А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этой странице выложена электронная книга Парит автора, которого зовут Берендеев Кирилл. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Парит или читать онлайн книгу Берендеев Кирилл - Парит без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Парит равен 8.03 KB

Парит - Берендеев Кирилл => скачать бесплатно электронную книгу



Берендеев Кирилл
Парит
Берендеев Кирилл
Парит
* * *
Парит. Солнце яростно светит в блеклом, сером небе, ослепляет; мучает жара и жажда. Поток автомобилей все не иссякает. Я смотрю на остановку до которой мне осталась еще половина улицы и снова вдаль, туда, откуда должен выползти автобус. И снова на остановку.
В небе издевательски зависли два едва заметных облачка, ближе к линии горизонта. Трудно поверить, чтобы они могли создать хоть какую-то тень. Затерявшиеся создания в огромной массе антициклона, месяц висящего над городом, придавившим и его и окрестности на несколько сотен километров вкруг к земле, задушившим непрекращающимся зноем.
Ни ветерка, мне в лицо бьет упругая смесь выхлопных газов, ядовитая, разом обжигающая легкие. Еще один ряд машин пролетел, еще, следом грузовик и поодаль, две легковушки. За ними вроде бы никого. Можно перебежать. Тот трейлер не слишком торопится. Я успею.
Успел. На остановке ни души. Кроме нее, конечно. Она сидит на выщербленной лавочке, от которой одна доска и осталась и смотрит себе под ноги. И все же, едва я подхожу, тотчас же поднимает глаза. Вымученно улыбается, освобождая место. Я сажусь рядом, чувствуя горячие волны, идущие от ее тела; наверняка нечто подобное ощущает и она. И еще чуть-чуть отодвигается.
- Жарко, - едва слышно произносит она, поворачивая ко мне лицо, посеребренное бисеринками пота. - Ты не видел, автобуса нет?
Я отрицательно качаю головой. Остановка, последней модели, кажется, не спасает ни от дождя ни от холода, ни от солнца, ровным счетом ни от чего. Сейчас она концентрирует в себе зной и угарные газы проносящихся автомобилей. Но встать и выйти из жалкой тени на солнце - наверняка еще хуже. Вокруг голое поле - ни дома ни деревца. Остановка брошена посреди пустого пространства пустыря, поросшего пожухшей пыльной травой.
- Ты давно здесь сидишь?
- Минут десять... наверное. Не взяла часы, - она показывает обнаженные до плеч руки - легкий зеленый сарафанчик прилип к разгоряченному телу.
- Куда-то спешишь?
- В институт, - я молчу, не зная, что спросить еще, и она, как бы извиняясь за свой успех, за мое поражение, добавляет. - Надо проштамповать зачетку.
Экзамены позади. Их пять, если я не ошибаюсь и еще два курсовых и семь зачетов. Обычное число, я не знаю, я верю на слово, так говорит она.
Она заметно устала. То ли он жары, то ли он завершившейся два дня назад сессии. Наверное, и от того, и от другого. Лицо похудело, под глаза набежали тени. Она измученно смотрит на меня, а в самой глубине глаз я вижу едва заметные искорки. Все позади, до сентября, можно ни о чем не думать, она на втором курсе.
Пот тяжелыми каплями выступает на лбу, над верхней губой, волосы липнут к лицу, она не смахивает их, лишь изредка тряхнет головой и тяжелые капли падают на асфальт.
Она проводит руками по губам, устало вздыхает и наконец спрашивает:
- А тебе куда? На работу?
- Нет, - разговор идет с трудом, наверное, из-за жары. Обычно меж нами всегда найдется тема для легкой беседы, но сегодня не тот день. Обещали тридцать, а когда я собрался выходить, уличный термометр зашкалил вовсе. Показывая сорок семь, он уперся в штырек и потому не мог продвинуться дальше. Но это на солнце.
Вообще-то мне надо заглянуть к знакомым в контору, они кое-что обещали для меня сделать. Но это не к спеху. Подождет. Я очень рад, что встретил ее здесь. Поездка откладывается, и лучше, чтобы автобус пришел через полчаса.
