Похлёбкин Вильям Васильевич - Соя - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этой странице выложена электронная книга Ступеньки автора, которого зовут Носов Николай Николаевич. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Ступеньки или читать онлайн книгу Носов Николай Николаевич - Ступеньки без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Ступеньки равен 1.19 MB

Ступеньки - Носов Николай Николаевич => скачать бесплатно электронную книгу




Николай Носов
СТУПЕНЬКИ
Леденец

Мама уходила из дому и сказала Мише:
– Я ухожу, Мишенька, а ты веди себя хорошо. Не шали без меня и ничего не трогай. За это подарю тебе большой красный леденец.
Мама ушла. Миша сначала вёл себя хорошо: не шалил и ничего не трогал. Потом он только подставил к буфету стул, залез на него и открыл у буфета дверцы. Стоит и смотрит в буфет, а сам думает:
«Я ведь ничего не трогаю, только смотрю».
А в буфете стояла сахарница. Он взял её и поставил на стол.
«Я только посмотрю, а ничего трогать не буду», – думает.
Открыл крышку, видит – там что-то красное сверху.
– Э, – говорит Миша, – да это ведь леденец! Наверно, как раз тот самый, который мне обещала мама.
Он запустил в сахарницу руку и вытащил леденец.
– Ого, – говорит, – большущий! И сладкий, должно быть.
Миша лизнул его и думает:
«Пососу немножко и положу обратно».

И стал сосать. Пососёт, пососёт и посмотрит, много ли ещё осталось. И всё ему кажется – много. Наконец леденец стал совсем маленький, со спичку. Тогда Мишенька положил его обратно в сахарницу. Стоит, пальцы облизывает, смотрит на леденец, а сам думает:
«Съем я его совсем. Всё равно мне мама отдаст. Ведь я хорошо себя веду, не шалю и ничего такого не делаю».
Миша достал леденец, сунул в рот, а сахарницу хотел на место поставить. Взял её, а она прилипла к рукам – и бух на пол. Разбилась на две половинки. Сахар рассыпался.
Мишенька испугался:
«Что теперь мама скажет?»
Взял он две половинки и прислонил друг к дружке. Они ничего, держатся. Даже незаметно, что сахарница разбита. Он сложил сахар обратно, накрыл крышкой и осторожно поставил в буфет.
Наконец мама приходит:
– Ну, как ты себя вёл?
– Хорошо.
– Вот умница! Получай леденец.
Мама открыла буфет, взяла сахарницу… Ах!.. Сахарница развалилась, сахар посыпался на пол.
– Что ж это такое? Кто сахарницу разбил?
– Это не я. Это она сама…
– Ах, сама разбилась! Ну, это понятно. А леденец-то куда девался?
– Леденец… Леденец… Я его съел. Я себя вёл хорошо, ну и съел его. Вот…

Затейники


Мы с Валей затейники. Мы всегда затеваем какие-нибудь игры.
Один раз мы читали сказку «Три поросёнка». А потом стали играть. Сначала мы бегали по комнате, прыгали и кричали:
– Нам не страшен серый волк!
Потом мама ушла в магазин, а Валя сказала:
– Давай, Петя, сделаем себе домик, как у тех поросят, что в сказке.
Мы стащили с кровати одеяло и завесили им стол. Вот и получился дом. Мы залезли в него, а там темно-темно!
Валя говорит:
– Вот и хорошо, что у нас свой дом! Мы всегда будем здесь жить и никого к себе не пустим, а если серый волк придёт, мы его прогоним.
Я говорю:
– Жалко, что у нас в домике нет окон, очень темно!
– Ничего, – говорит Валя. – У поросят ведь домики бывают без окон.
Я спрашиваю:
– А ты меня видишь?
– Нет. А ты меня?
– И я, – говорю, – нет. Я даже себя не вижу.

