Мариенгоф Анатолий Борисович - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Хобот Всеслав

Не Морочь Мне Голову Своей Зеленой Кашей, Выбрось Ее За Борт


 

На этой странице выложена электронная книга Не Морочь Мне Голову Своей Зеленой Кашей, Выбрось Ее За Борт автора, которого зовут Хобот Всеслав. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Не Морочь Мне Голову Своей Зеленой Кашей, Выбрось Ее За Борт или читать онлайн книгу Хобот Всеслав - Не Морочь Мне Голову Своей Зеленой Кашей, Выбрось Ее За Борт без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Не Морочь Мне Голову Своей Зеленой Кашей, Выбрось Ее За Борт равен 6.58 KB

Не Морочь Мне Голову Своей Зеленой Кашей, Выбрось Ее За Борт - Хобот Всеслав => скачать бесплатно электронную книгу



НЕ МОРОЧЬ МНЕ ГОЛОВУ СВОЕЙ ЗЕЛЕНОЙ КАШЕЙ, ВЫБРОСЬ ЕЕ ЗА БОРТ


- Тебе еще чего-то надо? - кричал Тавб, брызгая слюной во все
стороны.
Его руки, уже сломавшие любимую тросточку Качика, метались в поисках
еще какого-нибудь предмета для уничтожения, и явно стремились сжаться на
шее сконфуженного стюарда.
- Проваливай, а не то я тебя в порошок сотру, - и Тавб показал как
будет стирать в порошок Качика.
- Мне то что, - пожал плечами стюард и вышел.
- Ффух, - сказал Тавб и устало опустился в кресло.
Будучи капитаном этой старой калоши, именуемой пассажирским лайнером
"Кчаганак", он, как любой капитан этих старых калош, не терпел тупиковых
ситуаций и не выносил карантинов ими вызываемых. И перспектива очередного
такого карантина выводила его из себя. До пенсии еще пятнадцать лет. До
цели полета - планеты Иви-ут-им-Тха - три дня пути.
- Черт, - прорычал Тавб и ударил кулаком по пульту.
- Кх-кхм, - напомнил о себе углубившийся в расчеты штурман.
Тавб покосился на него. Этот-то обязательно в рапорте упомянет
несдержанность капитана. Ишь, глазами стрельнул - сам норовит в капитаны,
шпион несчастный. Черти б подрали весь этот "дружный" экипаж. Вот боженька
постарался - посадил на его, Тавба, голову всех мерзавцев Вселенной. Где
только насобирал.
Тавб вздрогнул. Если еще эти урки узнают, что капитан "Кчаганака" по
ночам молится, весь флот этих старых калош будет потом пупки надрывать.
"Господи! - мысленно взмолился Тавб. - Почему я еще не адмирал?"
Что ж - предел мечтаний рядового капитана галактического
пассажирского флота не был только лишь духовным устремлением: адмиралу и
платят больше, и сидит он крепче, и, что самое главное, никакой,
понимаешь, штурман своими кляузами в вышестоящие инстанции не сможет его
подсидеть. А какая у адмирала красивая форма - с эполетами и рубиновой
звездой на галстук.
Тавб мысленно же повыл на далекую земную Луну, затем резко встряхнул
себя. Глаза его сфокусировались на экране и во рту у него внезапно
пересохло. Рука зашарила в минибаре под пультом в поисках тоника, в то
время как глаза мечтали вырастить у себя нижние конечности, чтобы
подбежать к экрану и подробнее рассмотреть болтающийся в пространстве
недалеко от корабля прямоугольный предмет. Край одного глаза обратил
внимание как напрягся штурман Рфатчик, забыв о расчетах.
В рубку управления ворвался какой-то мохнатый тип и завопил во все
горло:
- Управы на вас нет! Где это видано, чтобы на борту так называемого
первоклассного лайнера подавали зеленую манную кашу. Посмотрите-ка на это
изысканное блюдо.
С этими словами мохнатый тип поставил на пульт перед капитаном
пластиковую тарелку.
Тавб на мгновение оторвался от созерцания объекта на экране и
посмотрел на объект на пульте. Почесал затылок, макнул палец в зеленую
кашу и лизнул. Хмыкнул и возжелал размазать эту кашу на лице лохматого
типа. Сдержался и мягко произнес:
- Каша как каша. Вкус манной, по крайней мере.
- Но она зеленая!
Тавб скользнул взглядом по штурману - тот с интересом прислушивался к
беседе - и как можно мягче произнес:
- Вон.
- Что? - не понял мохнатый тип.
- Валите-ка отсюда, вот что.
- Да вы что? - взвизгнул тип, набрал в грудь побольше воздуха, дабы
произнести длинную тираду, полную всевозможнейших эпитетов.
И произнес бы. Но в рубку ворвался оператор с контрольного пульта,
налетел на мохнатого типа, тот от удара выдохнул и воздуха для речи ему
уже не хватило. И слава богу, подумал Тавб.
Оператор козырнул и протянул капитану рулон бумаги. Капитан важно
кивнул и показал большим пальцем левой руки на экран.
- Оно самое, - радостно подтвердил оператор.
- Ну, и чему ты радуешься? - поинтересовался Тавб.
Оператор опешил, принялся переминаться с ноги на ногу, издавая
