А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Марстен Ричард

Исчезнувшие девушки


 

На этой странице выложена электронная книга Исчезнувшие девушки автора, которого зовут Марстен Ричард. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Исчезнувшие девушки или читать онлайн книгу Марстен Ричард - Исчезнувшие девушки без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Исчезнувшие девушки равен 101.16 KB

Исчезнувшие девушки - Марстен Ричард => скачать бесплатно электронную книгу



ИСЧЕЗНУВШИЕ ДЕВУШКИ


Обвинение: Вы клянетесь говорить правду, только правду и ничего,
кроме правды, да поможет вам Бог?
Свидетель: Клянусь.
О: Ваше имя?
С: Филип Колби.
О: Сколько вам лет, м-р Колби?
С: Двадцать четыре года.
О: Вы живете в этом штате?
С: Нет, сэр. Я живу в соседнем штате.
О: Что привело вас в этот штат?
С: Я приехал на каникулы, сэр.
О: Когда это было?
С: Мои каникулы начались в июне 3-го числа, в понедельник.
О: Род ваших занятий?
С: Я - детектив.
О: Частный детектив?
С: Нет, сэр. Я работаю в городской полиции. Как раз через реку. 23-й
полицейский округ.
О: Но в Сулливан Поинте вы были не по делам службы, не так ли?
С: Совершенно верно. Я поехал туда на каникулы.
О: Что заставило вас выбрать это место для отдыха?
С: Не я его выбирал, а Энн.
О: Энн?
С: Энн Графтон. Моя невеста.
О: Понятно. А когда вы остановили свой выбор на Сулливан Поинте,
могли вы предполагать, что вам придется заняться полицейской работой?
С: Ничего подобного мне и на ум не приходило. Я с нетерпением ждал
свои каникулы.
О: Но, тем не менее, вам пришлось заняться полицейской работой?
С: Да, сэр. Так сказать, неофициально.
О: А другие полицейские занимались этим делом наряду с вами?
С: Да, сэр. Детектив Тони Митчел. Он тоже работает в 23-м округе.
О: Расскажите, пожалуйста, суду в точности, что случилось.
С: С чего прикажете начать? Дело довольно запутанное и...
О: Начните с событий утра 3-го июня. С того дня, когда начались ваши
каникулы.
С: Ну...

