А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Мне звонили насчет вас.
Оба тут же привычно вынули свои удостоверения. Он почти не удостоил документы вниманием.
- Лейтенант Роджер Гривз, - представился он, но руки не протянул. - Мне поручено поймать этих двух засранцев, и я их поймаю, не нуждаясь в чьей-либо помощи.
Кто-то из работников тюрьмы распахнул дверь в приемную директора и, достав связку ключей, отпер в дверь в кабинет и включил там свет. Лейтенант уверенно прошел в кабинет и уселся в директорское кресло из светлой кожи. Кто-то из его свиты немедленно принялся накручивать диск телефона, кто-то достал и разложил на просторном столе карты окрестностей, все были разного масштаба.
Молдер и Скалли тоже проследовали в директорский кабинет. Лейтенант Гривз отдал одному из подчиненных какое-то распоряжение и посмотрел на Молдера:
- Вы когда-нибудь участвовали в поимке сбежавших преступников? - осведомился он.
- Нет, - спокойно ответил Молдер.
- Тогда вам нечего здесь делать.
- Я неоднократно участвовал в поимке еще НЕСБЕЖАВШИХ преступников, - парировал Молдер. - Независимо от того, хотите вы этого или нет, так же, как хочу этого я или нет, у меня приказ помогать вашей группе в поимке беглецов.
- Самая лучшая помощь, которую вы можете оказать - это не мешать! И чего ради ФБР решила вдруг послать помощь? Политикой надоело заниматься? Или мои новые подопечные ваши старые знакомые?
- Их имена я услышал четверть часа назад.
- В таком случае, лучше идите, погуляйте по городу со своей очаровательной спутницей. Когда беглецы будут водворены на законное место, я вам сообщу.
- Я бы с удовольствием, - усмехнулся Молдер, - но нам необходимо выяснить, что здесь происходит. Я хочу поговорить с директором тюрьмы.
- Нет, - жестко ответил лейтенант. - Его здесь нет. И, по-видимому, больше не будет. В смысле - того, кто занимал это кресло. В тюрьме, похоже, какая-то эпидемия… Федеральная гвардия взяла на себя охрану тюрьмы…
- Что за эпидемия? - быстро спросила Скалли.
- Не знаю, - поморщился Гривз и посмотрел на вошедшего подчиненного. - Принес дела беглецов, Райе? Давай сюда. - Он взял протянутые папки, открыл первую, стал бегло листать.
Кто-то переговаривался, уже двое сотрудников маршаллской службы звонили по телефонам, кто-то вышел, кто-то закурил. Нормальная рабочая обстановка, все чувствовали себя полностью в своей тарелке. Все, кроме Молдера и Скалли, так и стоявших перед большим столом для совещаний в форме буквы «Т».
- Так-так, странно… - проговорил Гривз.
- Вы обнаружили что-то интересное в делах беглецов? - Молдеру самому не терпелось изучить эти папки.
- Да как сказать… - протянул лейтенант маршаллской службы. - С молодым все понятно - отсидел полтора года из десяти за вооруженное ограбление. А вот Пол Варрен из белых воротников, сидел за мошенничество с банковскими документами, получил два года.
- Что между ними могло быть общего? - удивилась Скалли.
- Ну, общее в тюрьме всегда может найтись, и не с такими странностями встречались.
- Так что же вас удивило?
- А то, что срок Пола Варрена кончался… - он произвел нехитрый расчет в уме, - через шесть дней.
- Сэр, - обратился к офицеру сидевший на телефоне, - нашли брошенную машину, на которой смылись беглецы. У них кончился бензин…
- Где нашли? - рявкнул Гривз.
- За две мили до Броднакса.
