А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Шумилов Павел

Жестокие сказки - 7. Должны любить


 

На этой странице выложена электронная книга Жестокие сказки - 7. Должны любить автора, которого зовут Шумилов Павел. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Жестокие сказки - 7. Должны любить или читать онлайн книгу Шумилов Павел - Жестокие сказки - 7. Должны любить без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Жестокие сказки - 7. Должны любить равен 186.89 KB

Жестокие сказки - 7. Должны любить - Шумилов Павел => скачать бесплатно электронную книгу



Жестокие сказки – 7

dragonbase
Аннотация
Слово автоpу... Есть на просторах интернета такой сетевой литературный конкурс — «48 часов». Другое название — «Рваная грелка». Арбитр объявляет тему, после чего за два выходных дня (48 часов) нужно написать рассказ. Дальше идет бурное голосование, выявление победителя, но это уже детали. Тему четвертого конкурса задал Ник Перумов. Звучала она так: «Испытание на способность любить и последствия оного». Хорошая тема, сильная, богатая! Хотел я принять участие, даже три килобайта написал... но не сложилось. Выходные дни — они только по календарю выходные. А по жизни — не всегда... Но ведь жалко начатое бросить. И торопиться уже незачем. В общем, что получилось — то получилось. Ох уж мне эти конкурсы...
Павел Шумил
Должны любить
(Жестокие сказки-7)
Этот роман посвящается четвертому
сетевому литературному конкурсу
«48 часов» или «Рваная грелка»
Тему конкурса задал Ник Перумов.
Звучала она так:
"Испытание на способность любить
и последствия оного".
ЧАСТЬ 1
Пока свеча не догорела,
Покуда вам не надоело,
Споем про старые дела,
Давно сгоревшие дотла,
Пока свеча не догорела.

