А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тина не имела ничего против посторонних, слоняющихся ночью по коридору Центра, но если он попытается проникнуть в комнату, то явно не просто чтоб конфетами угостить… Девочка схватила стул и попробовала заклинить им дверь, потом бросилась к большому, во всю стену, окну во двор, но щеколда чересчур надежно держала створки - в спешке Тине с ней было явно не справиться. В дверь начали колотить - напористо, ничуть не опасаясь, что стук может поднять на ноги всех обитателей Центра. Тина в панике огляделась по сторонам, потом нырнула под кровать и затаилась там. Вовремя: после третьего удара хлипкий стул, блокирующий дверь, разлетается в щепки, и комнату заливает ослепительно яркий белый свет…
Мэри Джонсон проснулась от того, что у нее заболело сердце. Просто заныло, и все. Странное дело: никогда не болело, а тут вдруг заныло ни с того ни с сего. Как от дурного предчувствия, ей-богу. Мэри хмыкнула и села в постели. В предчувствия она не верила, хотя сегодняшняя погода для дурных пророчеств подходила в самый раз: весенний теплый циклон столкнулся с северным антициклоном над Гринвичем, и как раз сейчас они усиленно выясняли, кто кому должен уступить. Погодка для макбетовских ведьм. Пока что циклон проигрывал, но Мэри не сомневалась, что до финального свистка еще далеко. Всякое может случиться. Она уже собиралась было завернуться в одеяло с головой и попытаться снова уснуть, когда крики и шум в детской буквально выдернули ее из кровати.
Когда воспитательница в одной ночной рубашке, развевающейся, точно саван привидения, появилась на пороге Тининой комнаты, ее взору предстало только распахнутое окно в сад, размазанные мокрые следы на подоконнике и плюшевый заяц, мокнущий под дождем…
Место преступления: дом Риорданов
Округ Марин, штат Калифорния
День четвертый
Как это зачастую бывает весной, утро в окрестностях Лос-Анджелеса выдалось не слишком солнечным, но достаточно погожим и теплым, чтобы стряхнуть промозглую скуку зимних дней и с домов, рядами выстроившихся вдоль дороги, и с их обитателей. С того самого момента, как машина федеральных агентов пересекла городскую черту и понеслась по пустому пригородному шоссе, Малдер не проронил ни слова, и Скалли вдосталь налюбовалась на владельцев пригородных участков, работающих в огороде, подновляющих после зимы садовую мебель или сгребающих в аккуратные кучки прошлогоднюю листву. Сидящий за рулем Призрак готов был кусать себе локти от досады. Прозевать, так глупо прошляпить единственного свидетеля! Ладно Дана, она с самого начала не придавала показаниям девочки большого значения. Но он, Малдер! Казалось бы, чего стоило попросить коллег из Гринвича взять под контроль Центр по оказанию социальных услуг. Dumkopf Rotznase! Из отца они уже выкачали всю кровь - теперь на очереди дочка. И всего-то надо было - поставить наружное наблюдение!
…От лужайки возле дома, у которого Малдер остановил автомобиль, доносился отчетливый запах свежей, только что проклюнувшейся травы. Фокс захлопнул за собой дверцу машины и с хрустом потянулся. Легкий ветерок трепал полы его распахнутого пальто, щекотал лицо.
- .. .Ее похитили из Центра социальных услуг где-то около одиннадцати-двенадцати часов вчера вечером, - выбравшись из машины, мрачно сказала Дана.
- Такое ощущение, что кто-то никак не может забыть, что девочка слишком много знает, - отозвался Призрак.
«Ну вот, с молчанием покончено», - с удовлетворением отметила Скалли.
- Кто-то или что-то… - продолжил Фокс.
- Все дороги тут же перекрыли, стоило ей пропасть. Но пока никто не обнаружил ничего подозрительного.
