Петров Евгений - Здесь нагружают корабль - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Тенн Уильям

Вплоть До Последнего Мертвеца


 

На этой странице выложена электронная книга Вплоть До Последнего Мертвеца автора, которого зовут Тенн Уильям. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Вплоть До Последнего Мертвеца или читать онлайн книгу Тенн Уильям - Вплоть До Последнего Мертвеца без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Вплоть До Последнего Мертвеца равен 24.77 KB

Вплоть До Последнего Мертвеца - Тенн Уильям => скачать бесплатно электронную книгу



ВПЛОТЬ ДО ПОСЛЕДНЕГО МЕРТВЕЦА


Я стоял перед наружными воротами Утилизатора, чувствуя, как к горлу
медленно подступает тошнота. Такое уже было, когда на моих глазах целая
земная флотилия - около двадцати тысяч человек - была вдребезги разбита во
время Второй Битвы у Сатурна более одиннадцати лет тому назад. Тогда на
моем экране плыли в пустоте искореженные обломки кораблей, в ушах звучали
воображаемые вопли тысяч людей. Как бы в оцепенении смотрел я на быстро
растущее изображение угловатого эотийского звездолета, пробивавшегося
сквозь скопления дрейфующих в космосе обломков. Струи ледяного пота, как
змеи, обвивали мои лоб и затылок.
Теперь же перед моими глазами было всего лишь большое прямоугольное
здание, ничем не отличавшееся от сотен таких же заводских зданий в рабочих
пригородах Чикаго. Обычное производственное сооружение, окруженное
просторными испытательными полигонами и обнесенное высоким забором с
закрытыми воротами. Вот и все, что представлял из себя Утилизатор внешне.
И все же пот на теле и спазмы в желудке у меня были куда больше, чем во
время любой из страшных битв, свидетелем которых мне довелось быть и
которые и стали главной причиной возникновения подобного заведения.
Я пытался убедить себя, что все вполне разумно, что мои ощущения -
просто материализация страхов многих поколений предков, внутренне присущий
каждому отказ принимать это. Но от таких мыслей легче не становилось, и я
все не решался подойти к часовому у ворот.
Уже почти овладев собою, я заметил у забора огромный жестяной
контейнер, из которого исходила едва уловимая вонь, а на крышке было
написано яркими красками:
"Не выбрасывайте отходы.
Все отходы помещайте сюда. Помните:
все, что изношено, может быть восстановлено;
все, что сломалось, можно починить;
все, что использовано, можно использовать еще раз.
Все отходы помещайте сюда.
Служба сохранения".
Я видел такие прямоугольные, разделенные на отсеки ящики и такие же
надписи в каждом бараке, в каждом госпитале, в каждом реабилитационном
центре между Землей и поясом астероидов. Мне представилось, что такие же,
только покороче, надписи имеются и внутри здания. Типа: "Чтобы победить
врага, необходима мобилизация всех ресурсов. Именно отходы являются нашим
главным источником сырья". Было бы очень оригинально именно это здание
испещрить подобными плакатами.
Все, что поломано, можно починить...
Я согнул свою правую руку. Она показалась мне неотъемлемой частью
тела. А за пару-другую лет - при условии, что я проживу так долго - узкий
белый шрам, окружающий локтевой сустав, станет совсем незаметным. Это уж
точно. Все, что сломано, можно починить. Кроме одного.
Самого главного.
Я почувствовал себя паршиво, как никогда.
И увидел этого парня. С базы в Аризоне.
Он стоял прямо перед будкой часового, такой же парализованный, как и
я. В центре передней части околыша его форменной фуражки сиял позолотой
новенький знак "V" с точкой посередине - знак отличия командира десантной
группы. За день до этого, на инструктаже, у него еще не было этого звания.
Видимо, назначение состоялось только сегодня. Выглядел он очень молодо и
был неподдельно испуган.
Тогда, на инструктаже, он поднимал руку очень робко и, поднявшись,
едва выдавил из себя: "Простите, сэр, но они точно... они точно не издают
плохого запаха?" В ответ раздался дружный хохот, нервный отрывистый хохот
мужчин, находящихся целый день на грани истерики и чертовски довольных,
что кто-то, наконец, сказал что-то, что могло показаться смешным.
Седой инструктор, которому было совсем не до смеха, подождал, пока
успокоится истерика, и серьезно ответил:
- Нет, они не издают плохого запаха. Если только, разумеется, моются.