Вдруг меня кто-то как схватит за ногу! Я как закричу! Выскочил из-под стола, а Валя за мной.
– Чего ты? – спрашивает.
– Меня, – говорю, – кто-то схватил за ногу. Может быть, серый волк?
Валя испугалась и бегом из комнаты. Я – за ней. Выбежали в коридор и дверь захлопнули.
– Давай, – говорю, – дверь держать, чтобы он не открыл.
Держали мы дверь, держали. Валя и говорит:
– Может быть, там никого нет? Я говорю:
– А кто же тогда меня за ногу трогал?
– Это я, – говорит Валя, – я хотела узнать, где ты.
– Чего же ты раньше не сказала?
– Я, – говорит, – испугалась. Ты меня испугал.
Открыли мы дверь. В комнате никого нет. А к столу подойти всё-таки боимся: вдруг из-под него серый волк вылезет!
Я говорю:
– Пойди сними одеяло.
А Валя говорит:
– Нет, ты пойди!
Я говорю:
– Там же никого нет.
– А может быть, есть!
Я подкрался на цыпочках к столу, дёрнул за край одеяла и бегом к двери. Одеяло упало, а под столом никого нет. Мы обрадовались. Хотели починить домик, только Валя говорит:
– Вдруг опять кто-нибудь за ногу схватит!
Так и не стали больше в «три поросёнка» играть.
Замазка

Однажды стекольщик замазывал на зиму рамы, а Костя и Шурик стояли рядом и смотрели. Когда стекольщик ушёл, они отковыряли от окон замазку и стали лепить из неё зверей. Только звери у них не получились. Тогда Костя слепил змею и говорит Шурику:
– Посмотри, что у меня получилось.
Шурик посмотрел и говорит:
– Ливерная колбаса.
Костя обиделся и спрятал замазку в карман. Потом они пошли в кино. Шурик всё беспокоился и спрашивал:
– Где замазка?
А Костя отвечал:
– Вот она, в кармане. Не съем я её!
В кино они взяли билеты и купили два мятных пряника. Вдруг зазвонил звонок. Костя бросился занимать место, а Шурик где-то застрял. Вот Костя занял два места. На одно сел сам, а на другое положил замазку. Вдруг пришёл незнакомый гражданин и сел на замазку.
Костя говорит:
– Это место занято, здесь Шурик сидит.
– Какой такой Шурик? Здесь я сижу, – сказал гражданин.
Тут прибежал Шурик и сел рядом с другой стороны.
– Где замазка? – спрашивает.
– Тише! – прошептал Костя и покосился на гражданина.
– Кто это? – спрашивает Шурик.
– Не знаю.
– Чего ж ты его боишься?
– Он на замазке сидит.
– Зачем же ты отдал ему?
– Я не давал, а он сел.
– Так забери!
Тут погас свет и началось кино.
– Дяденька, – сказал Костя, – отдайте замазку.
– Какую замазку?
– Которую мы из окна выковыряли.
– Из окна выковыряли?
– Ну да. Отдайте, дядя!
– Да я ведь не брал у вас!
– Мы знаем, что не брали. Вы сидите на ней.
– Сижу?!
– Ну да.
Гражданин подскочил на стуле.
– Чего ж ты раньше молчал, негодный?
– Так я ведь говорил вам, что место занято.
– Когда же ты говорил? Когда я сел уже!
– Откуда же я знал, что вы сядете?
Гражданин встал и принялся шарить на стуле.
– Ну, где же ваша замазка, злодеи? – проворчал он.
– Постойте, вот она! – сказал Костя.
– Где?
– Вот, на стуле размазалась. Мы сейчас счистим.
– Счищайте скорей, негодные! – кипятился гражданин.
– Садитесь! – кричали на них сзади.
– Не могу, – оправдывался гражданин. – У меня тут замазка.