- У самой границы штата. - Лейтенант встал. - Ты, - ткнул он указательным пальцем в одного из подчиненных, - свяжешься с Северной Каролиной, беглецы явно направляются туда. Ты, Стивен, - он посмотрел на другого, - выяснишь всю их подноготную - друзья, родственники… Да сам знаешь. Как можно скорее. Если окажется, что кто-то живет в Северной Каролине или в том направлении… В общем, сообщай сразу любые сведения. Позвони в управление, пусть распорядятся, чтобы полиция всех населенных пунктов в радиусе десяти миль от Броднакса… нет, двадцати, опросила жителей: не видел ли кто двоих, сходных по описанию с беглецами. В тюремных одеждах. И обратить внимание на любой угон автомобиля или кражу одежды за последние шесть часов. Фотографии из личных дел скопировать и передать по факсу. Все. Остальные за мной. По коням!
3
Молдер направился с командой лейтенанта Гривза, а Скалли осталась в тюрьме с целью выяснить как можно больше о том, что здесь произошло. Теперь она находилась не в зале для посетителей, а в самой тюрьме, и полномочия у нее были куда выше, чем час назад.
Молдер ехал на собственном автомобиле, не отставая от трех машин маршаллс-кой службы. В машине лейтенанта Гривза наверняка был телефон, и Молдер запоздало сожалел, что отказался от предложения ехать в головном автомобиле - сейчас был бы в курсе всех переговоров.
В Алберте кортеж остановился перед местным полицейским управлением. Лейтенант вышел из машины и быстро прошел в здание. Молдер вынул ключ зажигания и тоже вылез из автомобиля. Но не успел он дойти до входа в участок, как в дверях показался Гривз; в руках у него было несколько листков белой бумаги.
- Есть какие-нибудь новости? - спросил Молдер.
- Нападение на кафе в четырех милях от Броднакса. Возможно, это дело рук наших подопечных. Я зашел за фотографиями, чтобы показать вероятным свидетелям.
Он мельком продемонстрировал Молдеру факсы портретов из личных дел сбежавших заключенных и быстрым шагом направился к своему автомобилю, всем своим видом показывая, что ждать Молдера не будет, если тот отстанет, время дорого. Собственно, так оно и было. Молдер чуть ли не бегом поспешил к своей машине.
Завывая сиреной, кортеж вновь вернулся на шоссе. Через четверть часа все четыре машины резко затормозили у небольшого придорожного кафе, где уже стояла, мигая фонарями на крыше, патрульная полицейская машина с распахнутыми дверцами.
Лейтенант Гривз уверенно прошел к группе людей у кафе. Двое полицейских, видимо только что подъехавших, с облегчением посмотрели на прибывших. Заплаканная женщина с двумя испуганными девчушками в пестрых платьицах посмотрела на него с надеждой. Четвертой была ярко накрашенная девица неопределенного возраста - продавщица, а может и хозяйка убогого заведения у дороги.
- Что здесь произошло? - требовательно спросил Гривз, не представляясь. И так по нему видно, что он имеет право задавать вопросы.
- Угон трейлера, - ответил один из полицейских.
- Когда это произошло?
- Да с полчаса назад, - подала голос продавщица.
- Мы с девочками вышли из туалета, а наша машина отъезжает, - пояснила женщина. - Я подумала, что это Роберт нас не дождался… Я кричала ему, кричала. А потом вышла она, - женщина кивнула на продавщицу, - и сказала, что видела, как в машину забрались двое мужчин и уехали… Она и позвонила в полицию… Странно, ведь Роберт всегда вынимает ключи…
- Где ваш муж? - быстро спросил Гривз.
- Не знаю, он пошел в туалет…
- Быстро осмотрите территорию, - не оборачиваясь, зная, что его услышат, приказал лейтенант. И повернулся к девице, которая тут же ему дежурно улыбнулась. - Вы рассмотрели мужчин, уехавших в трейлере?
- Относительно, - кокетливо ответила продавщица.
- Что значит относительно?
- Ну, я рассмотрела чуть-чуть длинноволосого, который помоложе. Он помогал второму идти, тот еле ногами передвигал…
- Ранен?