— Красив…
— Кто?
— Взгляните, — Константин Бушуев, куратор пилотажной группы повернул огромный старинный альбом иллюстраций так, чтоб Глеб Рязанов, куратор группы ксенобиологов тоже смог рассмотреть фото.
— Парусник… Крупный… Трехмачтовый… Начало или середина девятнадцатого века. Я прав?
— Пальцем в небо. Спущен на воду в конце восьмидесятых двадцатого. Снимок начала двадцать первого. И давайте перейдем на «ты».
— Согласен. Но парусник в двадцать первом веке? — Глеб внимательно вгляделся в фотографию.
— Это Мир, учебное судно. Чуть больше ста метров длиной, пятьдесят метров от ватерлинии до верхушки мачты и две с половиной тысячи квадратных метров парусов. Наши предки гоняли на нем желторотых курсантов много-много лет… Несколько кругосветок, масса призов во всевозможных регатах, звание самого быстрого парусника в мире — у него все было.
— Понятно. Все-таки, наш красивее, — Глеб повернулся к панорамному окну. — А вот и молодежь.
— Нет мечты в твоей душе, — Константин в сердцах захлопнул альбом и поднялся из кресла. — Разве можно круизный космолайнер сравнивать с парусником? А шипение воды под форштевнем? А шелест ветра в парусах?
— Взгляни. Они еще по раздельности…
По бескрайнему базальтовому полю к туше лайнера ползли два грузовых электрокара. На открытых платформах среди рюкзаков и баулов суетились курсанты. Отсюда, с высоты диспетчерской башни, они смотрелись муравьями. На левой платформе фигурок было заметно меньше. И все — в темно-синей форме.
— Глеб, тебе не страшно? Да, зови меня для краткости Кон.
— Страшно.
— Тогда почему? Это ведь ваше ведомство предложило эксперимент.
— А ваше поддержало. Между прочим, эксперимент задумал не я.
— Не уходи от ответа. Систему выбрали вы. Нам подошла бы любая.
— Переход количества в качество. Мы вышли в глубокий космос, и по оценкам ВАШИХ специалистов встретим иноземный разум в ближайшие сто лет. Мы должны быть готовы к этому. Нам нужны люди, которые по-настоящему любят жизнь. В любой форме. Не земную — птичек, ромашки — а любую. Как бы она ни выглядела. Только они имеют моральное право идти на контакт.
— Тогда почему — Макбет?
— Именно потому, что на Макбете любить некого. Ты в курсе, что это за планета?
— В общих чертах. Голубой ряд, два материка, жизнь только в океане.
— Да. Макбет был открыт беспилотным скаутом Шекспир шесть лет назад. Полгода назад вернулась комплексная экспедиция, исследовавшая семь планет голубого ряда, в том числе эту. Но информацию о Макбете мы пока придержали. Курсанты должны считать, что именно они ведут первое комплексное обследование. Дело в том, что планета для человечества бесполезна. Звучит смешно — голубой ряд, и вдруг — бесполезна. Но это так. Два материка на полюсах покрыты ледяными щитами. И очень мелкий океан на всей остальной поверхности. Глубина девяноста процентов океанического дна меньше трехсот метров.
— Сплошной шельф.
— Именно. Мелкий теплый океан, кишащий жизнью. Огромные зубы, ядовитые жала, мощные клешни, стрекательные щупальца, электрические разрядники, шипы, покрытые ядовитой слизью. В общем, тысяча и один способ убить ближнего. Все едят всех. Такой кровожадности, такой плотности смерти мы не встречали до сих пор нигде.
Заселить эту планету люди никогда не смогут. Сначала пришлось бы уничтожить местную биосферу. Да и зачем? Ради нескольких сотен островов? Но именно там мы поймем, кто чего стоит. Регистрирующая аппаратура, установленная…
— Я в курсе. Это моя команда ее монтировала. Мы занимались монтажом два последних месяца, — Константин криво усмехнулся. — Вкалывали как лысые ежики. Не думал только, что в кураторы попаду. Сбежал бы без выходного пособия.
— Какие цели преследует ваше ведомство?
