А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он не знал, что она носит под сердцем его дитя.
Королева дрожащей рукой разгладила мозаику.
- Король Кана узнал о дочери гораздо позже. И все-таки он не стал ее искать. Я ничего не знаю о том, что происходило в то время. Я прибыла на свадьбу и была благополучно выдана замуж. Если на сердце у моего мужа и лежал камень, я никогда об этом не догадывалась. Я узнала обо всем лишь в последний год его жизни. Он рассказал мне правду. Сказал, что всю жизнь сожалеет о содеянном. Потеряв свою любовь, он так никогда и не оправился от потрясения, не простил себя за трусость, за то, что не нашел свое дитя.
- Может быть, он и поступил нехорошо, - заметил Куай-Гон, - но в конце жизни все же нашел в себе силы признать ошибку. Но я должен спросить: какое отношение имеет эта история к сегодняшним событиям? - Задавая вопрос, он уже знал ответ.
- Его дочь - Элана, - еле слышно ответила королева Веда. - Прошлое живет в настоящем.
- И почему вы нам это рассказали? - продолжал Куай-Гон.
- Потому что я умираю, - ответила королева. - Элана - это моя последняя тайна. Перед смертью я хочу восстановить справедливость по отношению к этой девушке. Она должна знать, кем является по праву рождения. Истинная наследница трона - она, а не Беджу. Она наверняка носит на себе Знак Короны, - тихо закончила королева. Ее глаза снова устремились в пространство, мысли погрузились в прошлое.
- Что такое Знак Короны? - спросил Куай-Гон.
- Символ наследования, - пояснила королева Веда. - Это не физический знак на теле. Его может обнаружить только Совет министров.
- А у принца Беджу его нет? - спросил Куай-Гон.
- Если рассказ моего мужа - правда, у него не может быть Знака Короны, - ответила королева. - Однако Совет министров не станет его проверять, это не в их интересах. Как вы догадываетесь, они совсем не рады выборам. Кто бы ни стал новым правителем, он будет иметь право переизбрать Совет.
Куай-Гон кивнул. Естественно, Совет, чтобы сохранить власть, поддержит на выборах принца Беджу.
- Чего вы хотите от нас? - поинтересовался он.
- Я не могу связаться с Эланой, - сказала королева. - Она, естественно, не захочет встречаться со мной. Но если бы вы смогли послать ей сообщение и назначить встречу… Мало кто может отказать в просьбе джедаю. Горцы не любят вступать в контакт с внешним миром. Я могла бы послать человека с вашим письмом. Путешествие по горам полно тягот и опасностей. - Королева опустила глаза на сцепленные руки. - И я должна сказать вам кое-что еще. Совет министров не хотел, чтобы вы приезжали. Мне пришлось вступить с ними в переговоры. Согласно условиям нашего соглашения, вам не дозволено покидать город Галу.
- Наша задача становится гораздо труднее, - безучастным тоном заметил Куай-Гон.
- Да, но я уверена, вы с ней справитесь, - с надеждой произнесла королева Веда. - Я надеюсь, вы сможете…
Вдруг узорчатые металлические двери зала распахнулись с такой силой, что створки громко стукнулись о стены. На пороге стоял принц Беджу, у него за спиной - высокий лысый человек в серебристом халате.
Принц размашистым шагом вошел в зал и указал пальцем на Оби-Вана и Куай-Гона.
- Вы должны немедленно покинуть планету Гала! - воскликнул он.
ГЛАВА 3
Королева величественно поднялась.
- Беджу, изволь объясниться, - приказала она голосом, дрожащим от гнева.
Беджу медленно обошел вокруг джедаев. В его взгляде светилось презрение. Он был крепко сложен, приблизительно того же роста и веса, что и Оби-Ван, но длинные, до плеч волосы были очень светлыми, почти белыми. Глаза его были того же самого ледяного голубого оттенка, что и у его матери.
За это краткое мгновение Оби-Ван успел почувствовать, каким высокомерием пропитана душа юного принца. Мальчик-джедай смотрел внимательно, но не выказывал никаких чувств. Куай-Гон прав. Им не стоит больше вступать в противоборство с принцем.
