А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Картер Крис

Секретные материалы - 301. Путь благословенных


 

На этой странице выложена электронная книга Секретные материалы - 301. Путь благословенных автора, которого зовут Картер Крис. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Секретные материалы - 301. Путь благословенных или читать онлайн книгу Картер Крис - Секретные материалы - 301. Путь благословенных без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Секретные материалы - 301. Путь благословенных равен 138.68 KB

Секретные материалы - 301. Путь благословенных - Картер Крис => скачать бесплатно электронную книгу



Секретные материалы - 301

Аннотация
Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.
…Отец Фокса Молдера убит. Вот только - был ли он Молдеру ОТЦОМ?
…В пустыне штата Нью-Мексико затерян железнодорожный вагон. Но - что в нем?
Тела инопланетян - ИЛИ?..
Фоксу Молдеру не привыкать играть с опасностью, но на этот раз его пытаются убить слишком целенаправленно. Есть ли связь между этим фактом - и двумя предыдущими? ДА - ИЛИ НЕТ?..
Крис Картер
Путь благословенных. Файл №301
Чурками красного дерева обзываться - большого ума не надо. Это у них, у бледнолицых, не от большого ума, это у них от чувства расовой неполноценности. Подспудное ощущение своей ущербности по сравнению с умудренным и древним народом дене - в условиях красной пустыни. Вот и бесятся немотивированно, если что-то происходит вопреки их представлениям о том, что и как должно происходить. И готовы зачеркнуть событие, вовсе вымарать его, а сверху написать по-своему, по-бледнолицему: вот как оно было, и как оно есть, и как оно пребудет, и никак иначе. А иные варианты, исходящие не от переписчиков, - заведомая инсинуация, оскорбляющая честь и достоинство переписчиков, да! Грязных клеветников к суду, и стрясти с них по максимуму. Что с них стрясешь, с нищих! Тогда просто постучать по дереву, чтобы впредь не случилось того, что не могло случиться, - согласно представлениям бледнолицых.
Просто постучать по дереву. По красному. Сильно постучать, выколачивая дурь из голов. И как бы проблема решена!
Умудренный и древний народ дене-нава-хо имеет, тем не менее, собственное мнение по поводу бытия и сознания. Поговорка умудренного и древнего народа дене-навахо гласит: событие существует до тех пор, пока жив хоть один человек, помнящий о нем. Потому дене-навахо не верит писаной и переписанной истории, а верит он памяти. От прадеда - деду, от деда - отцу, от отца - сыну.
Далее несколько велеречиво, как водится при передаче информации из поколения в поколение, - в сказовой манере…
Память - огонь лучистый и негасимый.
А писаная история служит тем, кто переписывает ее и держит под неусыпным контролем.
Те, кто гасит искру истины, боится, что из искры возгорится пламя. Они боятся, что пламя превратится в пожар и пожрет их. Огонь для них - не греющий очаг, но всепоглощающая буйная стихия.
Сторонитесь таких людей - они глупы и опасны. Глупы потому, что борются со стихией. Опасны потому, что глупы.
Их фальшивая история написана кровью тех, кто мог бы помнить и тех, кто добивается правды Когда твари испуганы, они очень агрессивны.
Легко напутствовать: сторонитесь. В какую сторону ни посторонись, а они - за тобой: нарушаем, красное дерево?! несоблюдение пожарной безопасности, красное дерево! за несоблюдение ответишь, красное дерево!.. Что молчишь, дерево?! Отвечать!!!
Сказано, пришлые бледнолицые - редкостные гости в красной пустыне Нью-Мексико. Сказано, если и появляются, то без улыбочек и исключительно по делу, по своему одним бледнолицым ведомому делу. Сказано, храни нас святые-здешние от дел пришлых бледнолицых…
Вот пришли… В мирный дом Алберта Хо-стина. Пришли - мягко сказано. А пришли жестко - ввалилась орава командос…
- Никому не двигаться! На колени! Руки за голову! Всем!
Кому всем? Тут нет никого. Только старец Алберт Хостин и сын Алберта Хостина, он же отец Эрика Хостина. Ах да, и сам Эрик Хостин, вброшенный в комнату внушительным пинком - замри, малец, не двигайся, на колени, руки за голову!
