А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Лорин Эми

Обрести навек


 

На этой странице выложена электронная книга Обрести навек автора, которого зовут Лорин Эми. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Обрести навек или читать онлайн книгу Лорин Эми - Обрести навек без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Обрести навек равен 107.42 KB

Обрести навек - Лорин Эми => скачать бесплатно электронную книгу



OCR XENIE; Spellcheck ЛЕСЯ
Аннотация
Три подруги Алисия, Карла и Эндри совсем не похожи друг на друга. Серьезная Алисия, всегда погруженная в прошлое, увлечена наукой. Спокойная и рассудительная Карла живет сегодняшним дне и искусством. Мечтательная Эндри в своих мыслях рисует образ идеального мужчины – умного, сильного и нежного. И всех их ожидают невероятные события предугадать которые, им не дано.
Эмми Лорин
Обрести навек

Человека столь совершенной красоты она никогда прежде не встречала. Эндри Трэск впервые видела этого мужчину во плоти, в реальной жизни. И все же он был ей знаком. Ошеломленная, буквально не веря своим глазам, она следила сквозь стеклянную витрину, как он приближался ко входу в кафе.
Он был чрезвычайно высокого роста и изумительно строен. Мощные плечи не бугрились, однако, излишне накачанными мускулами, как у множества молодых людей, на которых Эндри успела насмотреться за несколько месяцев своей жизни в Калифорнии. Кисти рук у него были широкие, запястья, талия и бедра – узкие, а ноги – длинные, причем идеальных пропорций. И двигался он с удивительной грацией – почти плавно, как про себя определила Эндри. Но более всего поражало его лицо – это Эндри заметила по взглядам, которые – кто исподтишка, а кто и открыто – бросали на него все посетители кафе, независимо от пола и возраста. Его лицо с безупречно классическими Чертами было воплощенным совершенством. Взъерошенные ветром волнистые иссиня-черные волосы и бронзовая кожа блестели в лучах яркого осеннего солнца.
И Эндри знала этого человека.
Тем временем он остановился, заговорив только что вышедшим из кафе мужчиной. Неотрывно наблюдая, как шевелились его губы, Эндри вздрогнула, когда в ослепительной улыбке сверкнули ровные белоснежные зубы. Она узнала эту улыбку и всей душой отозвалась на нее. Она была уверена, что и глаза у него окажутся те самые – голубые и глубокие, как воды чуть затененного горного озера. Ощущение чего-то до боли знакомого даже близкого было не просто странным – оно было даже отчасти жутковатым.
«Возможно ли это?» – спрашивала себя потрясенная Эндри. В самом деле, встретить буквально на улице живое воплощение образа, уже более года вторгавшегося в ее сны, – постижимо ли это?
Ни ответа, ни мало-мальски приемлемого объяснения не было: Эндри оставалось только смотреть в полном недоумении.
– Недурен, да?
С явной неохотой Эндри перевела глаза на молодую блондинку, сидевшую с ней за одним столом.
– Недурен? – повторила она, невольно снова обращаясь взглядом к удивительному мужчине. – По-моему, сказать о нем «недурен» – все равно что назвать Тихий океан большой лужей!
В приглушенном голосе Эндри слышался благоговейный трепет.
– Согласна, – кивнув, согласилась блондинка. – Он даже немного подавляет. – И, трагически вздохнув, добавила: – Не знаю, каково нам будет слушать его лекции.
Эндри не сразу поняла смысл замечания подруги. Нахмурясь, она удивленно воззрилась на девушку, с которой познакомилась вскоре после приезда в Калифорнию:
– Лекции? Мелли, ты о чем? Какие лекции?
Большие карие глаза Мелинды Франклин с изумления стали еще больше.
– Ты что, не видела его фото в проспекте колледжа?
Так как Эндри покачала головой, Мелинда свою мысль объяснила:
– Это сногсшибательное воплощение грез любой женщины – не кто иной, как Пол Хеллка, и преподает он в Паркеровском колледже курс природоведения.