- Не против, если я тебя провожу?
- Нет, - она снова встряхивает головой, точно возражая самой себе, конечно нет. Напротив... - она хочет добавить, но слова отчего-то так и остаются невысказанными. За нее договаривают ее голубые глаза.
Автобус, наконец, подходит, но не тот номер, что ей нужен. Значит и не мой тоже. Когда двери пыльного "мерседеса" захлопываются, она неожиданно спрашивает:
- Ты правда никуда не спешишь?
- Специально спросила, когда автобус ушел?
Она улыбается и, не в силах сдержаться, смеется. Смех у нее заразительный, на несколько мгновений кажется, что и жара и смрад, мучившие нас куда-то исчезли, испарились.
- Если честно, то я специально все бросил. Ради ваших прекрасных глаз, - чересчур смело, но сейчас можно, ей нравится. - Ты сегодня как?
Она молча качает головой, затем произносит:
- Не получится.
- Почему?
Подходит автобус - зачуханный "лиазик" с незакрывающейся задней дверцей. В салоне общественного транспорта она обыкновенно молчит, как мало бы народу вокруг не находилось, даже если бы мы были одни. Мой вопрос повисает в воздухе. Я могу только догадываться о причинах отказа. Если она произнесет их вслух, они, вне сомнения, покажутся мне уважительными. И я так и так вынужден буду отступить. Впрочем, впереди все лето.
Она говорила мне недавно, что, по крайней мере, в июле останется дома, в городе. Значит.... Очень хочется надеется, что у нас будет еще не одна возможность для встречи, для разговора по телефону. Для того, что бы еще раз доказать ей, то что она и так уже тысячу раз слышала от меня, откровенно или в завуалированном виде. Доказать в очередной раз. Попытаться выиграть. У другого и у ее матери. Жаль, но она и в самом деле недолюбливает меня. После того, как я провалился на вступительных экзаменах, много больше, нежели в приснопамятные школьные времена. Тогда, в выпускном классе я еще мог частенько обнаруживаться родителями у нее дома; мы слушали классическую музыку - она обожает Вивальди и Грига, неравнодушна, впрочем и к Скрябину - и порой под строгим присмотром ее матери, но чаще без оного в ее рабочее время, в компании одного лишь ленивого черного кота Патрика.
Потом у нее появился другой. Не совсем потом, он был давно на примете у ее матери, живущий в соседнем доме интересный молодой человек с симпатичной родословной. Я бы мог назвать это логичным шагом, но кривить душой мне очень не хочется, сказать так я не могу. К тому же слабым утешением остается то, что ритм наших встреч после ее знакомства с молодым человеком с родословной практически не изменился. Выбор сделала ее мать. На руку сыграло и то, что осенью ее дочь отправилась в институт, а я - на поиски работы. От армии меня комиссовали, не совсем честно, положим, что тоже - в минус.
Мы ходили вместе с ней сдавать экзамены, так получилось, что попали в одну группу. Наверное, просто повезло. Она же была уверена, что это судьба. Она верила в судьбу и просила верить и меня. Тогда уже она не была еще знакома с другим, и надеялась и огорчалась и охотно разделяла мои надежды и огорчения. Она познакомилась с ним тем летом, уже в августе. Я видел их два-три раза вместе, гуляющими степенно в парке. Больно, конечно, но было в нем что-то, за что может зацепиться беспокойное девичье сердце. Этого я не мог отрицать.
- Давай выйдем сейчас, - она произносит эту фразу мне прямо в ухо, слова доносятся с ее горячим дыханием, - пройдем через черный ход.
- А вахта?
- Летом ее нет точно, я тебе говорила, что охранники появляются только осенью на месяц-другой, а потом, ближе к сессии исчезают.
Да, она говорила, я просто забыл. И еще хотел, чтобы она сказала.
- Как дела у тебя на работе, я забыла спросить?