Наконец ребята соскоблили замазку.
– Ну, теперь хорошо, – сказали они. – Садитесь.
Гражданин сел.
Стало тихо.
Костя уже хотел смотреть кино, но тут послышался шёпот Шурика:
– Ты уже съел свой пряник?
– Нет ещё. А ты?
– Я тоже нет. Давай есть.
– Давай.
Послышалось чавканье. Костя вдруг плюнул и прохрипел:
– Послушай, у тебя пряник вкусный?
– Угу.
– А у меня невкусный. Мягкий какой-то. Наверное, растаял в кармане.
– А замазка где?
– Замазка вот, в кармане… Только постой! Это не замазка, а пряник. Тьфу! В темноте перепутал, понимаешь, замазку и пряник. Тьфу! То-то я гляжу, что она невкусная!
Костя со злости швырнул замазку на пол.
– Зачем же ты её бросил? – спросил Шурик.
– А на что мне она?
– Тебе не нужна, а мне нужна, – проворчал Шурик и полез под стул искать замазку. – Где же она? – сердился он. – Вот ищи теперь.
– Сейчас я найду, – сказал Костя и тоже исчез под стулом.
– Ай! – послышалось вдруг откуда-то снизу. – Дядя, пустите!
– Кто это там?
– Это я.
– Кто – я?
– Я, Костя. Пустите меня!
– Да я ведь не держу тебя.
– Вы мне на руку наступили!
– Чего ж ты полез под стул?
– Я замазку ищу.
Костя пролез под стулом и встретился с Шуриком нос к носу.
– Кто это? – испугался он.
– Это я, Шурик.
– А это я, Костя.
– Нашёл?
– Ничего не нашёл.
– И я не нашёл.
– Давай лучше кино смотреть, а то все пугаются, в лицо ногами тыкают, думают – собака.
Костя и Шурик пролезли под стульями и уселись на свои места.
Перед ними на экране мелькнула надпись: «Конец». Публика бросилась к выходу. Ребята вышли на улицу.
– Что это за кино мы смотрели? – говорил Костя. – Я что-то ничего не разобрал.
– А я, думаешь, разобрал? – ответил Шурик. – Какая-то чепуха на постном масле. Показывают же такие картины!

Ступеньки

Однажды Петя возвращался из детского сада. В этот день он научился считать до десяти. Дошёл он до своего дома, а его младшая сестра Валя уже дожидается у ворот.
– А я уже считать умею! – похвастался Петя. – В детском саду научился. Вот смотри, как я сейчас все ступеньки на лестнице сосчитаю.
Стали они подниматься по лестнице, а Петя громко ступеньки считает:
– Одна, две, три, четыре, пять…
– Ну, чего ж ты остановился? – спрашивает Валя.
– Погоди, я забыл, какая дальше ступенька. Я сейчас вспомню.
– Ну вспоминай, – говорит Валя.
Стояли они на лестнице, стояли. Петя говорит:
– Нет, я так не могу вспомнить. Ну-ка, лучше начнём сначала.
Сошли они с лестницы вниз. Стали снова вверх подниматься.
– Одна, – говорит Петя, – две, три, четыре, пять… И снова остановился.

– Опять забыл? – спрашивает Валя.
– Забыл! Как же это! Только что помнил и вдруг забыл! Ну-ка, ещё попробуем.
Снова спустились с лестницы, и Петя начал сначала:
– Одна, две, три, четыре, пять…
– Может быть, двадцать пять? – спрашивает Валя.
– Да нет! Только думать мешаешь! Вот видишь, из-за тебя забыл! Придётся опять сначала.
– Не хочу я сначала! – говорит Валя. – Что это такое? То вверх, то вниз, то вверх, то вниз! У меня уже ножки болят.
– Не хочешь – не надо, – ответил Петя. – А я не пойду дальше, пока не вспомню.
Валя пошла домой и говорит маме:
– Мама, там Петя на лестнице ступеньки считает: одна, две, три, четыре, пять, а дальше не помнит.
– А дальше шесть, – сказала мама.
Валя побежала обратно к лестнице, а Петя всё ступеньки считает:
– Одна, две, три, четыре, пять…
– Шесть! – шепчет Валя. – Шесть! Шесть!
– Шесть! – обрадовался Петя и пошёл дальше. – Семь, восемь, девять, десять.
Хорошо, что лестница кончилась, а то бы он так и не дошёл до дому, потому что научился только до десяти считать.

Заплатка

У Бобки были замечательные штаны: зелёные, вернее сказать, защитного цвета. Бобка их очень любил и всегда хвастался:
– Смотрите, ребята, какие у меня штаны. Солдатские!
Все ребята, конечно, завидовали. Ни у кого больше таких зелёных штанов не было.