Эндри захлопала глазами. Ее поразили и смысл фразы, и словесное его выражение. Для Эндри этот человек был именно грезой. Грезой, игрой воображения, возлюбленным из сновидений. Во всяком случае, сама Эндри так считала.
Эта встреча с ним во плоти вызвала в ней целую бурю противоречивых чувств. Это невозможно, уверяла она себя, стараясь подавить растущее в душе беспокойство. Это неправда. Не может быть правдой. Этот человек просто похож на возлюбленного из ее снов. Да, именно так. Однако, невзирая на доводы разума, сердце ее билось все чаще, на лбу проступил пот, в горле пересохло.
– Профессор Хеллка? – Голос Эндри предательски сорвался.
Мелинда рассмеялась:
– Не очень похож на профессора, да?
Боясь, что ей вновь изменит голос, Эндри только покачала головой, но для нее это движение имело также иной, известный лишь ей, смысл – она отказывалась верить в то, что видела. Безусловно, она ошиблась. Чтобы убедиться в этом и успокоиться, ей надо только взглянуть на него еще раз, рассмотреть по-настоящему. И, стиснув зубы, Эндри медленно перевела глаза к витрине.
Он исчез. Тротуар перед входом в кафе был совершенно пуст. «Не пригрезился ли он мне?» – спросила себя Эндри. «Конечно, нет», – тут же ответила она. Разве Мелли не рассказала ей, кто он Такой? Мелли! Эндри резко повернулась и уставилась на подругу.
– Ты в порядке? – обеспокоено спросила Эндри.
– Тебе вроде как не по себе.
– Да! То есть... я... – Эндри отчаянно пыталась придумать предлог, чтобы уйти. – Мне пора! Наконец выпалила она и схватила свою большущую холщовую сумку. – Мне очень жаль покидать тебя Мелли, но у меня важная встреча, я только что вспомнила.
– Но ты ведь даже не притронулась к еде! – воскликнула Мелинда, указывая на тарелку с салатом, стоявшую перед Эндри.
Выбираясь из-за столика, Эндри вытащила из сумки пару купюр.
– Да я, вообще-то, и не хотела есть, – сказала она, перебрасывая через плечо длинный ремень сумки. – Ладно, я пошла. Я тебе позвоню.
И Эндри как ракета понеслась вдоль ряда столиков к выходу. Но возле самой двери вдруг притормозила, словно лишившись сил. Прислонясь спиной к переборке возле первого столика, стоял он – в ожидании свободного места.
И с расстояния в несколько футов она более не могла отрицать очевидного. Мужчина из ее снов, живой и вполне реальный, стоял перед ней. Трепеща от смущения, Эндри не знала, что предпринять. Вернуться ли за столик к Мелли, как в относительно надежное убежище, или спасаться бегством, быстро проскочив мимо этого загадочного человека?
И, пока Эндри колебалась, он вдруг посмотрел ей прямо в лицо. Ей пришлось сжать губы, чтобы не вскрикнуть. Его темно-голубые глаза приветствовали ее как давнюю знакомую:
– Хелло!
При звуке его голоса Эндри чуть не пошатнулась, словно от удара. Именно этот голос она так часто слышала в своих снах. Борясь с нахлынувшим волнением, Эндри пробормотала нечто похожее на ответное приветствие, затем ринулась к выходу и, толкнув тяжелую дверь, выскочила наружу. Машина ее тетки стояла поблизости, припаркованная на тенистой от деревьев улице.
Двадцать минут спустя Эндри остановила видавший виды автомобиль на гравийке вблизи дома тети Селии. Вся поездка вдоль живописного побережья к зданию, высившемуся на скальных выступах и глядевшему окнами на Тихий океан в нескольких милях к югу от Кармела, тут же вылетела у нее из головы. По-прежнему вцепившись в баранку руля, она неотрывно смотрела на дом, едва видимый с порога.
