А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Энтони Пирс

Ксанф - 19. Суд над Роксаной


 

На этой странице выложена электронная книга Ксанф - 19. Суд над Роксаной автора, которого зовут Энтони Пирс. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Ксанф - 19. Суд над Роксаной или читать онлайн книгу Энтони Пирс - Ксанф - 19. Суд над Роксаной без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Ксанф - 19. Суд над Роксаной равен 298.6 KB

Ксанф - 19. Суд над Роксаной - Энтони Пирс => скачать бесплатно электронную книгу



Ксанф – 19

OCR Roland; SpellCheck Miledi
«Суд над Роксаной»: АСТ, Люкс; Москва; 2004
ISBN 5-17-025954-9, 5-9660-0310-6
Оригинал: Piers Anthony, “Roc and a Hard Place”
Перевод: Виталий Волковский
Аннотация
У демонессы Метрии возникла проблема. Выйдя замуж и получив половинку души, она была бы вполне счастлива, если б не одно маленькое «но»: несмотря на все свои старания, она никак не может «вызвать аиста». И конечно, ее путь лежит к волшебнику информации Хамфри… А дальше начинают твориться странные дела! Всеведущая птица Симург неизвестно для чего затевает суд над птицей рок по имени Роксана; на суд собираются все сколько-нибудь значимые обитатели Ксанфа — вы встретитесь практически со всеми героями предыдущих книг, — и разворачивается увлекательное действо, итог которого пока никому не ясен…
Gbhc Энтони
Суд над Роксаной
Глава 1
ПРОБЛЕМА
Замок был очень красивым, с крепкими стенами, высокими башенками, глубоким рвом и просторными помещениями, из расцвеченных окон которых можно было полюбоваться играми живших поблизости нимф. Вокруг стен в изобилии валялся хворост, годный на растопку и прекрасный на вкус, а сад поражал разнообразием пирожковый: пироги на здешних деревьях росли пропеченные, свежайшие и с любой начинкой. Хозяйка была на редкость хороша собой, приветлива и домовита. Казалось, в замке имелось все, что необходимо мужчине для полного счастья. За исключением, может быть, двух мелочей.
— Где твоя худшая половина? — спросил Велено, озираясь по сторонам с недобрым предчувствием.
— Не волнуйся, — с улыбкой ответила демонесса Метрия, в то время как ее одеяние, и без того едва прикрывавшее наготу, растаяло, обратившись в ничто. — Я послала Менцию к демону Балломуту в связи с другой нашей проблемой.
— Другой проблемой?
— А с Балломутом, — продолжила Метрия, делая вид, будто не услышала вопроса, — иметь дело очень непросто. Не исключено, что ей придется выпрашивать у него ответ не один день.
— Какое облегчение! — воскликнул он с таким видом, словно ему и впрямь полегчало. — Не хотелось бы мне злословить у нее за спиной, но…
— Но Менция, она малость чокнутая, — закончила за него Метрия. — И ты женился на мне, а не на моей худшей половине. Но, поскольку она отщепилась от меня будучи раздосадована моим душевным отношением к жизни, приобретенным вместе с половинкой души, мы не можем от нее отделаться. Ведь она — это та часть меня, которая тебе, естественно, не нравится. Бездушная половина, которая старается сделать твою жизнь неполностиенной.
— Какой?
— Неполноденной, неполновенной, неполногенной…
— Может, неполноценной?
— Не важно!
— И вправду не важно, — со смехом отозвался Велено, целуя ее. — Может быть, сосредоточившись, я подберу слово получше. Вот, прямо сейчас и сосредоточусь: как говорят, куй железо, пока горячо.
— Железо? — переспросила она с удивленным видом. — А мне казалось, у тебя на уме что-то совсем другое. Некоторые, конечно, любят погорячее…
На ее теле снова появилась одежда, если умело расположенные на самых интересных местах кусочки ткани заслуживали такого названия.
— Обожаю, когда ты меня дразнишь! — вскричал Велено, подхватывая ее на руки и устремляясь в спальню.