- Может быть, они смотрели не в том направлении? - Малдер ткнул пальцем в безоблачное небо, указывая направление, по его мнению, несправедливо обойденное вниманием сил Федерального Бюро.
Скалли в который раз поймала себя на том, что не может определить, шутит ее напарник или говорит серьезно.
- В любом случае, нам сразу же сообщат, если кто-нибудь ее найдет.
Поднявшись на крыльцо коттеджа, Малдер постучал в массивную деревянную дверь тяжелым медным кольцом.
Дверь отворилась.
На пороге, растерянно глядя на гостей снизу вверх, стояла Тина.
Ошеломленное молчание длилось несколько секунд. По-детски округлое, хорошо запоминающееся лицо девочки, каштановые волосы до плеч, карие глаза - все детали, которые составляют словесный портрет и которые федеральные агенты могли перечислить без запинки, подними их ради этого хоть среди ночи, совпадали до мелочей… Но в то же время стоящая на пороге и серьезно глядящая на двух ошарашенных взрослых девочка чем-то неуловимо отличалась от той, что исчезла сегодня ночью из Центра по оказанию социальных услуг. Может быть, посадкой головы, может быть, выражением глаз или прической - отличалась неуловимо и в то же время вполне заметно для внимательного глаза.
- Ты - Тина? - не выдержала наконец Скалли.
Девочка удивленно захлопала глазами:
- Не-ет…
- Тогда как же тебя зовут?
- Синди Риордан… Агенты переглянулись.
- Синди, ты что, здесь живешь? - спросил Призрак.
- Да, - девочка чуть заметно пожала плечами. - С самого рождения, уже восемь лет…
…Писк героев мультсериала, раздающийся из детской, сменился спокойным рассудительным голосом научного обозревателя, и Малдер наконец сумел отвести взгляд от девочки и посмотрел на ее мать, средних лет женщину с покрасневшими от слез глазами. Женщина сняла с плиты чайник и повернулась к гостям.
- У вас красивая дочка, миссис Риордан, - заметил Фокс.
- Мы с Диком ее очень баловали, - тихо проговорила миссис Риордан. - Воспитывали из Синди тихого домашнего ребенка. Хотели защитить ее от всех ужасов мира… Дик столько времени проводил с ней…
- Это ваш единственный ребенок? - сочувственно поинтересовался Малдер.
Миссис Риордан только прерывисто вздохнула.
- Извините за бестактный вопрос, - вклинилась Дана, - но Синди - ваш собственный ребенок? Она не приемная?
Мисс Риордан ответила сразу, без запинки.
- Нет. Я ее сама родила. В центральной городской больнице.
- Значит, бумаги на нее у вас в полном порядке, как я понимаю?
- Ну, естественно!
- Она одна родилась? У вас не было двойни? Если бы Скалли специально ставила перед собой задачу вывести эту женщину из себя, она не добилась бы лучшего результата.
- Что за дурацкие вопросы! Я рассказала в полиции все, что знала!
Вздохнув, Малдер достал из кармана любительскую цветную фотографию и протянул ее миссис Риордан:
- Вы когда-нибудь видели этого человека раньше?
На фотографии девочка, как две капли воды похожая на Синди, но одетая в платье, которого у нее никогда не было, обнимала за шею высокого улыбающегося мужчину.
- Нет, я его никогда не видела… Это что, ваш подозреваемый? Что он сделал Синди?
- Миссис Риордан, это не ваша дочка, - глядя вдове прямо в глаза, проговорила Скалли. - Эту девочку зовут Тина Симмонс, и живет она в Гринвиче, в Коннектикуте, в трех тысячах миль отсюда. И, видите ли, этот человек на фотографии - ее отец - был убит точно таким же способом, что и ваш муж.
- Синди моя дочь! - голос миссис Риордан дрогнул. - Я могу показать вам видеозапись ее рождения. Я пыталась забеременеть шесть лет, но у нас с Диком ничего не получалось…
- И вы прибегли к искусственному оплодотворению… - подсказал Малдер. - В какой клинике это произошло?