— Собственно, те же, что и ваше. Выяснить, кто чего стоит. На борту будет двадцать наших курсантов. Для управления лайнером достаточно двоих. Мы не распределяли среди курсантов должности. Вчера собрали их, ознакомили с целью полета, дали 24 часа на сборы и 72 часа на подготовку лайнера к старту. Если быть точным, лайнер к старту готов, но ребятам нужно выбрать капитана, помощников, распределить обязанности и ознакомиться с материальной частью. Перелет до цели займет три недели. Столько же — назад. Но намного больше нас интересует, чем курсанты будут заниматься в остальное время. В те два с половиной месяца, когда ваши ребятишки займутся изучением планеты. Здесь-то и наступит момент истины.
— Вынужденное безделье. Понимаю…
— Может, безделье. Но также — возможность проявить инициативу. Это судно будет переоборудовано в учебную базу. Намечается внутренняя перепланировка. Вместо казино и ресторанов лекционные залы и учебные лаборатории. Вся документация, материалы и кибер-монтажники уже на борту. Нас интересует, догадается ли кто-нибудь запустить процесс перестройки. Если да — это будет хорошее начало карьеры.
— А если ребята повредят судно?
— Это сложно. Все их действия будет контролировать кибермозг судна, а его, в свою очередь, мы. На крайний случай на судне имеется комплект спасательных шлюпок — полторы сотни. Для семидесяти двух человек хватит с избытком.
— Они не обнаружат наблюдение?
— Обязательно обнаружат. Не знаю, что сделают с системой наблюдения, но засекут ее в первый же день. Для этого мы, собственно, ее и ставили. Если отключат, останется вторая система, которую они обнаружить не должны. О микропередатчиках 6-D гипер курсанты не знают. Это новинка. Их сигналы обычными стационарными установками 5-D супер не пеленгуются.
— Как вам досталось это судно. Оно ведь миллиарды стоит.
— Моби Дик? Сам в руки упал. Именно потому, что миллиарды стоит. Народ перестал интересоваться круизами на суперлайнерах. Средний класс предпочитает круизы на судах среднего и малого класса, более дешевых, с гибкой программой. А элита, на которую был рассчитан лайнер, обзавелась собственными яхтами. Двадцать лет назад предвидеть появление космояхт было невозможно. Но поди ж ты… Бизнес стал убыточен, и фирма избавилась от лайнера.
— Макс! Ну Макс!
— Что, Ленок?
— Ты веришь, что они это всерьез?
— Верю, Ленок. Это самый серьезный экзамен в нашей жизни.
— Нет, я о планете. Они на самом деле доверили нам комплексное исследование?
— Лен, сосчитай, сколько нас. Сорок ксенобиологов, десять геологов, два врача и двадцать космачей. На все, про все два с половиной месяца. И целая планета! Нет, малышка, тут важен не результат, а процесс.
— А в глаз кулаком?
— За что? — Макс похлопал глазами и даже гитару опустил.
— За малышку! Еще раз назовешь меня малышкой — будешь носить черные очки.
— Почему — очки?
— Чтоб не спрашивали, зачем тебе фонарь под глазом.
Кары остановились. Ребята и девчата взвалили на спины багаж и потянулись к пандусу шириной с восьмирядное шоссе. Лена дождалась, пока последний курсант спрыгнет с платформы кара, сунула два пальца в рот и оглушительно свистнула.
— Братва! Макс говорит, что за два с половиной месяца комплексное обследование не провести. Кто-нибудь хочет возразить? Никто… Я так и думала. Значит, судить о нас будут не по результатам, а по нашему старанию. А что из этого следует?
— Ты говори, не тяни, — посоветовал кто-то из парней.
— Я и говорю — наша Пармская Обитель внутри будет набита следящей аппаратурой. Все разговоры будут писаться на пленочку, а потом психологи их изучать будут.
— Секрет Полишинеля…
— А нам нужно самоорганизоваться. Выбрать командира, составить план, назначить ответственных. Предлагаю собраться через три часа и все обсудить.
— Ленок, ты умница. Хочешь, мы тебя начальником партии выберем?
— Я не гожусь в начальники. Я материально безответственная. Но зато умница и красавица, — отбила девушка.
Рядом с ней на платформу кара вспрыгнул парнишка в синей форме космача.
— Девушка абсолютно права. Общий сбор проведем через три часа. А пока выбираем себе каюты. От пилотажной группы просьба ко всем — селитесь компактней. Как только выберете каюту, зайдите в рубку и занесите в журнал, кто где поселился. Надеюсь, все знают, что в полете вся власть у капитана. Прилетим — главным станет руководитель научной группы. У меня все.

