А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Табб Эдвин

Ваза Эпохи Мин


 

На этой странице выложена электронная книга Ваза Эпохи Мин автора, которого зовут Табб Эдвин. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Ваза Эпохи Мин или читать онлайн книгу Табб Эдвин - Ваза Эпохи Мин без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Ваза Эпохи Мин равен 21.48 KB

Ваза Эпохи Мин - Табб Эдвин => скачать бесплатно электронную книгу



ВАЗА ЭПОХИ МИН


Антикварная лавка была из тех, чьи товары по карману только самым
большим богачам и коллекционерам. В витрине по левую сторону стеклянной
двери стояла одна-единственная ваза из отшлифованного вручную хрусталя, по
правую - египетская солнечная ладья.
Дон Грегсон секунду помедлил перед дверью и глубоко посаженными
глазами зорко оглядел улицу. От катастрофы не осталось и следа. Все
обломки уже убраны, а последние пятна крови смыл дождь. Даже обычные в
таких случаях зеваки успели разойтись по своим делам. Дон Грегсон снова
повернулся к двери, толчком распахнул ее и вошел в лавку.
Эрлмен и Бронсон стояли возле немолодого щуплого человечка с тонкими
руками и проницательным взглядом. Два-три приказчика скромно держались
поодаль. Полицейские уже ушли, вот и отлично. Эрлмен выступил вперед:
- А, Дон. Быстро ты добрался.
- Генерал старается. Это владелец лавки?
Макс Эрлмен кивнул и быстро проговорил:
- Мистер Левкин, это Дон Грегсон из особого отдела ЦРУ.
Новые знакомые пожали друг другу руки, и Дон с удивлением отметил про
себя, что в хрупких пальцах хозяина лавки таится цепкая сила. Бронсон, как
всегда, стоял и глядел во все глаза - туго свернутая пружина, готовая в
любую секунду развернуться и ударить.
- Очень жаль, что пришлось познакомиться при таких печальных
обстоятельствах, - сказал Дон хозяину. - Расскажите мне, пожалуйста, все
по порядку.
- Как, еще раз?
- Да, пожалуйста. Всегда предпочитаю сведения из первых рук.
Левкин пожал плечами и развел руками - жест, старый как мир.
- Меня ограбили, - сказал он просто. - У меня украли самую
драгоценную вещь во всей лавке. Это была маленькая старинная ваза времен
династии Мин, необычайной красоты. Понимаете?
- Какого размера?
Левкин показал, и Дон кивнул.
- В вышину дюймов шесть, свободно уместится в кармане. Вы сказали,
это ценная вещь; сколько она стоит?
- Я сказал "драгоценная", - поправил Левкин. - Ну как оценить
произведение искусства? Она стоит столько, сколько за нее готов уплатить
знаток. Скажу вам только, мне предлагали за нее сто тысяч долларов, но я
ее не отдал.
Эрлмен крякнул, дымок сигареты на мгновенье скрыл его худое
озабоченное лицо и воспаленные глаза.
- Опишите этого человека.
- Среднего роста, среднего сложения, хорошо одет, каштановые волосы,
глаза... удивительные глаза! Весом фунтов сто семьдесят, мягкая манера
говорить, очень вежлив и спокоен.
Эрлмен через голову Левкина переглянулся с Доном и кивнул.
- Ничего напускного, - продолжал Левкин. - Ни намека, что он не тот,
кем кажется. Ну никаких причин подозревать, что он вор.
- Он не вор, - сказал Дон, но тут же нахмурился и прикусил язык. -
Продолжайте.
- Мы с ним поговорили. Он интересовался редкими антикварными вещами,
и я, естественно, показал ему вазу. И вдруг - шум, треск, уличное
происшествие. Мы все невольно кинулись к двери. Катастрофа была серьезная,
мы отвлеклись, но только на минуту. Этого оказалось достаточно. Когда я
опомнился, его уже не было, и вазы тоже.
- Вы уверены, что это он ее унес? - настойчиво переспросил Дон. -
Может быть, она спрятана где-нибудь здесь? Подумайте.
- Полиция уже спрашивала меня об этом. Нет, ее здесь нет, я все
перерыл. Он ее украл. - Впервые за весь разговор Левкин не сдержал
волнения. - Прошу вас, найдите ее. Вы постараетесь, да?
Дон кивнул и взглядом отозвал Эрлмена в сторону. Бронсон, конечно,
тоже подошел.
- Они его опознали? - Дон говорил привычным шепотом, услышать его
могли только те, к кому он обращался. - Точно ли это он?
- Я показывал им фото. Клянутся, что он. Он самый и есть.
- Мне надо знать наверняка. А катастрофа? Может, она была подстроена?
- Ни в коем случае. Такси сшибло пешехода и врезалось в грузовик.
Пешеход мертв, таксист, видно, останется без ноги, и шофер грузовика
тяжело ранен. Все это слишком серьезно.
- Совпадение? - Дон покачал головой. - Нет, уж очень мало было
времени. Левкин не дурак, притом даже самый ловкий жулик не сразу смекнет,
что тут подвернулся редкий случай и можно им воспользоваться. Все это
требует времени. Обыкновенный жулик просто ничего бы не успел, да и Левкин
бы не сплоховал. Кажется, ты прав, Макс.
- Конечно, прав. Это Клайгер. - Вид у Эрлмена был удивленный. - Но
зачем он это сделал, Дон? Зачем?
Грегсон не отвечал, он напряженно думал.
- Зачем? - повторил Эрлмен. - Зачем ему воровать эту вазу? Ее не
продашь, не съешь. Ему остается только сидеть и смотреть на нее. Зачем же?