Я пожимаю плечами.
- Помаленьку. Продаем-покупаем кое-что, - речь идет о крупногабаритной офисной технике, которую наш склад распространяет городу и миру. Сюда на должность завсклада меня устроил знакомый, еще один минус для ее матери.
- Все еще не накрыли? - она улыбается, но глаза серьезные. Если и это предприятие рухнет, а оно непременно рухнет, и так уже на ладан дышит....
- Пока бултыхаемся, держимся на плаву, - как, о том лучше умолчать.
Автобус открывает двери, мы сходим на такой же пустынной остановке. Где-то вдали, за буйно разросшейся растительностью, посушенной летним неистовым солнцем, угадываются приземистые здания института.
- Нам сюда, - она проходит по незаметной тропке вниз, врезается в кусты, на миг исчезает из глаз. Я знаю эту дорогу, я часто проходил по ней туда и обратно, просто потому, что она учится там.
В зарослях немного прохладнее, может, только кажется, но солнце не печет голову и это уже хорошо. Тропка вьется дальше, когда-то ее пытались выложить камнем, его осколки давно разбросанные по обеим сторонам еще встречаются на пути, открывая меж собой иссохшую потрескавшуюся землю. Мгновение - и заросли резко обрываются, являя нашим взглядам унылую железобетонную коробку спортзала. Когда-то, еще до поступления в институт мы гуляли тут по плацу, сидели на трибунах окружающих его, там, где еще сохранились каким-то чудом деревянные скамейки, сидели обнявшись, дожидаясь захода солнца.
Она оглядывает залитую солнцем асфальтированную площадку, оборачивается. Я киваю, в ответ на немой вопрос. Улыбаюсь невольно. Она берет меня под руку, и дальше мы идем уже вместе.
- Я так измучилась с этой сессией, - доверительно говорит она. Голова ее клонится к моей, волосы смешиваются. Я чувствую запах ее разгоряченного тела. Провожу ладонью по лицу - она мокрая от пота. - Так устала, просто сил никаких нет. Не верится даже, что все позади.
- А сколько впереди?
- Лучше не напоминай. Тогда, - она кивает в сторону трибун, - я и представить не могла, - и замолкает.
Тропинка, ведущая нас, внезапно прерывается рытвиной, заполненной водой - из канализационного люка течет ручеек чистой воды, петляя, пересекает нам путь.
Она останавливается, смотрит на меня, затем себе под ноги. Белые "лодочки" и светло-серые с зеленой прожилкой носочки. Она уже видит, что я уже принял решение, что оно мне приятно, но говорит, сконфуженно, едва слышно:
- Напрасно я вытащила нас здесь.
Я молча беру ее на руки. Почти невесомое тело, Господи, как давно я не держал ее в объятиях! Я чувствую ее легкое дыхание на моей щеке, руки обвивают мою шею, она прижимается ко мне. Я делаю первый шаг, стараясь не влететь теннисной туфлей в лужи.
Еще несколько шагов и я осторожно и неохотно опускаю ее на землю. Она благодарит; целует меня в щеку, проводит пальцем по ней, стирая следы помады, такой знакомый в недавнем жест.
- Обратно все равно пойдем так же, - говорю я, она молча соглашается, на этот раз на ее лице нет улыбки.
Мы спускаемся с холма ко входу в спортзал. Некогда стеклянные двери забиты железными листами, на уровне глаз висит измочаленный обрывок объявления, призывающего закрывать дверь за собой. Рядом еще один клочок: "куплю б/у компьютер в работающем состоянии". Все телефоны сорваны.
Она ведет меня дальше, мимо пустой кабинки вахты, дверей в раздевалку, зал аэробики по узкому коридору, стены которого покрыты потеками и плесенью. Слышно, как где-то капает вода. Здесь прохладно, и сюда не может добраться солнце - сквозь мутные от грязи стекла в разросшемся бурьяне видны какие-то металлические конструкции, наваленные в незапамятные времена возле коридора, соединяющего корпуса спортзала и ректората.