- Они называют себя джедаями, но на самом деле они всего лишь возмутители спокойствия, - злобно выкрикнул принц Беджу. - Разве вы не слышали, что они натворили на Финдаре? Совали нос не в свои дела и Повсюду сеяли раздор. Их вмешательство привело к жестокой битве. В ней погибли многие. Матушка, неужели вы хотите, чтобы то же самое произошло на Гале?
- Они сломали хребет преступной организации, которая захватила власть на планете, - спокойно возразила королева Вела. - Теперь финдианцы свободны. И еще они привезли бакту, чтобы помочь.нашей планете.
Принц залился краской.
- Тоже мне, щедрый дар, - презрительно проворчал он. - Это я летал на Финдар и вел переговоры о поставках бакты. А усилиями джедаев бакта была сгружена с моего корабля и отдана финдианским бунтовщикам! Я не сомневаюсь, что приказ об этом отдали джедаи. И теперь они привозят мою же бакту нам в дар? Это глупая шутка!
Оби-Ван насторожился. Почему Куай-Гон ничего не говорит? Принц рассказывает сочиненную им версию событий, которые происходили на Финдаре. Это полная ложь. Принц Беджу знал, что у джедаев нет никаких доказательств того, что он, принц, замышлял зло против собственной планеты. Хитрый ход, подумал Оби-Ван. Но почему Куай-Гон не расскажет королеве Веде, как все было на самом деле?
К джедаям обратился высокий, лысый человек, стоявший рядом с принцем Беджу.
- У вас есть что сказать?
- Это Лоннаг Джиба, - представила его королева Веда. - Он глава Совета министров и дал любезное разрешение на ваш визит.
- Это было до того, как я услышал обвинения со стороны принца Беджу, - сурово ответил Джиба. - Еще раз спрашиваю вас, джедаи. У вас есть что сказать?
- Мы с принцем расходимся во взглядах на то, что произошло на Финдаре, - дипломатично ответил Куай-Гон. В его голосе не слышалось ни раздражения, ни гнева на беспочвенные обвинения принца. - Но спор не имеет смысла. Мы были приглашены сюда. Почему мы должны оправдываться? Если вы хотите, чтобы мы покинули вашу планету, мы не задержимся ни на минуту.
- Нет! - воскликнула королева Веда.
- Да, матушка, - сурово произнес принц Беджу и, взмахнув полами плаща, обернулся к ней. - Пусть улетают. Они всего лишь злопыхатели, маскирующиеся под стражей мира, жалкие неудачники, изображающие из себя рыцарей.
Королева Веда вздохнула.
- Хватит, Беджу, - произнесла она. - Ты высказал свое мнение. Но Куай-Гон Джинн прав. Джедаи были приглашены сюда в качестве стражей мира. Мы хотим, чтобы выборы прошли спокойно, разве не так?
- Нам они вообще не нужны, - угрюмо проворчал принц. - Я законный король планеты Гала. Отец хотел, чтобы наследником стал я, и ты это прекрасно знаешь. Будь я правителем Галы, я бы первым же транспортом отправил этих возмутителей спокойствия в их священный Храм.
- Но пока что на планете правлю я, - тихо возразила королева. - И я говорю: они остаются.
- Разумеется, - с горечью воскликнул принц. - Ты лишаешь меня моей короны. Почему бы не лишить меня всего остального?
- Может быть, мы могли бы найти компромиссное решение, - вкрадчиво вставил Джиба. - Сделаем так: джедаи останутся на Гале. Но им не разрешается выходить из дворца без сопровождения. Мы будем посылать с ними кого-нибудь из наших людей. Того, кто хорошо знает город. - Он опять обернулся к джедаям. - Это делается ради вашей защиты. Город в эти дни - опасное место. Там неспокойно. Вам нужен сопровождающий.