Метрия приобрела облик нимфы и, как принято у этих прелестных созданий, взвизгнула и забила в воздухе очаровательными ножками.
— Куда ты меня несешь? Что мы будем делать?
— Тебе придется сделать меня потрясающе счастливым, радость моя.
— О! — воскликнула она в притворном страхе. — Вижу. Мне не избежать этой чудовищной участи! — Свои стоны, охи и восклицания она сопровождала поцелуями. Велено наградили в нос, в оба уха и в шею.

о. Иллюзий
Любое совпадение с каким-либо обыкновенским островом находится исключительно в сознании автора, который живет неподалеку от Северной деревни.
Целуясь, обнимаясь, тяжело дыша и постанывая, они повалились на кровать.
— Ты лучшее из всего, что существует на свете, — выдохнул Велено в промежутке между поцелуями. — Ты прекраснее, привлекательнее, желаннее, чудеснее, любимее, очаровательнее, соблазнительнее, великолепнее, восхитительнее всех в целом Ксанфе!
— Какие страшные, жуткие, ужасающие, смущающие слова! — отозвалась она, сжимая его в объятиях с такой страстью, что описывать это было бы неприлично.
И тут в спальне материализовалась еще одна демонесса.
— А, Метрия, вот ты где! — воскликнула она. — Ищу тебя повсюду, а ты, оказывается, невесть зачем посреди дня на кровати валяешься. Я, между прочим, доставила то, что тебе жизненно необходимо.
Велено застонал, но вовсе не тем манером, каким бы ему хотелось.
— О нет!
— Ты, как всегда, вовремя, худшая половина! — проворчала Метрия, подняв взгляд. — Неужто не видела, что я занята?
— Вот как? — Менция прищурилась. — Занята? А чем?
— Собиралась так ужасно осчастливить своего мужа, как может только демонесса.
— Кто ж знал, что процесс будет так бесцеремонно прерван, — проворчал Велено.
— Прошу прощения, — промолвила Менция, недоуменно пожимая плечами. — Откуда мне было знать, что тут кто-то кого-то делает счастливым? Вон вы как сцепились — не расцепить: я уж думала, подрались. А ты уверена, лучшая половина, что делаешь все как надо?
— Еще бы! — раздраженно фыркнула Метрия. — За последний год мне посчастливилось осчастливить его семьсот пятьдесят раз. В чем, в чем, а в этом я толк знаю.
— Да? А почему же тогда у этого, твоего как-его-там смертного физиономию перекосило?
— Оттого, худшая половина, что он тебя увидел. Отчего ж еще?
— Ну, если так, если тут у некоторых от моего вида гримасы появляются, если мне никто не рад, если у вас, кроме как в кровати валяться, других забот нету, то я с чем явилась, с тем и исчезну! И больше не вернусь.
— Нет! — встревоженно воскликнула Метрия. — Мне это нужно!
— Что тебе нужно? — встрял в разговор лучшей и худшей половин раздосадованный муж.
— Не важно, — ответила Метрия. — Это столичное дело.
— Какое?
— Наличное, приличное, различное, безличное, отличное…
— Может, личное!
— Может быть, — фыркнула Метрия.
— Но разве у приличной жены могут быть в наличии личные дела, о которых не знает муж? — с раздражением спросил Велено.
— Очень даже могут, — язвительно объявила Менция. — Это у отличного мужа не должно быть ничего личного, включая наличные!
— Может, вы обсудите вопрос о наличии приличия как-нибудь в другой раз? — нервно спросила Метрия.
— Разумеется, дорогая! — с готовностью откликнулась Менция. — Через пару веков я с удовольствием вернусь к этому разговору, — с этими словами она начала таять.
— Эй, погоди! — крикнула Метрия. — Давай покончим с этим делом.
— Как мило, что ты наконец согласилась, — промурлыкала Менция с коварной улыбкой. — Но не считаешь ли ты, что прежде всего нас надо представить друг другу?
— Чего ради? Он и так знает, что ты за вредина, еще с той безумной истории с горгульей.
