А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Но как же мне отличить реальное от нереального?
- Попробуйте лакмусовую бумажку, - предложил Чуанг-Цу.

- Дело вот в чем, - заявил робот. - Делай все в точности так, как я
скажу, иначе ты здесь быстро протянешь ноги. Дошло?
- Дошло, - ответил Мишкин. Они пересекали долину, окрашенную в
пурпурный цвет. Восточный ветер дул со скоростью пять миль в час, и было
слышно электронное пение птиц.
- Если я тебе скажу, чтобы ты падал, - продолжал робот, - то ты
должен тут же брякнуться. Моргать шарами и крутить шурупами времени уже не
будет. Надеюсь, у тебя рефлексы в порядке?
- Мне показалось, будто ты говорил, что здесь нет опасностей, -
заметил Мишкин.
- Значит ты, умник, поймал меня на противоречии, - хмыкнул робот. - А
может, у меня были причины наврать тебе?
- Причины? Какие же?
- А может, у меня есть причины не болтать с тобой об этих причинах, -
ответил робот. - Слушай мою команду: падай!
Мишкин и сам услышал тонкий, пронизывающий душу звук. Он бросился
ничком на траву, разбив себе при этом нос от излишнего усердия. Он поднял
голову и увидел, что робот встал рядом, держа в двух конечностях по
бластеру.
- Что это? - спросил Мишкин.
- Брачный призыв шестилапого протобронтозавра. Когда эти чертовы
чучела возбудятся, они готовы проделывать это с кем угодно.
- Но разве они не видят, что я неподходящий объект для подобных
забав?
- Конечно же, они это сразу усекут, но пока это дойдет до их мозга,
то не успеешь опомниться, как очутишься под двадцатью тремя тоннами
разгоряченного дерьма, упавшего тебе на голову.
- Н-ну, и где же он? - спросил Мишкин.
- Приближается, - угрюмо ответил робот, взводя предохранители на
бластерах.
Звук усиливался, он стал выше и громче. И тут Мишкин увидел нечто,
удивительно напоминающее бабочку с размахом крыльев в шесть футов.
Существо это пролетело мимо, беззаботно посвистывая, и свернуло налево, не
обратив на них никакого внимания.
- Что же это было? - спросил с удивлением Мишкин.
- Это чертовски напоминает мне бабочку с размахом крыльев в шесть
футов, - ответил робот.
- И я об этом подумал. Но ведь ты говорил...
- Да, да, да, - раздраженно отозвался робот. - Ежу понятно, что
произошло. Эта дерьмовая бабочка научилась имитировать брачный призыв
протобронта. Мимикрия - это явление, распространенное во всей галактике.
- Распространенное? но ведь это даже тебя застало врасплох!?
- А что в этом особенного? Просто я впервые столкнулся с этой
Дерьмовой бабочкой.
- Ты должен был знать об этом, - настаивал Мишкин.
- Вовсе нет. Я запрограммирован всего навсего определять и уметь
находить выход из ситуаций и явлений, опасных для человека. Эта
развалина-хлопалка не причинила бы тебе никакого вреда, если бы, конечно,
тебе не захотелось бы проглотить ее, так что вполне естественно, что в
моей памяти отсутствуют какие-либо данные о ней. Ты же понимаешь, что я не
какая-то там дурацкая энциклопедия. Я имею отношение к опасным штучкам, а
не по всякой дряни, которая ходит, плавает, летает, ползает, зарывается в
землю и все такое прочее. Понял, сынок, что к чему?
- Понял, - ответил Мишкин, - Видно, ты и вправду знаешь, что делаешь.
- Именно для этого меня и создали, - с гордостью сказал робот. - Ну
ладно, продолжим нашу прогулку.

5. ПОДГОТОВЛЕННОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
"В последнее время у меня не все ладно с собственным мозгом.
Возникают какие-то идеи и образы. Но я не имею представления, реальны они
или нет. Иногда мне кажется, что я ел, а иногда нет. Порой я обнаруживаю,
что жил, а порой думаю, что нет. Я не могу припомнить, по какой причине я
здесь нахожусь, и в каком преступлении меня обвиняют. Но как бы там ни
было, я невиновен, что бы я ни натворил".
Мишкин с надеждой поднял голову, но обнаружил, что суд исчез, и судья
исчез, и весь мир исчез, и лишь скучающий охранник сидел и перелистывал
старый выпуск журнала.
Мишкин внезапно остановился.
- В чем дело? - спросил робот.
- Я что-то вижу впереди, - сказал Мишкин.