* * *
В диспетчерской башне довольный Кон поднял руку, и Глеб хлопнул его по ладони.
— О-отлично, Константин!
— Эта малышка на самом деле умница и красавица. Но мои тоже молодцы. Парнишка выступил очень толково.

* * *
Томми Снайкер, он же Сникерс, он же Спиид, кинул два пальца к козырьку бейсболки, взбегая по пандусу, и с ходу нырнул в люк с надписью «Служебный проход». Накануне он скачал с сайта турфирмы трехмерную модель лайнера и, надев шлем виртуалки, несколько часов изучал помещения и переходы. Поэтому теперь уверенно двигался к капитанской каюте. Нет, занимать капитанскую каюту было б непростительной наглостью, но рядом каюты трех помощников, «деда» и других не менее уважаемых людей. А после выборов — чем черт не шутит — может, удастся переехать в каюту капитана.
Сбросив мешок с барахлом на койку, он двинулся в рубку. В столе штурмана нашел чистую «амбарную книгу», металлическую линейку, разлиновал несколько листов и вписал себя первым номером. Почесав в затылке, включил терминал и продублировал запись в компьютер. Ощупал кресло первого пилота, сел, поерзал, подогнал по фигуре, снова поерзал.
— Что-то надо сделать… Вспомнил!
Вытянул из пульта горошину микрофона на упругой ниточке провода, вдавил клавишу общего оповещения.
— Уважаемые пассажиры и члены экипажа! Леди и джентльмены! Как только выберете себе каюту, пожалуйста, зайдите в рубку и зарегистрируйтесь в журнале. Иначе, если вы забудете номер каюты, мы ничем не сможем вам помочь. Так и будете шататься до конца рейса бездомным привидением. Спасибо за внимание!
Вернув микрофон на место, задрал голову, осматривая потолок рубки. Потолок ему понравился: не очень высокий и мягкий. Внимательно — очень внимательно! — изучил пульт. В общем-то, пульт как пульт, но наворотов много. Слепые экраны смотрелись тоскливо, и Спиид защелкал тумблерами, оживляя системы корабля. Выдвинул из пульта клавиатуру, вывел на панорамный экран диагностическую схему. Прямоугольнички и линии со стрелочками оживающих систем загорались сначала фиолетовым, потом желтели, и, наконец, приобретали спокойный зеленый цвет. Кибермозг комментировал происходящее глубоким колоратурным сопрано.
— Привет! Где записываться? Ух, как красиво!
— На столе штурмана. В журнал и в файл, если не трудно, — отозвался Спиид не оборачиваясь и с энтузиазмом барабаня по клавишам, будто очень занят.
В рубку ручейком потянулись курсанты. Свои и чужие. Записывались и вставали за спиной.
— Нет ничего приятней, чем наблюдать за горящим огнем, текущей водой и работой другого человека, — самокритично заметил кто-то из зрителей. Спиид обернулся и подмигнул ему. Он уже вывел в рабочий режим основные системы корабля и начал методично запускать вспомогательные. Скользнул взглядом по «термометрам» — цветным полоскам на дисплее состояния бортовых систем, поморщился и запустил систему жизнеобеспечения. СЖО нужно было запускать одной из первых. Прокол маленький, но все-таки…
Кто— то плюхнулся во второе кресло, и зеленые прямоугольнички на схеме один за другим начали окрашиваться в голубые тона тестовых режимов.
— Привет, парни! Как у нас дела?
Спиид обернулся. Судя по комбинезону, спрашивающий геолог. Спиид взглянул на часы и вытянул шарик микрофона.
— Джон! Джоанна, говорит рубка. Если ты не занята, сообрази насчет покушать. Настал момент такой.
— Томми, предупреждаю, — тут же ожил спикер на пульте. — Я, кроме сэндвичей, ничего готовить не умею!
— Мобилизуй профессионалов.
— Вау! Дельная мысль. О'кей, вкусно не обещаю, а горячо сделаю!
— Да я не об этом, — смутился парень. — Стартовать мы можем?
— Кибермозг, доложить готовность к старту! — переадресовал вопрос Спиид.
— Готовность минус десять, — отозвался пульт приятным контральто.
— Можем стартовать через десять минут, — перевел на человеческий Спиид. — Но сначала надо согласовать схему выведения с диспетчером. А по плану старт через три дня.
— Спасибо.
— Внимание, говорит камбуз, — ожила трансляция. — Голодающие Техаса и Поволжья могут посетить ресторан для ВИП-персон. Он маленький и уютный. А еще там очень сытно кормят.
Народ потянулся к выходу из рубки. Спиид пролистал меню стандартных режимов функционирования бортовых систем и выбрал пункт «Технический рейс». Комментарий гласил, что это «Полет в пилотируемом режиме, с полным экипажем, но без пассажиров».
— Мы писали, мы писали, наши пальчики устали! Степа, идем покушаем.
— Ты иди, а я тесты завершу, — отозвался Степан из правого кресла.
В широком коридоре у плана пожарной эвакуации столпилось человек тридцать.
— …Он должен быть на пассажирской палубе, — водил пальцем по схеме плечистый парень, судя по эмблеме на рукаве, биолог.
— Кто — он? — заинтересовался Спиид.
— ВИП-ресторан.
— А-а… На два уровня ниже. Идемте, я покажу.
Чтоб срезать, Спиид провел ребят и девушек через служебное помещение с мерно чмокающими на холостом ходу системами утилизации отходов. Объяснил по дороге, что это такое, и где находятся бассейн и солярий.
— Можно искупаться? — обрадовалась девушка.
— Не знаю еще, — сознался Спиид. — Обычно при технических рейсах воду сливают. Системы были выключены, значит, вода остыла до пятнадцати градусов. До завтра подождете? Раньше залить и разогреть никак не успеем.
— А вы на Моби Дике уже летали?
— Не-а. В первый раз на борту.
— Вот видишь, а ты боялась, — услышал негромкий разговор в задних рядах. — Я же говорил, с нами пошлют лучших из лучших. (Спиид чуть не замурлыкал.) На борт поднялись, отряхнулись — и словно домой вернулись. Каждый на своем месте, никакого бардака. Меньше часа прошло, а уже обед на столе, и к старту готовы.
Спиид хотел распахнуть дверь ресторана, но она сама плавно ушла в стену. Юноша перешагнул порог и ошеломленно остановился. «Зажрался? Лавровый лист в тарелке оставляешь?!» — грозил наспех изготовленный плакат. Другой предупреждал: «Пальцами и яйцами в солонку не лазать!» «Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу» — пояснял третий. «Соль — белая смерть!» утверждал четвертый.
— Завтрак ешь сам. Обед подели с другом. Ужин отдай врагу, — зачитал вслух кто-то за спиной. — Классика!…
Обед был сытный, но здорово напоминал наспех разогретые и разложенные щедрой рукой на дорогой фарфор стандартные пищевые комплекты.