- Откуда мне знать? Может, и просто болен. Он, кажется, кашлял. Но шел, точно, с трудом.
- Они были в синей одежде заключенных?
- Нет, в обычных. Длинноволосый был в синем, но это просто джинсы и куртка… В чем был второй, я не помню, в чем-то темном…
- Эти? - Гривз протянул девице листки с портретами Стива Мерцера и Пола Варрена.
Девица изучала фотографии.
- Этот, помоложе, похож. Усы я тоже запомнила, длинные такие, подковой. Да, похож. А второго я не разглядела, не знаю…
- Откуда они здесь взялись? Приехали на машине?
- Вы же видите, что, кроме ваших, других машин нет. У нас днем всегда почти пусто… Откуда я знаю, откуда они свалились? Может, подвез кто, может, сами пришли. Мне недосуг в окно наблюдать за дорогой, я…
- Лейтенант, можно вас на секундочку? - окликнул один из маршаллов. - Там, в туалете…
- Роберт! - всхлипнула заплаканная женщина, девочки прижались к ней с двух сторон, как птенцы к орлице.
Лейтенант Гривз молча направился в сторону, куда указывал подчиненный. Молдер пошел за ним.
Мужчина с пробитой головой лежал возле двух зашарпанных кабинок. Лицом вниз, подставляя обзору аккуратную рану в лысом затылке. Из крана непрерывной струей текла вода, скопившись лужицей у круглой решетки водостока.
- Жив? - только и спросил лейтенант.
- Пульса нет, - ответил тот, что на корточках склонился над мужчиной. - Один удар, и все.
Разводной ключ с налипшей на него густой кровью валялся тут же, в углу.
- Орудие убийства отправьте на экспертизу, - распорядился Гривз и добавил: - Хотя и так почти ясно, чьи отпечатки пальцев там найдут. Сделайте это срочно, я хочу быть уверенным, что иду по нужному следу.
- Вы допускаете, что трейлер угнали не наши заключенные? - спросил Молдер.
- Я хочу знать точно, - жестко сказал лейтенант. - Одному из них оставалось сидеть шесть дней… - Он повернулся к человеку, находившемуся у трупа: - Проверьте карманы убитого. Ключи от трейлера они вытащили. Если бумажника нет, я хочу знать, какой суммой денег они сейчас располагают.
Лейтенант вышел на свежий воздух. Он не был слабонервным, просто увидел все, что было необходимо.
Он вновь подошел к женщине и полицейским, девица куда-то удалилась по делам.
- Роберт! - увидев мрачное лицо офицера встрепенулась женщина. - Что с ним?
- Он мертв, - сухо сообщил лейтенант Гривз. - Мне необходимо описание вашего трейлера и номера. А также я хотел знать, сколько наличных было у вашего мужа! Или он пользовался кредитной карточкой?
«Они не остановились перед убийством, - подумал Молдер. - Перед убийством совершенно незнакомого им человека. Ради трейлера. Это не люди». Молдеру приходилось иметь дело с нелюдьми. Но сейчас он гнался не за профессиональными бандитами, не за оборотнями или пришельцами. За людьми. Но потерявшими человеческий облик. И какой-то другой частью сознания он пытался понять, что толкнуло банковского служащего, пойманного на подделке финансовых документов, которому оставалось шесть дней до выхода на свободу, совершить - или соучаствовать - в этом жестоком и почти бессмысленном убийстве.
Единственное, что он знал совершенно точно - их надо отловить. Изолировать. И как можно скорее, пока они не оставили позади себя десяток трупов ни в чем не повинных людей, просто случайно оказавшихся у них на пути.
Зазвонил сотовый телефон в левом потайном кармане пиджака. Он вынул телефон и откинул крышку с микрофоном:
- Молдер слушает.