Генерал Пенн задал Дону тот же вопрос, но в отличие от Эрлмена он
потребовал ответа. Генерал обмяк в глубоком кресле за большим столом и
выглядел еще старше и еще встревоженной, чем в тот день, когда все
началось. Дон его понимал. Поистине на шее у генерала затягивается петля.
- Ну? - Голос выдавал нетерпение и досаду. Выл он хриплый, в нем
таилось раздражение, звучали повелительные нотки; чуткости или терпению
места совсем не осталось. - Вы нашли то, что, по-вашему, требовалось
найти?
- Мы нашли то, что, по-моему, могли найти, - поправил Дон. - Какого
ответа вы хотите?
- Вы что, спятили? - Пенн вскочил. - Вы же знаете, что для нас
главное. Найти Клайгера! Больше никакого ответа мне не нужно.
- Может, вам все-таки интересно, почему он сбежал? - спокойно
возразил Дон.
Пенн выругался. Раз, другой. Дон стиснул зубы, потом заставил себя
успокоиться. Медленно закурил.
- Три недели назад Элберт Клайгер решил уйти из Дома Картрайта - и
ушел, - сказал Дон. - С тех пор весь ваш аппарат только и делает, что ищет
его. Почему?
- Потому что для нашей страны нет человека опаснее. - Пенн сказал
это, как выстрелил. - Если он переберется на ту сторону и выложит там все,
что знает, мы лишимся самого большого нашего преимущества в "холодной"
войне, да и в "горячей", если она начнется. И вам, Грегсон, все это
отлично известно.
- Да, мне говорили, - сказал Дон, не глядя на перекошенное лицо
генерала. - Ну а если мы его найдем и он не захочет вернуться, что тогда?
- Сперва надо его найти, - мрачно отозвался генерал. Дон кивнул.
- Так вот почему Бронсон ходит за мной хвостом? Вот почему во всех
остальных группах тоже есть свой Бронсон? - Он не стал дожидаться ответа.
- А вы никогда не задумывались, почему англичане отказались от своей
пресловутой системы запугивания? Они с самого начала знали, что она
бесчеловечна, но какое-то время от нее был толк - правда, недолго и не
слишком большой. Не мешало бы нам извлечь из этого урок.
- Что за вздор вы несете? - Пенн вновь рухнул в кресло. - Никто не
пытался применить эту систему против Клайгера. Я нашел его в захудалом
балагане и дал ему возможность послужить отечеству. Клайгер согласился.
Никто не посмеет отрицать, что мы дали ему гораздо больше, чем он нам. В
конце концов, он ведь не единственный.
- В том-то и дело. - Дон поглядел прямо в глаза генералу. - Но ведь и
остальным обитателям вашей казармы... виноват, Дома Картрайта, это,
пожалуй, когда-нибудь надоест.
- Больше оттуда никто не уйдет, - отрезал Пенн. - Я утроил охрану и
поставил секретную сигнализацию, так что теперь уж никто не проскочит.
Конечно, это означало махать кулаками после драки, но вслух Дон
ничего такого не сказал. Когда на карту поставлены репутация и карьера
Пенна, с ним нужно держать ухо востро. Ведь для генерала его карьера
превыше всего, по сравнению с ней даже Дом Картрайта отходит на задний
план. Да и может ли быть иначе, с горечью подумал Дон, когда вся работа
военного аппарата зависит от хитросплетений политики. Каков человек, на
что он способен - все это неважно, важно, какие у него связи и чем он
может кому-то удружить. Дон не обольщался. Он им нужен, но, если Псину
понадобится козел отпущения, его в два счета осудят, заклеймят и выгонят
вон. А время уходит.
- Клайгера необходимо найти. - Пенн барабанил пальцами по столу. -
Почему вы не можете его найти, Грегсон?
- Вы отлично знаете - почему. Я уже десять раз его выслеживал и знаю,
где он был. Но я всегда прихожу слишком поздно. Чтобы его поймать, мне
надо попасть туда, где он будет, в одно время с ним или даже раньше. А это
невозможно.
- С этой кражей... - Пенн вдруг вспомнил последние сообщения о
Клайгере. - Ну еще деньги - я понимаю. Но зачем ему ваза? Он, наверно,
просто сумасшедший?
- Нет, он не сумасшедший, хотя и не совсем нормальный. - Дон с силой
придавил окурок в пепельнице. - И я, кажется, догадываюсь, зачем ему эта
ваза. Очень возможно, он станет при случае собирать и другие такие вещи,