- В Центре репродуктивной медицины Сан-Франциско…- женщина прерывисто вздохнула.
- Так ты все еще считаешь, что дело связано с НЛО? - не преминула подкусить напарника Скалли, когда федеральные агенты покидали коттедж Риорданов. - Синди Риордан не видела никакой «красной молнии».
- Я уже не знаю, - честно сознался Малдер. - Если внимательно приглядеться, то становится ясно, что сходство этих девочек действительно чисто внешнее.
- Ну, существует ненулевая вероятность, что двое людей, похожих как две капли воды, окажутся при этом никак не связаны между собой.
- Да, но они обе видели, как у отцов выпустили всю кровь. О таком совпадении полезно помнить, когда делаешь ставки в Лас-Вегасе.
- Не в девочках дело. Сходство может быть чисто случайным. И никак не связанным с причиной убийства, - упрямо повторила Скалли, опускаясь на место рядом с водительским.
Малдер неопределенно хмыкнул и повернул ключ зажигания. Машина тронулась с места и медленно покатила вдоль по улице.
- Девочку только что похитили, - сказал Фокс наконец.
- Угу, и надо понимать, похитили пришельцы.
- Да неужели?! - Малдер усмехнулся. Машина свернула в переулок, где ее невозможно было разглядеть с дороги, и остановилась.
- Куда это ты нас завез, Призрак?
- Послушай, Скалли: оба преступления совершили одни и те же люди. В первом случае дочь убитого похитили. - Малдер распахнул дверцу и выбрался из машины. - Каков вывод? Они попытаются выкрасть и вторую девочку.
- Эй, ты хочешь сказать, что здесь все должно повториться?
- Я просто хочу, чтобы за Синди понаблюдали. Надо договориться с полицией. А ты пока позвони в клинику, выясни, не было ли в той программе по искусственному оплодотворению еще и Симмонсов.
- Ладно, оставайся. Я позвоню в ФБР, попрошу, чтобы в Сан-Франциско кто-нибудь этим занялся…
Центр репродуктивной медицины
Сан-Франциско, штат Калифорния
День пятый
Подтянутый седовласый профессор, осанка которого выдавала бывшего военного не ниже офицера среднего звена, галантно поддерживая Скалли под локоток, поднимался по парадной лестнице Центра.
- Репродуктивная медицина, - по тону профессора чувствовалось, что человек получает огромное удовольствие, оседлав любимого конька, - есть наполовину хирургия, что бы ни утверждал коллега Якобсон из Вены. Вживление оплодотворенного яйца в матку - чисто хирургическая операция, а в нашем деле это один из самых ответственных этапов…
Скалли с почтительным видом слушала его, чуть склонив голову к левому плечу.
- А у вас не могли перепутать яйцеклетки? - спросила она. - Не могла одна женщина получить яйцеклетку другой пациентки?
Профессор степенно покачал благородной седой головой.
- Нет, у нас очень строгий контроль. Все трижды проверяется и перепроверяется. Операции с генетическим материалом и без того вызывают сегодня у обывателей страх и недоверие, мы просто не можем позволить себе подобную халатность.
- У вас были когда-нибудь пациенты по имени Холли и Джон Симмонс? Профессор улыбнулся:
- Мисс, полагаю, вы не хуже меня знаете, что любая информация по нашим пациентам строго конфиденциальна. Даже для сотрудника ФБР и для такой очаровательной леди, как вы, я не могу сделать исключения. Таковы правила…
- Видите ли, профессор, - глядя медику прямо в лицо, напористо проговорила Дана - отец ребенка на днях был убит при загадочных обстоятельствах, его дочка похищена… Короче, если бы вы могли чем-то помочь в расследовании этого дела - даже против правил, - мы были бы вам крайне признательны.