1
Я заехал за Энн в девять часов.
Одну минуточку, наверное было уже около половины десятого. Она живет
с отцом, мать у них умерла. Ее отец был еще дома, когда я там появился.
Обычно он уходит на работу в половине девятого. Но, как я думаю, он
волновался из-за того, что Энн уезжает вместе со мной на каникулы. Не то,
что он мне не доверял или что-то в этом роде, но вы знаете, как отец
дрожит над своей дочерью, когда у нее нет матери. Мы вместе выпили кофе,
пока Энн заканчивала одеваться. Я думаю, что она копалась специально,
чтобы мы могли потолковать с ее отцом до нашего отъезда. Вообще-то она
очень пунктуальная, а мы договаривались выйти из дома в 9. Ну, и за чашкой
кофе м-р Графтон убедился, что у меня нет намерений продавать Энн в
рабство или каких-то других жутких планов, потом мы стали оживленно
обсуждать перспективы нашей бейсбольной команды, а через несколько минут
Энн вышла из комнаты. Она высокая девушка. Не великанша, конечно, но когда
у нее на ногах туфли на высоких каблуках, многие молодые люди начинают
чувствовать себя не слишком уверенно. Она была одета в легкое белое платье
с открытыми плечами и выглядела очень хорошенькой. Но, конечно, я -
человек предубежденный: я собираюсь в недалеком будущем на ней жениться.
Мне необходимо сообщить вам, как она выглядит и во что одета, потому что
это весьма важно для последующих событий. У нее черные волосы,
по-настоящему черные, без всякой рыжести, широко посаженные карие глаза и
великолепная фигура. Вы знаете множество высоких девушек, которые
выглядят, как телеграфные столбы. Энн не такая. Как я уже сказал, на ней
было белое льняное платье, плетеная соломенная сумка, а на ногах белые
босоножки. Она подошла и поцеловала отца, он обнял ее за плечи, повернулся
ко мне и сказал:
- Берегите ее, Фил.
- Непременно, - обещал я. После этого мы пожали друг другу руки и все
вместе вышли к машине. М-р Графтон тащил один из чемоданов Энн, а я
второй. На каникулы мы отправились на другой машине. У меня "плимут-47". А
у детектива из нашего отряда, Барри О'Хары, "шевроле-53" с откидным
верхом. Он посоветовал мне на ней отправиться в поездку. Позднее
выяснилось, что это было не так уж хорошо, но Барри не мог предвидеть, что
случится с нами, и предложил мне свою машину от чистого сердца.
Выехали мы около 10, наслаждаясь приятным бризом. Даже при желании мы
не могли бы выбрать более хорошего дня для поездки. Солнце сияло, но не
палило, и даже самые некрасивые домишки поражали своей зеленью и яркими
красками.
- Как тебе удалось успокоить папу? - поинтересовалась Энн, когда мы
отъехали.
- Я сказал ему, что собираюсь тебя изнасиловать, как только мы
переедем через мост.
- Ну и что он ответил?
- Он сказал, что ничего подобного не может произойти с таким
симпатичным малым.
- Я с ним согласна.
- Как тебе нравится машина?
- Очень. Со стороны О'Хары это было весьма любезно.
- Сэм Томпсон тоже предложил мне свою машину.
- Почему же ты ее не взял?
- Кому нужен потрепанный старый кадиллак?
- Неужели у него действительно кадиллак?
- На жалование копа?
- Все копы берут взятки, мне так говорили.
- Откуда такие сведения?
- У меня роман с копом.
- Это единственное, что мне не нравится в моих каникулах.
- То, что у меня роман с копом?
- Нет. Все те взятки, которые я не получу за это время.
Наверное мне надо объяснить, что мы постоянно шутили друг с другом.
Наверное, все это вам не очень-то интересно слушать, но чтобы иметь полную
картину о случившемся, я не стану ничего выпускать. Понимаете, история
настолько запутанная, что я уж лучше не буду ее изменять как-то. Мы
пересекли город, направляясь к мосту. В этот утренний час движение было
еще не слишком интенсивным, да мы и не спешили, предпочитая все
рассмотреть по дороге. На мосту мы задержались, наблюдая за тем, как
проплывал большой лайнер, выпуская клубы черного дыма. Мне думается, мы
поверили в то, что действительно отправились в путешествие уже после того,
как проехали мост и оказались в вашем штате. Энн потянулась к приемнику,
чтобы включить его, схватила меня за руку и воскликнула:
- Ох, Фил, как я счастлива!
- Прежде чем ты поглупеешь от счастья, - сказал я ей, - достань-ка
карту, и давай посмотрим, куда мы едем.
Она выудила карту из отделения для перчаток и принялась вслух мне
произносить номера дорог. Должен сознаться, что я не знаком с вашим
штатом. Один раз я сюда приезжал на свадьбу, но в то время мне было всего
13 лет и за рулем сидел отец. Зато Энн знала этот штат так же, как свой.
Ребенком она проводила много времени в горах, путешествуя с отцом.
Наверное, именно тогда она познакомилась с Сулливан Поинтом.
- Мы там будем где-то днем, - заявила она. - Фил, тебе там
понравится. Самое красивое место на свете. Огромные сосны, длинный мыс,