сколько успеет.
- Но зачем?
- В них воплощена красота. Для знатоков и любителей подобные
диковинки не имеют цены. А Клайгер, верно, из таких. Видно, он неспроста
за ними гоняется - вот что меня беспокоит. Пенн фыркнул.
- Мне нужно побольше узнать, - решительно продолжал Дон. - Без этого
я просто охочусь за тенью. Мне надо попасть туда, где я смогу еще хоть
что-нибудь узнать.
- Но...
- Это необходимо. Другого пути нет.
Никто не называл это тюрьмой. Никто не называл это даже объектом, все
знают: объект - это нечто военное и весьма важное. Итак, это называлось
Домом Картрайта, и проникнуть туда было чуть труднее, чем в Форт Нокс, а
выйти оттуда - куда труднее, чем выбраться из Алкатраса.
Дон терпеливо ждал, пока охрана проверяла и перепроверяла его
пропуск, носила куда-то к начальству и снова проверяла. Все это заняло
уйму времени, но в конце концов его привели к Леону Мэлчину; этот высокий,
худощавый человек терзался неутолимой жаждой деятельности и не находил
никакого утешения в полковничьем звании, которое ему было присвоено
проформы ради и только сковывало его цепями армейской дисциплины, едва он
пытался поступать как штатский.
- Генерал Пенн звонил мне, - сказал он Дону. - Я должен оказать вам
всяческую помощь. - Он уставился на Дона сквозь старомодные очки. - Чем
могу служить?
- Один вопрос, - сказал Дон. - Как нормальному человеку поймать
ясновидца?
- Вы, конечно, говорите о Клайгере?
- Да.
- Никак. Это невозможно. - Мэлчин откинулся в кресле, в глазах у него
блеснула насмешка. - Есть еще вопросы?
- Пока нет. - Дон уселся напротив и протянул Мэлчину сигареты. Мэлчин
покачал головой и сунул в рот свою трубку.
- Я охотник, - без обиняков сказал Дон. - Я охочусь за людьми и мне
это неплохо удается, потому что у меня есть чутье, талант, уменье -
называйте как хотите - разгадать ходы противника. Можете считать, что мне
просто всегда везет. Каким-то образом, сам не понимаю как, я всегда знаю,
что он сделает в следующую минуту, где и когда я его найду. Еще ни один от
меня не ушел.
- Но Клайгер от вас уходит. - И Мэлчин кивнул. Казалось, он давно
ждал появления Дона и этого разговора. - И вы хотите знать, в чем секрет.
- Это я знаю, он ясновидец. Мне надо знать - как? Как это у него
получается? Как он действует? И насколько точно он все предвидит?
- Очень точно. - Мэлчин вынул трубку изо рта и уставился на нее. - Он
у нас... Вернее, он был у нас звездой первой величины. Он видит дальше
всех, кого я когда-либо наблюдал, а я наблюдаю и изучаю пси-поле человека
всю свою сознательную жизнь.
- Так-так, я слушаю.
- Мне кажется, вы не вполне понимаете, с чем вы тут столкнулись. Он,
конечно, не сверхчеловек, ничего похожего, но у него есть особый дар. А
вас можно сравнить со слепцом, который пытается поймать зрячего. И поймать
средь бела дня, на открытом месте. Вдобавок еще вы надели на шею
колокольчик, чтобы он вас постоянно слышал. По-моему, у вас нет и тени
надежды на успех.
- И все-таки, как проявляется этот его дар? - настаивал Дон.
- Не знаю. - Мэлчин не дал Дону задать новый вопрос. - Вы, верно, не
то хотели спросить, вас интересует, как он им пользуется. Если б я это
знал, я считал бы себя счастливейшим из смертных. - Мэлчин нахмурился,
подыскивая слова. - Это очень трудно объяснить. Как бы вы объяснили
слепому от рождения, что такое свет и краски? Или глухому, что такое звук?
А ведь там по крайней мере вы могли бы рассказать, как действуют глаз и
ухо. Впрочем...
Дон снова закурил, вслушиваясь в объяснения Мэлчина, и в голове у
него начали вырисовываться смутные образы. Кусок грубой ткани, каждая нить
ее - чья-то жизнь, она тянется в будущее. Одни нити коротки, другие
длиннее, и все они сплетены и перевиты так, что каждую в отдельности
проследить очень трудно. Но при известном навыке и ловкости это все-таки
возможно. Тогда поступки человека становятся ясней, и можно составить план
действий.