Профессор нахмурился - никто из работающих в этом здании не рискнул бы сказать, что отставному военно-морскому офицеру, доктору медицины, профессору Роберту Катцу соображения карьеры важнее судеб тех людей, которым в свое время повезло оказаться в числе его пациентов. Особенно это касалось пациентов маленьких. Катц, помнивший еще эпоху «охоты на ведьм», прекрасно знал все фэбээровские штучки, но эта молодая женщина со скромным макияжем и впрямь казалась обеспокоенной судьбой ребенка… Профессор вздохнул и махнул рукой.
- Ладно. Следуйте за мной…
В кабинете доктора Катца было на удивление тихо - здешней звукоизоляции могло позавидовать здание ФБР. От кондиционера в углу поднималась сильная струя теплого воздуха.
- У вас тут только копии медицинских карт, - заметила Скалли. И уведомление, что оригиналы документов были переведены в госпиталь города Гринвич, штат Коннектикут, в тысяча девятьсот девяносто первом году. Симмонсы приехали сюда девять лет назад, и их наблюдающим врачом была доктор Салли Кендрик…
При звуке этого имени профессор не смог скрыть брезгливой гримасы.
- Что-нибудь не так? - чутко отреагировала Скалли.
Профессор поморщился.
- Вы сказали - «доктор Кендрик», - неохотно проговорил он. - С этой дамочкой все всегда было неладно…
Он поднялся и, покопавшись в ящике стола, достал видеокассету.
- Попала сюда всего лишь практиканткой, в тысяча девятьсот восемьдесят пятом. Но практиканткой гениальной. - Катц Вставил кассету в прорезь видеомагнитофона и щелкнул кнопкой.
На экране появилась высокая, чуть полноватая женщина средних лет в белом халате и с аккуратно убранными под шапочку волосами. Женщина улыбнулась и села за письменный стол, уставленный приборами, с лампой посредине. Судя по всему, именно так, по замыслу создателей фильма, обыватель должен представлять себе идеальное рабочее место ученого. «Здравствуйте, - проговорила Женщина. - Искренне рада приветствовать вас в Центре репродуктивной медицины. Я - Салли Кендрик, специалист в области искусственного оплодотворения…» По экрану поползли титры…
- Работа в Центре позволила ей получить магистерскую степень, - проговорил Катц, - а затем и степень доктора по биогенетике. Мы были буквально очарованы ею…
- Сейчас у вас не слишком-то очарованный тон, - заметила Скалли.
Профессор тяжело вздохнул:
- У нас есть основания предполагать, что доктор Кендрик произвольно меняла генетическую структуру оплодотворенного яйца в своей лаборатории перед пересадкой яйцеклетки в матку.
- Вы доложили об этом Американской Медицинской Ассоциации?
- Конечно! Я ее уволил и потребовал расследования по линии Медицинского Департамента.
- И что произошло потом?
- Что-что… - Катц скривился. - АМА ее прикрыла, а мое требование о расследовании было отклонено. Короче, доктор Кендрик испарилась, исчезла бесследно. Мы тут стараемся о ней не вспоминать.
Отель «Холидей Инн», номер Малдера
Сан-Франциско, штат Калифорния
День пятый
«Мы знаем, что такое боль бесплодия, - с мягкой улыбкой вещала женщина с экрана, - и мы знаем, как помочь преодолеть ее. Следующие полчаса я проведу с вами, и мы рассмотрим некоторые практические аспекты…»
- .Кендрик курировала как Риорданов, так и Симмонсов. - Скалли, откинувшись на мягкую спинку дивана, с интересом посмотрела на сидящего вполоборота к телеэкрану Фокса. За последние два часа они успели заездить этот ролик едва ли не до дыр, и последние два раза пленка прокручивалась исключительно по инициативе Малдера. Фокс все никак не мог поверить, что этот получасовой рекламный фильм не содержит ничего полезного, кроме информации о внешности доктора Кендрик и ее манере говорить. Что тоже, конечно, немало, но хотелось бы чего-то более определенного… - Похоже, в этом Центре она занималась экспериментами по своей собственной программе.
