чего не видели другие. Голос Стеллана становился все громче в то время, как они двигались по каменному проходу, жесты – все более оживленными. Светящиеся существа вились вокруг него, гроздьями висли на его амулетах, развевали его длинные, как у женщины, волосы. Очевидно, он пробудил великие силы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22