А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Сташеф Кристофер

Волшебник-Бродяга - 3. Волшебник не в своем уме


 

На этой странице выложена электронная книга Волшебник-Бродяга - 3. Волшебник не в своем уме автора, которого зовут Сташеф Кристофер. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Волшебник-Бродяга - 3. Волшебник не в своем уме или читать онлайн книгу Сташеф Кристофер - Волшебник-Бродяга - 3. Волшебник не в своем уме без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Волшебник-Бродяга - 3. Волшебник не в своем уме равен 200.55 KB

Волшебник-Бродяга - 3. Волшебник не в своем уме - Сташеф Кристофер => скачать бесплатно электронную книгу



Волшебник-Бродяга – 3


«Кристофер Сташеф. Волшебник не в своем уме. Волшебник в бедламе»: АСТ; М.; 2001
ISBN 5-17-006502-7
Оригинал: Christopher Stasheff, “A Wizard In Mind”
Перевод: Надежда А. Сосновская
Аннотация
Сын легендарного «чародея поневоле» Магнус — это, что называется, оригинальное слово в искусстве Высокой магии!
Есть — знаете, масса чародеев, бродящих из мира в мир во исполнение своей высокой миссии а вот как насчет волшебника, что бродяжничает В ПОИСКАХ этой самой миссии — а найти ее ну никак не может?..
Есть, знаете, просто куча магов, готовых сей секунд пустить свое искусство в ход во имя благого дела, а вот как насчет волшебника, что во имя благого дела чародействовать КАК РАЗ НЕ НАМЕРЕН?..
Это — блистательный сериал Кристофера Сташефа.
Самая забавная смесь фэнтези и фантастики, невероятных приключений и искрометного, озорного юмора, какую только можно вообразить.
Вы смеялись над славными деяниями «чародея поневоле»? Тогда не пропустите сногсшибательную сагу о странствиях ВОЛШЕБНИКА-БРОДЯГИ!
Кристофер Сташеф
Волшебник не в своем уме
ПРОЛОГ
Шпион не может бросить работу и остаться невредим — это всякий знает. На самом деле шпион не может бросить работу и остаться жив, а вот Магнус д’Арманд все еще был жив, здоров и невредим, хотя ушел в отставку из Ассоциации БОрцов с Ростками Тоталитаризма шесть с лишним месяцев назад — да, он был жив и здоров и не очень переживал по этому поводу.
Ну, по правде говоря, АБОРТ не была тайной спецслужбой карательного характера — она была (официально) частной организацией, предназначенной для предотвращения диктаторских режимов и постановки планет на путь демократического развития до окончания средневекового строя. Поэтому, строго говоря, назвать Магнуса шпионом было нельзя, хотя он и был тайным агентом. Еще он был тайным чародеем. Порой это ему помогало. Порой — очень помогало.
В данный момент он сидел в отсеке управления своего звездолета и разговаривал по душам с его кибермозгом.
— Ну, Геркаймер, за какую планету мы возьмемся на этот раз?
— Выбор весьма обширен, — отозвался Геркаймер и, театрально вздохнув, изобразил звук перебирания карточек в картотеке. — Насколько я понимаю, мне нет смысла убеждать тебя выбрать планету, для которой демократия является идеальной формой правления?
— Ты мог бы убедить меня в выборе планеты, но не демократии — по крайней мере этого бы тебе не удалось сделать без неопровержимых доказательств. В конце концов именно из-за этого я и ушел из АБОРТа — потому, что не желал навязывать демократию тем обществам, которым она совершенно не годилась.
— И еще потому, что ты не одобрял некоторых методов АБОРТа — да, я помню.
Геркаймер не стал упоминать о другой причине, по которой Магнус осуждал «навязывание» демократии. Дело в том, что отец молодого человека, Род Гэллоуглас, был одним из самых знаменитых агентов АБОРТа (вот только сам Род об этом не догадывался) и большую часть своей жизни употребил на закладывание основ демократии на родной планете Магнуса, Грамарие. Потребность молодого человека в том, чтобы отделить свое имя от имени отца и завоевать собственную репутацию, несомненно, во многом повлияла и на его решение покинуть АБОРТ, и объясняла его нежелание заниматься установлением демократических режимов.
— Я не могу согласиться с тем, что нужно жертвовать невинными людьми только для того, чтобы пробить дорогу для вашей обожаемой формы правления, — проворчал Магнус. — Общество принимает множество самых разнообразных форм, Геркаймер, и потому здравый смысл подсказывает, что и форм правления должно быть множество. Если мне попадется планета, которой требуется диктатура, то я стану трудиться на благо установления диктатуры!