Эндри без памяти влюбилась в этот дом на скалах с той минуты, как впервые вошла в него минувшей весной, а точнее, в первых числах июня. Она приехала сюда по приглашению тетки. Это случилось ровно через две недели после выпускного вечера в колледже в ее родном штате Пенсильвания. Первоначально Эндри планировала провести лишь пару недель в компании своей тети, перед тем как вернуться к себе в Ланкастер.
Буквально оторвав от руля сведенные судорогой пальцы, Эндри устало сгорбилась на сиденье. Встреча с говорящей, ступающей по реальной земле копией возлюбленного из ее грез измотала молодую женщину. Ей было не по себе, в животе сосало. Чтобы вылезти из машины и направиться к дому, ей пришлось собрать все свои силы.
– Эндри? – раздался голос Селии Трэск с веранды, пристроенной к столовой. – Это ты, милая?
– Да.
Эндри расправила плечи и изобразила на лице подобие улыбки, пока шла к веранде. Однако картина, представшая ее порядком утомленному взору, моментально сделала улыбку вполне искренней.
В широкополой соломенной шляпе – для сохранения безупречного цвета лица – и в супербикини, открывавшем жарким лучам большую часть изящного, покрытого ровным загаром тела, Селия лежала на подбитом войлоком шезлонге и беззаботно потягивала из запотевшего стакана мятный чай со льдом. Смазанная кремом кожа цвета меда сверкала на солнце. Селия выглядела лет на тридцать пять – сорок; на самом же деле ей было пятьдесят семь. Моложавость тетки не переставала изумлять Эндри; а то, что она была похожа на Селию, не переставало радовать девушку. Благодаря удачному сочетанию генов Эндри обладала столь же безупречной кожей, нежной красотой, а также стройно-округлым длинноногим телом, как и сестра ее отца – Селия.
– Что случилось, душенька? – спросила Селия; мягкость ее тона контрастировала с пронзительностью взгляда янтарно-карих глаз. – У тебя вроде бы намечался ленч с Мелиндой.
Губы Эндри чуть дрогнули в ответ на ласковое обращение: только Селия называла ее душенькой.
– Да, мы были в баре, но... – начала Эндри и в смущении пожала плечами. Она не могла впрямую лгать тетке, но и сказать правду тоже не решалась.
Ее всегда восхищали широта взглядов Селии и ее свободомыслие, но Эндри сомневалась, чтобы даже тетя Селия способна была понять ее теперешнее состояние.
– Что «но»?.. – подтолкнула ее Селия; бледность племянницы явно ее обеспокоила.
Эндри вздохнула.
– Но я вдруг почувствовала себя нехорошо, – пояснила она: придется сказать правду... насколько это возможно.
Перекинув длинные красивые ноги через край шезлонга, Селия встала и подошла к Эндри. Подняв изящную руку, приложила ладонь ко лбу девушки, а затем к изгибу ее шеи.
– У тебя, кажется, озноб. – Селия нахмурилась. – Ты, наверное, подцепила какой-нибудь вирус от одного из своих покупателей.
Эндри кивнула, с готовностью принимая это объяснение своего необычного поведения. Она уже более месяца работала продавцом в магазине модного платья в Кармеле, и вероятность подхватить рирус при контакте с одним из многочисленных покупателей была более чем велика.
– Может быть, – согласилась она, прекрасно зная, однако, что единственной причиной ее теперешнего состояния был контакт с реальностью невероятного. И, вновь все вспомнив, Эндри побелела как мел и пошатнулась.
– Эндри! – В мелодичном голосе Селии звучала неподдельная тревога. Схватив Эндри за руку, она повела ее в дом, подальше от яркого солнца. – Я уложу тебя в постель, – объявила Селия, подталкивая обессилевшую племянницу к спальне. – И немедленно вызову доктора.
– Нет! – Эндри резко остановилась, заставив остановиться и тетку. – Я убеждена, что мне не нужен доктор, тетя Селия, – принялась она уговаривать Селию, заметив решимость на ее лице. – Я лягу в постель, но мне кажется, что доктор не понадобится.