Однажды Бобка полез через забор, зацепился за гвоздь и порвал эти замечательные штаны. От досады он чуть не заплакал, пошёл поскорее домой и стал просить маму зашить.
Мама рассердилась:
– Ты будешь по заборам лазить, штаны рвать, а я зашивать должна?
– Я больше не буду! Зашей, мама!
– Сам зашей.
– Так я ведь не умею!
– Сумел порвать, сумей и зашить.
– Ну, я так буду ходить, – проворчал Бобка и пошёл во двор.
Ребята увидели, что у него на штанах дырка, и стали смеяться.
– Какой же ты солдат, – говорят, – если у тебя штаны порваны?
А Бобка оправдывается:
– Я просил маму зашить, а она не хочет.
– Разве солдатам мамы штаны зашивают? – говорят ребята. – Солдат сам должен уметь всё делать: и заплатку поставить и пуговицу пришить.
Бобке стало стыдно.
Пошёл он домой, попросил у мамы иголку, нитку и лоскуток зелёной материи. Из материи он вырезал заплатку величиной с огурец и начал пришивать её к штанам.
Дело это было нелёгкое. К тому же Бобка очень спешил и колол себе пальцы иголкой.
– Чего ты колешься? Ах ты, противная! – говорил Бобка иголке и старался схватить её за самый кончик, так, чтобы не уколоться.
Наконец заплатка была пришита. Она торчала на штанах, словно сушёный гриб, а материя вокруг сморщилась так, что одна штанина даже стала короче.
– Ну, куда же это годится? – ворчал Бобка, разглядывая штаны. – Ещё хуже, чем было! Придётся наново перешивать.
Он взял ножик и отпорол заплатку. Потом расправил её, приложил снова к штанам, хорошенько обвёл вокруг заплатки чернильным карандашом и стал пришивать её снова. Теперь он шил не спеша, аккуратно и всё время следил, чтобы заплатка не вылезала за черту.
Он долго возился, сопел и кряхтел, зато, когда всё сделал, на заплатку было любо взглянуть. Она была пришита ровно, гладко и так крепко, что не отодрать и зубами.

Наконец Бобка надел штаны и вышел во двор. Ребята окружили его.
– Вот молодец! – говорили они. – А заплатка, смотрите, карандашом обведена. Сразу видно, что сам пришивал.
А Бобка вертелся во все стороны, чтобы всем было видно, и говорил:
– Эх, мне бы ещё пуговицы научиться пришивать, да жаль, ни одна не оторвалась! Ну ничего. Когда-нибудь оторвётся – обязательно сам пришью.

Огурцы

Один раз Павлик взял с собой Котьку на реку ловить рыбу. Но в этот день им не повезло: рыба совсем не клевала. Зато когда шли обратно, они забрались в колхозный огород и набрали полные карманы огурцов. Колхозный сторож заметил их и засвистел в свисток. Они от него бежать. По дороге домой Павлик подумал, как бы ему дома не досталось за то, что он лазит по чужим огородам. И он отдал свои огурцы Котьке. Котька пришёл домой радостный:
– Мама, я тебе огурцов принёс!
Мама посмотрела, а у него полные карманы огурцов, и за пазухой огурцы лежат, и в руках ещё два больших огурца.
– Где ты их взял? – говорит мама.
– На огороде.
– На каком огороде?
– Там, у реки, на колхозном.
– Кто ж тебе позволил?
– Никто, я сам нарвал.
– Значит, украл?

– Нет, не украл, а так просто… Павлик брал, а мне нельзя, что ли? Ну, я и взял.
Котька начал вынимать огурцы из карманов.
– Постой, постой! Не выгружай! – говорит мама.
– Почему?
– Сейчас же неси их обратно!
– Куда ж я их понесу? Они на грядке росли, а я сорвал. Всё равно они теперь уже расти не будут.
– Ничего, отнесёшь и положишь на той же грядке, где сорвал.
– Ну, я их выброшу.
– Нет, не выбросишь! Ты их не садил, не растил, не имеешь права и выбрасывать.
Котька стал плакать:
– Там сторож. Он нам свистел, а мы убежали.
– Вот видишь, что делаете! А если б он поймал вас?
– Он не догнал бы. Он уже старенький дедушка.
– Ну как тебе не стыдно! – говорит мама. – Ведь дедушка за эти огурцы отвечает. Узнают, что огурцы пропали, скажут, что дедушка виноват. Хорошо будет?
Мама стала совать огурцы обратно Котьке в карман. Котька плакал и кричал:
– Не пойду я! У дедушки ружьё. Он выстрелит и убьёт меня.
– И пусть убьёт! Пусть лучше у меня совсем не будет сына, чем будет сын вор!
– Ну, пойдём со мной, мамочка! На дворе темно. Я боюсь.
– А брать не боялся?
Мама дала Котьке в руки два огурца, которые не поместились в карманах, и вывела его за дверь.
– Или неси огурцы, или совсем уходи из дому, ты мне не сын!
Котька повернулся и медленно-медленно пошёл по улице.
Уже было совсем темно.

