А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Саймак Клиффорд Дональд

Дурак В Поход Собрался


 

На этой странице выложена электронная книга Дурак В Поход Собрался автора, которого зовут Саймак Клиффорд Дональд. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Дурак В Поход Собрался или читать онлайн книгу Саймак Клиффорд Дональд - Дурак В Поход Собрался без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Дурак В Поход Собрался равен 11.75 KB

Дурак В Поход Собрался - Саймак Клиффорд Дональд => скачать бесплатно электронную книгу


Дурак в поход собрался
Clifford D. Simak. Idiot's Crusade
__________________________________________

пер. Д.Жуков

Долгое время я был деревенским дурачком, но теперь я уже не дурак,
хотя меня до них пор обзывают болваном, а то и почине.
Я теперь гений! Но об этом я никому не скажу. Ни за что. Если узнают,
станут остерегаться.
Никто не догадывается и не догадается. Я все так же шаркаю ногами,
мой взгляд все так же пуст, и речь бессвязна, как и прежде. Порой нелегко
бывает помнить, что надо непременно шаркать, смотреть бессмысленным
взглядом и бормотать чепуху, а иногда, наоборот, с большим трудом
удерживаешься, чтобы не переиграть. Главное - не вызвать подозрений!
Все началось в то утро, когда я пошел на рыбалку.
За завтраком я сказал маме, что собираюсь порыбачить, и она не
возражала. Она знает, что я люблю ловить рыбу. Когда я рыбачу, со мной не
случается никаких неприятностей.
- Сходи, Джим, - сказала она. - Хорошо бы отведать рыбки.
- Я знаю, где ее ловить, - сказал я. - В яме, что сразу за домом Алфа
Адамса.
- Сынок, не затевай ты ссоры с Алфом, - предупредила меня мама. -
Если ты невзлюбил его...
- Он надул меня. Заставил работать больше чем положено, а сам ничего
не заплатил мне за это. Да еще смеется.
Не надо было мне говорить этого. Мама очень расстраивается, когда
слышит, что надо мной смеются.
- Ну и пусть, не обращай внимания, - ласково сказала она. - Вспомни,
что говорил проповедник Мартин в прошлое воскресенье. Он сказал...
- Я помню, что он сказал, но все равно не люблю, когда надо мной
смеются. Я не позволю смеяться надо мной.
- Ладно, - с грустью согласилась мама. - Не позволяй.
Я доедал завтрак и думал о том, что проповедник Мартин мастак
говорить о смирении и покорности. Но я-то знаю, что он за человек, знаю и
про его дела с органисткой Дженни Смит.
После завтрака я пошел в сарай за удочкой, а Баунс прибежал помогать
мне. После мамы Баунс мой лучший друг. Конечно, он не умеет разговаривать
со мной по-настоящему, но он и не смеется надо мной.
Копая червей, я спросил его, не хочет ли он отправиться со мной на
рыбалку. Я видел, что ему очень хочется, и пошел в дом напротив
предупредить миссис Лоусон, что Баунс пойдет со мной: Баунс ведь
принадлежал ей, хотя почти все время проводил со мной.
Так мы и пошли: я с удочкой впереди, а Баунс следом, словно я был
важной персоной. Но Баунс все равно гордился тем, что нас видят вместе.
Путь наш лежал мимо банка, и через большое окно я увидел банкира
Пэттона, сидевшего за письменным столом. Вот у кого был важный вид! Да он
и в самом деле был самой важной персоной в Мэплтоне. Я убавил шаг, чтобы
вволю насладиться своей ненавистью к нему.
Мы с мамой не жили бы в этой старой развалюхе, где живем сейчас, если
бы после смерти папы банкир Пэттон не лишил нас права выкупа закладной на
наш дом.
Мы миновали усадьбу Алфа Адамса, у которого была лучшая ферма в
городе, и о нем я тоже подумал с ненавистью, но не с такой, как о банкире
Пэттоне. Адаме мне насолил поменьше - заставил работать больше положенного
и не заплатил за это.
Алф был рослый хвастливый человек и, кажется, неплохой фермер. Во
всяком случае, ферма приносила доход. У него был большой новый коровник, и
только он мог решиться выкрасить коровник не в красный цвет, как красят
все коровники, а в белый с красной полосой. Ну разве бывают коровники в
полоску?
Сразу за домом Алфа мы с Баунсом свернули с дороги и пошли через луг
к речке, туда, где яма...
На другом конце луга вместе с остальным стадом пасся бык-медалист,
принадлежавший Алфу. Увидев нас, он пошел в нашу сторону - не потому, что
был зол и собирался напасть на нас, а просто для порядка, на случай, если