Кто тут у вас старший, чурки?! С кого спрашивать?! Ты, что ли, вождь краснорожих?!
Ты сказал, бледнолицый… А кто у вас старший, гости непрошеные? Ты, что ли, куряка? И что тебе угодно, куряка?
- Где Молдер?! Я хочу знать, где Молдер!
- Кто это?
Не знаешь, вождь краснорожих?! Понятия не имеешь?! А так?.. И неуловимо, но сногсшибательно, - короткий удар локтем назад, в скулу внучонка Эрика. А так?! И не пудри мозги, вождь краснорожих!
- Тот, чья машина здесь. Он был здесь! Мне нужен Молдер и нужны бумаги.
- Здесь нет ни того, ни другого. Здесь вы не найдете ничего.
Ну и получи прикладом автомата по старой и упрямой твоей башке! И провались в темноту!
Горазды командос стучать по дереву, по красному. Их так учили. А они, твари агрессивные, и рады быть первыми учениками! Будешь теперь иметь понятие, краснорожий! Все по понятиям, старичок, все по понятиям!
А когда темнота обморока рассеивается, свет сознания приходит не сразу, постепенно. И невольно задаешься вопросом: что здесь произошло?
Но вдруг обнаруживается - не ты, Ал-берт Хостин, спрашиваешь, а тебя, Алберт Хо-стин, спрашивают. Склонились над тобой, Алберт Хостин, глядят немигающими птичьими глазами и спрашивают:
- Что здесь произошло? Святые-здешние, а это кто еще?! Что за птица?!
Это не птица. Это женщина. Из ФБР. Она была с человеком из ФБР. Она уехала. И вот она вернулась…
- Кто здесь был, Алберт?! Что за люди?!
- Не люди. Твари. Искали твоего напарника.
- Нашли?
- Где он сейчас? Как он?
- Эрик? Ты как? - дед-дене не настаивает, но…
Что - Эрик! Плохо Эрик! Личико у внучка после намеренного калечащего удара Мистера Никотина - краше в гроб кладут. В гроб не надо, Эрик, но не мог бы ты показать бледнолицей леди, где и как сейчас ее бледнолицый напарник? Или ты не можешь… по состоянию здоровья? Дед-дене не настаивает, но…
- У него, может быть, сотрясение мозга… - отец-дене не прекословит деду-дене, но…
- Я готов, - небрежно сплевывает юный змеелов. Небрежно не получается. Сгусток крови - мокрым шлепком на пол.
- Тогда давай по-быстрому… По-быстрому никак. Мустанг-тарахтелка остался за грядой у карьера. А на машине туда - только до известного предела. Потом - только пешком. У белой женщины хватит сил и мужества - по пустыне пешком? Зато обратный путь - на мотоцикле. Не «хонда», не «ямаха», но…
У женщины хватит мужества. На «пешком».
Зато когда она с юным змееловом достигает цели, ноги у нее подкашиваются. И не от изматывающей усталости, а просто мужество женщине отказало при открывшейся немигающему глазу картине…
Сорванная взрывом крышка люка, отброшенная за километр - мелкой фальшивой монеткой белеется. И круглая бездонная дыра в крыше занесённого красным песком вагона. И тяжелый, ватный дым из дыры - жерло вулкана.
- Там? Он там, мальчик?
Зачем задавать вопрос, женщина, ответ на который тебе известен?
Очень трудно потерять напарника. Практически невозможно.
Но практика - критерий истины. А практика такова, что - увы, можно. Уцелеть в пекле - счастливая способность чертей полосатых, но не людей. Агент Молдер - чертяка изрядный, но не черт, увы. Человек он… был.
И у женщины Скалли подкашиваются ноги. И она кричит:
- Молдер!
Ты кричи не кричи… А кричи: «Совершенно секретно!»
Почем нынче совершенно секретные файлы?! Почем опиум для народа?!
Да сущая безделица - жизнь напарника. Задешево!
- Молдер!!!
Глас вопиющего в пустыне. В красной. В пустыне цвета крови.
- Мо-о-олдер!!!
Ответом ей было молчание. Мертвое.
Резервация навахо К северо-западу от Лос-Аламоса Нью-Мексико 17 апреля, ночь
Слезами горю не поможешь.