который вдается в озеро. Я надеюсь, ты плаваешь?
Усмехнувшись, я спросил:
- А это что за город?
- Сулливан Корнес. В нескольких милях от мыса. Маленький,
привлекательный своей стариной.
- Поблизости есть большие города?
- Дэвистаун.
- Никогда не слышал о таком.
- Большой город.
Она рассказала мне все о Дэвистауне, Сулливан Поинте и Сулливан
Корнесе, ее географического экскурса хватило как раз до ленча. Мы
остановились перед "Говард Джонсонс", неторопливо перекусили и снова
пустились в путь. Ехали без спешки, болтали, смеялись и я уже начал
чувствовать себя в отпуске, если вы знаете, что я имею в виду. Наконец
показались надписи, относящиеся к Дэвистауну, после них Сулливан Корнес:
10 миль, 5 миль, а затем появилась огромная надпись, сообщающая: "Вы
въезжаете на территорию Сулливан Корнес". Примерно через милю появился
первый городской полицейский. Заметила его Энн.
- Дорогой, - промурлыкала она, - мне не хочется тебя огорчать, но
любимцы закона у нас на хвосте.
Я взглянул в зеркальце заднего обзора и увидел синюю униформу и
мотоцикл. Полицейский ехал в сотне ярдов за нами, правее заднего крыла,
надеясь, что я так его не замечу.
- Мы идем на 40, - сказал я Энн. Затем свернул на обочину.
Полицейский поравнялся с нами и слез с мотоцикла. Он был высоким
мускулистым малым с красновато-коричневой физиономией. У него на носу были
солнцезащитные очки. Когда он слез с мотоцикла, он потянулся и зевнул,
после чего ленивой походкой подошел ко мне. Я оставался за рулем.
- Привет, - сказал он.
- Привет.
- Торопитесь?
- Нет.
- Нет? Максимальная скорость в этом штате 50 миль в час. Вы мчались
примерно со скоростью 65.
На мгновение я не поверил тому, что не ослышался. Я оторопело
взглянул на его улыбающуюся рожу и попытался заглянуть в его глаза,
скрытые затемненными стеклами.
- Вы шутите? - сказал я наконец.
- Я шучу?
И он полез за своим штрафным блокнотом.
- Я коп, - сказал я ему, - и я ехал со скоростью 40 миль.
- Вы ехали со скоростью 65, и мне наплевать, кто вы такой, хоть
судья. Дайте мне свою лицензию и регистрацию.
- Послушайте, офицер...
- Дайте мне свою лицензию и регистрацию! - повысил он голос.
Я сунул руку в бумажник, позаботившись о том, чтобы он увидел
детективный значок, прикрепленный к внутренней стороне его, и протянул ему
свои водительские права вместе с идентификационной полицейской картой и
еще одним документом.
- Нечего совать мне весь этот мусор, - рявкнул он, - мне нужна только
лицензия и регистрационное удостоверение.
- Весь этот мусор является частью лицензии, может быть, вы все же
взглянете на него?
Он взглянул:
- Итак, вы детектив 3-го класса! - выдавил он. - Ну и что же? В этом
штате мы никому не разрешаем превышать скорость... Даже детективам,
живущим через реку.
Он вернул мне карточки, развернул лицензию и спросил:
- Где регистрационное удостоверение?
Вплоть до этого момента у меня была надежда выпутаться из
недоразумения, прослушав небольшую лекцию о недопустимости превышать
скорость сотрудникам органов законности, чего я, кстати, не делал. Но
когда он заговорил о регистрационном удостоверении, я сообразил, что мы с
О'Харой на эту тему вообще не разговаривали. Ожидая самого скверного, я
раскрыл отделение для перчаток.
- Я одолжил эту машину, - сказал я, - надеюсь, что владелец держит
регистрационное удостоверение здесь.
- Вы одолжили машину, ха?
- Да. У другого детектива.
- Удостоверение там?
Я порылся среди всего того, что О'Хара держал в этом отделении.
Фонарик, карта Нью-Хэмпшира, брошюрка о туристских маршрутах по
автострадам страны, и в довершение ко всему револьвер 38 калибра.
- Что это такое? - спросил полицейский.
- А? - спросил я, прекрасно понимая, что его интересует не карта.
- У вас есть лицензия на тот револьвер?
- Я офицер полиции, - ответил я, - и вы прекрасно знаете, что мне не
нужна лицензия на...
- Чей это револьвер?
- Вероятно, О'Хары. Он владелец этой машины.
- Вы нашли регистрационное удостоверение?
- Нет.
- Вам лучше поехать со мной.
- Зачем?
- Откуда мне знать, что это не угнанная машина? Откуда мне знать, что
предъявленные вами документы не фальшивые?
- Я предъявил вам свой значок. Такие вещи в магазине не продаются!
- Вы могли его украсть... Следуйте за мной.
- Послушайте...
- Объясняться вы будете с судьей, - с насмешливой улыбкой заявил
полицейский, после чего он водрузился на свой мотоцикл, как будто мы
собирались на международные мотоциклетные соревнования.
- Проклятый идиот! - выругался я.
- Ты ехал на 40, - сказала Энн. - Я - твой свидетель.
- Конечно, но чьему слову поверит судья, моему или копа?
- Но, дорогой, ты же коп!
- И какого черта О'Хара не оставил мне регистрационное удостоверение?
Такое скудоумие...
- Наш приятель двинулся, - предупредила Энн.