«Брошу их тут, в канаву, а скажу, что отнёс, – решил Котька и стал оглядываться вокруг. – Нет, отнесу: ещё кто-нибудь увидит, и дедушке из-за меня попадёт».
Он шёл по улице и плакал. Ему было страшно.
«Павлику хорошо! – думал Котька. – Он мне свои огурцы отдал, а сам дома сидит. Ему небось не страшно».
Вышел Котька из деревни и пошёл полем. Вокруг не было ни души. От страха он не помнил, как добрался до огорода. Остановился возле шалаша, стоит и плачет всё громче и громче. Сторож услышал и подошёл к нему.
– Ты чего плачешь? – спрашивает.
– Дедушка, я принёс огурцы обратно.
– Какие огурцы?
– А которые мы с Павликом нарвали. Мама сказала, чтоб я отнёс обратно.
– Вот оно какое дело! – удивился сторож. – Это, значит, я вам свистел, а вы всё-таки огурцы-то стащили. Нехорошо!
– Павлик брал, и я взял. Он мне и свои огурцы отдал.
– А ты на Павлика не смотри, сам понимать должен. Ну, больше не делай так. Давай огурцы и иди домой.
Котька вытащил огурцы и положил их на грядку.
– Ну, все, что ли? – спросил старик.
– Нет… одного не хватает, – ответил Котька и снова заплакал.
– Почему не хватает, где же он?
– Дедушка, я один огурец съел. Что теперь будет?
– Ну что ж будет? Ничего не будет. Съел, ну и съел. На здоровье.
– А вам, дедушка, ничего не будет за то, что огурец пропал?
– Ишь ты какое дело! – усмехнулся дедушка. – Нет, за один огурец ничего не будет. Вот если б ты не принёс остальных, тогда да, а так нет.

Котька побежал домой. Потом вдруг остановился и закричал издали:
– Дедушка, дедушка!
– Ну что ещё?
– А этот вот огурец, что я съел, как будет считаться – украл я его или нет?
– Гм! – сказал дед. – Вот ещё какая задача! Ну чего там, пусть не украл.
– А как же?
– Ну, считай, что я тебе подарил его.
– Спасибо, дедушка! Я пойду.
– Иди, иди, сынок.
Котька во весь дух помчался по полю, через овраг, по мостику через ручей и, уже не спеша, пошёл по деревне домой. На душе у него было радостно.

На горке

Целый день ребята трудились – строили снежную горку во дворе. Сгребали лопатами снег и сваливали его под стенку сарая в кучу. Только к обеду горка была готова. Ребята полили её водой и побежали домой обедать.
– Вот пообедаем, – говорили они, – а горка пока замёрзнет. А после обеда мы придём с санками и будем кататься.

А Котька Чижов из шестой квартиры хитрый какой! Он горку не строил. Сидит дома да смотрит в окно, как другие трудятся. Ему ребята кричат, чтоб шёл горку строить, а он только руками за окном разводит да головой мотает, – как будто нельзя ему. А когда ребята ушли, он быстро оделся, нацепил коньки и выскочил во двор. Чирк коньками по снегу, чирк! И кататься-то как следует не умеет! Подъехал к горке.
– О, – говорит, – хорошая горка получилась! Сейчас скачусь.
Только полез на горку – бух носом!
– Ого! – говорит. – Скользкая!

Поднялся и снова – бух! Раз десять падал. Никак на горку взобраться не может.
«Что делать?» – думает.
Думал, думал – и придумал:
«Вот сейчас песочком посыплю и заберусь на неё».
Схватил он фанерку и покатил к дворницкой. Там – ящик с песком. Он и стал из ящика песок на горку таскать. Посыпает впереди себя, а сам лезет всё выше и выше, взобрался на самый верх.
– Вот теперь, – говорит, – скачусь! Оттолкнулся ногой и снова – бух носом! Коньки-то по песку не едут! Лежит Котька на животе и говорит:
– Как же теперь по песку кататься?

Ступеньки - Носов Николай Николаевич => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Ступеньки на этом сайте нельзя.
 Хернади Дюла http://litkafe.ru/writer/2228/hernadi_dyula