— Да, но ведь он мог позабыть. Я как-никак отсутствовала целый час.
— Неужто так долго? — саркастически хмыкнул Велено.
Метрия стиснула зубы: демонесса, даже ее лучшая половина, отнюдь не отличается ангельским терпением, однако она прекрасно знала себя. А потому понимала, что если речь идет о ее худшей половине, то она способна проявить дьявольское терпение, лишь бы вывести собеседника из себя… куда-нибудь подальше.
— Ладно, — сказала она. — Велено, это демонесса Менция, моя бездушная худшая половина, по которой можно судить о том, какова была я до обретения половинки души. За тем исключением, что у нее нет проблемы с подбором снов.
— Чего?
— Основ, столов, козлов, ослов…
— Слов?!
— Не важно. Важно, что она малость чокнутая.
— Да, таков мой талант, — гордо подтвердила Менция.
— Менция, — обратилась Метрия к худшей половине, — это мой муж Велено, бывший нимфоманьяк, не прикасавшийся ни к одной настоящей нимфе с тех пор, как я вышла за него и получила половинку его души.
— Ага, но разве он не любуется нимфами в окошко, с блеском в…
— Очень рад знакомству, — прервал ее Велено, высвободив руку, до сего момента обнимавшую жену, и протягивая ее Менции. — А еще больше буду рад, когда ты отсюда уберешься.
— Разделяю твой восторг, — ухмыльнулась Менция, пожимая протянутую руку, и ее ладонь неожиданно превратилась в кусачие клешни.
— Зря стараешься, — предупредила Метрия. — В этом замке демоны не могут причинять вред смертным.
— Ах да, конечно, — Менция разочарованно, и клешни сменились обычной кистью руки, ответившей на рукопожатие Велено. — Точно, это ведь было одно из условий восстановления. Ну ладно, поскольку теперь этот смертный мужчина и я представлены друг другу должным образом, я, так уж и быть, дам тебе то, в чем ты больше всего нуждаешься, Метрия.
Метрия, однако, не позволила себе расслабиться.
— Велено, дорогой, — сказала она, — почему бы тебе не прилечь на минутку? — вкрадчиво промолвила она, прикрывая его глаза ладошкой.
— Но в чем таком ты можешь нуждаться, чего не могу дать тебе я? — спросил он, нахмурясь.
— О, я уверена, это очень важное и сугубо секретное дело должно до чрезвычайности его заинтересовать, — заявила Менция, пристраиваясь на краешке кровати так, чтобы коснуться Велено бедром.
— Ладно, выкладывай! — сердито буркнула Метрия.
— Не беспокойся, дорогая, я объясню ему все мучительно ясно, — заверила ее худшая половина. — Итак, я доставила информацию, которая поможет тебе, Метрия, избавиться от немочи, с тем чтобы у тебя больше не было обломов.
— Какой еще немочи? — вскинулся Велено. — С тех пор как мы поженились, моя жена делает меня потрясающе счастливым чуть ли не беспрерывно!
— В этом-то и проблема, — ответила Менция. — За этот год она помогала тебе вызвать аиста семьсот пятьдесят…— худшая половина хмыкнула…— скажем так, семьсот пятьдесят с половиной раз, а уж про год минувший, когда я была слишком занята, чтобы присматривать за вами, уж и говорить не приходится, но аист, похоже, послания так и не получил. Это потому, что она неспособна как следует его передать.
Велено задумался и через некоторое время осознал справедливость этого утверждения.
— Непонятно, — промолвил он наконец. — Я изо всех сил стараюсь, вызывая аиста по несколько раз на дню. Как же вышло, что он не получил ни одного из наших посланий? Это при том, что их только за последний год было отправлено семьсот пятьдесят… с половиной.
— Как раз это Метрия и желает выяснить, — ответила Менция. — Что с ней не так, если столько столь энергичных попыток вызвать аиста ни к чему не привели? Что могло стать причиной такого несчастья? Особенно если учесть, что я со своей стороны всегда была готова…
— Ближе к телу — оборвала ее Метрия, но, когда Менция прижалась к Велено бедром еще теснее, тут же сама (вот уж неслыханно!) поправилась:
— Я хотела сказать «ближе к делу».