кто-нибудь вздумает сразиться с ним. Я не боялся его, потому что
подружился с ним в то лето, когда работал у Алфа. Я, бывало, баловал его,
чесал за ушами. Алф сказал, что я сумасшедший дурак, когда-нибудь бык
прикончит меня.
- Никогда не доверяй быку, - говорил Алф.
Подойдя поближе и узнав, кто перед ним, бык решил, что мы ничего
дурного ему не сделаем, и вернулся к стаду.
Мы подошли к яме, и я стал удить, а Баунс поскакал вверх по речке на
разведку. Я вытащил несколько рыб, но не очень больших. Клев был плохой, и
мне стало неинтересно. Я люблю ловить рыбу, когда хорошо ловится.
Тогда я стал фантазировать. А что, если взять какое-нибудь маленькое
поле... скажем, в сто квадратных футов... и хорошенько рассмотреть эту
землю - сколько в ней можно найти разных растений!.. Я посмотрел на землю
рядом с тем местом, где сидел, и увидел... обыкновенную луговую траву,
несколько одуванчиков, листья щавеля, две фиалки и еще не распустившийся
лютик.
Но что это? Вглядываясь в одуванчик, я вдруг заметил, что вижу весь
цветок, а не только ту его часть, что растет над землей!
Не знаю, стал ли я видеть сквозь землю в то самое мгновение, когда
засмотрелся на одуванчик, или немного раньше. Но так или иначе, я увидел,
как уходит в землю стержневой корень одуванчика, как от него отходят
маленькие мохнатые корешки, увидел, где сидят вообще все корни, как они
берут воду и минеральные соли из земли, как откладываются запасы
питательных веществ в корне и как одуванчик при помощи солнца делает их
годными для усвоения. Странное дело, я ведь никогда не знал ничего этого
прежде!
Я посмотрел на другие растения и увидел их точно так же - целиком. И
я подумал: может, с моими глазами что-то случилось и теперь я буду видеть
не только поверхность вещи, но и то, что у нее внутри? Тогда я попробовал
увидеть все как прежде, и у меня это получилось. Потом мне снова
захотелось увидеть корень одуванчика, и я увидел.
Я сидел и думал: почему никогда раньше я не мог так видеть, а теперь
могу? Тем временем мне захотелось узнать, что делается на дне ямы... И мне
стало видно все как на ладони. Я мог теперь заглядывать в любой омут, где
прячутся такие рыбины, каких в нашей речке еще никто не ловил.
Я ясно увидел, что возле моего крючка нет ни одной рыбешки, и стал
передвигать его, пока он не очутился перед самым носом большущей рыбины.
Но рыба, казалось, не замечала червяка. Может, она была сыта и просто
лежала, шевеля плавниками и жабрами.
Я подвел крючок так близко, что он задел рыбу по носу, но она и на
это не обратила ни малейшего внимания.
Тогда я заставил рыбу проголодаться.
Не спрашивайте меня, как я это сделал. Я не смогу объяснить. Просто я
решил, что знаю, как выкинуть эту штуку. Заставил, значит, я рыбу
проголодаться, и она накинулась на наживку, как Баунс на кость.
Рыба утянула поплавок под воду, я подсек ее и выдернул из воды. Сняв
рыбину с крючка, я провернул сквозь ее жабры и рот веревку, на которой уже
было нанизано штук пять рыбешек, пойманных раньше.
Потом я выбрал еще одну большую рыбину, подвел к ней крючок и
заставил ее проголодаться.
За полтора часа я выловил всех больших рыб. Оставалась разная мелочь,
но возиться с ней мне было уже ни к чему. На веревке почти не было места,
и, когда я взял ее и пошел, конец связки волочился по земле. Мне пришлось
перекинуть ее через плечо, и от рыбы рубашка сразу же стала мокрой.
Я позвал Баунса, и мы двинулись в город.
Всякий, кто попадался мне навстречу, останавливался и расспрашивал,
где я поймал рыбу, на что ловил, осталась ли там еще рыба, или я вытащил
всю. Когда я говорил, что выловил всю, люди хохотали до упаду.
Только было собрался я свернуть с главной улицы к дому, как из
парикмахерской вышел банкир Пэттон. От него чудесно пахло всеми
одеколонами, которыми парикмахер Джейк опрыскивает своих клиентов.
Увидев меня с рыбой, банкир остановился. Он посмотрел на меня, на
рыбу и потер свои жирные руки.
Потом заговорил со мной как с маленьким:
- А ну, Джимми, говори, где ты взял всю эту рыбу?
Он сказал это таким тоном, будто рыба не моя или будто я ловил ее
каким-нибудь запрещенным способом.
- В яме за домом Алфа, - ответил я.
И вдруг само собой получилось так, что я увидел его внутренности -
точно так же, как корни одуванчика под землей. Желудок, кишки и еще