2
Мировой судья был человек по имени Хенли. Он был высоким типом лет
пятидесяти с небольшим, его голову украшала грива великолепных
снежно-белых волос. У него были светло-голубые глаза и капризно изогнутые
губы. Закон он правил в бревенчатом коттедже в двухстах ярдах от главного
шоссе. Вне всякого сомнения, он здесь и жил, а когда мы там появились, то
он отнесся к нам так, как будто мы были приглашены на чашку чая.
- Входите, входите! - сказал он, а потом повернулся к полицейскому. -
Добрый день, Фред!
Фред стянул перчатки и снял очки, а затем прошел следом за нами в
коттедж. В одном конце комнаты был старинный очаг, вокруг которого Джордж
Вашингтон и его сподвижники согревались после холода и дождя.
Обстановка была предельно простой: длинный диван и несколько стульев,
пианино и картина Гранта Вуда. Хрустальный ларец для сигарет и пепельница
красовались на кофейном столике перед диваном.
- Судья Хенли, - сказал Фред, - на этот раз я привез вам интересного
визитера...
- Садитесь, - сказал судья, - чувствуйте себя с женой как дома.
- Мы не женаты, - сказала Энн, и сразу же все шутки моих приятелей по
нашему отделению по поводу Семейного Акта обрели вещественную значимость.
- Ох? - сказал Фред. Без темных очков его глаза выглядели серыми.
- Какое обвинение? - спросил Хенли, и его голос звучал резче, когда
он узнал, что мы с Энн не женаты.
- Превышение скорости, - сказал полицейский, - вождение машины без
регистрационного удостоверения. Представляется полицейским офицером.
Нарушение Семейного Акта...
- Помолчите минуточку, - возмутился я, - а то вы столько
наговорите...
- Что-то не так, сынок? - спросил судья.
- Практически все не так, - ответил я. - Вы бы лучше информировали
своего лихого мотоциклиста о последствиях ложного ареста.
Хенли хохотнул:
- Не нужно негодовать на Фреда. Он всего лишь выполняет свои
обязанности.
Хенли почесал голову:
- Превышение скорости, да?
- Я ехал со скоростью 40 миль в час, - сказал я.
- В зоне ограниченной скорости до 25 миль в час, - вставил Фред.
- Теперь вы это запели? А сначала уверяли меня, что я еду со
скоростью 65 миль, - обозлился я. - Предельная скорость...
- Не при проезде через Сулливан Корнес. При въезде в город имеется
специальный знак. 25 миль в час.
- Это вы сами признаете, - изрек судья. - Вы превысили скорость, это
десять долларов. Ну, а остальное?
- Я одолжил эту машину у моего приятеля. Он тоже детектив. Позвоните
ему в 23-й округ, он сразу же внесет ясность.
- Вы детектив? - спросил Хенли, брови у него слегка приподнялись.
- Он уверяет, что да, - снова заговорил Фред. - В отделении для
перчаток у него револьвер 38 калибра.
- А в моем кармане тоже 38, - заявил я. - Послушайте, позвоните
детектив-лейтенанту Фрэнку Деморра в моем отделе.
Я достал из бумажника карточку:
- Вот номер. Скажите ему, что вы задержали Фила Колби, одного из
детективов, по обвинению в превышении скорости. Спросите его, являюсь ли я
действительно офицером полиции и взял ли я на время машину у детектива
Барри О'Хара.
- Семейный Акт... - начал Фред.
- Семейный Акт ровным счетом ничего не стоит, пока вы не докажете
безнравственность моих поступков, - отрезал я. - Почему вы не наденете
снова черные очки... Они все же скрывают ваши грязные мысли.
- Послушайте... - загрохотал Фред, но Хенли остановил его, приподняв
руку.
- Как я считаю, мы должны позвонить по телефону, Фред, - сказал он.
Взяв у меня карточку, он подошел к телефону возле очага, перекинулся
несколькими любезностями, пока не перешел к делу. Ожидая ответа из 23-го
отделения, он посмотрел на меня и сказал:
- Я аннулировал обвинение.
Я кивнул головой, но ничего не сказал. Через несколько секунд Хенли
заговорил:
- Привет. Я хочу поговорить с лейтенантом Деморра, пожалуйста?
Выслушав ответ, он пояснил:
- Это судья из Сулливан Корнеса. Его сейчас нет на месте? Когда вы
его ожидаете? - После очередной паузы он продолжил:
- Мы задержали человека, который говорит, что он коп, работающий в
вашем отделении. Его имя Фил Колби. Что такое? А, конечно, конечно.
Прикрыв трубку ладонью, он повернулся ко мне:
- Он соединит меня с подразделением детективов.
Мы с Энн одновременно вздохнули.
- Привет! - произнес Хенли. - Это судья Оливер Хенли, Сулливан
Корнес. С кем я разговариваю? О, как поживаете, детектив Томпсон?
- Это Сэм Томпсон, - сказал я, - разрешите мне с ним поговорить.
- Одну секундочку, - сказал судья мне. - Детектив Томпсон, у нас
здесь находится молодой человек по имени Фил Колби, он говорит, что он
детектив. Что? Он детектив? Что ж, это хорошо. Он приехал на машине,
которую, как он уверяет, ему одолжили. То есть ему ее дали на время. Кто?
Не вы? В таком случае не могу ли я поговорить с человеком, который одолжил
ему эту машину... Его сейчас нет, да? А где он сейчас? Куда уехал? На
завод?

Исчезнувшие девушки - Марстен Ричард => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Исчезнувшие девушки на этом сайте нельзя.