Джиба говорил как истинный дипломат, но Оби-Ван не верил ни единому его слову. Старик понимал, что джедаи не нуждаются ни в какой защите. Он просто вынуждал их терпеть возле себя присутствие шпиона, который будет докладывать о каждом их шаге.
Оби-Ван ожидал, что Куай-Гон станет возражать.. Но джедаи опять ничего не сказал. Как он мог соглашаться на такие унизительные условия?
Взгляд королевы Веды ненадолго остановился на лице сына. Королева казалась усталой, очень усталой.
- Как хочешь, Беджу, - молвила она. - Это справедливо. Я не могу лишать тебя всех прав. - Она взяла в ладони мерцающий жезл, который висел на стене. Он сменил цвет, стал мягко-голубым. - Джедаев будет сопровождать Джоно Данн.
Мгновение спустя металлическая дверь распахнулась. На пороге стоял юноша примерно одних лет с Оби-Ваном, одетый в темно-синюю тунику. Он почтительно поклонился.
- Входи, Джоно Данн, - велела королева. - Это джедаи, они прилетели на Галу, чтобы наблюдать за выборами. Их зовут Куай-Гон Джинн и Оби-Ван Кеноби. Ты будешь сопровождать их во время пребывания на нашей планете.
- Им не разрешено покидать дворец без тебя, - поспешно добавил принц Беджу.
- Куай-Гон, такие условия приемлемы для вас? - спросила королева. Ее глаза были полны мольбой.
Куай-Гон кивнул.
- Благодарим вас за помощь, королева Веда, - тихо произнес он.
Оби-Ван не верил своим ушам. Куай-Гон не только согласился терпеть возле себя шпиона, он благодарил королеву за это!
Проницательный взгляд голубых глаз Куай-Гона остановился на Джибе.
- Благодарю и вас, Джиба. Уверен, этот юноша будет нам надежной защитой на полных опасностей улицах города.
Куай-Гон положил ладонь на плечо Джоно Данна и поставил мальчика между собой и Оби-Ваном. Высокий и могучий Куай-Гон возвышался над худощавым юношей. Тот был ровесником Оби-Вану, но ростом и силой ученик-джедай тоже намного превосходил мальчика. Небрежно брошенными словами Куай-Гон дал понять, что дипломатические усилия Джибы затрачены впустую. Джоно не мог быть защитником джедаев. Он был всего лишь пешкой в игре.
На губах королевы появилась едва заметная улыбка. Узкое лицо Джибы вспыхнуло от гнева. Он плотно сжал тонкие губы.
- Надеюсь, вам понравится у нас на планете, - процедил он сквозь стиснутые зубы.
- Не сомневаюсь, - ответствовал Куай-Гон.
Джедай поклонился и вышел из приемного зала. Спустя всего лишь мгновение Оби-Ван последовал за ним. Но, когда он достиг вестибюля, Куай-Гона уже не было видно.
ГЛАВА 4
Наследие.
Это слово затронуло потаенную струнку в душе Куай-Гона. Ему нужно было время, чтобы обдумать, понять, что же кроется в глубинах собственной души. Он вышел на наружную лестницу и спустился в сад. Оби-Ван, без сомнения, сразу же пойдет обратно к ним в квартиру.
За стенами дворца ветви деревьев гнулись от спелых плодов или утопали в пышном цвету. Некоторые из фруктов были знакомы Куай-Гону - муджа и танго. На клумбах пестрели ковры из белых, красных, пурпурных, желтых цветов. Дворец славился своими бескрайними садами. Куай-Гон знал, что здесь представлены каждое дерево, цветок, каждая былинка, произрастающая на Гале. Он не торопясь прогуливался по садам. Деревья муджа стояли в полном цвету, и при каждом дуновении ветерка на траву дождем сыпались нежные розовые лепестки.
Королева заговорила о своем наследии. Умирая, она размышляла о том, что оставит после себя потомкам. И первая же мысль ее была о сыне. Она даже чувствовала духовную связь с дочерью короля от первого брака, своей падчерицей, которую никогда не знала.
Для галасийцев родственные связи были очень важны. И профессия, и земли часто передавались от отцов к сыновьям. Браки подбирались очень тщательно, их целью было укрепление семьи.