4
О Скалли, казалось, все забыли. Она внимательно прочитала личные дела сбежавших заключенных, которые ей любезно отдал сотрудник маршаллской службы, затем попросила принести ей личное дело Роберта Торренса. Догадавшись, что быстро ей этого не дождаться, она решила, чтобы не терять время, отправиться в медицинский блок самой поговорить с главным врачом тюрьмы и узнать, наконец, что за эпидемию упоминал лейтенант Гривз и что за медицинское оборудование на каталке они видели по дороге к директорскому кабинету.
Коридоры административного здания окружной тюрьмы словно обезлюдели после отбытия лейтенанта Гривза и его команды. Скалли интуитивно свернула по коридору в ту сторону, куда торопливо катили странный медицинский агрегат, больше всего напоминающий саркофаг.
Повернув, она увидела вдали фигуру в белом медицинском халате, вошедшую в какую-то дверь. Скалли ускорила шаги.
Когда она приблизилась, дверь со стеклом с пропущенной внутри металлической сеткой была заперта. Скалли постучала. Подождала немного и постучала вновь - настойчивее.
Наконец, за стеклом мелькнула тень, и показался немолодой человек с потертым усталым лицом. Белый халат, надетый поверх темного костюма с белоснежной рубашкой и дорогим галстуком, говорил о его профессиональной принадлежности.
- Что вы стучите? - недовольно спросил он, блеснув стеклами очков.
Скалли через стекло показала ему свое удостоверение.
- Специальный агент ФБР Дэйна Скалли.
- Извините, но посторонним сюда вход строго воспрещен.
В другое время ее позабавила бы эта стандартная фраза, произнесенная в стенах окружной тюрьмы, в которую Скалли попала с таким трудом.
- Я занимаюсь расследованием бегства двоих заключенных. Кто вы такой?
- Доктор Осборн, - неохотно представился он. - Филипп Осборн.
- Вы тюремный врач?
- Нет. Я работаю, в Федеральном Центре по контролю за эпидемиями.
- В Центре по контролю за эпидемиями? - переспросила Скалли. - Кто вас сюда вызвал? Что здесь вообще происходит?
- Я не имею права отвечать на ваши вопросы, - стараясь быть вежливым, ответил доктор Осборн и повернулся, чтобы уйти.
Скалли вновь требовательно застучало - прямо в стекло.
- Постойте! - закричала она. - Сэр! - только что названная ей фамилия не удержалось в голове, а по имени обращаться к незнакомому человеку было неудобно. - Сэр! Я - врач! Если вы немедленно не откроете мне дверь, то в Вашингтоне те, кому следуют, узнают о том, что вы чините препятствия специальному агенту ФБР и втайне от всех проводите здесь какие-то эксперименты…
- Эксперименты? - задохнулся от возмущения доктор Осборн и открыл дверь.
Скалли даже не ожидала, что ее угрозы окажут на собеседника такой воздействие.
- Хорошо, я вас отведу к своему начальству, пусть он с вами разговаривает.
- У меня строгие инструкции, - словно в извинение произнесла Скалли.
- У меня тоже строгие инструкции, - проворчал доктор Осборн - Скалли вдруг вспомнила забытую было фамилию собеседника.
- Я все равно узнаю, не от вас, так от вашего начальства, - примирительным тоном сказала Скалли. - Но, по-вашему, что здесь случилось?
- Вспышка неизвестной инфекционной болезни.
- Сколько человек заражено?
- Двадцать семь. Четырнадцать уже умерло.
- Умерли?! - воскликнула Скалли. - Болезнь смертельно опасна?
- Увы.
- Когда заболел первый заключенный?
- Тридцать шесть часов назад. Мы прибыли сюда вчера вечером. Первый из заболевших скончался вчера ночью.
- И рано утром сбежали двое заключенных… - задумчиво произнесла Скалли, вспомнив слова Молдера.
- Что? - переспросил доктор Осборн.
- Каковы шансы того, что сбежавшие преступники заражены этой смертельной болезнью?
- Я не знаю, - честно ответил врач. Где-то вдали раздавался требовательный звонок телефона. Уже секунд сорок как звонил.