Мы поднимаемся по лестнице - коридор перехода проходит уже не по земле, а над дорогой, - здесь уже сухо и снова жарко. Дверь в административный корпус предстает перед нами, в первое мгновение мне кажется, что она закрыта, я помню, так было раньше, но нет. Она лишь притворена, мы проходим в само здание корпуса. Вновь поднимаемся и покидаем его по новому переходу в новый корпус, принадлежащий уже ее факультету.
Вновь поднимаемся, блуждая по коридорам, она молчит, и не выпускает мою руку, будто боясь, что, едва расцепившись, мы сможем потерять друг друга.
- Давно я здесь не был, - банальная фраза гулко звучит в пустоте института. Мы поднимаемся на новый этаж, сворачиваем в новый коридор. Хорошо, хоть прохладно.
- Да, не как на улице, - она отчего-то нервничает. - Вот мы и пришли. Подожди меня здесь.
Трижды стучит в дверь и, не получив никакого ответа, скрывается за ней. Оставшись наедине, я рассматриваю доску объявлений, устаревшее расписание занятий, и оттого наполовину сорванное, списки отчисленных за неуспеваемость с этого факультета с таких-то курсов, списки должников в библиотеку, расписание приема переэкзаменовок, и еще множество подобной информации. Не понимаю, почему меня щемит тоска. Я вздыхаю и пристраиваюсь на кособоком стуле напротив двери, что несколько минут назад поглотила ее.
Мимо проходит преподаватель, завидев меня, он интересуется, не к нему ли я пожаловал; мне остается только отрицательно покачать головой. Он заходит в соседний кабинет, открывая его своим ключом и оставляет дверь полуприкрытой.
Спустя еще какое-то время - я потерял счет минутам - с лестницы доносятся легкие шаги, миловидная девушка останавливается подле меня и спрашивает:
- Фальк у себя?
Мне становится смешно, как-то незаметно для себя я оказался втянутым в институтскую жизнь. Я киваю головой и говорю:
- Только что пришел, - и оказываюсь прав, девушка проходит к тому самому кабинету, в который зашел задавший мне вопрос преподаватель.
Наконец дверь, та дверь, нужная мне, раскрывается. Она выходит, привычно встряхивая головой и облегченно вздыхает. Все, дело сделано.
- Хорошо, зам декана оказался на месте, - она показывает зачетку, под главкой "второй семестр", исчерканной записями сданных зачетов слева и экзаменов справа красуется увесистый треугольник печати.
- Ну что, пойдем? - спрашивает она.
- Ты куда сейчас? - снова вопросом на вопрос. У нас всегда так. Она садится.
- Вообще-то домой, - и замолкает.
Некоторое время мы сидим в тишине полутемного коридорчика и не произносим ни слова.
- Ты никуда не торопишься? - это уже она у меня. И спросив, продолжает смотреть в стену.
- Совсем никуда. А что?
Она молчит.
- Я устала, - наконец, говорит она, возвращая у меня зачетку, которую я так и не смог рассмотреть. - Ужасно устала за эти дни. Еще такая жара.
- Да. Говорят надолго.
- Я не люблю жару.
- Я тоже.
Пауза. Она поворачивает ко мне голову. Я медленно говорю:
- Может, посидим в буфете? - она отрицательно качает головой:
- Все закрыто. Лето.
- Жаль. Могли бы отметить твой переход.
Она машет рукой, не давая мне договорить.. слишком скользкая тема. Мне кажется, она хотела бы слышать от меня другое местоимение.
- Лучше просто посидим. Очень уж жарко.
- Да. Жарко, - соглашаюсь я.
Она вздыхает и снова стряхивает с лица налипшие волосы. Я смотрю на нее, но не произношу не слова. Коридорчик снова мягко обволакивает тишина. Только негромкое шуршание голосов за соседней дверью доносится до нашего слуха. Она не обращает на это никакого внимания.
11-12.6.99


Парит - Берендеев Кирилл => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Парит на этом сайте нельзя.