— Безусловно, Магнус, если ты найдешь такую планету и такое общество, — отозвался Геркаймер. Он уже закончил сканирование базы данных АБОРТа параллельно с семейным архивом д’Армандов, который достался ему в наследство от Векса, кибермозга звездолета отца Магнуса. Располагая таким объемом информации, Геркаймер мог легко определить, что, хотя диктатура могла быть хороша для общества в целом, она уж никак не могла быть хороша для отдельных людей — если бы, конечно, не нашлось бы какого-то способа гарантировать их гражданские права. Но в таком случае речь бы уже не шла о полной диктатуре. Это означало бы, что общество движется к какой-то иной форме правления.
— Пожалуй, планета Канарк близка к тому, о чем ты думаешь, — сообщил Геркаймер и вывел на экран изображение.
Магнус нахмурился, разглядывая крестьян в поношенных шляпах и полинялых синих рубахах. Они брели по желтому полю и пели, в такт размахивая серпами.
— Диаметр планеты на восемь процентов больше диаметра Терры, — оповестил хозяина Геркаймер, — но гравитация составляет девяносто восемь процентов от терранской. Вероятно, это связано с меньшим процентным содержанием тяжелых металлов в ее ядре. Период обращения вокруг оси составляет двадцать два часа и сорок минут по терранскому стандарту. Наклон оси — девять градусов, расстояние от солнца — одна целая, пять сотых астрономических единиц.
— Значит, там немного холоднее, чем на Терре?
— Да, и полярные шапки больше, как и площадь материков. Тем не менее недостатка в воде не ощущается, и такие растения, как кукуруза, овес, ячмень и пшеница, произрастают весьма успешно.
— Видимо, их завезли туда древние колонисты.
— Отчеты о колонизации подтверждают это предположение, — согласился Геркаймер. — Экономика пока сельскохозяйственная, но промышленная база растет.
— Стало быть, большая часть населения — крестьяне?
— Да. Йомены. Восемьдесят процентов владеют гектаром-двумя земли. Остальные двадцать составляют примерно в равной пропорции купцы и сельскохозяйственные рабочие, трудящиеся на крупных землевладельцев.
— Которые, естественно, представляют собой правительство.
— Верно. Правительство имеет пирамидальную структуру. Более мелкими землевладельцами управляют более крупные. Десяток самых богатых людей в каждом из суверенных государств являют собой верховную власть. По части юриспруденции у них полное взаимопонимание, но между тем каждый из них в своих землях представляет и законодательную, и исполнительную власть. Землевладение и титулы передаются по наследству.
— Аристократия, и притом довольно авторитарная, — нахмурился Магнус. — Давай теперь посмотрим, как живут эти благородные господа.
Картина на экране изменилась. Вместо работающих на поле крестьян появился интерьер большой округлой комнаты с деревянными панелями, большими окнами, сквозь которые проникал солнечный свет. В камине горел огонь. По комнате передвигалось с полдесятка человек. Магнус еще сильнее сдвинул брови.
— Одеты все неплохо, но небогато. А где же правители?
— Герцог стоит возле камина. Остальные — члены его семейства.
Магнус вытаращил глаза.
— Не сказал бы, что они шикарно выглядят. Да и комната не слишком-то роскошно обставлена? Я бы даже сказал — по-спартански. А теперь покажи мне жилище йомена.
На экране возникло весьма схожее с предыдущим жилище, вот только потолок тут был существенно ниже — обитатели дома в количестве восьми человек чуть ли не упирались в него головами. Трое, судя по всему, были подростками, двое — среднего возраста, и еще трое — совсем дети. Окна здесь поменьше, чем в доме герцога, а стены вместо обоев украшены гирляндами из веток каких-то вечнозеленых растений.
Магнус вздернул брови.
— Похоже, в плане состоятельности здесь все почти равны. Есть ли свидетельства угнетения?
— Только в области уголовных наказаний, которые включают наказание за политическую деятельность. Это не слишком богатая планета.
— Но при этом большинство ее жителей жизнью довольны. — Магнус покачал головой. — Я мало на что способен, чтобы сделать их богаче, да и в любом случае они производят впечатление счастливых людей. Так что, если я мог бы что сделать, так только ухудшить их жизнь. Ты мне лучше покажи людей, которые изнывают под властью более сурового режима.
Экран опустел, и Геркаймер снова сопроводил поиск информации звуком перебираемых карточек. Магнус ждал, чувствуя странное волнение. Аристократы, несомненно, прежде всего действовали в собственных интересах, но между тем они, похоже, понимали, что их процветание зависит от благосостояния других людей и что их власть покоится на удовлетворенности иоменов своим житьем. Магнус на самом деле не видел причин вмешиваться. Он не сомневался в том, что людская власть должна предназначаться для людей — вот только он не был так уж уверен в том, кто должен стоять у руля этой самой власти. В данном случае аристократы справлялись с этим так, что все, похоже, довольны — что-то в этом было неправильное.
— Андория, — сообщил Геркаймер, и на экране возникла группа людей, одетых более чем скромно — в одни только набедренные повязки. Склонившись в три погибели, они жали серпами пшеницу.