- Возможно, теперь она заметает следы.
«Мы не можем гарантировать стопроцентного успеха, - продолжала между тем свою речь Салли Кендрик. - Но с нашими техническими средствами, плюс удача, плюс надежда - могут произойти чудеса…»
- Для того чтобы убрать одновременно двух человек в разных концах страны, ей необходим был сообщник, - рассудительно заметила Скалли.
Малдер с сожалением щелкнул кнопкой пульта дистанционного управления и повернулся к напарнице:
- Ты что, хочешь сказать, что это вендетта? Салли Кендрик и ее ущемленные в правах коллеги - против Центра репродуктивной медицины Сан-Франциско? Не легче ли было обратиться в профсоюз? - с иронией поинтересовался он.
- А ты что, уже плюнул на свою теорию с НЛО? - поддела в ответ Скалли.
Телефон на журнальном столике подпрыгнул и разразился короткой звонкой трелью - ну почему в дешевых гостиницах у телефонов всегда такие пронзительные звонки? - и Дана, поморщившись, поспешила схватить трубку.
- Алло! - На том конце трубки молчали. - Алло! - повторила Скалли. - Странно… пара щелчков - и все… Должно быть, ошиблись.
На секунду лицо Малдера приобрело задумчивое выражение.
- Знаешь что, - проговорил он, поднимаясь, - сегодня я уже что-то совсем туго соображаю. Давай обсудим это завтра, а?
- Надо же, он выгоняет меня из комнаты! - пожаловалась в пространство Скалли, но тем не менее тоже встала.
- Я выгоняю? - вполне натурально возмутился Малдер. - Да никогда в жизни! - и, приобняв Скалли; за плечи, подвел ее к двери. - Ей-богу, Скалли, тебе сегодня тоже надо отдохнуть.
- К тебе что, девочка придет? - ехидно поинтересовалась Дана.
- Какая девочка! - Малдер фыркнул. - Я тут кино по «MTV» смотреть буду…
Он немного помолчал, потом крикнул вслед удаляющейся с независимым видом напарнице:
- Счастливых снов! Утром встретимся.
Набережная недалеко от отеля «Холидей Инн»
Сан-Франциско, штат Калифорния
День пятый
Вечер
…Водная гладь ночного залива застыла в неподвижности, отражая огни кораблей. От порта плыли над водой звуки погрузочных работ, даже ночью не прекращающихся ни на минуту. Далекое лязганье железа, шум работающих двигателей, длинные надсадные гудки… Пока в Лос-Анджелесе, ставшем после войны Меккой для ученых-авиаторов и ракетостроителей, зрело космическое «завтра» Америки, тут, в Сан-Франциско, в свою очередь, решалась судьба морского будущего страны. Раскаленный ветер Грядущего обдувал лицо, смешиваясь с солоноватым, пахнущим йодом океанским бризом. Белые чайки пронзительно кричали, кружась над стальными конструкциями шлюзов. Тут, в Калифорнии, где будущее подступало настолько близко, насколько это вообще возможно, Малдер особенно часто вспоминал о прошлом, с ошибками и глупостями которого в последние годы была связана практически вся его работа. Неприглядные эпизоды прошлого - слишком сложная и скользкая материя. Думать о них постоянно - трудно, а забывать - нельзя. Сколько сегодняшних побед лежит именно на фундаменте вчерашних ошибок и преступлений? У федерального агента Фокса Малдера не было ответа на этот вопрос…
…Призрак сплюнул шелуху семечка в воду залива и неторопливо двинулся по дощатому настилу набережной. Хотя весна на тихоокеанском побережье в этом году и наступила раньше, чем на северо-востоке страны, вечера здесь все еще оставались слишком прохладными для прогулок в одном пиджаке, и Малдера слегка знобило.
1 2 3 4 5