- Во дает! - хмыкнул робот. - Я тоже много чего вижу впереди. Я
всегда вижу множество вещей там, перед нами. Боже, да ведь каждый хоть
что-нибудь, да видит впереди!
- То, что я вижу, похоже на животное.
- Ну и что из этого?
Существо, которое Мишкин увидел перед собой, было похоже на тигра,
только хвост у него был покороче, а лапы потолще. На грязно-шоколадного
цвета шкуре ярко выделялись оранжевые полосы. Оно выглядело свирепой,
голодной и наглой галлюцинацией.
- Оно выглядит опасным, - сказал Мишкин.
- Много ты понимаешь, - ответил робот. - Дрянь, которую ты видишь
перед собой - это пачинерт, травоядное животное вроде коровы, только более
кроткое.
- Но зубы!
- Пусть они тебя не вводят в заблуждение.
- Что, опять мимикрия?
- Точно, великий из великих! Ну, возьми себя в руки и двинули дальше.
Они продолжали свой путь через пурпурную долину. Робот, даже не
позаботился вытащить бластеры, насвистывая песенку Элмера, а Мишкин
замурлыкал вальс Триста.
Пачинерт повернулся в их сторону, уставившись на них глазами цвета
свернувшейся крови яка. Он зевнул, обнажив резцы, напоминающие кривые
турецкие сабли, и потянулся, отчего бугры мускулов на боках стали похожи
на юрких осьминогов под тонким слоем пластика.
- Ты точно знаешь, что оно травоядное? - с сомнением спросил Мишкин.
- Ничего, кроме травы и одуванчиков, - бросил на ходу робот. -
Правда, иногда они лакомятся и редькой.
- На вид оно довольно свирепое.
- Природа способна на бесконечное множество хитростей.
Человек и робот приближались к чудовищу. Пачинерт поднял торчком уши
и хвост, который напоминал Мишкину индикаторную стрелку на шкале,
настроенной на неприятности. Когти его, смахивающие на жуткие искривленные
зубцы дьявольских вил, вытянулись наружу. Он зарычал, и при этом звуке
ветви некоторых деревьев-путешественников сомкнулись, корни подтянулись, и
деревья отправились на север в поисках более спокойных мест.
- Природа переигрывает, - заметил Мишкин. - Клянусь, что эта тварь
собирается напасть на нас.
- Природа преувеличивает, - ответил робот. - В этом природа самой
природы.
Они уже были в десяти ярдах от пачинерта, который все еще стоял
совершенно неподвижно, являя собой великолепный образчик жуткого чудища,
готового к яростной атаке, способного убить или покалечить любого человека
или робота, попавших в поле его зрения, а заодно и пару деревьев, так,
ради спортивного интереса.
Мишкин остановился. "Что-то здесь не так. Мне кажется... "
- Тебе слишком много кажется, - прервал его робот. - Бога ради,
человек, возьми себя в руки! Я робот класса СРОНП, специально
тренированный для такой работы, и даю тебе слово, что эта жалкая корова в
тигриной шкуре...
Именно в этот момент пачинерт прыгнул. Только что он стоял без
движения, но уже в следующий миг стремительно рванулся вперед, и его зубы
и когти заблестели в полуденном свете шафранного солнца гармонии и ее
загадочного тускло-красного спутника. Чудовище было более чем реально, это
было голодное, всеядное чудище, которого не заботило, на кого оно
нападает, лишь бы жертва была сносных размеров и не выделялась особо
когтями или клыками.
- Фу, пачинерт, фу, - неуверенно произнес робот.
- Падай! - заорал Мишкин.
- ГРРРР! - зарычал пачинерт.

6
- Том, с тобой все в порядке?
Мишкин заморгал глазами:
- Все нормально.
- Ты плохо выглядишь.
Мишкин нервно хихикнул - все это было довольно забавно.
- Что тут смешного?
- Все, и ты в том числе. Я тебя не вижу, а это уже смешно.
- Выпей-ка это.
- Что это?
- Ничего, просто выпей.
- Выпей ничего и превратишься в ничто, - раздраженно сказал Мишкин.
Он с невероятным трудом открыл глаза. Кругом была кромешная тьма. Что
происходит? Какое правило действует в данный момент? Мишкин с трудом
разглядел окружающие его предметы. Да! Реальность окружения достигается
посредством простого перечисления предметов. Итак: ночной столик,
люминесцентная лампа, дневной свет, сундук, книжный шкаф, пишущая машинка,
окно, кафель, стекло, бутылка молока, чашка кофе, гитара, ведерко со
льдом, друг, мусорное ведро и так далее.