— От геофизических подробностей можешь воздержаться.
Магнус наклонился ближе к экрану, чувствуя, как учащенно забилось сердце. Картинка в смысле угнетения одного класса другим выглядела более многообещающе, но когда он присмотрелся повнимательнее, то обнаружил, что все крестьяне, как на подбор, неплохо упитаны. Эти тоже пели за работой, и песня была веселая.
— Начни с правительства! — нетерпеливо поторопил робота Магнус.
— Правительство представляет собой абсолютную монархию, — ответствовал Геркаймер, — с оттенком теократии, поскольку монарх является богокоролем.
— Богокоролем? — нахмурился Магнус. — Это разве неолит?
— Бронзовый век, однако некоторые понятия здесь носят усложненный характер, чему, видимо, способствовали первые колонисты, чья терраноподобная культура развалилась из-за отсутствия высокоразвитой техники, с помощью которой можно было бы сохранить инфраструктуру. Вся земля здесь является собственностью короля и управляется его вельможами, под началом у каждого из которых находится около сотни бейлифов.
— Как они избираются?
— Отбор кандидатов осуществляется посредством испытаний, но окончательный выбор делает король.
— Гражданская служба!
— Да, но большей частью наследуемая. Король склонен назначать на ответственные посты потомков одних и тех же семейств, из поколения в поколение, век за веком. Новая кровь вливается в жилы системы государственной службы только в тех случаях, когда в одном из таких семейств не рождается наследника мужского пола, либо тогда, когда продолжатель рода почему-либо избирает другую профессию — становится священником или поступает в армию.
— Значит, здесь имеется регулярная армия?
— Да, но она королевская, и только королевская. Офицерский состав — это в основном выходцы из аристократических родов, однако офицерами могут стать и выдвиженцы из простонародья. Как на гражданской службе, так и в армии «пришлые» составляют примерно двенадцать процентов.
— Значит, некая вертикальная подвижность все-таки существует, — заключил Магнус и поджал губы. — Судя по тому, что король склонен держать под ружьем регулярную армию, я готов предположить, что основная задача гражданских чиновников состоит в сборе средств и ресурсов, необходимых для обеспечения самого короля и его семейства.
— Нет, хотя эта функция выполняется, судя по всему, неплохо. — Геркаймер вывел на экран изображение каменного дворца с роскошным декором и мраморным, отполированным до зеркального блеска полом. Выстроившиеся в две шеренги до пояса обнаженные воины с копьями стояли по обе стороны от золоченого трона на высоком помосте, на котором восседал высокий мужчина в мантии, расшитой золотом и драгоценными камнями. — Богокороль требует от своих вельмож заботы о благосостоянии народа. Да, они собирают каждую лишнюю унцию зерна в королевские житницы, но из этих житниц людей кормят, а одевают в одежду из хлопка и льна, сотканных королевскими ткачами.
— Стало быть, все продумано до мелочей, и у народа все отбирается, но только для того, чтобы затем снабдить его всем необходимым, — задумчиво проговорил Магнус.
— Верно. В итоге только пятнадцать процентов дохода тратится на поддержание роскоши короля и его чиновников.
— Да и роскошью-то это не назовешь, — проворчал Магнус. — Не сказал бы, что и тут пахнет угнетением. Ничего повеселее не найдется?
— Сейчас поищем, — отозвался Геркаймер, и под звук перебираемых карточек на экране возникли танцующие цветные точки. Магнус нервно и устало откинулся на спинку кресла, но довольно скоро мысленно одернул себя: с какой стати он так расстроился, обнаружив две планеты, которые ни капельки не нуждались в его помощи?
Но ведь у него не было другой цели в жизни. Его родные вполне могли сами позаботиться о себе, и родная планета Магнуса, Грамарий, без него преспокойно обошлась бы. От мысли о том, чтобы влюбиться, жениться и произвести на свет потомство он уже давно отказался. Ему был всего двадцать один год, однако он уже располагал кое-каким печальным опытом по части дам и влюбленностей. Некая часть этого опыта была очень даже печальна, а хорошего Магнус вообще не мог вспомнить. А куда еще было богатому молодому человеку девать время? Ну, не то чтобы такому уж богатому, но все-таки у него был собственный звездолет (преподнесенный в подарок родственниками, которые таковым презентом как бы извинились за свое богатство), и он мог сделать денег сколько нужно, когда в этом возникала необходимость. Именно сделать, поскольку Магнус был волшебником. Ну, то есть не в буквальном смысле волшебником, поскольку никаких чудес он творить не умел, но зато он был необычайно одарен по части