* * *
Невысокий мускулистый узкоглазый парнишка в форме космача легко вскочил на эстраду и поднял руки. Зал притих.
— Меня зовут Лэн. Начинаем собрание. Я думаю, сначала проведем общее, потом разобьемся на секции. Нам, экипажу, нужно выбрать капитана, распределить должности. У биологов и геологов, наверняка найдутся свои проблемы.
Все знают, что этот полет — экзамен. Для нас, пилотажной группы, все более-менее ясно. Мы должны обеспечить полет и сделать все возможное, чтоб вы выполнили свою часть работы. У вас проблем больше. Девушка сказала, что пятьдесят человек не могут выполнить комплексное обследование планеты. Я в этом не разбираюсь, хочу только сказать, что по правилам игры мы можем использовать все, что имеется на борту. А на борту имеется сто пятьдесят двадцатиместных спасательных шлюпок и две тысячи кибов-монтажников. Полагаю, они здесь не случайно. Думаю, вы должны скорректировать научные программы с учетом использования кибов. Что еще могу добавить? У нас есть время заказать оборудование. Я так понимаю, что по правилам игры нам выдадут все, что попросим. Но инициатива должна исходить от нас. И на все, про все три дня. Счет уже пошел. Я сказал. Вопросы есть? Толик? У тебя вопрос, или сообщение?
— Дополнение. Оборудование лучше заказывать не только на Земле, но и наверху. На Земле мы — желторотые курсанты. Получим старье неликвидное, а в космосе курсантов нет. Мы — экипаж. И за нас будет говорить авторитет Моби Дика.
Зал зашумел.
— Зачем так много шлюпок и кибов? — подняла руку девушка-биолог.
— Шлюпок — ровно половина штатного состава. Судно рассчитано на пятьсот членов экипажа и пять с половиной тысяч туристов. А кибов много, потому что по легенде намечена перепланировка внутренних помещений. Сейчас вся шлюпочная палуба забита строительными материалами. После нашего полета на жилых палубах начнется капитальный ремонт.
Следующим на эстраду поднялся геолог.
— Нас меньше всего. Видимо, там, наверху, считают, что геологоразведку проще всего автоматизировать. У меня вопрос к экипажу: Что собой представляют шлюпки, можно ли на них навесить геологоразведочное оборудование, и могут ли они работать в беспилотном режиме?
— Шлюпка может перемещаться в пределах системы. Это очень прочная и умная машинка, задача которой сохранить жизнь пассажиров в любых условиях, даже если среди них нет ни одного умственно полноценного.

Жестокие сказки - 7. Должны любить - Шумилов Павел => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Жестокие сказки - 7. Должны любить на этом сайте нельзя.