Дурацкая, кстати, приговорка. Не по форме, а по содержанию. Если вдуматься… Зачем помогать горю - пусть и слезами? Горю надо помешать - пусть и слезами. Помешать вползти внутрь тебя, овладеть каждым нервом, каждой клеточкой, каждой мышцей. А то ведь вползет, овладеет и - руки опускаются, голова не соображает, воля отказывает…
Итак, слезами горю не помешаешь.
Тоже как-то не по-английски. Но все же куда оптимистичней. Или, на худой конец, мо-билизующе…
А мобилизоваться надо, надо! За рулем, да на бешеной скорости, да по мокрой автостраде, да в кромешной ночи! Не опускайтесь, руки, крепче за баранку держись, агент. Думай-думай, голова. Соберись, воля, в кулак… И тем набряк-шим-сконцентированным кулаком - по морде, по морде! Кому? А всем! От мала до велика - всем, кто прямо ли косвенно виновен в гибели напарника, который уже никогда…
Боже мой, что за напыщенный дебил родил формулировочку «Никогда не говори никогда»?! Жизнерадостный дебил, никогда не сталкивающийся на практике с безвозвратным «никогда». Практика - критерий истины… Ни-ког-да…
Никогда, никогда, никогда больше агент Скалли не увидит агента Молдера. Ни живого, ни даже мертвого…
Как там они ободряли друг друга черным юморком?
- Ты поступаешь правильно. Нас повесят.
- Я бы предпочла электрический стул. Более эстетично. И не повредит прическу.
- Может, тогда лучше газовую камеру? Или инъекцию? Леди?
- О, вы так любезны, сэр.
- Я стараюсь, леди… Но, кроме шуток, Дэйна, при всем богатстве выбора другой альтернативы нет.
- Что ж, на нет и суда нет, напарник.
- Суда действительно не будет, Дэйна.
Суда действительно не было. А негласный приговор приведен в исполнение. Виселица, электрический стул, газовая камера, инъекция - ну-ну! А пригоршню праха не хотите? Гори ты, Фокс Молдер, синим пламенем!
И костер в тумане светит, искры гаснут на лету. Скалли, Молдер вас не встретит. Вы проститесь… Вы даже не проститесь с ним, Скалли, - он… дематериализован. Пригоршня праха. Пеплом по ветру.
Ветер, ветер, ты могуч… И возможно, покружив серые хлопья в поднебесье, опустишь их на голову Скалли. Оно и есть - посыпание головы пеплом. В знак скорби.
Ни-ког-да больше она не увидит Молде-ра… наяву.
А сны - что ж, сны…
Партнер Скалли, вас не мучают эротические сны?
- Ну почему сразу мучают, партнер Молдер!..
Давняя присказка промеж партне… все-таки напарников. На грани допустимого. Вернее, допускаемого промеж партне… все-таки напарников. Подавляющая основной инстинкт, когда симпатия прорастает влечением.
Но-но, агент Скалли, мы же на работе!
Так точно, агент Молдер, наша служба и опасна, и трудна!.. А скажи мне, агент Молдер, как насчет внеслужебного времени и не на работе?
Я всегда на службе, агент Скалли, я всегда на работе… Погоди, ты серьезно?
Ну что ты! Я, как и ты, всегда на службе, агент Молдер, я всегда на работе.
Даже когда спишь?
Так я тебе и сказала!
Скажи…
Ты первый скажи.
А я не сплю. У меня хроническая бессонница. Знаешь ведь.
Вывернулся! Ну и мучайся дальше!
Чем?
Как чем? Бессонницей. А вы что подумали, агент Молдер?
Ну-ну. Того же и вам желаю, агент Скалли.
Бессонницы?
Мучаться. Во сне. Или ты что предпочитаешь, партнер?
Желательно, конечно, помучиться… Напарник.