- Я постиг реальность, - гордо сказал Мишкин. - Сейчас все будет в
порядке.
- А что такое реальность?
- Одна из многих вероятных иллюзий.
...Мишкин зарыдал. Ему хотелось иметь одну, исключительную
реальность. Происходящее с ним было ужасно, хуже некуда. Сейчас все, что
угодно...
Этого не может быть, подумал он. Но пачинерт был здесь, рядом,
реальный вне всякого сомнения, и он мчался на Мишкина, невероятно
правдоподобный сгусток когтей и клыков. Мишкин упал на бок, и чудовище
пронеслось мимо.
- Стреляй! - закричал Мишкин.
- Я не имею права убивать травоядных животных, - неуверенно возразил
робот.
Пачинерт развернулся и вновь помчался на них, брызжа слюной. Мишкин
прыгнул вправо, потом влево. Пачинерт следовал за ним, как тень. Массивные
челюсти раскрылись. Мишкин закрыл глаза, прощаясь с жизнью.
Он почувствовал на лице жар, услышал рев, стон и звук падения чего-то
тяжелого.
Он открыл глаза. Робот уложил чудовище из бластера прямо у ног
Мишкина.
- Травоядное, - с горечью произнес Мишкин.
- Как тебе известно, существует такое явление, как мимикрия
поведения. Иногда имитирование поведения доходит до такой точки, как у
этой твари: и даже до тех пределов, когда они поедают плоть, что для
травоядных довольно противно и приводит к расстройству желудка.
- Ты хоть сам веришь в эту чепуху?
- Нет, - упавшим голосом ответил робот. - Но я не понимаю, как эта
тварь ускользнула из ячеек моей памяти. Планета находилась под постоянным
наблюдением в течении десяти лет, прежде, чем здесь построили склад. Ничто
живое не могло остаться незамеченным. Без преувеличения можно сказать, что
в смысле опасности Дарбис-4 изучен так же тщательно, как и Земля.
- Погоди, погоди, - прервал его Мишкин. - Про какую планету ты
говоришь?
- Дарбис-4, планета, на которую я был запрограммирован.
- Это не Дарбис, - Мишкин сразу почувствовал себя больным,
опустошенным и обреченным. - Эта планета называется Гармония. Тебя
закинули не на ту планету.

7
Устали читать про бедного Мишкина? Тошнит от всего? Тогда
воспользуйтесь услугами службы прерывания! Вот вам полный список -
выберите себе по душе: паузы, перерывы, остановки, провалы.

...Робот усмехнулся, но не очень искренне:
- По-моему, ты здорово напуган. Афазийная истерия - вот мой диагноз,
хотя бог ее знает, я ведь не врач. Напряжение, как мне кажется...
Мишкин покачал головой:
- Сам подумай, ведь ты уже несколько раз ошибался относительно
имеющихся здесь опасностей. И ошибки эти невероятные, просто невозможные.
- Странно, - сказал робот. - Сам не знаю, как это все объяснить.
- Зато я знаю. Они совершали махинации с поставками, с тех пор, как
здесь был построен склад. И ты тоже жертва махинации. Ты должен был
отправиться на Дарбис-4, а тебя забросили на Гармонию. Что ты на это
скажешь?
- Я размышляю.
- Валяй, - согласился Мишкин.
- Придумал! - воскликнул робот. - Мы, роботы класса СРОНП, отличаемся
быстротой синаптической реакции.
- Тебе хорошо, - сказал Мишкин. - И что же ты придумал?
- Взвесив все обстоятельства, я пришел к выводу, что в чем-то ты
прав. Мне кажется, что меня и вправду забросили не на ту планету. И это,
конечно, ставит перед нами новые задачи.
- И значит, мы должны все это обмозговать.
- Верно. Но прежде, чем мы начнем думать, позволь мне заметить, что к
нам приближается неизвестного происхождения существо.
Мишкин рассеяно кивнул. События развивались слишком стремительно, и
надо было выработать какой-то план действий. Чтобы сохранить свою жизнь,
Мишкину необходимо было все продумать, даже если бы это и стоило ему
жизни.
Робот был запрограммирован на Дарбис-4. Мишкин был запрограммирован
на Землю. И здесь, на Гармонии, они были в положении двух слепых в
котельной. Для Мишкина лучше всего было бы вернуться назад к складу.
Оттуда он мог передать всю информацию на Землю и ждать, пока на Гармонию
не пришлют или запасную деталь, или запасного робота, или же и то, и
другое. Однако на это могли уйти месяцы, даже годы. А необходимая ему
деталь находилась всего лишь в нескольких милях отсюда.