Куай-Гон отказался от возможности иметь семью и детей ради жизни джедая. Он сам сделал свой выбор. Ни один джедай не был обязан посвящать всю жизнь избранному делу. Он имел право в любой момент отказаться от звания рыцаря, бросить странствия, осесть и завести семью. Но Куай-Гон знал, что никогда на это не пойдет.
Он поднял с травы горстку розовых лепестков и долго смотрел, как они скользят у него между пальцами и уносятся ветром. Вот так пройдет и его жизнь, думал он. В вечных странствиях по галактике. Ежеминутно рискуя жизнью ради незнакомых людей, что оставит он после себя?
Бесцельно бродя по саду, Куай-Гон в конце концов вышел на огород. Он был тщательно возделан. Повсюду джедай видел признаки кропотливого труда - возле грядок лежали лопаты, грабли, из земли ровными рядами пробивались зеленые ростки. Куай-Гон всмотрелся в землю и чуть ли не с удивлением увидел отпечатки собственных ног. Пройдет день-другой, и ветер с дождем смоют их без следа.
Элана предпочла удалиться от придворной суеты. Она жила там, где не было места правителям и подданным, ее окружал народ такой же независимый, как она.
Она похожа на него самого, понял Куай-Гон. Он никогда не встречал Элану, но ему казалось, будто он знает ее давным-давно.
Вдруг его раздумья нарушил голос Оби-Вана.
- Куай-Гон!
Джедай обернулся. Мальчик неуверенно стоял поодаль, не желая мешать учителю.
- Вы куда-то исчезли, - пояснил юноша. - Я не знал, где вас искать.
Куай-Гон не мог поделиться с ним своими мыслями. Оби-Ван слишком молод, его путь джедая только начинается. Ему будут непонятны размышления о наследии, о том, что оставляет человек после себя. Ему еще рано думать об этом.
- Почему вы согласились с тем, что нам запретили покидать дворец без сопровождения? - Этот вопрос сам собой сорвался с губ Оби-Вана. Мальчик, несомненно, полагал, что Куай-Гон должен сопротивляться унизительному предложению Джибы.
- Пусть они думают, что могут держать нас под контролем, - ответил Куай-Гон. - Для нас это будет лучше.
- Думаете, королева говорит правду? - спросил Оби-Ван. - Она в самом деле не хочет, чтобы ее сын выиграл выборы? И для чего ей нужна Элана?
- Может быть, все обстоит именно так, как она говорит, - медленно произнес Куай-Гон. - А может быть, она хочет заманить Элану в столицу и убить ее. О том, что Беджу - не настоящий наследник, известно каждому пожилому члену Совета министров, кто заседает там с тех пор, как король был молод. Например, полагаю, об этом знает Джиба. Потому он и боится нас. Пока мы здесь, существует опасность, что тайна будет раскрыта. Разумеется, если королева лжет и скрывает свои истинные намерения, я не исключаю, что она в сговоре с Джибой и спектакль об их разногласиях разыгран специально для нас. Если им удастся избавиться от Эланы, королева Веда сможет отменить выборы и назначит Беджу королем. - Куай-Гон помолчал. - А может быть, она лжет об Элане с какой-то другой целью. И эту цель мы еще не раскрыли.
- И что же вы думаете? - спросил Оби-Ван, стараясь не выдать голосом, какое смущение и нетерпение одолевают его.
- Мне кажется, здесь кроются более глубокие тайны, - задумчиво ответил Куай-Гон. - Но все-таки я считаю, мы должны действовать так, как будто королева говорит правду. Я отправляюсь в страну горцев искать Элану.
- Но наша миссия заключается в том, чтобы наблюдать за выборами! - запротестовал Оби-Ван. - Вы не сможете выполнить ее, если уедете в страну горцев.
Куай-Гон едва заметно улыбнулся уголком рта.
- Оби-Ван, иногда ты слишком строго следуешь правилам. Положение дел меняется на ходу. Миссия - задача сложная. Иногда к решению ведет не самый прямой путь.