что-то, наверное, печень, а надо всем этим в какой-то рыхло-розовой массе
- пульсирующий ком, в котором я узнал сердце.
Я вытянул вперед руки... не руки, конечно, потому что в одной руке я
держал удочку, а в другой рыбу, но у меня было такое ощущение, будто я
протянул их, схватил его сердце и сильно сжал.
Банкир открыл рот, охнул и обмяк, как будто из него ушла вся сила, и
мне пришлось отскочить в сторону, чтобы он не свалился прямо на меня.
Он упал и больше не вставал.
Из своей парикмахерской выбежал Джейк.
- Что с ним? - спросил он меня.
- Взял и упал, - ответил я.
Джейк посмотрел на банкира:
- Это сердечный приступ. Уж я-то знаю. Бегу за доктором.
Он побежал по улице к дому врача Мейсона, а со всех сторон стали
сбегаться люди.
Я узнал Бена с сыроварни, Майка из клуба и двух фермеров, приехавших
за покупками.
Выбравшись из толпы, я пошел домой. Мама увидела рыбу и обрадовалась.
- Вот вкусно-то будет! - сказала она. - Как тебе удалось наловить так
много, Джим?
- Клев был хороший, - пробормотал я.
- Так не теряй же времени, начинай чистить. Немного мы съедим сейчас,
несколько штук я отнесу проповеднику Мартину, а остальное посолю и положу
в погреб. Там она продержится еще не один день.
Тут прибежала миссис Лоусон, что живет напротив, и рассказала маме о
том, что случилось с банкиром Пэттоном.
- Он как раз разговаривал с Джимом, - заметила она.
- Почему же ты молчал, Джим? - спросила меня мама.
- Не успел сказать, - ответил я. - Я показывал тебе рыбу.
Мама и миссис Лоусон заговорили, перебивая друг друга, о банкире, а я
пошел в сарай чистить рыбу. Баунс сидел со мной рядом и наблюдал. Я готов
поклясться, что он был доволен не меньше меня. Будто и в самом деле
помогал мне ловить рыбу.
- Хороший выдался денек, Баунс, - сказал я, и Баунс согласился со
мной. Он вспомнил, как носился вдоль речки и дразнил лягушку, вспомнил,
как приятно пахнет земля, если ее хорошенько обнюхать.
Я вовсе не хочу убедить вас, что Баунс заговорил со мной. Но у него
был такой вид, будто он и в самом деле умеет говорить.
Люди все смеются надо мной, отпускают шуточки и стараются поддеть
меня, потому что я деревенский дурачок. Но когда-нибудь этот дурачок
покажет им всем! Они бы до смерти испугались, если бы с ними, например,
заговорила собака. Просто я подумал, как было бы хорошо, если бы Баунс
заговорил и мне не надо было бы угадывать, что он хотел сказать. Ничего
удивительного я в этом не увидел бы, потому что всегда считал, что Баунс
смышленый пес, и стоит ему только захотеть, как он начнет говорить.
Так мы и болтали с Баунсом, пока я чистил рыбу. Когда я вышел из
сарая, миссис Лоусон уже ушла домой, а мама на кухне готовила сковородку
для рыбы.
- Джим, ты... - сказала она и запнулась. - Джим, ты ведь никакого
отношения не имеешь к тому, что случилось с банкиром Пэттоном, правда? Ты
не толкнул его, не ударил?
- Даже пальцем до него не дотронулся, - сказал я, и это была сущая
правда. Я и в самом деле не коснулся его рукой.
Днем я работал на огороде. Мама иногда помогает кому-нибудь по
хозяйству и зарабатывает немного, но если бы не огород, нам бы на это не
прожить! Прежде зарабатывал и я, но после ссоры с Алфом из-за того, что он
не заплатил мне, она не разрешает мне работать. Она говорит, что я и так
ей помогало, копаясь в огороде и добывая время от времени немного рыбы.
В огороде я нашел еще одно применение моему новому умению видеть. В
капусте были черви - я их всех видел сквозь капустные листья и давил, как
раздавил сердце банкира Пэттона. Обнаружив белесые пятнышки на кустах
помидоров, я решил, что это какой-то вредитель. Они были такие маленькие,
что сначала я их не заметил. Поэтому я их увеличил своим новым зрением,
внимательно разглядел и заставил исчезнуть. Я не давил их, как червей, а
просто сделал так, чтобы они пропали.
Интересно работать на огороде, когда можешь заглядывать в земно и
видеть, как прорастают семена пастернака и редиса, убивать вредителей,
узнавать, хороша ли земля и все ли в порядке.
На обед мы ели рыбу, на ужин - тоже рыбу. А после ужина я пошел
прогуляться.
Сам не знаю, как я очутился у дома банкира Пэттона, и, проходя мимо,
почувствовал, что в доме этом горе.
Не входя в дом, я позволил горю войти в меня. Наверно, стоя снаружи,
