А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я, как могла, старалась поменьше общаться с гостями. Как, черт возьми, Холли Голайтли удавалось находить в этом удовольствие? Звонок внизу звонил не переставая, но наверх никто не поднимался (я тогда не знала, что в середине вечера замок заело). Мне казалось, что с минуты на минуту придет еще сотня человек, а когда этого не произошло, я вылезла на пожарную лестницу, чтобы посмотреть, кто внизу может, они позвонили и убежали.
– Стой, Элинор! – услышала я крик одного из гостей. – Не делай этого! Не прыгай!
На секунду я почувствовала себя на вершине успеха. Выползая в своей зеленой пижаме из окна на пожарную лестницу, я, конечно же, выглядела блистательной хозяйкой.
Теперь оставалось только, чтобы в дверь позвонил мужчина, который бы меня действительно интересовал. Тогда вечер, безусловно, удался бы. Но я не ждала никого, кто бы мне хоть мало-мальски нравился.
Наконец звонок таки раздался, и я слетела с пожарной лестницы. Это был Ян, причем с чемоданом. Я залпом допила свое вино.
– Привет, – сказал он. – Как дела?
– Нормально, – сказала я. – Проходи. Надеюсь, ты не собираешься ко мне переехать. Здесь и так повернуться негде. – Меня сбил с толку чемодан.
– Не волнуйся, – сказал Ян. – Просто как раз сегодня моя подружка меня выгнала. Я решил заглянуть к тебе, а уж потом пойду в гостиницу.
– Выпей вина, – предложила я и повела его в комнату, где в позе испанской махи, отдыхающей на коробках из-под мыла, возлежала Эми. На самом деле возлежала она на футоне Футон – японское ватное одеяло или тюфяк., который обычно служил мне и кроватью, и креслом. Я достала фотоаппарат, чтобы сделать несколько компрометирующих снимков. А потом взглянула на часы. Не то чтобы мне было совсем тошно, просто я не могла дождаться, когда все это закончится и я смогу наконец расслабиться. Мне осточертело веселиться. Веселье дается мне с трудом, оно меня травмирует. В некотором смысле гораздо веселее обходиться без него. По мне, веселиться – то же самое, что нервничать. Я подумала, что, пожалуй, предпочла бы в одиночестве предаваться депрессии.
Тем временем появились Марк и Борегар, причем пришли они явно вместе.
– Привет, ребята, – сказала я. – А где Тина и Бетой? – Я полагала, что они приведут с собой жен.
– Ох, – сказал Марк, вытащил сигарету и пошел искать зажигалку.
– Мы не знали, что надо приходить с женами, – сказал Борегар и со смущенным видом направился к столу взять что-нибудь закусить. Наверное, он зацепился за ножку стола, с размаху на него навалился, и стол рухнул. Недопитое вино в пластиковых стаканчиках и остатки сыра полетели на пол. Сразу трое бросились все убирать.
– Господи! Извини, – сказал Борегар.
Ян поднял стол, залез под него и все подкрутил как надо. Я взглянула на него с интересом.
– Не беспокойся, – сказала я. – Не думаю, что этот стол предназначался для практического использования. Он был всего лишь платоновской идеей.
Все курили, но – странная вещь-ни у кого не было спичек. Кажется, все вокруг было усеяно пустыми спичечными коробками. Но пока кто-то один курил, другой мог прикурить у него. У холодильника меня поймал Тед.
– Как ты считаешь, Элинор, – спросил он, – дети рождаются такими, какие они есть, или родители все же могут влиять на формирование личности? – У Теда восьмилетний сын, который далеко пойдет. Он уже организовал рок-группу, и они записали какой-то хит.
– Не знаю, – сказала я, пытаясь улизнуть. – Я на днях была в Сохо и видела женщину с огромным шимпанзе, одетым в костюм и ботинки. Странно, правда?
– Я видел в Воге фотографии твоих украшений, – сказал Тед.
– Прошу прощения, – сказала я и заперлась в ванной. Когда я вышла, оказалось, что почти все вино кончилось, и у меня, наконец, появился шанс избавиться от гостей. Удивительная вещь: каждый из мужчин решил, что я пригласила его потому, что в него влюблена, хотя на самом деле все было совсем не так. И каждый целовал меня на прощание и говорил, чтобы я не волновалась – он скоро мне позвонит.
– А ты познакомился с моей подругой Эми? – спрашивала я.
Я решила, что все разошлись, но Марк с Борегаром и Ян сидели на диване и приканчивали двухлитровую бутылку вина, которую они припрятали. Поняв, что уходить они не собираются, я легла на футон и протянула свой стакан, чтоб и мне налили.
– Боже мой! – сказала я, обхватив голову руками. – Напомните мне, чтобы я больше ничего подобного не устраивала.
Они сидели – ни дать, ни взять герои из Трех бездельников Три бездельника – телевизионный комедийный сериал. – и ждали, что я буду делать дальше.
– Мне было б легче, если бы у меня был парень, – сказала я, – с которым можно было бы разделить ответственность. Я начинаю думать, что уже никогда никого не встречу.
– Позволь мне кое-что тебе сказать, – пробормотал Борегар заплетающимся языком. – Зачем по пустякам впадать в отчаяние?
– Позволь мне кое-что тебе сказать, – заявила я. – Я и при Стасе постоянно впадала в отчаяние. Я вообще считаю, что жизнь есть акт отчаяния. – Борегар озадаченно посмотрел на меня.
– Она терпеть не может оценочных суждений, – сказал Ян.
– Спасибо, – сказала я. Несколько минут все молчали. Кассета закончилась, и в комнате воцарилась тишина. – Что ж, – сказала я наконец, слава богу, все позади.
– А что, собственно, у тебя было на уме, Элинор? – спросил Марк.
– Это была просто вечеринка, – сказала я. – А куда ты дел Тину?
– Я сказал ей, что не хочу, чтобы она сюда шла, – ответил Марк. Он успел здорово накачаться. – Сказал, что мне необходимо иногда выходить без нее. – Интересно, а почему в таком случае он проводит столько времени с Борегаром? Значит, не независимости ищет, просто с ней не хочет быть.
– Наверное, я скучаю по Стасу, – сказала я. – Я делала сегодня что-нибудь ужасное?
– Ничего плохого ты не делала, – сказал Борегар.
– Не больше, чем остальные, – сказал Марк.
Я была пьяна и чертовски устала.
– Сама знаю, – сказала я. – Знаю и все равно непрерывно терзаюсь.
– Никогда из отношений с другим человеком не получается того, что ожидаешь, – сказал Ян.
– Значит, это невозможно, – сказала я.
Борегар потянулся за сигаретой.
– Черт, все время забываю, что нет спичек, – сказал он. – Послушайте, а может, я попробую прикурить от плиты?
– Она не работает, – ответила я и вспомнила, что, когда была маленькой, родители учили меня пользоваться электроприборами – не совать пальцы в розетку, не включать ничего мокрыми руками. Они наверняка упустили что-то важное.
– Плита не работает? – переспросил Борегар.
– Завтра придется звонить в Кон Эд, – сказала я. Марк налил нам еще вина.

1 2 3