Как и следовало ожидать, Селия не собиралась отказываться от своего намерения, не получив значительных уступок.
– Хорошо, я не буду вызывать доктора, – согласилась она, но добавила непреклонно: – Но ты останешься в постели до тех пор, пока не почувствуешь себя совершенно здоровой. И я собираюсь позвонить управляющей твоего магазина и сообщить ей. что ты несколько дней не сможешь работать.
Выражение лица Селии ясно говорило, что возражать ей бесполезно.
– Согласна?
И хотя Эндри отнюдь не улыбалось оказаться под домашним арестом, она понимала, что лучше не спорить с тетей Селией, особенно когда у нее такой упрямый вид. Понимала, потому что и сама стояла насмерть, если бывала в чем-то убеждена, мысленно усмехнувшись, призналась себе Эндри.
– Ладно, – со вздохом уступила она. – Обещаю, что останусь здесь, пока не приду в норму. – И, поколебавшись, уточнила: – Во всяком случае я буду поблизости, если и не в самом доме или не в постели.
Достаточно чуткая, чтобы распознать волю, не уступающую по силе ее собственной, Селия пошла на компромисс, кивнула и печально усмехнулась:
– Что ж, наверное, этого будет достаточно.
Не поднимая обычной в таких случаях суеты, она подождала, пока Эндри оказалась в кровати на расшитой цветочками простыне. Затем задернула шторы, укрыв комнату от ослепительных солнечных лучей, и тихонько вышла.
Дрожа всем телом, Эндри лежала в постели, широко раскрытыми глазами уставившись на пестрые узоры, создаваемые на белоснежной стене игрой света, который проникал сквозь полупрозрачные шторы. Ей было страшно закрыть глаза, страшно заснуть, страшно...
В отчаянии Эндри изменила направление своих мыслей. Она не станет думать о нем. И лихорадочно стала искать безопасную тему для размышлений.
Дом! Вот оно. Она будет думать о родном доме. А потом вспомнит годы учебы в колледже и подруг, с которыми делила квартиру, ставшую им вторым домом.
Все еще глядя на стену, но уже более не видя ее, Эндри усилием воли старалась сосредоточиться на приятных воспоминаниях. И все завертелось У нее в голове, словно в калейдоскопе. Обрывки и целостные картины, ярко вспыхнув, затухали, уступая место все новым эпизодам и картинам.
Вот она, совсем ребенок, хохочет, болтая толстыми ножками, подхваченная сильными руками любящего отца. Но кадр меняется – и вот Эндри уже рыдает, убитая горем, над его могилой...
Еще поворот калейдоскопа, Эндри снова переживает боль расставания с матерью, когда та садится в самолет, который унесет ее в дом нового мужа, в Южную Каролину...
Горячие слезы подступили к ее глазам. Это воспоминание по-прежнему ранило. Став старшеклассницей, слишком занятая своими друзьями и учебой, Эндри не заметила, насколько серьезно мать увлеклась своим новым поклонником. Сообщение об их предстоящей свадьбе оказалось для девочки полной неожиданностью.
Быстрым потоком неслись воспоминания ее юности, болезненной яркостью бередя старые раны.
Сколько слез они пролили с матерью, когда Эндри предпочла остаться в Ланкастере, чтобы закончить школу с подругами и одноклассниками!
Затем настал тот день, когда она переехала к сестре матери, Ирен. Сколько тоски по дому она изведала, несмотря на всю доброту и заботу тети!
А память набирала ход, и Эндри снова переживала волнение, которое ощутила, когда за ней стал ухаживать молодой, красивый и весьма преуспевающий бизнесмен. Началось это в загородном танцклубе весной ее последнего школьного года.
Стремясь отогнать неприятное, унизительное воспоминание, Эндри замотала головой. Так не хотелось воскрешать свое полное наивности и простодушия прошлое, но память не давала ей поблажки.