Банк, у кассира внезапный приступ аппендицита как раз в ту минуту,
когда он пересчитывает пачку денег, - и человек спокойно берет их и
уходит, словно только что получил их по чеку...
Магазин, оставленный без присмотра как раз на эти необходимые
несколько минут...
Узилище, и часовой чихает в ту самую минуту, когда беглец проходит
мимо...
Антикварная лавка - и катастрофа на улице, которая отвлекает
внимание, как раз когда надо...
Все это так просто, когда точно знаешь, что случится и как этим
воспользоваться...
Как же поймать Клайгера?
Дон резко выпрямился - сигарета обожгла ему пальцы - и увидел, что
Мэлчин смотрит на него в упор.
- Я обдумал ваш пример, - сказал он. - Ну тот, когда слепой пытается
поймать зрячего. Я знаю, как это можно сделать.
- Как же?
- Слепец прозревает.
Им живется преуютно. Мягкие постели и вкусная еда, пластинки,
телевизор, библиотека, и фильмы привозят. Есть спортивные площадки,
бассейн для плавания и даже кегельбан. Они хорошо одеты, недурно себя
чувствуют и недурно выглядят, но они умны и все понимают.
Если нельзя выйти из дому когда вздумается, это уже не дом, а тюрьма
- и они живут в тюрьме.
Конечно, это все только ради их же собственной безопасности. Охрана,
тайная сигнализация, всяческие ограничения существуют единственно для
того, чтобы оберегать их от непрошеных гостей. Секретность продиктована
страхом перед шпионами, и все это оправдывается патриотизмом. Но ведь у
всякой медали есть оборотная сторона: раз нельзя войти, значит, нельзя и
выйти. И патриотизм иной раз - довольно жалкое оправдание.
- Приятно видеть новое лицо. - Сэм Эдварде пятидесяти лет от роду,
сухощавый как мальчишка, но с физиономией боксера, широко улыбаясь,
тряхнул руку Дона. - Нашего полку прибыло?
- Это гость. - Сморщенный старик, совсем потонувший в кресле,
почмокал губами, пристально разглядывая Дона. - Так слушайте, Грегсон,
если вы не прочь после сыграть в покер, мы вам доставим это удовольствие.
Он хрипло засмеялся, потом нахмурился и сухонькой ладошкой хлопнул
себя по коленке.
- Ах, черт! Соскучился я без покера.
- Они тут все телепаты, - шепнул Дону Мэлчин. - И у них постоянная
связь с другими, которые находятся сами понимаете где. Здесь мне незачем
вас представлять.
Дон кивнул, смущенно глядя на окружающих. Были тут и старики, и
несколько юнцов, но большинство - средних лет. Они в свою очередь
разглядывали его, и глаза их насмешливо поблескивали.
- Любопытно, что рыбак рыбака видит издалека, - задумчиво заметил
Мэлчин. - Там собрались телепаты, а в этой комнате - телекинетики. Они
пока не совершили ничего выдающегося, хотя кое-какие успехи уже есть. А
вот тут - ясновидцы.
Ясновидцев было пятнадцать. Дон удивился, что так много, но тотчас
подумал: чему ж тут удивляться? В таком огромном людском котле, как
Соединенные Штаты, всякое отклонение от нормы уж конечно повторяется много
раз. Он догадывался, что это далеко не все, что таких домов, как Дом
Картрайта, существует еще немало, только названия у них разные.
- Мы установили, что, когда они объединяют свои таланты, это
благотворно действует на каждый в отдельности, - прошептал Мэлчин. -
Прежде чем прийти сюда, Клайгер был всего-навсего предсказателем судьбы в
каком-то балагане; за десять лет он стал творить чудеса.
- Десять лет?
- Именно. Многие наши постояльцы пробыли здесь гораздо дольше.
Если в голосе Мэлчина и звучала насмешка, Дон ее не уловил. Зато
уловил один из обитателей комнаты. Он подошел к ним и, натянуто улыбаясь,
протянул руку:
- Тэб Уэлкер. Не разрешите ли вы один спор? Я слышал, что в Англии
человек, приговоренный к пожизненному заключению, выходит из тюрьмы в
среднем через девять лет. Так ли это?
- Смотря как он себя ведет. - Дон тоже весь напрягся, он понял, к
чему клонит этот человек. - В среднем пожизненное заключение длится в
Англии пятнадцать лет.

Ваза Эпохи Мин - Табб Эдвин => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Ваза Эпохи Мин на этом сайте нельзя.