Все точь-в-точь как у вас, господа.
Это заткнуло всем рты. И только минут через двадцать, когда нас
отпустили, я ощутил, как болят напряженные мускулы лица.
Точь-в-точь как и вы, господа...
Я встряхнулся и подошел к парню.
- Привет, капитан! Давно здесь?
На лице его появилось некоторое подобие улыбки.
- Больше часа, капитан. Я успел на рейс 8.15 из Аризоны. Остальные
еще отсыпаются после прощального кутежа. Один я рано лег спать, чтобы
получше отдохнуть и прочувствовать все это. Только, мне кажется, все
напрасно.
- Понимаю. Есть вещи, к которым невозможно привыкнуть. А к иным даже
и не положено привыкать.
Он бросил взгляд на мою грудь.
- Судя по всему, это не первая ваша спецгруппа?
- Не первая? Скорее двадцать первая, сынок! Все говорят, что я
выгляжу слишком молодым для своих наград. - Да, не первая. Но у меня
никогда еще не было команды из нулей. Послушайте, капитан, мне тоже не по
себе. Что если мы вместе пройдем через эти ворота? Тогда самое худшее
останется позади.
Парень оживленно кивнул. Мы взялись за руки и промаршировали к
часовому. Проверив наши документы, он приоткрыл ворота и сказал:
- Прямо вперед! Любой лифт с левой стороны до пятнадцатого этажа.
Так же, рука об руку, мы вошли через главный вход, поднялись по
длинной лестнице и очутились перед вывеской:
"Центр восстановления человеческой протоплазмы.
Главная фабрика третьего округа".
По вестибюлю прохаживались с виду пожилые, но очень подтянутые
мужчины и множество очень хорошеньких девушек в военной форме. Я с
удовлетворением отметил, что большинство девушек беременны. Это было
первым приятным зрелищем почти за целую неделю.
Мы вошли в лифт и сказали девушке:
- Пятнадцатый.
Она нажала кнопку и стала ждать, пока кабина заполнится пассажирами.
У нее отсутствовали признаки беременности, я невольно задумался, в чем
причина этого. Потом обратил внимание на нашивки на погонах
присутствующих. И внезапно разозлился. У все был красный круг с черными
буквами "ЗВС", наложенными на белые "Г-4". ЗВС означало, разумеется,
Земные Вооруженные Силы. Основной знак отличия всех тыловых учреждений. Но
не Г-1, что значит "личный состав", а Г-4 - "снабжение".
Именно это слово и вызвало во мне взрыв негодования. Разумеется,
можно всегда полагаться на ЗВС. Тысячи знатоков человеческой души всех
званий вкладывают все силы в поднятие морального состояния тех, кто
сражается на передовом периметре. Но всякий раз, когда нужно сперва хорошо
почесать затылок, прежде чем придумать какое-нибудь благозвучное название,
старые добрые ЗВС выбирают самое непотребное.
С другой стороны, нельзя вести тотальную войну до полного уничтожения
в течение двадцати пяти лет, и остаться щепетильными в выборе слов. Но
"снабжение"! Увольте, господа, только не здесь, в Утилизаторе. Нужно же
соблюдать хоть какие-то приличия!
Лифт начал подъем, девушка объявляла этажи, давая мне немало
материала для размышлений.
- Третий этаж - прием и сортировка трупов, - нараспев произносила
она. - Пятый этаж - предварительное изготовление органов. Седьмой -
переналадка мозга и регулировка нервной системы. Девятый - косметика,
элементарные рефлексы и мышечный контроль...
Здесь я заставил себя отвлечься от этого перечисления. Представил
себе, что нахожусь на тяжелом крейсере, в машинном отделении, в тот самый
момент, когда он получает прямое попадание ракеты, запущенной эотийским
истребителем. Побывав пару раз в такой ситуации, поневоле научишься
затыкать уши и включать самовнушение: "Скоро все здесь снова будет хорошо
и спокойно". Действительно, через пару минут наступает именно такое
состояние. Только к этому времени становишься в большинстве случаев
неодушевленным предметом, который швыряет от стенки к стенке.
Приблизительно в таком состоянии я и находился до места пребывания.
- Пятнадцатый этаж - последний инструктаж и отправка.
У моего спутника подгибались колени и сутулились плечи, будто он
втащил рояль на этот проклятый пятнадцатый этаж. Я испытал чувство
благодарности к нему - нет ничего лучше, когда в такой ситуации рядом есть
кто-то, кого необходимо опекать.
- Смелее, капитан, - шепнул я, - не падайте духом. Для таких, как мы,
это, по существу - воссоединение с семьей!
Я, по-видимому, неудачно выразился. Он посмотрел на меня так, будто я
ударил его по лицу.
