Диксон Гордон Руперт - Дилбия - 1. Человек по почте (Посылка из космоса) - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Линн Грэхем

Крещение огнем


 

На этой странице выложена электронная книга Крещение огнем автора, которого зовут Линн Грэхем. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Крещение огнем или читать онлайн книгу Линн Грэхем - Крещение огнем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Крещение огнем равен 132.4 KB

Крещение огнем - Линн Грэхем => скачать бесплатно электронную книгу



Линн Грэхем
Крещение огнем
Линн Грэхем
Крещение огнем
ГЛАВА ПЕРВАЯ
- Честно говоря, я не большой любитель подобных вечеринок, - признался Гордон в лифте, пока они поднимались к Карен.
- Мы не надолго, - поторопилась успокоить его Сара. - Просто покажемся, и все.
Он мягко улыбнулся, глядя на нее сверху вниз проницательными серыми глазами.
- Я вовсе не против, - заверил он. - И буду рад познакомиться с Карен. Если она хоть чуточку похожа на тебя...
Сара рассмеялась.
- Нисколько. У нас вообще нет ничего общего!
- Но ведь вы дружите еще со школьной скамьи.
Он ошибался, но Сара не стала его разубеждать. В школе Карен и Сара находились на разных полюсах. Карен, общительная и шаловливая, была душой класса, в то время как Сара, тихая и углубленная в себя, предпочитала одиночество и никогда не сплетничала с одноклассницами. Прошлой осенью они вдруг случайно встретились после нескольких лет разлуки, и уже через десять минут Карен поняла, что Сара изменилась до неузнаваемости.
- Мне всегда казалось, что ты страшно напыщенная педантка и смотришь на всех свысока, - доверительно сообщила ей Карен спустя какое-то время после новой встречи. - Сейчас я думаю, что мы были просто маленькими завистливыми кошками. Ты выглядела слишком красивой и до неприличия хорошо воспитанной. И повзрослела намного быстрее нас. В этом, наверное, все дело. Мы же иногда бывали очень жестоки...
Странно - слушая ее, Сара едва не расплакалась. Карен вспоминала школьные годы с веселой нежностью, а у Сары эти воспоминания вызывали острую боль. Если бы кто-нибудь знал, какой одинокой и неуверенной чувствовала она себя тогда, как ей хотелось влиться в толпу одноклассниц! Но ее с самого раннего детства учили скрывать свои чувства.
Еще совсем маленькой Сару взяли на воспитание в богатую семью. Ее приемный отец был состоятельным банкиром, а мать, проводившая время в праздности, не позволяла себе ничего более обременительного, чем переговоры с экономкой относительно распределения гостей за столом. Чарльз и Луиза Сауткотты были людьми очень сдержанными и никогда не позволяли своим эмоциям выплескиваться наружу. Сара не помнила случая, чтобы в доме Сауткоттов спорили или хотя бы разговаривали на повышенных тонах. Неодобрение выражалось здесь леденящим молчанием. Когда Саре исполнилось четыре года, это молчание страшило ее намного сильнее, чем любое самое резкое замечание, что не прошло для нее бесследно.
Как любой ребенок, Сара быстро научилась угождать родителям, предупреждая все их желания и оправдывая ожидания. Грязное лицо или руки, неопрятное платье были непозволительны, не говоря уже о драках, бурном выражении эмоций или слез. В награду за послушание Сара получала все, что хотела. Родители просто нахвалиться на нее не могли. Чтобы она ни сказала или ни сделала, преподносилось ими как нечто совершенно незаурядное. Сколько же ей было, когда она вдруг сообразила, что в ее возрасте странно не иметь друзей?
Вместо них на ее день рождения всегда собиралось много гостей - приглашение в столь респектабельный дом считалось в округе большой честью. Сара же была лишена общения с детьми, не имея возможности побегать и поболтать в компании своих сверстниц. Она посещала привилегированный пансион, но не жила в нем, как другие, а каждый день возвращалась домой, чтобы, не дай Бог, от него не отвыкнуть. А здесь ее всячески лелеяли и оберегали от любого дурного влияния.