…Сны снами, но теперь только они и остаются. И никогда наяву. Молдер - никогда. Со своими завиральными идеями. Со своим несносным характером. Со своими «качелями» темперамента - от депрессии до истерики. Со своими несуществующими икс-файлами. Со своим…
Ни-ког-да. Точка. Всё. Живем дальше, агент Скалли. Живем, «дирол» с ксилитом жуем. Иногда лучше жевать, чем говорить. Особенно про несуществующие икс-файлы, не так ли, агент Скалли? Один вот тут всё говорил про икс-файлы, говорил - дали ему хорошенько прикурить, так он теперь и не говорит. Не так ли, агент Молдер? Дали тебе прикурить! Огня, кричал, огня! Память - огонь лучистый и негасимый. Что ж, пришли с огнем…
Всё, сказала! Точка. Следи за дорогой, Скалли. Слезами горю ни поможешь, ни помешаешь. Да и какие слезы! Просто дождь взбесился, лобовое стекло заливает - «дворники» не справляются. Так что это не она, Скалли, - в два ручья. Это дождь, если на нее, на Скалли, мельком глянуть сквозь лобовое стекло - а хоть бы из встречной машины.
Нет никаких встречных машин. Пустынно. Как… в пустыне… О, нет! Договор же - о пустыне ни слова! Ни слова, ни мысли, ни ассоциации! Проехали!
…Сколь угодно убедительно можно талдычить самой себе: проехали! Но…
…не доехали. Потому что - приехали! Стоп - машина!
А ну, кому говорят - стоп?!
Наверное, ей, Скалли. Больше некому. Ни встречных, ни поперечных машин на трассе не видать. Тебе говорят, стоп!
А позвольте полюбопытствовать, кто говорит?
Говорит Вашингтон, сукина дочь! Вашингтонское время - два часа сорок минут пополуночи!
Вашингтон - воплощение властных структур. Властные структуры здесь и сейчас - в обличье военного вертолета.
И он, вертолет, поймав машину Скалли в луч прожектора, будто расплошного зайца вел ее по трассе, громкоговоряще командуя: «Стоп - машина!»
Как?! Неподчинение властным структурам?! Ну, сестренка, ответить придется! По полной программе! Даже если слова не проронишь, все равно ответишь!
А сбежать у тебя не получится, сестренка. Бежать некуда. Некуда бежать. Вертолет, по определению, догонит и перегонит любой автомобиль, будь тот и с форсированным двигателем.
Летели, сестренка, - вот и догнали! Вот и перегнали! Вот и сели, перегородив трассу! И куда ты денешься, на что надеешься… с-сукина дочь! Зайчик ты наш, попрыгайчик-убегайчик! Ну, погоди! Из вертолета сейчас - такие волки, такие волки! Полярные… Командос!
- Живо из машины!!! Кому говорят?!
- Я агент ФБР Дэйна Скалли!
- А я папа римский! Молись, дочь моя!.. Живо из машины, ну!!!
- Ваши документы?!
- Вот мой документ! Поняла?!
Чего ж не понять? Направленный ствол автомата в трех дюймах от лица… а учитывая побелевший от бессильного бешенства нос агента ФБР Дэйны Скалли - и вовсе в одном дюйме! Очень внушительный… документ.
И ведь не гопники, а действительно властные структуры. Судя по оснащению и беспардонности. Почему властные структуры, когда у них законно требуешь удостоверяющий документ, всегда впадают в ярость и тычут автоматом в нос - дескать, вот наш документ! Издержки воспитания, не иначе. И ведь так, наверное, только в Америке! Обреченная страна! Боже, храни нас, граждан этой страны, от властных структур при исполнении!
Исполнение - звериный рык:
- Р-руки на капот! Ноги р-расставить!
- Ноги? Расставить? Вы беседуете с леди, хам!
- Я не беседую! Я при исполнении!
- При исполнении чего?!
- Ма-алчать!.. Где агент Молдер?!
- Ну?! Где?!
- Вы приказали молчать. Вынуждена подчиниться.
- Не умничай, ты!
- Что вы, молодые люди! Я - дура дурой. По сравнению с вами.
- Дать ей по почкам?
- Отставить!.. Ну?! Где?! Слышала, а то ведь по почкам!
- В багажнике. Где же еще!
- Так! Ты и ты - открывайте! - А ключ?
- Ка-акой ключ, к чертовой матери! Вскрывайте, к чертовой матери!.. А ты стой, не рыпайся! И не строй мне тут из себя целку, к чертовой матери!
Очень трудно агенту Скалли строить из себя целку в позе, никак не характерной для целки, - уткнувшись носом в машину, упершись руками в капот, расставив ноги, волей-неволей выпятив задницу.