- Извините, - сказал доктор Осборн, они как раз подошли к месту, где коридор разделялся на три, - подождите меня здесь. Я быстро вернусь и отведу вас к своему начальнику. Никуда не уходите!
Он побежал туда, где настойчиво звал к себе телефон, подпрыгивая и приволакивая ногу. Левая штанина брюк задралась в ботинок, что придавало ему несколько нелепый вид, учитывая идеально белый халат, строгий костюм и дорогой галстук.
Скалли огляделась. В коридоре, уходящем направо, стоял столик, накрытый марлей, вдали, по бокам от торцевой двери стояли те самые агрегаты на каталках, которые так торопливо везли сюда тюремщики. Скалли подошла к столику и из любопытства приподняла покрывало. На столе лежали новые респираторы, ватные тампоны, градусники - обычный набор. Она лениво прошлась вдоль коридора, чтобы не стоять на одном месте, дожидаясь своего проводника по этому безлюдному царству.
Дверь в торце коридора была приоткрыта, на ней красовалась табличка с надписью «Крематорий». Медицинские агрегаты представляли собой нечто вроде герметичных носилок, к которым был шлангами подключен кислородный аппарат. Именно таких она прежде не видела, но назначение агрегатов вполне понятно. Сейчас все были пусты.
Скалли оглянулась - не идет ли доктор Осборн; коридор по-прежнему был пуст. Она толкнула дверь, предполагая поговорить с тем, кто окажется внутри - вдруг там окажутся более словоохотливые собеседники, чем затюканный жизнью Филипп Осборн?
В помещении горел свет, но никого не было. Печи в противоположной стене спали, в ожидании своей ужасной пищи. Справа на столах лежали семь черных пластиковых мешков, самим своим видом сообщая о скорбном содержимом.
Скалли приблизилась к столу. На первом мешке была бирка: «001. Роберт Торренс».
Скалли сглотнула набежавший в горле ком и пошла назад, полагая, что Осборн уже ищет ее.
Значит, теперь они никогда не узнают, прав был Молдер в своем предположении или нет. Но случайность ли то, что человек, который заинтересовал Молдера, оказался первым погибшим (о чем свидетельствовал номер на бирке)? Сотни вопросов. Скалли не верила в привидения и оккультные науки. Но и в такие совпадения тоже верилось с трудом.
Осборна все еще не было. Скалли в задумчивости дошла до перекрестка коридоров. Постояла. Взгляд упал на столик с медицинскими принадлежностями. Скалли вдруг решительно подошла к столику, взяла респиратор и поспешила обратно к крематорию, доставая на ходу из сумочки свои резиновые перчатки и пинцет.
Помещение было все так же пустым. Блестящая молния на пластиковом пакте разверзлась с легким вжиком. То, что предстало глазам Скалли, человеком назвать было трудно.
Она видела в своей жизни достаточно мертвых тел. То, что находилось в пластиковом покойницком мешке, очень мало напоминало человека. Даже если бы она знала Роберта Торренса при жизни, опознать его в этом взбухшем синем нагромождении плоти вместо лица, она бы не смогла. И прямо посередине того, что некогда было лбом, назревал, точно вулкан, огромный ярко-красный нарыв, с жутковатым фиолетовым нарывом.
Ни о чем подобном в медицинских учебниках и энциклопедиях не упоминалось.
Чьи-то руки довольно бесцеремонно оттолкнули ее в сторону.
- Вам здесь нельзя находиться! - услышала она испуганный голос доктора Осборна, прежде, чем рассмотрела, кто именно отстранил ее от стола. - Я же просил подождать вас в коридоре!
- Что это за болезнь?! - только и могла выдавить из себя Скалли, сорвав с лица респиратор. - Я должна взять образцы для анализа в лаборатории!
- Прошу вас, уходите! - чуть ли не взмолился доктор Осборн, пытаясь найти язычок молнии на пластиковом пакете.
1 2 3 4 5