Она казалась настолько уравновешенной, что производила впечатление не по годам взрослой девушки. Но на самом деле она была взвинчена до предела. Бесконечно так не могло продолжаться... Жизнь ее была столь же однообразной, как у карточного короля. Идеальная дочь, безупречный послушный подросток, чистенькая, аккуратно одетая, с вежливой улыбкой на губах... Ее передернуло, и она попыталась забыть, что когда-то ей было восемнадцать, двадцать лет.
- Приехали, - сказал Гордон, и это возвратило ее к действительности.
Из настежь раскрытой двери слышались голоса и музыка. Интересно, как сложатся отношения Гордона с Карен?0ни настолько разные. Карей - преуспевающий фотограф, открытый и общительный человек. А Гордон - банкир с чрезвычайно консервативными взглядами и чрезмерным самомнением.
Завидев в холле вольно разодетую толпу, Гордон нахмурился и по-отечески обнял Сару за талию.
- Боюсь, что нам уготован вечер где-нибудь в углу комнаты в клубах сигаретного дыма, - предрек он. - Последний раз я был на подобном сборище еще подростком.
Карен, длинноногая брюнетка, направлялась прямо к ним, оживленно размахивая руками. На ней была умопомрачительно короткая юбка и кружевная блузка в античном стиле, сильно открытая, оставлявшая на обозрение ее гладкую загорело кожу.
- Что так поздно? - поинтересовалась она.
Сара улыбнулась с извиняющимся видом.
- Девушка, которая сидит у меня с детьми, заработалась в библиотеке и совсем забыла о времени. Извини!
- Ничего страшного. Ты прощена. Лучше поздно, чем никогда.
Карен внимательно осмотрела Гордона с головы до ног - аккуратно зачесанные назад волосы, строгий смокинг и острые, как бритва, складки на брюках.
- Полагаю, вы уже в курсе того, что Сару прямо-таки невозможно отвоевать у ее маленьких монстров хотя бы на один вечерок. Ей даже и в голову не приходит, что можно разочек пропустить купание и "Беатрикс Поттер", пожаловалась она Гордону с насмешливой суровостью.
- Вполне понимаю Сару. Родители-одиночки несут на себе двойную ответственность.
Его напыщенность даже несколько разозлила Сару. С какой стати он ее защищает?
- Вы это знаете по собственному опыту? - сухо поинтересовалась Карен.
Гордон надулся.
- В общем, нет, но...
- Познакомьтесь, это Гордон Фринтон... А это Карен Чалмерс, - поторопилась вмешаться Сара, чувствуя, как пальцы Гордона начали отбивать раздраженную дробь у нее на спине. Они вот-вот сцепятся.
Но Карен вдруг ослепительно улыбнулась Гордону.
- Сара мне уже про вас рассказывала, но я не сразу поверила, что вы и есть тот самый Гордон, - загадочно, как всегда в таких случаях, сказала она и решительно положила ему руку на рукав.
- Сари, можешь повесить плащ в шкаф. А мы с Гордоном...
Гордон повернулся к Саре:
- Позволь, я отнесу твой плащ.
- Не валяйте дурака, Гордон, - сладким голоском перебила его Карен. Надо же мне показать вам, где стоят напитки. А быть одновременно в двух местах я просто не могу.
Пришлось Гордону подчиниться. Его прирожденный такт не позволял ему продолжать сопротивление, но его напряженные плечи достаточно красноречиво передавали его состояние. Огромные аметистового цвета глаза Сары засверкали насмешкой. Бедняга Гордон! Чем больше он будет сопротивляться, тем развязнее будет вести себя Карен. Хотя Сара ей уже и говорила, что Гордон - просто случайный знакомый, Карен любила сама все перепроверять.