неопределенные звуки. Капитан смерил его взглядом и повернулся к экрану.
- Значит, просто двигается параллельным курсом, - задумчиво произнес
Тавб. - С той же скоростью. И ничего особенного...
- Как ничего особенного?! - взорвался патлатый тип. - А манная каша,
по-вашему - ничего особенного?
- Уберите его! - рявкнул капитан и ткнул пальцем в того, кого
следовало убрать, чтобы не перепутали.
Оператор козырнул и убрал мохнатого типа, и убрался сам. Кабина на
некоторое время погрузилась в щелкающую реле и попискивающую приборами
тишину.
Карантина определенно не миновать. Это печально. Это значит, что,
черт подери, гавкнул отпуск, приказал долго жить отдых на лазурном берегу
Кразмартала на Фиесте. Это значит, миллион облезлых чертей, выговор в
личном деле и потеря адмиральских перспектив по крайней мере на пять лет.
"А может все обойдется?" - тускло подумал Тавб.
"А как же, обойдется, жди, - перебил внутренний голос. - Как
пить-дать снимут тебя с корабля и запроторят на какую-нибудь захудалую
планетенку завскладом топлива. А на твое место назначат штурмана Рфатчика.
Как тебе нравится перспектива, мой старинный друг, а?"
Тем временем на кухне стюард Качик сварил очередную кастрюлю манной
каши и, открыв крышку, созерцал зеленое содержимое. О, звезды, каша как
каша, в самом-то деле.
Рядом кряхтел врач-биолог корабля Марачкит, звеня пробирками и
баночками с реактивами, окунал пипетку в кастрюлю и колдовал над каплей
каши, то растворяя ее в различных кислотах, то поджаривая на микроплитке,
то посыпая порошком. Он качал головой, причмокивал толстыми губами, чесал
нос и напевал гимн Федерации. А еще он сидел на стуле, курил сигару и
задавал себе все время один и тот же вопрос: на кой черт его сюда позвали?
Ну и что, что каша зеленая? Никаких вредных примесей, вообще никаких
примесей нет. Почему именно зеленая? Понятия не имею, пожал плечами
Марачкит. И не хочу иметь. Биолог встал, выискал глазами половник - тот
лежал на разделочном столе - окунул его в кастрюлю и, закрыв глаза,
попробовал. На мгновение замер, прислушиваясь к внутренним ощущениям,
затем быстро опорожнил половник, вытер губы указательным пальцем и
посмотрел на стюарда.
- Ну-с, и долго вы мне будете голову морочить?
- Каша - манная, молоко - белое, а сваришь - зеленое, - слабым
голосом произнес Качик.
Часы пропищали семь раз. Марачкит засуетился, быстренько собрал свои
инструменты, на прощание покрутил пальцем у виска и удалился, продолжая
напевать гимн Федерации.
Дверь камбуза широко распахнулась. На пороге стоял давешний патлатый
тип. Его лицо выражало крайнюю степень неудовольствия, глаза сверкали
лютой ненавистью к стюарду, капитану, оператору контрольного пульта, к
космической калоше "Кчаганаку", управлению галактического пассажирского
транспорта и правительству Федерации. Зеленая каша, послужив
катализатором, сейчас его уже мало волновала. Он вошел в раж и наслаждался
именно этим состоянием. Чего не замечал, или не хотел видеть стюард.
Качик думал о высоких материях. Качик думал о громадности и
непостижимости пространства. Представьте себе трехлитровую банку из-под
томатного сока. По стенке банки ползет микроб. Теперь увеличьте микроба до
размеров средней планеты и поставьте на полюс еще одну трехлитровую банку.
И даже тогда вы не сможете вообразить Бесконечность Вселенной. Не сможете
оценить насколько мал микроб, ползущий по стенке банки, стоящей на
планете-микробе, ползущей по стенке банки. Так думал Качик. И плевать он
хотел на разъяренного мохнатого типа, который размахивает руками перед
самым носом и вопит, что транспортной компании придется выложить
кругленькую сумму в компенсацию его, лохматого типа, неудобств, и что он,
лохматый тип, уже написал черновик искового заявления и обязательно вручит
его прокурору по прибытию.
В другом конце корабля оператор контрольного пульта ломал голову над
вопросом: что за дрянь висит в сотне километров от корабля. Чего ей, этой
дряни, надо и как долго это будет продолжаться? Прямоугольный предмет за
иллюминатором не подавал признаков жизни и не стремился раскрывать раньше
времени своих намерений. Летит себе и все тут, хоть компьютером об стенку.
Одно утешение - каша манная на корабле позеленела. Значит все в порядке.
Не зря этот параллелепипед парит в Космосе рядом.
Оператор щелкнул клавишей, повернулся к обеденному столику и с
удовольствием принялся поедать полную тарелку зеленой манной каши.
"На редкость вкусный продукт", - подумал он.
На пульте возопил интерком, включился и рявкнул:
- Оператор Такачк, доложите обстановку на трассе.