Очень трудно искать агента Моддера в темном багажнике. Особенно если его там нет.
- Его здесь нет!
- А где?!
Трудитесь, волчары, трудитесь. Счастье в труде!
- Ну, ты! Где агент Молдер?!
- Я же сказала.
- Его там нет!
- А вы поверили, что он там?
- Соврала?!
- Ну когда женщина отвечала за свои слова! Какой милый мальчик!
- Ты тоже! С-сукина дочь!
- Здравствуй, братец!
- Может, теперь дать ей по почкам?!
- Отставить!.. Ну, ты! Где документы?! И не вздумай соврать!
- В багажнике.
- Опять?!
- Что - опять?
- Врешь?!
- Опять нет. Аи правда!
Изящный дамский саквояжик в багажнике!
Внутри, помимо всего прочего, - папка!
В папке - текст-распечатка того самого «.. .al-doh-tso-dey-dey-dil-zeh-tkam-besh-ohrash…»!
Маркером помечены некоторые слова (бартер? вакцинация?)!
То?
То! То!
То, да не то…
- Ну ты! Где дискета-исходник?!
- У меня ее нет.
- А у кого?!
- У агента Молдера.
- А где он?!
- Чтоб вам всем туда же, где он!
- Это куда? Координаты! Быстро!
- Пшел вон, мальчик. Утомил!
- Ты ответишь за свои слова, с-сукина дочь!
- Молчу-молчу. Ни слова больше!
- Я т-тебе помолчу! Отвечать!
- Пшел вон. Устала. Ноги сомкнуть можно?
Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия 18 апреля, день
А отвечать-таки придется. Все в том же кабинете директора ФБР, все перед тем же хму-рым-насупленным контингентом. Ограниченным, да, - в смысле, дальше собственного носа не видят.
Но…
Пункт первый: начальник всегда прав.
Пункт второй: если он не прав, см. пункт первый.
Короче, девиз: «Помни о главном!» И подпись: «Главный». И это уже приказ.
Так что отвечать-таки придется. Даже если слов нет. Даже если - ни слова больше.
От вас, агент Скалли, никто и не ждет никаких слов - ни в собственное оправдание, ни в обвинение властным структурам на предмет сомнительных методов…
Слово имеет Сам! Сам - директор ФБР.
- Согласно рекомендациям отдела и профессиональному кодексу чести, агент Дэйна Скалли должна уйти в обязательный отпуск. До тех пор, пока не будет детально расследован ее проступок по служебной линии. Наш негласный устав гласит, что агент может, а в данном случае должен быть отстранен от работы без выходного пособия - ввиду опасной природы ее неподчинения, прямого неподчинения вышестоящему начальству. Вынуждены потребовать у вас, агент Скалли, табельное оружие и значок… прежде чем вы покинете нас.
Директор суров, но это директор. «Помни о главном. Главный.»
Железный Винни, правда, попытался скрасить… Он, конечно, Железный, но все-таки он - Винни. Не вини, Винни, да невиновен будешь…
И что же скажешь, коллега Уолтер? Или теперь просто и отвлеченно - мистер Скиннер?
- Дэйна!.. М-м… Мисс Скалли, мы бы просили вас быть в пределах досягаемости для… нас…
- Кто это - мы? Лично вы, Уолтер? Или эти все?.. О, прошу прощения, мистер Скиннер! Прошу прощения, господа! Я немножко не в себе. Или вы не во мне. Или мы все - вне друг друга. Не так ли? До свиданья, господа.
- Нет уж, прощайте, мисс Скалли.
- А вот уж никогда.
- М-м?
- Не прощу.
- Что вы себе позволяете, агент?!
- Я?! Агент?! Какой я вам агент?! Г-г… главный!
- Не горячитесь, мисс Скалли.
- Я холодна, как лед! Холодна, как… агент Молдер.
- Вы горячи, как… агент Молдер. По вашим словам, он… испепелен? М-м?
- Да. Но его пепел уже остыл, г-главный. Но учтите, вы все!

Секретные материалы - 301. Путь благословенных - Картер Крис => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Секретные материалы - 301. Путь благословенных на этом сайте нельзя.