- Ваше напоминание не стоит благодарности, мистер, - процедил он.
Мне следовало прикусить язык, но я поспешил исправить положение:
- Простите меня. И не обижайтесь. Мне самому не раз приходилось
выслушивать нечто подобное.
- Ладно. Не стану обижаться. Жестокая война...
Я улыбнулся.
- Жестокая? Если не будешь себя беречь, предупреждали меня, то можешь
и погибнуть.
В приемной сидела хрупкая блондинка с двумя обручальными кольцами на
пальцах одной руки и одним кольцом - на пальце другой. Из того, что мне
было известно о земных обычаях, выходило, что она уже дважды вдова.
Приняв наши документы, девушка бойко застрекотала в микрофон на
столе:
- Конечная готовность, внимание! Конечная готовность, внимание!
Подъем по тревоге следующих серийных номеров: 70623152, 70623109,
70623166, 70623123. А также: 70538906, 70538923, 70538980 и 70538937.
Пожалуйста, проверьте все данные в соответствии с формой 362 инструкции
7896 от 15 июня 2145 года и препроводите для последнего инструктажа.
Я почувствовал себя на складе запчастей, куда приходил для замены
кормовых выхлопных труб.
Наконец она подняла глаза и одарила нас прелестной улыбкой.
- Ваши команды будут сию минуту готовы, господа. Не угодно ли пока
присесть?
Господам было угодно.
Девушка встала, чтобы достать что-то из стенного шкафа. Я заметил,
что она беременна, где-то на третьем-четвертом месяце, и, естественно,
слегка кивнул в знак одобрения. Мой спутник сделал то же самое.
Переглянувшись, мы рассмеялись.
- Расскажите мне, откуда вы родом? - спросил я. - Ваш акцент ясно
показывает, что не из третьего округа.
- Да, это так. Я родился в Скандинавии - в одиннадцатом военном
округе. Гетеборг, Швеция. Но после того, как я получил свое... повышение,
не мог, естественно, встречаться со своими родными. Поэтому и попросил о
переводе. Здесь я провожу свои отпуска, прохожу курс лечения...
Я знал, что многие молодые десантники в таком случае ведут себя точно
так же. Лично у меня не было возможности определить, какие чувства
испытываю я в отношении своих стариков - их давно не было на свете. Отец
погиб во время самоубийственной попытки отвоевать Нептун много лет тому
назад, а мать была секретаршей адмирала Ракоци и находилась на флагманском
корабле "Фермопилы", когда он получил прямое попадание во время знаменитой
обороны Ганимеда двумя годами позже. Было это, разумеется, еще до введения
программы Воспроизводства, когда женщины еще занимали административные
должности на передовой.
С другой стороны, насколько я понимал, по крайней мере двое из моих
братьев могли быть еще живы. Но, получив свое "V" с точкой, я не делал
попыток связаться с ними. Поэтому, видимо, у меня все же были такие же
чувства, как и у этого парня. Ничего удивительного.
- Так вы из Швеции? - спросила блондиночка. - Мой второй муж оттуда
родом. Может, вы его знали? Свен Носсен, у него еще куча родственников в
Осло.
Парень закатил глаза, делая вид, будто пытается вспомнить, и покачал
головой.
- Нет. Пожалуй, не знаю. Но до призыва в армию я редко выезжал из
Гетеборга.
Она добродушно рассмеялась, оценив его провинциальность. Блондинка с
детским личиком из классических анекдотов. Глупышка из глупышек. Но, тем
не менее, у нее уже третий законный муж, в то время как множество умных,
шикарных красоток на внутренних планетах в наши дни были бы рады малейшему
знаку внимания со стороны самого отъявленного негодяя или сертификату из
ближайшего спермоприемника.
"Может быть, - подумал я, - если бы мне понадобилось подыскать себе
жену, это было бы как раз то, что надо, чтобы забыть о смертоносном
излучении эотийских истребителей и выматывающем душу, саднящем реве
перегруженных двигателей. Наверное, приятно бы было возвращаться к
какой-нибудь симпатичной простой женщине после вылазок в секторе, занятом
эотийцами, когда все сознательные помыслы направлены только на то, чтобы
предугадать, что именно изобретут на этот раз мерзкие насекомые.
Может быть, решив жениться, я предпочел бы вот такую хорошенькую
глупышку..."
Но, стоп! Хватит! Хотя, может быть, эта проблема представляет интерес
с чисто психологической точки зрения.
Тут я заметил, что девушка что-то говорит мне:
- ...раньше никогда не было такой команды, капитан?
- Вы имеете в виду зомби? Нет, еще не было. Счастлив признаться в
этом.