Раздевшись, Сара огляделась и с облегчением отметила, что просторный, тонущий в полумраке холл вовсе не так переполнен, как ей показалось вначале. Как же давно она не бывала на подобных вечеринках! И если бы она не боялась выглядеть вызывающе грубой, отказав Карен в очередном приглашении, то и сюда бы не пришла. Толпам незнакомцев она предпочитала небольшие компании.
Взрыв мужского хохота вдруг неожиданно заглушил глухой шум разговора, и один голос показался Саре очень знакомым, и она инстинктивно съежилась с расширенными от ужаса зрачками.
На фоне больших, до пола, не задернутых шторами окон резко выделялся силуэт высокого, черноволосого мужчины с мужественным, словно вылепленным скульптором, загоревшим лицом. В следующее мгновенье он уже опустился на подлокотник кремового кожаного кресла. Без сомнения, он был в центре внимания толпы.
Какая-то женщина протиснулась мимо Сары, входя в комнату:
- Боже, неужели это сам?..
Шум в ушах не позволил Саре дослушать до конца ее реплику. Поначалу она не поверила своим глазам, она не хотела верить. Но это был Рафаэль, все такой же неотразимый и незабываемый. Как она ни старалась, как ни гнала от себя бессонными ночами образ этого смуглокожего человека с гибким телом, он приходил к ней во сне.
Около него толпились люди с сосредоточенными лицами. Худощавые руки с золотистой кожей выразительно жестикулировали. Сару как током ударило. Вокруг него возникала какая-то особая физическая аура, радом с ним все остальные мужчины казались просто деревянными. Куда бы он ни шел, он непременно притягивал к себе взгляды женщин. Некоторые смотрели на него открыто, другие - украдкой, а кто-то даже без утайки. Удивительная сила его личности никого не оставляла равнодушным. А это поразительное мужество... горящее, вопиющее, ослепительное. Бог щедро наградил Рафаэля, но даже если бы он и не обладал столь поразительной физической мужской красотой, он все равно не переставал бы привлекать представительниц ее пола. В нем было нечто царственное, сочетавшееся в то же время с естественной непринужденностью и общительностью.
Неожиданно его точеный профиль повернулся прямо к ней. Проницательные глаза сузились, в мгновение окинув ее всю с головы до пят. Светло-коричневые... гипнотизирующие... неотразимые глаза. Запаниковав, она резко повернулась, но все же успела заметить, как помрачнело его мужественное лицо. На неслушающихся, подгибающихся ногах она с трудом протиснулась сквозь толпу в холле и добралась до спасительной спальни Карен.
Ее мутило. Она бросилась в соседнюю ванную комнату, где ее болезненно вывернуло наизнанку. Когда ее немного отпустило и она попыталась отдышаться, ей вдруг пришло в голову, что она, наверное, единственная женщина на свете, вот так реагирующая на Рафаэля.
Да что ты, Сара, ты же такая смелая, такая смелая! Если бы ты только знала, что встретишь его здесь, никакая сила на свете не смогла бы тебя сюда притащить. Но это ведь не трусость, попыталась оправдать она себя. Просто даже и через тысячу лет тебе не забыть пережитой боли. А за пять последних лет ты стала совсем другим человеком, совсем другой женщиной. Ой ли? - поддразнил ее внутренний голос. Вот он там, в окружении роскошных, жаждущих его женщин и завистливых мужчин... а ты вот прячешься здесь, в ванной. Боже милостивый, неужели за эти годы так ничего и не изменилось?
На впавших щеках проступил стыдливый румянец. Она вернулась в спальню. Сила характера и гордость все же взяли в ней верх, хотя ни одно из этих чувств не полыхало в ней олимпийским огнем. Что он здесь делает? А почему бы ему здесь и не быть? У Карен бесчисленное множество знакомых и друзей. Вряд ли есть маломальски значимый в социальном плане человек, кто не знал бы Карен. Но ведь Рафаэль живет за границей. Как всякое пышное тропическое растение, он может благоухать только в теплом солнечном климате.