И тут Мишкин вспомнил конкистадоров Нового Света, прокладывавших свой
путь через джунгли, встречавшихся с неизвестным и покорявших его. Вряд ли
неизвестное изменилось коренным образом с тех пор, когда финикийцы вывели
свои корабли за Геркулесовы Столбы.
Он никогда не простил бы себе, если бы повернул назад, признав этим,
что в нем меньше от настоящего мужчины, чем в Гунне, Кортесе, Писарро и
других крепких орешках.
С другой стороны, если он продолжит свой путь и потерпит неудачу, он
никому ничего не докажет.
Что ему действительно хотелось, так это продолжить путь и добиться
успеха, даже если впереди его ждали неизвестные опасности.
В любом случае проблема была интересной, такой, над которой человек
мог бы размышлять довольно долгое время. Несколько недель размышлений
могли бы привести к правильному решению и предоставить ему
невообразимое...
- Существо приближается довольно быстро, - сказал робот.
- Ну так пристрели его.
- А вдруг оно безобидное?
- Сначала шлепни его, а потом разберемся.
- Стрельба не является единственной подходящей реакцией на все
опасные ситуации.
- Верно, но это на Земле.
- И на Дарбисе-4, - сказал робот. - Там неподвижность является самым
безопасным приемом.
- Вопрос в том, - сказал Мишкин, - похожа ли данная местность на
Землю или на Дарбис-4?
- Если бы мы это знали, - заявил робот, - то мы действительно знали
бы что-то.
Новая угроза явилась в образе змея длиной примерно двадцать футов,
оранжевого, с черными полосами. У этого гигантского червяка было пять
голов, сидящих, как гроздь, на конце туловища. У каждой головы имелся один
глаз с многогранной поверхностью и влажная зеленая пасть.
- Судя по размерам, он опасен, - заметил Мишкин.
- Только не на Дарбисе! - возразил робот. - Там чем они больше, тем
безобиднее. А вот маленьких паразитов надо бояться.
- Но ведь мы не на Дарбисе!
- К сожалению, да, - признал робот.
- И что же нам делать?
- А черт его знает! - ответил робот.
Змей приблизился к ним футов на десять. Пасти его угрожающе
раскрылись.
- Стреляй! - приказал Мишкин.
Робот поднял бластеры и выстрелил прямо в возвышавшуюся над ним грудь
змея. Головы раздраженно мигнули. Робот снова поднял бластеры, но Мишкин
остановил его.
- Это не подходит, - сказал он. - Что ты еще можешь предложить?
- Неподвижность.
- К черту неподвижность, мне кажется, что нам нужно поскорее уносить
ноги отсюда!
- Поздно, - сказал робот. - Замри!
Мишкин замер. Головы чудища приблизились. Мишкин закрыл глаза и
услышал следующий разговор:
- Давай сожрем его, а, Винс?
- Заткнись, Эдди, только вчера вечером мы съели целого ормитунга. Ты
что же, хочешь маяться от несварения желудка?
- Я до сих пор голоден!
- И я тоже!
- И я!
Мишкин открыл глаза и увидел, что разговор ведут все пять голов змея.
Та, которую называли Винсом, была расположена посредине и выделялась
большими размерами. Винс продолжал:
- Тошнит меня от вас, парни, от вас и вашей жратвы. Как только я
начинаю входить в форму, вернее, наше туловище начинает, после месяца
тренировок в гимнастическом зале, как вам снова не терпится отрастить
брюхо. Но я говорю этому "нет"!
- Мы имеем право есть все что угодно и когда угодно, - захныкала одна
из голов. - Наш папочка, да хранит его душу бог, говорил, что туловище
принадлежит нам всем, и мы должны владеть им на равных.
- Папочка говорил также, чтобы я за вами, пацанами, присматривал, -
ответил Винс, - потому что у вас всех, вместе взятых, не хватит мозгов
даже для того, чтобы влезть на дерево. И к тому же папочка никогда не ел
незнакомых.
- Это точно, - голова повернулась к Мишкину. - Меня зовут Эдди.
- Меня - Лукко.
- Меня - Джо.
- А меня - Чико. А это Винс. Вот и познакомились. А теперь, Винс, мы
сожрем его сию же минуту, потому что нас четверо, и мы уже устали от твоих
приказаний, и отныне мы будем делать то, что нам захочется, и если тебе
это не по нраву, то постарайся как-нибудь с этим смириться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14