Такачк достал магнитофон, протер ему крышку, вставил кассету, вдавил
клавишу пуска и вернулся к поглощению каши. Магнитофон нудным до зевоты
голосом оператора сделал рапорт, заранее записанный полчаса назад.
Интерком хмыкнул и отключился.
Дверь контрольного пульта отъехала в сторону и внутрь ввалились
стюард Качик и трепыхавшийся в его мощных руках мохнатый тип.
Качик пыхтел, рычал, мычал, а мохнатый тип упирался и визжал. Они
громко протопали к иллюминатору. Стюард состыковал голову типа с холодным
квазистеклом и прошипел:
- Теперь ты видишь эту квадратную гадость за бортом?
Он пару раз стукнул лбом типа по иллюминатору, потом подтащил его к
пульту и взял двумя пальцами за подбородок, заставив посмотреть на экран.
- Теперь ты видишь, вонючка пассажирская, что экипаж делает все
возможное, чтобы обеспечить безопасность тебе и другим пассажирским
вонючкам? Ты понимаешь, что мешаешь нам выполнять свои обязанности, сеешь
панику на корабле, всем усложняешь жизнь? Так может мне лучше выкинуть
тебя за борт? Устав, знаешь ли, это разрешает.
Стюард поволок патлатого типа в коридор. Дверь закрылась. Оператор
все это время самозабвенно потреблял зеленую манную кашу и не обратил
никакого внимания на происшедшие на вверенном ему посту события.
"Разве может быть что-то вкуснее зеленой манной каши", - мысленно
мурлыкал он.
В главной рубке управления штурман мечтал о капитанских нашивках и
следил за капитаном, который мечтал об адмиральских эполетах и рубиновой
звезде на галстук. Но оба мечтали о благополучном исходе полета.
"Кчаганак" мчался к цели.
Минибар под пультом был заставлен пустыми бутылками. Тавб уже почти
решил позвать стюарда с новой порцией тоника, когда тот сам вошел в рубку,
поставил перед капитаном две бутылки и положил сверху маленький лист
бумаги с несколькими жирными цифрами посередине.
- Что это, Качик? - удивленно вздернул брови Тавб.
- Это - прохладительный напиток в количестве двух, прописью - двух,
экземпляров. Это - счет за сломанную вами трость арнейской ручной работы,
мою любимую. Подписать нужно здесь. А это, - стюард положил на пульт
гербовый бланк с отпечатанным текстом, - благодарность мне за
добросовестное исполнение служебных обязанностей. Я арестовал паникера и
запер его в карцер; подписать здесь. Ну, и, наконец, вот это - наше новое
фирменное блюдо - зеленая манная каша "Кчаганак". Отличное качество,
великолепные вкусовые ощущения, прекрасное блюдо к вашему столу.
Капитан взъерошил волосы у себя на затылке и почесал макушку.
Господи, ну и экипажик подобрался. Один - гурман, второй - нахал, третий -
болван, четвертый так и мечтает устроить какую-нибудь пакость...
- Капитан, - воскликнул штурман, - оно пропало.
Космос велик. Двум микробам на стенке трехлитровой банки всегда
найдется место. Особенно, если они находятся на разных поверхностях стекла
и отделены друг от друга его толщей.
Параллелепипед исчез. Словно тяжесть со всех свалилась. И на корабле
ничего особенного не произошло. Все в норме - можно успокоиться,
расслабить напряженные нервы.
Капитан улыбнулся, три раза стукнул костяшками пальцев по пульту и
ехидно посмотрел на штурмана. Штурман щелкал на компьютере, всем своим
видом показывая, что его это не касается. Он знал, что карантина все равно
не избежать и капитан рано радуется. Стюард покусывал ногти и ругал
квадратную гадость, которая так не вовремя исчезла. Правда оставалась еще
зеленая каша, арестованный паникер. Но, но, но... А, что об этом думать.
Стюарды везде нужны и он, Качик, в следующий раз своего не упустит.
Дверь со стуком отворилась и в рубке появился какой-то лысый тип. Он
принялся орать, кричать, топать ногами, жаловаться, что, дескать, в кои-то
веки выбрался слетать в отпуск, так нет же. Обязательно ему, лысому типу,
испортят удовольствие от путешествия тем, что перестанут подавать столь
полюбившееся блюдо - зеленую манную кашу. Он, лысый тип, уже составил
черновик жалобы в управление пассажирского транспорта и непременно
отправит его по прибытию. Обозвав "Кчаганак" старой калошей, лысый тип
водрузил на пульт перед капитаном пластиковую тарелку, до краев
наполненную манной кашей. Белой манной кашей.


Не Морочь Мне Голову Своей Зеленой Кашей, Выбрось Ее За Борт - Хобот Всеслав => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Не Морочь Мне Голову Своей Зеленой Кашей, Выбрось Ее За Борт на этом сайте нельзя.
 Хорнблауэр - 11. Трафальгарский ветер http://litkafe.ru/writer/5506/books/24676/forester_sesil_skott/hornblauer_-_11_trafalgarskiy_veter