я мог бы совершенно легко увидеть сквозь стены, что делается в любом доме
нашей деревни, но тогда я этого еще не знал. Я почувствовал горе в доме
Пэттона только потому, что оно было глубокое и сильное.
Старшая дочь банкира была у себя в комнате наверху, и я почувствовал,
что она плачет. Вторая дочь сидела с матерью в гостиной. Ни та ни другая
не плакали, но у обеих был убитый вид. В доме были еще какие-то люди, но
они не очень-то печалились. Вероятно, соседи пришли посидеть.
Мне стало жаль всех троих и захотелось помочь им. Ведь не их вина,
что банкир Пэттон был таким плохим человеком.
И вдруг мне показалось, что я могу им помочь, и я начал с той дочери,
что сидела наверху в своей комнате. Я мысленно приблизился к ней и стал
внушать ей светлые мысли. Начало было не из легких, но очень скоро я
освоился, и утешить ее не составило большого труда. Потом я утешил двух
других и, довольный, пошел дальше.
Я прислушивался к тем домам, мимо которых проходил. Почти везде жили
счастливые или, во всяком случае, довольные люди, хотя попалось и
несколько печальных. Машинально я задумывался о них и давал им счастье. Я
вовсе не думал, что мне надо делать добро каким-то определенным людям. По
правде говоря, я даже не помню, какие дома сделал счастливыми. Просто я
подумал, что раз я могу делать это, надо делать.
Когда я вернулся, мама еще не ложилась, ждала меня. Она была немного
встревожена: она всегда тревожится, когда я надолго исчезаю.
Я пошел в свою комнату, лег в постель, но долго не мог заснуть: все
думал, как могло случиться, что я оказался способным на все эти штуки, и
как неожиданно проявились эти способности. Наконец я заснул.
Умывшись и позавтракав, я вышел на улицу и увидел, что Баунс ждет
меня. Он сказал, что хочет погонять кроликов, и я согласился пойти с ним.
Раз теперь мы можем разговаривать, вдвоем нам ловить кроликов будет
сподручнее. Взобравшись на пень, или на груду камней, или даже на дерево,
я высматриваю кролика и кричу Баунсу, куда он бежит, а Баунс мчится ему
наперерез.
Мы пошли по дороге, ведущей к дому Алфа, потом свернули на луг и
направились к поляне на склоне холма, что на той стороне речки.
Когда мы свернули с дороги, я оглянулся и снова подумал о том, как
ненавижу Алфа. И вдруг мне пришла в голову мысль. Я не знал, смогу ли
осуществить ее, но мне она понравилась. Я решил попробовать.
Я перевел взгляд на коровник Алфа, мысленно прошел сквозь стены и
очутился посреди сеновала. Кругом было сено, но, как вы помните, сам я в
это время стоял на лугу рядом с Баунсом, с которым мы пошли гонять
кроликов.
Мне хотелось бы объяснить, что я сделал потом и как я это сделал, да
только мне самому непонятно, откуда у меня взялось все это... Словом,
знание химических реакций или как их там называют... Что-то сделалось с
сеном, что-то с кислородом, и в сеновале зажегся огонь. Увидев, что огонь
занялся хорошо, я убрался оттуда и снова очутился рядом с Баунсом. Потом
мы перешли речку и стали подниматься по склону холма.
Я все оглядывался, думая, что огонь не разгонится, как вдруг из-под
крыши сеновала потянулась тоненькая струйка дыма.
К тому времени мы уже вышли на поляну, я сел на пень и увидел, что
огонь разгорелся вовсю и теперь уже ничто не может спасти коровник. С
шумом рвалось пламя, густой столб дыма подымался на небо.
Возвращаясь домой, я зашел в лавку. Алф был там, но для человека, у
которого только что сгорел коровник, у него был слишком довольный вид.
Очень скоро я понял, почему он такой довольный.
- Я застраховал коровник, - сказал он хозяину магазина Берту Джонсу,
- застраховал до последнего гвоздика. Коровник был слишком велик, мне
такой не нужен. Когда я строил его, то рассчитывал, что стадо будет
побольше.
Берт хихикнул:
- Нагрел ты руки на пожаре, Алф!
- Такого везения у меня еще не бывало. Я построю новый коровник, да
еще деньжата останутся.
Мне было досадно, что все так вышло, но я не терял надежды
расквитаться с Алфом.
После полдника я пошел на луг Алфа и отыскал быка. Он обрадовался
мне, хотя и рыл землю копытом и громко ревел - хотел себя показать.

Дурак В Поход Собрался - Саймак Клиффорд Дональд => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Дурак В Поход Собрался на этом сайте нельзя.