Она сжала руками виски. Он сейчас уйдет. Он обязательно сейчас уйдет. Даже Рафаэль не настолько бессовестен и бесстрастен, чтобы, увидев ее, оставаться здесь. Ведь ему все-таки напомнили о его двух детях, которых он так никогда и не видел... И даже не пытался увидеть... Все еще дрожа, она заставила себя посмотреться в зеркало. К ее удивлению, шелковистые пшеничные волосы были все еще гладко зачесаны назад, а зеленое на бретельках платье мягко облегало ее фигурку, напоминавшую фарфоровую статуэтку. Агонизирующая боль отражалась только в блеске глаз.
"Ты великолепная маленькая куколка, ты прекрасная принцесса, которых возносят и создают деньги. Куклы не живые, они не дышат, querida (Дорогая (исп.). Так же как и ты", - эхом отозвались в ее памяти насмешливые слова Рафаэля.
Она была отвергнута. Куколка в элегантном костюмчике, в пластиковой стерильной упаковке, с ласкающим взором, но не живая. Именно так чувствовала себя Сара, когда ее жизнь была разбита человеком, которого она любила. И вот теперь она вновь переживала это ощущение.
Дверь в спальню открылась так резко, что Сара вздрогнула.
- Так вот где ты прячешься! И это в мой-то вечер года! Ну и ну! - как всегда, экспрессивно произнесла Карен, закрывая за собой дверь. - Я разобралась за тебя с Гордоном. Я поставила его за стойку бара на кухне, заставила его снять смокинг, чтобы кто-нибудь не принял его за настоящего бармена, и посоветовала ему самому несколько раз приложиться, пока он будет обслуживать других. Он настолько хорошо воспитан, что, бьюсь об заклад, простоит там весь вечер до тех пор, пока ты не освободишь его.
Сара обернулась к подруге, бледная, но вполне владея собой.
- На твоем месте я не стала бы биться об заклад, - язвительно заметила она.
Карен вопросительно на нее посмотрела.
- Как ты себя чувствуешь? Ты белее манишки Гордона.
- У меня немного разболелась голова. Я приняла таблетки.
Соврав, Сара даже покраснела.
- Зная твою привычку к преуменьшениям, можно предположить, что у тебя вот-вот разыграется настоящая мигрень. Приляг-ка ты лучше, - приказала ей Карен на правах хозяйки и, пододвинув себе стул, села. - Я хочу знать про Гордона все.
- Я на самом деле себя уже лучше чувствую, - сказала Сара, присаживаясь в ногах кровати. - Нехорошо оставлять гостей одних.
- Там за баром Гордон; большой братец заботится о напитках, а маленькая сестричка следит за музыкой, - сообщила Карен. - Блюда у нас сегодня все холодные, а столы уже накрыты. Как хозяйке мне нет равных.
- Ты, без сомнения, очень хороший организатор.
- Гордон... - нетерпеливо повторила Карен. - Ты что-то от меня скрываешь. Кто он? Где? Как? От него все это можно узнать, только если его поставить к стене и бросать в него ножи! И даже в этом случае нет гарантии, что он не ограничится просто именем, положением и номером. Как бы то ни было, он выгладит именно так, как этого хотелось бы заботливым маме и папе Сауткоттам, думающим о своей неприкаянной дочери.
Когда мы вернемся назад к гостям, Рафаэля там уже наверняка не будет. Эта уверенность несколько подбодрила Сару и немного ее успокоила.
- Он банкир.
- Так я и знала! - Карен была вне себя от радости. - Я сказала ему, что он брокер, бухгалтер или агент налоговой инспекции. Мне показалось, что ему это почему-то не очень понравилось. Но у него лицо как у банковского сейфа! Если не произойдет никакого чуда, боюсь, что тебе ничего не светит.
Благодаря этому сумасшедшему разговору с Карен Сара постепенно расслаблялась.
- Мы просто друзья. Его совсем недавно перевели сюда из Нью-Йорка. Он вдовец - его жена умерла в прошлом году от лейкемии, - рассказывала она сочувственно. - Само собой разумеется, что он еще не смог через это переступить. Он, наверное, сильно переживает.