- Но в наших руках безопасность Галы, - возражал Оби-Ван. - Мы были присланы сюда охранять мир, а не искать пропавших дочерей.
- Оби-Ван, ты можешь со мной не соглашаться, - тихо произнес Куай-Гон. - Ты имеешь на это право. Но я все-таки поеду.
- Нам не разрешали покидать город и даже дворец без сопровождения, - напомнил Оби-Ван. - И вы сами согласились на это! Джиба и принц Беджу лопнут от злости. Пусть лучше королева пошлет к Элане гонца!
- Элана не станет слушать гонца, - ответил Куай-Гон. - Ее придется долго убеждать. Она увидит в моих глазах правду, а иначе она не придет.
- Вы говорите так, как будто знаете ее! - воскликнул Оби-Ван.
- Я ее и вправду хорошо знаю, - тихо ответил Куай-Гон.
Он подошел к Оби-Вану и положил ладонь на плечо мальчика.
- Не волнуйся, падаван. Ты справишься с нашей миссией здесь до моего возвращения. Будь внимателен, во дворце полно интриг. - Куай-Гон обвел взглядом величественное здание дворца. - Никому не доверяй. Я чувствую возмущение в Силе. Еще не знаю, в чем его причина.
Оби-Ван обиженно посмотрел на учителя.
- Но что я им скажу, когда они спросят, где вы?
Вместо ответа Куай-Гон зашагал через возделанные грядки к фруктовым деревьям. На ходу он сорвал с ветки спелый плод и, не оборачиваясь, бросил его через плечо. Ему не было нужды смотреть. Он знал, что падаван его поймает.
- Очень просто, - сказал он, не оглядываясь. - Говори, что я где-то здесь.
ГЛАВА 5
- Уважение - краеугольный камень взаимоотношений между учителем и падаваном, - процедил сквозь стиснутые зубы Оби-Ван. Его голос эхом отразился от стен комнаты и гулко зазвенел в ушах. Ему до сих пор нередко приходилось напоминать себе об этом. Оставшись в одиночестве во дворце, он каждый день сомневался в правильности решения Куай-Гона.
Утреннее солнце играло на изысканной резьбе деревянной кровати, в которой спал Оби-Ван. На стене висел гобелен, роскошно затканный металлическими нитями цвета золота, серебра и зелени. От ночного холода юношу защищали парчовые одеяла, искристые, как драгоценные камни. Ему никогда не доводилось ночевать в такой роскоши. Но жизнь во дворце в последние два дня никак нельзя было назвать радостной.
Куай-Гон поставил перед ним непосильную задачу. Каждое утро, до зари, Оби-Ван пробирался в соседнюю комнату и раскидывал одеяла на постели Куай-Гона, ложился на подушки, чтобы на них осталась вмятина от головы. По утрам Джоно Данн стучал в дверь и приносил чай с фруктами. Оби-Ван говорил Джоно, что Куай-Гон медитирует в саду. Он дожидался, пока Джоно уйдет, а потом съедал и свои фрукты, и завтрак Куай-Гона. Эта часть задачи была самой легкой. Оби-Ван никогда не страдал плохим аппетитом.
Обмануть принца Беджу и Джибу было труднее. Ему постоянно приходилось придумывать предлоги, объяснять, куда делся Куай-Гон. Джедай отдыхает, или медитирует, или гуляет по саду, говорил он. Он вернется через минуту. Если им будет угодно подождать… им никогда не было угодно. Джедай просил подать ужин ему в комнату… Он уже лег спать…
Может быть, Они что-то подозревали. Оби-Ван не знал. Ему казалось, они только рады, что джедай больше не вмешивается в подготовку выборов. Оби-Ван сказал Джоно, что Куай-Гон во многом доверил наблюдение за выборами ему.
В дверь Оби-Вана тихо постучали. Через мгновение на пороге появился Джоно.
- Я оставил Куай-Гону его поднос, как всегда, - сообщил юноша.
1 2 3 4 5 6 7 8 9