— Ладно. Метрия послала меня к одному страшно премудрому демону, профессору Балломуту, за советом, — вкрадчиво продолжила Менция, — и он немедленно мне этот совет дал. А я его, совет разумеется, столь же спешно взяла и, тоже без промедления, доставила сюда. Дело с аистом, оно ведь важное и отлагательства не терпит.
— Большое тебе спасибо за заботу, Худшая, — проворчала Метрия.
— Ты так добра, Лучшая. Я знала, что ты хотела бы незамедлительно взяться за исправление положения. Я просто сгорала от нетерпения…— На миг Менция растворилась в воздухе, приняла образ подгоревшей индейки и тут же вернулась в прежнее состояние.
— Вполне разделяю твои чувства… особенно по части нетерпения, — чуть ли не прорычала Метрия. — Но что все-таки сказал Балломут?
— А, он… Конечно, что же он сказал… Ведь сказал что-то. А, сказал, что тебе следует обратиться с Вопросом к Доброму Волшебнику Хамфри.
— Но Хамфри за один-единственный ответ потребует годичной службы! — возмутилась Метрия. — Я потому и обратилась к Балломуту, что хотела обойтись без отработки.
— О, вспомнила, он добавил еще несколько слов, — промолвила Менция. — По-моему, сказал следующее: в башке чепуха, пустая труха и э… так ей и надо!
— Это Балломут, — тут же признала Метрия, узнаю его манеру выражаться. Всякий, кому довелось учиться в УНИВЕРМАГе, нашем Университете Магии, ее навеки запомнил.
— Уж я-то запомнила, это точно, — подтвердила Менция. — Мы ведь тогда существовали как разные аспекты одной и той же демонессы. Славные были денечки! Чего только не случалось вытворять… правда, вспоминать наши шалости при профессоре я поостереглась. — Она приумолкла, задумалась, а потом заявила:
— По-моему, он сказал еще несколько слов в том же роде. Я запамятовала, но, если это важно, могу поднапрячься и вспомнить.
— Спасибо, не стоит трудиться, — откликнулась Метрия. — Я уже поняла, что он имел в саду.
— Где имел?
— В году, в чаду, в аду…
— Наверное, в виду?
— Не важно.
— Ну что ж, пожалуй, понять было несложно, — согласилась Менция. — Так что если тебе не нужны мои личные рекомендации или практическая помощь…
— Нет, ничего не нужно.
— А жаль, — промолвила Менция и растаяла в воздухе.
— Ты хочешь, чтобы аист доставил нам дитя? — осведомился Велено, оставшись с женой вдвоем.
— Да. Все семейные пары растят детей.
— Но у демонесс не бывает детей, пока они сами того не захотят.
— Точно. Но я-то как раз хочу, — заявила она, глядя в сторону. — Конечно, мне следовало сказать тебе раньше, и я не вправе обижаться на тебя за то, что ты сердишься.
— Но я вовсе не сержусь.
— Не сердишься?.. Но ведь это прервет наши упоительные забавы и обременит обязанностями по воспитанию младенца!
— Ну и что? Теперь я понял, что хочу иметь настоящую семью!
Метрия воззрилась на него с обожанием, к которому примешивалось облегчение.
— Чудесно!
Велено глубоко задумался и через некоторое время высказал предположение:
— Должно быть, аист не придает нашим посланиям значения, поскольку считает их несерьезными.
— Это странно, если вспомнить, сколько старания и пыла мы в них вкладывали. Это непременно должно было привлечь его вливание.
— Что привлечь?
— Вставание, влияние, вынимание…
— А, внимание?
— Не важно. Важно другое: что мне теперь делать?
Велено снова задумался и по прошествии времени сказал:
— Полагаю, тебе придется обратиться к Доброму Волшебнику.
— Но это значит, что нам придется расстаться на целый год.