Карен была ошеломлена.
- Не может быть! - простонала она. - Придется мне его вытаскивать из бара! Теперь понимаю, почему он так насупился, когда я, неся всякую чушь, почему-то заговорила о похоронном бюро. - Но замешательство Карен быстро прошло, и ее чувственные губы постепенно опять сложились в улыбку. - Но с другой стороны, мне кажется, что Гордон проще смотрит на эти трагические обстоятельства, чем ты думаешь. Он лишь один-единственный раз не выглядел как запертый банковский сейф - и это было, когда я его уводила от тебя. Гордон, дорогуша, уже наполовину в тебя влюблен!
Сара удивленно на нее посмотрела.
- Ничего подобного. Мы едва знакомы. Он провел пару выходных с моими родителями, и мы как-то пообедали вместе, сходили в театр... вот и все.
Карен с сожалением покачала головой.
- Это называется свиданиями, Сара. Ты просто еще этого не поняла.
- Ты сама ничего не понимаешь, - запротестовала Сара, чувствуя себя не в своей тарелке.
- Случайные знакомства временами бывают очень опасны, - усмехнулась Карен. - А ты слишком красива, чтобы внушать только платонические чувства. Да в чем, собственно, проблема?
- Мы с Гордоном были достаточно откровенны друг с другом, Карен. Саре стоило некоторого труда сохранять на лице беспечную улыбку. Чувства не интересуют ни его, ни меня. Он мне нравится, но, поверь, не больше того.
- Он красив, преуспевает и свободен, а тебе он просто нравится? - Карен была возмущена. - Что же мне с тобой делать? Да та ли это девчонка, что поставила всю школу на уши, когда в выпускном классе сбежала с каким-то иностранцем, не обращая внимания на то, что он ей не ровня? В тебе была изюминка, дорогая. Так что же случилось с твоей рисковой страстью и непредсказуемостью?
Лицо у Сары окаменело, краска вновь схлынула с него.
- Я просто повзрослела, - с трудом пробормотала она.
- Нет, ты просто себя похоронила, - возразила Карен. - Послушай, я никогда тебя не выспрашивала... по крайней мере не очень-то уж тебе надоедала расспросами о твоем столь трагическом замужестве. Я понимаю, что тебе это причинило много боли - даже сейчас ты еще не можешь об этом говорить. Но пойми, жизнь не сводится только к материнству, Сара. В конце концов, все мы можем один раз поскользнуться. В первом раунде тебе явно достался призовой подлец. Ну так что же? Не думаю, что в восемнадцать лет и я могла бы выбрать кого-нибудь получше, но нельзя же из-за одной неудачи отгораживаться от всего на свете!
- Лекция закончена? - быстро спросила Сара.
Стоило Карен выпить рюмку-другую, как она тут же начинала всех поучать. К сожалению, в данном случае Карен не имела ни малейшего представления, о чем говорит.
Бросив довольно грубое словечко, Карен подошла к зеркалу, чтобы поправить помаду.
- Ты просто сама не понимаешь, как тебе повезло. Гордон настоящий душка. Я сразу положила на него глаз!
Сара скривила крепко сжатые губы.
- Можешь забирать его себе.
Карен скосила на нее глаза.
- Да для этого мне понадобились бы веревка и крюк. Он уже несвободен. И как специально создан для тебя. Дай ему шанс, хотя бы один.
А что, если Гордон действительно ждет этого шанса? - впервые подумала Сара и забеспокоилась. Неужели Карен права? Ее подруга очень хорошо разбирается в людях. Частенько ее резкие суждения попадают прямо в точку. Если Карен и на этот раз не ошибается, то придется прекратить всякое общение с Гордоном.
- Бог ты мой! Голова дырявая! - засуетилась вдруг Карен, смешно раскрывая глаза.

Крещение огнем - Линн Грэхем => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Крещение огнем на этом сайте нельзя.
 Святая грешница http://litkafe.ru/writer/13443/books/57966/mill_per/svyataya_greshnitsa