Она неодобрительно скривила ротик, который не стал от этого менее
прелестным.
- Фу, нам не нравится это слово. Ну, тогда, если угодно, нулей.
- Нам не нравится, когда их называют ну... этим словом тоже. Вы ведь
говорите о таких же человеческих существах, как и вы сами. Абсолютно таких
же, капитан.
Внезапно меня охватило негодование, точно такое же, какое испытывал
парень в коридоре. Затем я понял, что она не вкладывает в эти слова
никакого особого смысла. Откуда ей знать об этом? Ведь это, черт побери,
не значится в наших документах. Вздохнув с облегчением, я спросил:
- А как же вы их называете, если не секрет?
- Мы относимся к ним, как к заменителям солдат, - уверенно начала
блондинка. - Термин "зомби" применялся для описания устаревшей двадцать
первой модели, которая снята с производства более пяти лет назад. В вашем
распоряжении будут особи, в основе которых лежат модели семьсот пять и
семьсот шесть, фактически безупречные, в некоторых отношениях...
- С обычным, вместо синеватого, цветом кожи? С движениями, не такими
замедленными, как у лунатиков?
Сверкнув глазами, она решительно тряхнула головой. Очевидно, была в
курсе всего, что полагалось знать по должности. Не такая уж, в общем-то,
глупышка. Пусть невеликого ума, но мужьям было о чем поговорить с ней
между выполнением супружеских обязанностей.
- Синюшность была результатом плохого насыщения крови кислородом.
Воссоздание крови было второй из наиболее трудно разрешимых проблем,
связанных с восстановлением тканей. Самое же трудное - нервная система.
Несмотря на то, что кровяные тельца находятся в наихудшем состоянии, когда
к нам прибывают тела, мы все же научились налаживать вполне пригодную
сердечно-сосудистую систему. А вот с головным и спинным мозгом приходится
начинать практически с нуля даже в тех случаях, когда ранения совсем
незначительны. А сколько всяких неприятностей возникает при их
воссоздании! Моя кузина Лона работает в отделении Настройки Нервной
Системы. Она говорит, что достаточно выполнить неверно хоть одно
подсоединение... Вы вполне понимаете, капитан, что к концу рабочего дня
глаза устают, и то и дело поглядываешь на часы... Так вот, всего одно
неправильное подсоединение, и рефлексы вполне законченной особи
оказываются настолько плохими, что приходится отсылать ее на третий этаж и
начинать все сначала. Но вам не нужно об этом беспокоиться, поскольку,
начиная с модели шестьсот шестьдесят три, мы ввели двукратную систему
проверки двумя разными бригадами в отделении Настройки. А семисотые серии!
О, они просто великолепны!
- Что ж, неплохо, пожалуй. Получше, наверное, чем старомодные
маменькины сынки?
- Пожалуй, - ответила она не сразу. - Вы на самом деле будете
поражены, капитан, когда ознакомитесь с протоколами испытаний. Разумеется,
все еще остается один существенный недостаток... одна функция, с которой
нам никак не удается...
- Я никак не могу понять, - перебил ее парень, - почему используются
именно трупы? Тело отжило свое, отвоевало. Почему бы не оставить его в
покое? Я понимаю, эотийцы могут запросто обойти нас по численности бойцов
простым увеличением количества маток на своих флагманских кораблях.
Понимаю, что воспроизводство пушечного мяса является важнейшей из всех
задач, стоящих перед ЗВС, но ведь мы давно уже научились синтезировать
протоплазму. Почему бы не использовать ее для изготовления всего тела, от
пальцев ног до полушарий мозга, и не выпускать настоящих, верных, как
собаки, андроидов, от которых не разило бы трупным запахом?
Глаза блондинки от возмущения едва не вылезли из орбит.
- Наша продукция не издает запаха! Отдел косметики гарантирует, что у
новых моделей запах тела слабее, чем у вас, молодой человек! И я хочу,
чтобы вы уяснили, что мы вовсе не реактивируем или оживляем трупы. Мы
восстанавливаем человеческую протоплазму, повторно используем поврежденный
или изношенный человеческий материал в сфере, где в настоящее время
существует наибольшая недостача его - в сфере подготовки воинского
персонала.

Вплоть До Последнего Мертвеца - Тенн Уильям => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Вплоть До Последнего Мертвеца на этом сайте нельзя.
 Гарри Поттер» в Церкви: между анафемой и улыбкой http://litkafe.ru/writer/5715/books/31669/kuraev_andrey/garri_potter_v_tserkvi_mejdu_anafemoy_i_ulyibkoy