телепатии, телекинеза и прочих проявлений экстрасенсорной перцепции. Безусловно, он бы мог посвятить свою жизнь сколачиванию столь же огромного состояния, как у его родни, но это казалось ему бессмысленным при том, что ему было положительно не на кого тратить деньги, как только на самого себя, и к тому же представлялось не слишком честным способом употребления талантов, которыми он был наделен от природы. Краткий опыт службы в АБОРТе и уход из этой организации придали Магнусу ощущение глубокого удовлетворения тем, что он помогал угнетенным классам обретать свободу — и притом только тем, кто воистину нуждался в свободе. Он жаждал вновь испытать это чувство, пусть даже через посредство борьбы и страданий, которые вели к нему. В глубине души он гадал, уж не верит ли в то, что заслуживает страданий.
— Моя задача в значительной степени облегчилась бы, — сказал Геркаймер, — если бы ты позволил мне учитывать и те планеты, на которых уже осуществляются проекты АБОРТа.
Магнус покачал головой.
— Зачем тратить время и силы, когда кто-то уже трудится на благо их освобождения? — Помимо всего прочего, он не желал вступать в конфликт с организацией отца. На последней планете, где он понял для себя, что агенты АБОРТа поступают неправильно — вернее говоря, что они пытаются достичь верной цели неверными средствами, — там все было иначе. Там он ощутил необходимость выступить и защитить ни в чем не повинных людей, которыми агенты АБОРТа были готовы пожертвовать. Но чтобы намеренно отправиться на планету, где уже трудились сотрудники этой организации, с твердым намерением пустить насмарку их работу — нет, это было совсем другое дело. — Нет. — Магнус покачал головой. — Нет смысла делать двойную работу.
— Как пожелаешь, — произнес Геркаймер обреченным тоном, из-за чего Магнус пожалел о тех старых добрых временах, когда роботы еще не умели имитировать эмоции. — Твой следующий шанс — планета под названием Петрарка.
На экране возникла пасторальная картина — широкая, залитая солнцем равнина и стены средневекового города. По дороге к городским воротам катились повозки.
Магнус нахмурился, не заметив положительно ни одного тяжко угнетаемого.
— Судя по всему, заброшенная колония, — сказал он.
Собственно говоря, а чем еще могла быть эта планета?
«Не обязательно», — мысленно поправил себя Магнус. Несколько терранских колоний в свое время были настолько хорошо спланированы, и им так повезло, что они успели заложить основы промышленного производства до того, как Терра отказала им в снабжении во времена существования Пролетарской Изолированной Социалистической Коммуны. Однако без торговли с Террой — большинство колоний, регрессировали, а некоторые скатились к полному варварству на уровне каменного века. Правда, чаще всего регресс останавливался на грани средневековья, а общественный строй, по причине утраты электронных средств связи между материками, устанавливался в виде той или иной формы феодализма. Похоже, Петрарка пребывала в более или менее сносном состоянии.
— Петрарка обращается вокруг звезды типа G на расстоянии одной и одной третьей астрономической единицы от нее, — сообщил Геркаймер, но Магнус поспешно вмешался, предотвратив продолжение лекции:
— Избавь меня от геофизики, пожалуйста. Лучше сразу скажи, есть ли здесь какая-нибудь политическая проблема, требующая нашего вмешательства?
— Я так полагаю, ты хотел сказать — диверсии?
У Магнуса мелькнула было мысль: не перекодировать ли голос робота так, чтобы он звучал подобно голоску доброй тетушки?
— А что, есть резон?
— Еще какой, — заверил его Геркаймер. — Когда Терра отказала Петрарке в поддержке, цивилизация здесь, можно сказать, рухнула. Инфраструктуру невозможно было сохранить без электронной техники, и в результате на всех материках воцарилась полная анархия. Люди в деревнях дрались друг с другом за скудную еду и остатки топлива. Деревни воевали между собой, появились военные вожди и стали драться друг с другом за власть.
Магнус побледнел. Он хорошо знал, что значит такой поворот событий для отдельных простых людей.
— Но это было пятьсот лет назад! Наверняка они успели уйти вперед!
— Но не на двух из пяти континентов, — с сожалением проговорил Геркаймер. — Здесь же существует с десяток раздробленных игрушечных королевств, которые непрерывно воюют друг с другом.
А когда воюют друг с другом игрушечные королевства, сражаются и умирают крестьяне. Либо, если не умеют быстро бегать и хорошо прятаться, могут погибнуть только из-за того, что случайно окажутся на поле боя.

Волшебник-Бродяга - 3. Волшебник не в своем уме - Сташеф Кристофер => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Волшебник-Бродяга - 3. Волшебник не в своем уме на этом сайте нельзя.