— Надо думать, ты сможешь время от времени бывать дома. Конечно, в этот год у тебя не будет возможности осчастливить меня больше чем триста раз, но ради нашей высокой цели я готов вытерпеть даже такие лишения. В конце концов, я хочу, чтобы ты тоже была счастлива.
— Ты лучший и прекраснейший из мужчин! — воскликнула она, заключая его в объятия, после чего совершила нечто решительно невозможное. А именно: осчастливила его аж вдвое сильнее, чем обычно!
Перед тем как отправиться задавать вопрос Хамфри, она снова и снова говорила с самой собой о том, действительно ли так хочет этого, благо ее худшая половина временно воссоединилась с ней, надеясь на интересные перемены.
— Неужели я действительно собираюсь это сделать? — спрашивала Метрия.
— А почему бы и нет? — отзывалась Менция. — Эка невидаль, особенно после того, что ты уже вытворила!
Замужество лучшей половины Менция восприняла с раздражением, особенно то, что она не просто вышла замуж, но вышла по любви, получив от мужа половинку души. Худшая половина при этом заявляла, что она пережила великое приключение, связанное с горгулием и спасла весь Ксанф от безумия (конечно же, явное преувеличение!). Она только и ждала слияния, которое должно было произойти, едва Велено перестанет терять голову из-за красоты своей жены.
— Будь у тебя полдуши, ты рассуждала бы иначе, — заявила Метрия.
— Хвала Иксанаэнному, я не тронута порчей и не имею ни половинки, ни четвертинки и никакой другой частицы души и не стану ничем таким обзаводиться, хоть ты меня задуши.
Диалог проходил в полной тишине: когда слов не произносишь, их невозможно подслушать.
— Смотри, — показала Менция на их левую руку, — никак, моль. Давай ее прихлопнем.
— Нет, это некрасиво, — отозвалась Метрия, взяв насекомое правой рукой и присмотревшись к нему.
Сама по себе моль особой симпатии не внушала, однако демонессе показалось, что она так умоляюще била крылышками, что та предпочла ее выпустить. Глядишь, полетает по саду, откормится на шубных да одеяльных деревьях, а там закуклится, и со временем из нее вылупится мольберт. Существо полезное, пригодное для художеств.
— Гадость, — заявила Менция как бы в пространство, ни к кому не обращаясь. — Но, пришибив эту молявку, ты проявила бы свое демоническое начало.
— Ни в коем случае. Это значит загубить в зародыше мольберт и нанести вред романтическому искусству.
Менция скривила левую половину их общего лица.
— Я бы скорее согласилась остаться с половиной задницы, чем обзавестись половиной души. Мало того что, когда эта дурацкая моль станет мольбертом, кто-нибудь станет с ее помощью молевать всякий вздор, так ты еще беспокоишься насчет какой-то там романтики. Ты ведь демонесса, в конце концов, а не ромовая баба.
Она умолкла, с помощью левого глаза Метрии огляделась и заметила:
— О, я вижу, в твоем саду расцвели убегании.
— Это прибегонии, — возразила Метрия, — Велено любит их, потому что из замка на сторону убегать не хочется.
— Ага, значит, когда ты в отлучке, он цветочками любуется?
— Ты, конечно, хотела бы, чтобы он предпочел другое занятие.
— Точно, — согласилась, ничуть не смутившись, Менция. — По мне, так лучше уж ягодки, чем цветочки. Я, знаешь ли, любительница клубнички.
— Раз так, ступала бы в клуб да и лежала там ничком сколько заблагорассудится, — фыркнула Метрия.
— Ладно, — отмахнулась Менция, — скажи лучше, чего ради ты бездельничаешь здесь, вместо того чтобы отправиться к Доброму Волшебнику?
— Да вот не уверена, разумно ли оставлять мужа на голодном пайке.
— Ты о чем? В замке полно всякой еды!
— Я имела в виду другое: находясь там, я не смогу делать его счастливым.
— Да, это проблема, — фыркнула Менция, озираясь по сторонам.

Ксанф - 19. Суд над Роксаной - Энтони Пирс => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Ксанф - 19. Суд над Роксаной на этом сайте нельзя.