А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я...- невольный вздох, - просто завидую вам. Как завидуют все отцы своим детям, у которых еще есть все возможности совершать их ошибки безнаказанно. Я завидую вашей молодости, вашему жизнелюбию, вашей свободе, конечно. Мой поводок уже давно приковал меня.
- Но вы все же сопротивляетесь ему, - сказала девушка.
- Стараюсь, - я улыбнулся. - По мере сил. А иначе нельзя.
- Можно, - она покачала головой.
- Нет, - я догадался. - А иначе... разве стал бы он ждать вас весь вчерашний день.
- Значит... значит, я его еще плохо знаю.
- Наверное.
Девушка убрала коробочку с перстеньком, которую до сей поры держала в руках и вышла из кафе. Я последовал за ней. Проводил до автомобиля - она пожала мне руку на прощание, прежде чем скрыться в тонированной полутьме салона - и долго смотрел вслед удаляющейся машине, не торопившейся скрыться за поворотом.
В тот же день девушка покинула наш городок. В гостинице, где, как мне удалось узнать, она останавливалась, мой вопрос вызвал лишь пожатие плеч: никто не знал дальнейшего пути следования их постоялицы, она не давала никаких распоряжений на этот счет; не знаю, может, оно и к лучшему.
С того дня прошло уже три месяца, но она по-прежнему колесит по свету. И не дает о себе знать, ни мне, ни антиквару, тому самому, что ждал ее как-то весь день. Вечером того памятного дня он все же зашел в кафе, перед самым закрытием: спрашивал девушку и словом не упомянул об оставленном ей подарке. Я коротко пересказал происшедший меж нами разговор, он молча слушал, изредка кивал, соглашаясь, и на прощание сказал, вроде бы спокойно, только глаза блеснули в полутьме помещения: "наверное, она права, что поступила именно так; я буду ждать ее здесь, если вы не возражаете". Я только кивнул в ответ на его просьбу.
Постепенно мы сошлись накоротке: антиквар каждый вечер неизменно заходит в кафе, выпивает чашечку кофе, рассказывает о работе, о своих аквариумных рыбках, и ни словом не упоминает девушку, ради которой он приходит сюда. Только глаза по-прежнему выдают мысли о ней.
За все эти три месяца он не изменил раз установленной привычке заходить в мое кафе и вряд ли изменит, насколько я могу судить о нем. Он ждет, будет ждать, сколько бы не потребовалось на то времени, и прошедшие месяцы для него малая толика терпеливого ожидания, первый шаг, за которым неизбежно последуют и другие, которые надо прожить - пройти этот путь в тысячу ри без остатка и увидеть знакомый автомобиль, подъехавший к столикам кафе, он почему-то уверен, что она непременно приедет сюда: "вы, должно быть, так хорошо с ней говорили тогда, она первым навестит именно вас", - и услышать знакомый голос задорно приветствующий притихший городок и его жителей... и его в том числе, означающий, что неутомимая путешественница, наконец, вернулась.
Когда он уходит, я еще долгое время не закрываю кафе, просто стою с ключами на пороге, словно чего-то жду и лишь затем, опомнившись, запираю дверь. И неторопливо возвращаюсь домой, вдыхая остывающий воздух жаркого летнего дня, частенько при этом припоминая тот единственный разговор с девушкой, вспоминаю так, словно он произошел несколько часов назад. И в такие минуты мне, как ни прискорбно, очень хочется, чтобы ее нескончаемое путешествие еще продолжалось.

1 2