Его имя было Зак, уменьшительное от Закхея, библейского имени, означавшего «чистый и праведный», но он не был ни тем, ни другим. Без колебаний, не принимая во внимание ее молодость и неопытность, он взял ее приступом. Еще до окончания школы Эндри уже влюбилась. Позднее, гораздо позднее, поняла она, что Зак обманывал ее. И сама процедура соблазнения была лишена всякой романтики: превращение Эндри в женщину сопровождалось болью и унижением. Она винила себя без вины, а Зак самодовольно потворствовал ее самобичеванию.
Игрушка в его руках, Эндри принимала его насмешки как должное. Она, быть может, навсегда приняла бы правила его игры, если бы он сам не выдал себя.
Убеждая Эндри переехать к нему, Зак обещал любить и оберегать ее вечно; правда, он забыл упомянуть, кто же будет оберегать ее от него самого.
Эндри прожила с ним почти год. Вечером работала, днем посещала занятия в колледже.
Так все и продолжалось, пока наконец в один прекрасный день, вернувшись раньше времени с работы в их маленькую квартирку, она не застала его в недвусмысленном положении с другой, еще более юной девицей.
В сцене, последовавшей за выдворением девицы из помещения, которое Эндри уже считала своим домом, Зак проявил все свои истинные качества. Впервые за время их отношений он впал в неистовство – сначала ударил Эндри. а затем силой овладел ею. Впрочем, сделал он это в первый и последний раз – об этом Эндри позаботилась. Она прекратила отношения с ним без малейшего сожаления и с резкостью, удивительной для ее юного возраста.
И все же Зак посмеялся последним, и последний удар нанес также он – во всяком случае, в фигуральном смысле. Он покинул Ланкастер в поисках более благодатной почвы и прихватил с собой все наследство, доставшееся Эндри от покойного отца.
Оставшись без денег, которые она собиралась потратить на учебу, Эндри была вынуждена оставить колледж. И хотя Селия предложила ей материальную поддержку, Эндри вежливо, но твердо отказалась, поскольку в свое время не послушалась совета Селии, решившись на сожительство с Заком. Начиная с этого момента Эндри стала сама зарабатывать себе на жизнь.
Ей было двадцать четыре, когда она наконец собрала достаточно средств, чтобы вернуться в колледж и завершить свое образование. Предыдущие годы она работала в двух местах и жила, ограничивая себя во всем, иногда даже в самом необходимом.
При воспоминании о тяжелой постылой работе и добровольном одиночестве тех лет глаза Эндри затянула пелена слез. Узоры света и теней на стене расплылись, потом стали четкими и расплылись снова. Боясь закрыть глаза, Эндри смотрела в полумрак сквозь завесу слез и молила небеса позволить ей забыть то трудное время.
Благодаря вмешательству свыше или ее собственной воле водоворот тяжких воспоминаний постепенно успокоился, отзвук злорадного смеха Зака смолк, и на смену им пришли лица и голоса двух девушек, с которыми Эндри делила квартиру на протяжении четырех лет пребывания в колледже. Глубоко и облегченно вздохнув, Эндри улыбнулась сквозь слезы и, благодарная, целиком отдалась во власть воспоминаний о подругах.
На первый взгляд они совершенно не подходили друг другу. Эндри улыбнулась, мысленно представив себе эту столь разномастную троицу.
Вот Алисия Хэллорен, урожденная Мэтлок, вечно уткнувшаяся носом в книгу по истории, со взглядом, навсегда устремленным в прошлое.
Вот Карла Джэновиц, педантично подсчитывавшая расходы на хозяйство, вся в сегодняшнем дне – и мыслями, и делами.
А вот и она сама, Эндри Трэск, мечтательница с туманным взором, с душой, живущей надеждами на будущее.
Очень разные? Возможно. Но не общие интересы, а стечение обстоятельств свело их вместе.
Память продолжала листать страницы прошлого, и Эндри забыла свои страхи.

Обрести навек - Лорин Эми => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Обрести навек на этом сайте нельзя.